'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА 11:17, добрый день еще раз, это радиостанция «Эхо Москвы», у микрофона Ксения Ларина. И в гостях у нас сегодня в нашей телевизионной радиопрограмме «Человеком из телевизора» будет Виталий Манский режиссер-документалист. Здравствуйте, Виталий.
В. МАНСКИЙ Доброе утро.
К. ЛАРИНА Здесь у меня есть фильмография ваша. Я хочу нашим слушателям, может быть, напомнить некоторые ваши работы. Всего сколько фильмов-то у вас?
В. МАНСКИЙ Много.
К. ЛАРИНА Ну сколько? Неужели не считаете?
В. МАНСКИЙ Да, не считаю.
К. ЛАРИНА Все, уже зашкалило.
В. МАНСКИЙ Я просто не знаю, что считать за фильм теперь.
К. ЛАРИНА Кстати, это тоже вопрос, на который мы постараемся сегодня ответить, что такое документальное кино. Итак, фильмы Виталия Манского. Я начну с 86 года, то, что дает нам Интернет: «Собаки», «Финиш», «Бумеранг», «Парк культуры», дальше уже 90-е: «Еврейское счастье», «Этюды о любви (Иосиф, Ева и Адольф)», «Тело Ленина», скандальное кино 92 года, «Имперские сны», «Этюды о любви», еще одни, 93 года, 94-й «Москва Берлин. Дорога назад», «Этюды о любви (Новые времена)» 96 года, , 99-й «Частные хроники. Монолог», по-моему, этот фильм даже получил что-то у нас в России.
В. МАНСКИЙ Ну да, он получил что-то.
К. ЛАРИНА Я помню, что безумно понравилось это сочетание любительских кадров с такой замечательной манерой закадрового текста, интонации Цикало, по-моему, Саша это делал.
В. МАНСКИЙ Да.
К. ЛАРИНА «Ельцин. Другая жизнь», пошли политики в 2001 году, «Горбачев. После империи», «Путин. Високосный год». Это то, что здесь у меня есть, заканчивая 2001 годом. На самом деле, еще что-то было, до «Тату» еще что-то же было.
В. МАНСКИЙ Да, до «Тату» еще был фильм, такой европейский проект «Бродвей. Черное море». Это большой кинопроект, на пленке сделанный фильм. Ну и много на телевидении. Я не случайно путано ответил, сколько у меня фильмов, потому что на телевидении как-то делаешь какие-то работы, которые потом не понимаешь, как их назвать, фильмом, программой или вообще не вспоминать, или вспоминать, как кошмарный сон.
К. ЛАРИНА Вот, кстати, вопрос, который я хотела вам задать. Я напомню нашим слушателям, что на ваши вопросы Виталий, конечно же, тоже будет отвечать, наш пейджер 961-22-22, для абонента «Эхо Москвы», телефон прямого эфира 203-19-22, я думаю, что мы несколько звонков успеем послушать. А вопрос у меня такой. Чем все-таки документальный фильм, именно фильм, отличается от телевизионной программы? Потому что, судя по тому, что нам дает программа телевизионная, сетка, документального кино, как грязи, на всех каналах, все делают фильмы документальные. Но смотришь и понимаешь нет, скорее всего, это все-таки не фильм, это передача.
В. МАНСКИЙ Да, мы говорим Ленин, подразумеваем партия.
К. ЛАРИНА Для вас есть какие-то четкие критерии?
В. МАНСКИЙ Совершенно очевидно. Это как фуагра и фаст-фуд. Т.е. фаст-фуд это тоже пища, но, безусловно, это Одним словом, то, что показывает телевидение, это телевизионная документальная программа, т.е. она замешана на неких законах, выработанных кинематографом, но, безусловно, таковым не является. И нельзя предъявлять, по сути, к этой продукции и требований кинематографических, потому что, прежде всего, экономически это очень дешевый продукт, по временным составляющим, это нужно делать на потоке, в месяц по одной видите, даже говорю по одной, а не по одному и так далее. Т.е. это некие такие продукты, очень похожие на документальное кино, но, в общем, конечно же, являющиеся документальной телевизионной программой. И кстати сказать, во всем мире, не стесняясь, так и объявляют зрителю посмотрите телевизионную программу. У нас как-то происходит эта подмена. Но это, мне кажется, не столь страшно и вообще временно. Потому что у нас еще 5 лет назад вообще не было документальных программ на телевидении, у нас все было заполонено «мылом» мексиканским, потом нашим, играми. Сейчас все-таки что-то стало происходить в этом плане.
К. ЛАРИНА Давайте еще справедливости ради вспомним, что канал НТВ, тот самый, старый, первый канал НТВ, он как раз и был, как мне кажется, родоначальником этого жанра, то, что сейчас мы условно называем профессия репортер или как угодно, то, что сейчас растиражировано на всех каналах. Они первыми начали это делать, задействовали своих корреспондентов, своих ведущих в качестве авторов таких телевизионных документальных программ. Мне кажется, это очень важно, начало такого нового периода документалистики на телевидении.
В. МАНСКИЙ Да, пожалуй.
К. ЛАРИНА А если говорить о кинотеатрах. Сегодня еще не настало время, когда люди отправятся и купят билет на документальный фильм в кинотеатр?
В. МАНСКИЙ Вы очень правильно поставили вопрос. Люди купят билет. Значит, когда люди захотят купить билет, они купят, и в свободной экономической ситуации, я думаю, моментально возникнет предложение. Но только после того, как возникнет спрос, а не наоборот. Т.е. какую рекламную кампанию ни устраивай, какие да хоть бесплатно раздавай эти билеты, если человек не захочет, он не пойдет. Мне кажется, что сейчас время такое не настало. И не думаю, что оно в ближайшее время настанет в России.
К. ЛАРИНА Почему?
В. МАНСКИЙ Потому что мы еще должны покушать то, что нам мы должны насытиться тем, что нам дало нам это новое время, хотя ему уже 10 лет, мы вчера отпраздновали 10-летие этой Конституции ельцинской, новой России. Нужно накушаться. Может быть, вот наши дети уже пойдут. У меня уже дочь у меня клянчила деньги, кто-то приезжал, мне было жутко приятно
К. ЛАРИНА Неожиданно. Я, кстати, сейчас стала вспоминать, когда я последний раз была в кино на документальном фильме. Это было сто лет назад, когда я ходила на фильм, по-моему, Франка, вы наверняка его помните, про камеру смертников, который меня совершенно потряс, но это был, действительно, бум в Москве, я помню, что все на него ходили.
В. МАНСКИЙ Вы знаете, мы жили в сжатой пружине такой, и было достаточно маленькую щелку найти, чтобы туда мы ринулись. Действительно, были очереди на «Легко ли быть молодым?». Но сегодня, я вас уверяю, какая бы ни была документальная картина, она не соберет у нее не будет прокатной судьбы в кинотеатре.
К. ЛАРИНА А Говорухина тогда давайте вспомним, его публицистическое кино, на которое просто ломился народ. «Так жить нельзя», «Россия, которую мы потеряли»
В. МАНСКИЙ Так ведь и очередь была в «Макдональдс», сейчас ее нет.
К. ЛАРИНА Так сравниваете
В. МАНСКИЙ Я все-таки так сравниваю, потому что И я вам скажу, какая вообще на телевидении происходит любопытная штука. Вот сейчас 4-й год уже я, как член жюри премии документальной «Лавр», смотрю работы, которые присылаются со всей России, телевизионные работы, даже нет, я так скажу, документальные работы. Так вот что интересно. С каждым годом документального кино становится все меньше, а телевизионного документального кино становится все больше. Но вот как были там 5-6 человек, такие сибариты, делающие документальное кино, так они и остались, и, в общем, новых людей в этом плане не наблюдается. Зато появляется очень много хороших, действительно, делателей телевизионных документальных продуктов, которые практически сложно понять, где кто делает, какой канал, все это настолько становится похоже, унифицировано. Сказать, что это плохо, не скажу, потому что, в общем, я же как-то телевизионный продюсер и сам делаю то же самое. Но для того, чтобы зрителя вообще привлечь, привлечь его внимание к документальной картине, к документальному фильму, для этого необходимо зрителя заставить потратить какую-то личную энергию, включить некую силу воли, для того чтобы он поучаствовал в некоем процессе. У телеэкрана, я считаю, это возможно. Конечно, в какие-то такие достаточно определенные часы, после нолей, как правило. А уж его отвести в кинозал
К. ЛАРИНА Это практически нереально сейчас, да?
В. МАНСКИЙ Да.
К. ЛАРИНА Ну вот вчера фильм «Анатомия «Тату» Так он называется?
В. МАНСКИЙ Да.
К. ЛАРИНА Был показан на первом развлекательном канале СТС. Кстати, я почему-то в программе его не обнаружила. Или он был в сетке?
В. МАНСКИЙ Он был в программе.
К. ЛАРИНА Потому что я знала, что он будет показан, не понимала, в какое время, но вот попала на это кино. На меня все это произвело чудовищное, конечно, впечатление. Не ваша личная работа, а вот как я сама себе думала, так оно и оказалось. И вас может быть, я не права, но я читала всякие отзывы ваших коллег или критиков так называемых часто упрекают в том, что вы практически снимаете такое home-video, голый человек на голой земле, никаких прибамбасов, все как оно есть.
В. МАНСКИЙ Реальное кино называется.
К. ЛАРИНА Камера ходит в глазу за человеком и все. Наверное, в этом приеме есть какой-то смысл, особенно когда речь о так называемых культовых фигурах, вот тут-то все оно та самая магия и ее разоблачение. Вы ставили перед собой такую задачу, если мы говорим о фильме «Анатомия «Тату»? Или все-таки вы хотели сказать о чем-то прекрасном, белом и пушистом?
В. МАНСКИЙ Реальность всегда является разоблачением, всегда. Потому что мы все, каждый человек создает имидж, который всегда не является реальностью. Но слово «разоблачение» не разоблачительно и не уничижительно, на мой взгляд, оно все же создает некий вы знаете, мне кажется, что это, на самом деле, летопись, летопись времени. Потому как, скажем, на мой взгляд, великая картина Лени Рифеншталь «Триумф воли», она же тоже была абсолютно замешана на реальности, она как бы не была тогда никаким разоблачением, а сейчас она смотрится принципиально иначе. Вот абсолютно та же картина смотрится абсолютно иначе.
К. ЛАРИНА Как и «Обыкновенный фашизм».
В. МАНСКИЙ Как, впрочем, и «Обыкновенный фашизм». Поэтому мне интересно жить в своем времени, делать некие реальные слепки этого времени, и, может быть, они являются очень реальными, а поэтому и разоблачительными. Но никакого политического или, так скажем, такого надсмысла я сегодня не хотел бы в это вкладывать. Оставить все для
К. ЛАРИНА Потомков, для истории.
В. МАНСКИЙ Конечно. Скажем скромно.
К. ЛАРИНА Сейчас у нас новости короткие, потом мы продолжим наш разговор и посмотрим, какие вопросы вы нам задаете. Еще раз напомню пейджер, 961-22-22, для абонента «Эхо Москвы».

К. ЛАРИНА Напомню, что у нас в гостях режиссер-документалист Виталий Манский. Вчера на канале СТС многие из вас видели фильм нашего гостя «Анатомия «Тату». И я смотрю на наш пейджер, здесь много отзывов, есть и вопросы. Давайте я все подряд прочитаю, а там уж поглядим. «Фильм о «Тату» оставляет тяжелое впечатление. Странно, что люди, добившиеся успеха, взрослые дети, выглядят такими неумными и несчастными», говорит Тимур. «Снимите, пожалуйста, фильм об Игоре Моисееве», просит Юля из Новосибирска. «У нас раньше был хороший киножурнал «Новости дня», который следовало бы возродить», считает Александр. «Вчера поздно вечером шел по каналу «Культура», кстати, да, я этот фильм тоже смотрела после вашего «Мария Калласс», документальный фильм. Этот фильм производит более сильное впечатление, чем любой художественный фильм. Хотелось услышать комментарий вашего гостя», просит Зинаида Серафимовна. Что скажете?
В. МАНСКИЙ Да я и свой-то фильм вчера не смотрел по телевизору. С удовольствием в единственный выходной день лег пораньше спать. Хотя меня просто разбудили звонками потом.
К. ЛАРИНА После кино.
В. МАНСКИЙ Да. Но все равно я уже не спустился к телевизору.
К. ЛАРИНА Но «Калласс» вы не смотрели раньше?
В. МАНСКИЙ Раньше нет, не видел.
К. ЛАРИНА Фильм замечательный, я его купила на видео, он у меня есть, великолепно сделанный фильм, учитывая, что не так много хроники с Марией Калласс, и учитывая, что судьба такая потрясающая, действительно, сильное впечатление, я согласна с нашей слушательницей. «Что вы думаете о документальном фильме «Птицы»?» спрашивает Лариса.
В. МАНСКИЙ Очень неожиданно хороший вопрос. Дело в том, что документальный фильм «Птицы» практически не является документальным. Потому что эти птицы были рождены специально для создания этого фильма. Эти птицы в тот момент, когда они вылупливались из яйца, вместо мамы-птицы им предлагался человек в желтом комбинезоне, за которым они следовали, в дальнейшем сделали дельтапланы с желтыми крыльями, за которыми эти птицы летали, т.е. это, по сути
К. ЛАРИНА Постановочное кино.
В. МАНСКИЙ Постановочное кино про якобы реальных птиц. Т.е. это некий такой образ нашего советского документального кино, где людей, которые вылупливались из яйца, превращали в птиц, которые ходили за красным знаменем. И потом из этих людей делали фильмы, которые делали видимость документальности всеобщего социалистического счастья. Это можно в равной степени перенести и на капиталистическое счастье, потому что дурят мозги по обе стороны океана людям. И сейчас в Америке, кстати, с демократией, может быть, даже похуже, чем в России. Но это так, «а пропо», что называется. Но эта картина, на мой взгляд, документальной не является, хотя совершенно потрясающе выглядит.
К. ЛАРИНА «Нам нужна правда, говорит Ирина. Но кто вам позволит сейчас ее показать».
В. МАНСКИЙ Вы знаете, правда ведь такая штука, которая это не скоропортящийся товар. Поэтому вполне можно сегодня эту правду зафиксировать, а потом когда-нибудь, может быть, даже в другом месте, эту правду показать. Другой вопрос, все ли хотят быть теми диссидентами, которые Но это другой вопрос.
К. ЛАРИНА Смотрели ли вы фильм, который продюсировал Борис Абрамович Березовский? Как он называется? «Взорванная Россия», что-то типа того.
В. МАНСКИЙ Про гексоген? Смотрел.
К. ЛАРИНА Это документальное кино или это провокация?
В. МАНСКИЙ Нет, документальное кино тоже может быть провокацией, в документальном кино много провокаций. Но это некая пиар-акция, сделанная языком и способами документального кино.
К. ЛАРИНА А правильно ли сделали, что не показали ее ни по одному каналу?
В. МАНСКИЙ Нет, я думаю, неправильно. Я считаю, что показывать нужно все, другой вопрос когда и где. И нужно больше доверять зрителю, тире народу. Но понимаете, насчет доверия, насчет того, что показывается по телевидению, у меня, что называется, наболело, я только вернулся из Японии, где внимательно смотрел их телевидение. Это не первая поездка, но вот как-то в этот раз И вернувшись тут же у нас выборы, как-то вот наш телевизор посмотрел. Вот ведь какая штука. Японское телевидение это практически сплошной «Аншлаг».
К. ЛАРИНА В смысле? Вот наш «Аншлаг»?
В. МАНСКИЙ Наш «Аншлаг».
К. ЛАРИНА Развлекательное, да?
В. МАНСКИЙ Такой способ грубое слово знаю, а негрубое не знаю.
К. ЛАРИНА Расскажите, расшифруйте.
В. МАНСКИЙ Людям, короче говоря, вынимают мозги. Вообще телевидение ведь вынимает мозги, а не вставляет.
К. ЛАРИНА Почему? Есть хорошие вещи, которые и вставляют мозги тоже.
В. МАНСКИЙ Очень редко.
К. ЛАРИНА Вправляют, что называется.
В. МАНСКИЙ Очень редко. И как правило, у этих программ недолгая судьба, так вот показывает О грустном. Даже шоу Такеши Китано это, понимаете, по сравнению с ним программа Якубовича «Поле чудес» просто высшая математика. Т.е. он ведет, знаете, это как у нас Тарковский вел бы, я не знаю, что-нибудь Петросян что там ведет?
К. ЛАРИНА «Смехопанорама».
В. МАНСКИЙ Вот. И они, японцы, создали такую социальную диктатуру, где личность человека вообще ничего у них не значит, где человек робот, что робот, что человек там практически все равно. Поэтому, кстати, культы у них быстро возникают. Вот у нас телевидение тоже, мне кажется, несколько в эту сторону стало поворачивать в последнее время. Поэтому так много Вчера крутил каналы сплошняком юмор.
К. ЛАРИНА Так это каждые выходные происходит.
В. МАНСКИЙ Да?
К. ЛАРИНА С ужасом ждем праздников.
В. МАНСКИЙ У меня давно выходных не было, а вчера вот были. Я посмотрел и мне как-то стало не по себе.
К. ЛАРИНА С ужасом ждем праздников, потому что этот «джентльменский набор», который нас будет преследовать, из всех дыр, начиная с Баскова и Киркорова, заканчивая всеми юмористами всеми взятыми.
В. МАНСКИЙ А вот первый развлекательный показал «Анатомию «Тату».
К. ЛАРИНА И правильно сделал. Вот вопрос, который я вам задавала во время новостей. Я знала, что он придет от наших слушателей. «Можно ли купить документальные фильмы на видеокассетах?» спрашивает Марина. Какие-то можно, а вот фильмы нашего гостя, наверное, нельзя.
В. МАНСКИЙ Если поискать, можно, у меня есть контракты по нескольким фильмам. Но пока как индустрия опять же, да и, в общем, особо-то нигде нет, но я лично просто собираю фильмы любимые документальные. Сбор этих фильмов очень много времени отнимает, потому что это такая целенаправленная работа.
К. ЛАРИНА «Уважаемый Виталий, спрашивает Анна, что заставило вас сделать фильм о двух президентах России, Путине и Ельцине?» Что или кто?
В. МАНСКИЙ Могу сказать точно, что никто. Вообще говоря, меня очень сложно заставить что-либо делать. Искренний интерес. Кстати, не о двух, а о трех.
К. ЛАРИНА Еще Горбачев.
В. МАНСКИЙ Искренний интерес к этим людям в эти периоды времени. И вообще говоря, я руководствуюсь всегда при выборе тем интересом. А интерес это что-то такое вот лампочка зажигается, и интуиция, что ли, не знаю, она меня практически никогда не подводила. Единственное, я не всегда мог на свой интерес откликнуться. Вот, скажем, весь сентябрь почему-то, практически чуть ли ни каждый день мне внутренний голос говорил: «Начитай снимать фильм о Ходорковском». Я спрашивал свой внутренний голос: «Аргументируй, почему я должен».
К. ЛАРИНА Может быть, этот был не внутренний голос.
В. МАНСКИЙ А потом как-то так стремительно события закрутились, что и не успел.
К. ЛАРИНА Тогда давайте немножко поговорим про Ельцина и Путина. Я, правда, тут могу сказать о ельцинском фильме, потому что его я видела. Кстати, о постановке. Там вообще были какие-то постановочные вещи?
В. МАНСКИЙ Нет, ни одного кадра.
К. ЛАРИНА Серьезно?
В. МАНСКИЙ Нет, один кадр был постановочный. Это когда в Германии я просто практически лег под номером Бориса Николаевича, просто очень попросил посидеть на лавочке в парке. Он согласился. Собственно говоря, он относительно постановочный. Потому что когда он сел на лавочку, уже дальше пошла реальность.
К. ЛАРИНА Как быстро люди привыкают к присутствию камеры, если вы работаете в квартире, в доме, в частной жизни практически?
В. МАНСКИЙ Я думаю, при хорошем раскладе минут 5-10.
К. ЛАРИНА Очень быстро. И в основном ведут себя естественно абсолютно.
В. МАНСКИЙ А потому что я работаю один.
К. ЛАРИНА Т.е. никакая там группа не ходит, не топчет ковры.
В. МАНСКИЙ Никогда. Захожу один. И практически и ведь захожу с включенной камерой всегда.
К. ЛАРИНА Но здесь ведь все на полном доверии должно строиться.
В. МАНСКИЙ Абсолютно.
К. ЛАРИНА Ведь, наверное, какая-то предварительная работа долгая ведется?
В. МАНСКИЙ Абсолютно. Либо доверие, либо контрактные отношения. Т.е. вот, скажем, с «Тату» я сначала подписал контракты, а потом начал снимать.
К. ЛАРИНА Были какие-нибудь табу у «Тату»?
В. МАНСКИЙ Как это ни странно, были. Вы знаете, это настолько открытые люди, настолько смелые, настолько провокационные, а потом вдруг, когда уже картина была сделана, появилось как бы пожелание, не назову претензии, но таких жестких пожеланий больше, чем, вы знаете, в картинах с президентами. Но я как там, так и там на эти пожелания
К. ЛАРИНА Ни на какие компромиссы не шли.
В. МАНСКИЙ Пошел на один компромисс, просто уже там очень жестко продюсер «Тату», шантажируя будущими отношениями дружескими, потребовал изъять 17 секунд в финале фильма. Я это пока сделал.
К. ЛАРИНА Но держите при себе.
В. МАНСКИЙ Но держу, конечно, при себе. Потом, когда это либо станет реальностью, либо станет для них не столь актуально, я их верну.
К. ЛАРИНА А что вы можете сказать теперь о власти, человеке? Вот вопрос, который занимает все население, все человечество на протяжении многих миллионов лет. Что происходит с человеком, когда он получает власть? Поскольку вы так близко следили за частной жизнью троих президентов, как минимум, наверняка какие-то мысли по этому поводу у вас возникли.
В. МАНСКИЙ Должна быть очень большая сила воли, чтобы, обладая властью, остаться человеком. Очень большая сила воли. Потому что все, что начинает тебя окружать, делает все для того, чтобы ты перестал быть нормальным человеком. Абсолютно все. Вы знаете, это как, допустим, на Севере год за три, я знаю. Это даже, мне кажется, день-то удержаться, не сорваться тяжело, а 4 года это почти невозможно, 8 лет это уже А когда 12, мы же видим, что происходит. Вот как только человек три срока, я ни одного, кстати Я не историк, может быть, историки позвонят и поправят меня, но не знаю ни одного демократа, кто бы 12 лет был наверху
К. ЛАРИНА Демократом.
В. МАНСКИЙ Да, демократом.
К. ЛАРИНА Вопрос к вам вновь по поводу Discovery. «Это передача или документальные фильмы?» спрашивает Алексей.
В. МАНСКИЙ Это телевизионные программы. Очень качественные телевизионные программы, телевизионные документальные программы.
К. ЛАРИНА «Так вы соглашаетесь с тем, что сегодня показать правду в России нельзя?» уточняет Яна.
В. МАНСКИЙ Почему? Можно. Можно показать правду о погоде, например. Можно показать правду об огромном спектре проблем. Что наш слушатель подразумевает под правдой, он может сформулировать точнее?
К. ЛАРИНА Я могу, допустим, фантазировать, наверняка многим будет интересно посмотреть, как делались выборы 2003 года. Потому что про 96-й год уже много чего наснято и показали, как это делалось в 96 году
В. МАНСКИЙ Да что вы говорите? Наснято и показали? Я не видел.
К. ЛАРИНА Что-то показали.
В. МАНСКИЙ Что-то показали? Да? Да ладно, ну что вы.
К. ЛАРИНА Ну что-то у меня перед глазами какое-то совещалово стоит, там, я помню, Гусинский, Чубайс Это все цветочки. Мы ж наивные люди, зрители, боже мой. «Расскажите, пожалуйста, как вы относитесь к работам режиссера Потиевского. Почему так редко идут его фильмы?» спрашивает Антонина.
В. МАНСКИЙ Евгений Потиевский замечательный режиссер, один из немногих людей, преданных профессии. То, что не идут его фильмы Именно потому что он такой. А что касается выборов, вернемся, вы знаете, это все определяет климат в стране. Самые демократические документальные фильмы в Америке были при Кеннеди, потом был еще небольшой всплеск демократического как бы, открытого, у них это называлось как же, господи, не киноправда, это у Вертова киноправда уже забыл
К. ЛАРИНА Неважно.
В. МАНСКИЙ При Клинтоне. Сейчас, конечно, ничего подобного. Вот при Клинтоне, кстати, была картина «Военная комната» о выборах. Если у нас появится картина о, скажем, вполне предсказуемых, поэтому для власти совершенно безопасных выборах президентских, но если появится честная, открытая картина, еще раз подчеркиваю, ничем не способная помешать предсказуемому развитию событий, это все же будет хорошим сигналом об общем
К. ЛАРИНА Сейчас народ у нас увлечен книжкой Елены Трегубовой «Байки кремлевского диггера». Я хочу вам задать вопрос, который там поднимается, в этой книге, по-моему, устами Валентина Юмашева, он там говорит в каком-то разговоре автору книжки, что народу совсем не нужно знать всю правду про то, что происходит за кулисами власти. Не нужно, и журналистам тоже не нужно, говорит он. Вот вы согласны? Нужно все знать или нет?
В. МАНСКИЙ Так я же вам сказал про японское телевидение, которое так и считает.
К. ЛАРИНА Не нужно.
В. МАНСКИЙ Понимаете, я считаю, что правду знать правда должна быть доступна, а человек сам определит для себя
К. ЛАРИНА Что мне с этим делать.
В. МАНСКИЙ Нужно мне это знать или нет. Но я, кстати, коль скоро вы эту книгу вспомнили, а я ведь тоже снимал в Кремле, я хочу сказать свое мнение по поводу этой книги.
К. ЛАРИНА Пожалуйста.
В. МАНСКИЙ Мне кажется, что не нужно, неправильно самому человеку, кто там находился, делать эти так называемые разоблачения. Вот, допустим, я делал картины в Кремле о президентах, но даже если у меня изменится отношение к кому-то из своих героев, я не считаю вправе перемонтировать эти фильмы. Кто-то другой может это взять как хронику. Как, скажем, из «300-летия империи Романовых» переделали «Падение империи». Это вперед и с песней. Но сам автор, сам человек, он сделал
К. ЛАРИНА Конкретный момент, да?
В. МАНСКИЙ Да. И всё. Поэтому такое вот переписывание, т.е. поднять ее публикации того времени, такое переписывание собственных
К. ЛАРИНА Своего дневника, да?
В. МАНСКИЙ Да, вот переписывание своего дневника, пожалуй, это неправильно.
К. ЛАРИНА Я почему вспомнила аналогию с дневником. Поскольку много было споров, опять же если мы говорим о книгах, о книге Валерия Золотухина «Таганский дневник». Он же всю жизнь дневники ведет, начиная с 3-летнего возраста. Вот как раз говорили об этом многие читатели, что надо ли было так оставлять. Потому что там есть очень нелицеприятные вещи, сказанные, допустим, в 67 году, а, не знаю, в 91-м совсем другое мнение об этом человеке. Он не исправил ни буквы. Наверное, он прав, если речь идет о такой литературе, о таком эффекте присутствия. Еще вопросы от наших слушателей. Вадим спрашивает вас: «Не думаете ли вы, что упрощение ТВ  глобальная тенденция? Например, за три года BBC, по-моему, лучшее ТВ в мире, стало очень похоже на современное российское, т.е. снизило свой уровень».
В. МАНСКИЙ Не специалист.
К. ЛАРИНА Аня спрашивает: «Телевидение какой страны самое интересное, по вашему мнению?»
В. МАНСКИЙ Мне лично нравится французское телевидение. Немецкое отчасти. Конечно, не итальянское. Европейское, скажем так, европейское телевидение, оно наиболее интересное.
К. ЛАРИНА «Виталий, не пугает ли вас, что вы стали конъюнктурным автором, реагирующим только на горячие темы и известных людей?» спрашивает Лена.
В. МАНСКИЙ Это не так. Просто я такой трудоголик и живу, исключительно снимая кино. Просто какие-то картины, которые являются конъюнктурными, сразу доходят до зрителя и становятся общедоступными и общеизвестными. А картины, как, допустим, «Бродвей. Черное море», их вот, бьюсь об заклад, вообще никто и не видел из тех, кто сейчас слушает нас с вами.
К. ЛАРИНА «Как вы относитесь к фактическим и историческим ошибкам, которые встречаются в документальном кино, особенно на Discovery?» спрашивает Сергей.
В. МАНСКИЙ Ну так же, как к любым ошибкам, опечаткам и прочим. И потом, ведь на Discovery, нужно иметь в виду, кто смотрит этот канал, там ведь очень много упрощений. Вот я опять же вчера смотрел на Discovery какую-то картину о тоталитарных режимах. Вы знаете, это вообще, по-моему, для
К. ЛАРИНА Нормального человека
В. МАНСКИЙ Ну просто на уровне дважды два четыре.
К. ЛАРИНА Детская программка.
В. МАНСКИЙ Абсолютно.
К. ЛАРИНА Последний вопрос, уже от меня вновь. Естественно, касается ближайших премьер ваших, Виталий. Что у вас в планах ближайших? Может быть, скажете.
В. МАНСКИЙ Сейчас я решил попробовать себя в жанре реалити-шоу и запускаю
К. ЛАРИНА «За стеклом»?
В. МАНСКИЙ Да, запускаю «За стеклом», где за стеклом будет группа «Тату».
К. ЛАРИНА «Тату»? Т.е. вы их полюбили надолго.
В. МАНСКИЙ Я их полюбил еще на три месяца.
К. ЛАРИНА Боже мой. А куда вы их поселите?
В. МАНСКИЙ В гостинице «Пекин» на верхнем этаже, в такой огромной стеклянной комнате 200-метровой, с потолками 15-метровыми, в течение 3 месяцев они будут записывать свой новый альбом, это будет предметом реалити-шоу.
К. ЛАРИНА Они же матом ругаются все время.
В. МАНСКИЙ Матом ругаются. Но будут ругаться, наверное, меньше, будем запикивать. И потом они как-то тоже работу над собой ведут. И параллельно работаю над очень важной для меня картиной, картиной о чувстве родины в глобальном мире. Изменилось ли чувство родины
К. ЛАРИНА Патриотизм? Госзаказ?
В. МАНСКИЙ Боже упаси. Никакой не госзаказ. Вообще хочу снимать в Израиле про своих одноклассников. У меня из моего класса, из 30 человек уехало 25 человек за границу. Вот хочу снять картину о том, что такое родина.
К. ЛАРИНА Об их судьбах.
В. МАНСКИЙ Это совершенно не госзаказ. Государство, как всегда, не даст на это ни копейки. Прошу деньги в Германии, Франции и прочих странах, где как раз любят мои фильмы, которые в России, собственно, никто и не видел.
К. ЛАРИНА На самом деле, почему не видели? Когда показывают, то видят, слава богу.
В. МАНСКИЙ А что показывают, то и видят. А то, что не показывают, то и хорошо.
К. ЛАРИНА Спасибо вам большое. Виталий Манский сегодня отвечал на ваши вопросы. Желаем вам удаче. Не знаю как «Тату», но насчет чувства родины, мне было бы интересно посмотреть на эту работу.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире