'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА 11:20, наша телевизионная радиопрограмма начинается, сегодня в гостях у нас человек из телевизора, хотя он не только из телевизора, как мы сейчас поняли вместе с нашим гостем, человек отовсюду, я вспомнила, был такой фильм у Рязанова «Человек ниоткуда», а вот Генрих Боровик человек отовсюду. Здравствуйте, Генрих Аверьянович.
Г. БОРОВИК Здравствуйте, Ксюша.
К. ЛАРИНА И из литературы, и журналистики, и из телевизора, и из тележурналистики, из публицистики, из театра, конечно, и вообще человек.
Г. БОРОВИК Только не пою.
К. ЛАРИНА Подождите, еще не вечер. Во-первых, я помню, чем закончился наш с вами последний по времени разговор, когда мы с вами встречались в том сезоне, когда я сказала вам Генрих Аверьянович, когда же вы напишите книгу? Мой вопрос остался без ответа.
Г. БОРОВИК Ксюшенька, милая, если бы я знал ответ на этот вопрос, который меня, кстати, мучает, то я бы, безусловно, вам сказал, хотя, как говорил Хемингуэй, не надо рассказывать о своих творческих планах вслух, потому что их можно выговорить в воздух. Но мне нечего выговаривать, потому что книжка еще не написана, хотя она написана, потому что просто надо собрать, не хватает времени. Я занимался римейком своих телевизионных передач, которые я делал на канале «Культура», показал 2 цикла по ТВС. Один цикл назывался «Большой театр товарища И.В. Сталина».
К. ЛАРИНА Да, кстати, очень актуально звучит в связи с исчезновением ТВС, ваш цикл про театр Сталина был пророческим.
Г. БОРОВИК А второй цикл был о Керенском, «Три тайны Керенского жизнь, любовь, смерть», о моей встрече с ним. Конечно, не в связи с этим. После этого вскорости ТВС закрыли, и мой договор с ними погорел. Поэтому сейчас мы ведем переговоры в разных местах, как и чем это закончится.
К. ЛАРИНА А что бы вы хотели делать? Я конечно понимаю, что у вас есть какие-то конкретные телевизионные планы.
Г. БОРОВИК Очень много. Опять же, Хемингуэй, которого и Тема, и я, все считают великим, он говорил, не надо говорить о своих творческих планах. Я конечно хотел бы закончить свой цикл программ «Встречи с 20 веком», это встречи с людьми 20-го века, с которыми мне посчастливилось встречаться. Вы знаете, я никогда не собирал коллекцию из встреч, но так сложилась жизнь, как говорится, беспокойная, жизненная судьба меня свела с чрезвычайно интересными людьми. Я уже упоминал Керенского, тот же Хемингуэй, с которым я рыбачил, это была его последняя рыбалка, на шхуне «Пилар» в 60 году на Кубе, это и мать Тереза, и папа римский, Норман Мейлер.
К. ЛАРИНА Генрих Аверьянович, вы перечисляете такие имена, Норман Мейлер, конечно, смотрите, телевизор это телевизор, это ушло, мы поговорили с вами и ушло. А если это в печатном виде, это же такую книгу издать. Хорошо, если вы не хотите писать мемуары, пожалуйста, никто вас не заставляет, но у вас есть такой материал.
Г. БОРОВИК Это все мемуары, конечно. Вы знаете, я иногда слушал «Эха Москвы» передачу «Коллекция», кто что коллекционирует.
К. ЛАРИНА Это все наши гости, да.
Г. БОРОВИК Я никогда ничего специально не коллекционировал, правда, из всех своих поездок я привозил какие-нибудь шляпы. Не серьезные шляпы, которые надо надевать на голову, когда идешь в оперу, а крестьянские шляпы, этнически характерные шляпы. У меня сложилась большая, особенно из Латинской Америки.
К. ЛАРИНА Сомбреро есть?
Г. БОРОВИК Конечно. Но это единственное, а сама собой сложилась коллекция поразительных фраз, которые я слышал от разных людей. Например, когда при мне Микоян подарил Хемингуэю модель спутника, это был 60-й год, а в 57, насколько я помню, был запущен спутник.
К. ЛАРИНА Такой шарик с иголками.
Г. БОРОВИК Да, на такой ножечке, да, и он так взлетает. Хемингуэй посмотрел, а до этого я показал Хемингуэю, как у нас бутылку водки открывают, он пытался штопором ее открыть, Микоян ему привез.
К. ЛАРИНА Там козырек.
Г. БОРОВИК Нет, это теперь бескозырочка и потом на винтике, раньше пробка была настоящая, честная, хорошая пробка. И я ему показал, я ударил дно, выскочила пробка, и он после этого, а, нет, спутник до этого, а после этого бутылка водки, он, увидев это, поразился, восхитился, даже для того, чтобы произвести ответное впечатление, ливанул себе треть бутылки в горло, пополоскал, глядя на меня, кося глазами, это все у меня сфотографировано. А потом сказал ну теперь я понимаю, почему русские первыми запустили спутник, и показал «старт». Очень много, скажем, папа римский, с которым я встречался в 88 году, это была делегация.
К. ЛАРИНА Это сегодняшний папа?
Г. БОРОВИК Да, был удивительный разговор, долгий разговор. Это была причем официальная встреча, это впервые в истории российско-советской, российской дореволюционной в том числе, ватиканских отношений, Ватикан пригласил к себе делегацию.
К. ЛАРИНА Советскую?
Г. БОРОВИК Да, в данном случае была советская делегация из трех человек, это была делегация из советского комитета защиты мира.
К. ЛАРИНА Коммунисты все?
Г. БОРОВИК В общем, надо признать, все коммунисты.
К. ЛАРИНА А он об этом спрашивал?
Г. БОРОВИК Вы знаете, нас так тренировали, что папа будет задавать жутко сложные провокационные по правам человека, это был 88 год или 89, я сейчас не помню, и что вообще не надо ехать, но уже была свобода.
К. ЛАРИНА Перестройка же вовсю.
Г. БОРОВИК Да, и я сказал нет, мы поедем.
К. ЛАРИНА И что спрашивал?
Г. БОРОВИК Первый вопрос, который он задал, когда мы сели за стол, он сидел напротив меня, членами делегации еще были Жора Гречко, космонавт, его выбрали по принципу поближе к богу, все-таки наверху, и Володя Губарев, драматург. А папа римский, как вы знаете, он и поэт был в молодости, и драматург.
К. ЛАРИНА Губарев как раз писал пьесы про космос.
Г. БОРОВИК Совершенно верно, хорошие, кстати, пьесы. И первый вопрос, который он задал, он сел, подбородок положил на ладонь, знаете, такая рязанская баба, и спросил ну что у вас нового в театрах идет в Москве? Папа римский, ни одного провокационного вопроса он не задал. Был разговор о религиозных войнах, это было, и как от этого уйти. В основном, он очень интересовался жизнью у нас, до этого я приглашал в советский комитет защиты мира мать Терезу, и это тоже впервые, она была поражена, и мы помогли ей открыть 2-3 поста сестер, которые помогали бесплатно больным в больницах, кстати, это оказалось очень нелегко, потому что и ЦК, и РПЦ по понятным причинам были против, ей пришлось дать расписку, что ее сестры не будут заниматься миссионерской деятельностью, не будут обращать в католическую веру больных.
К. ЛАРИНА Видите, как это тянется.
Г. БОРОВИК Да, и она, видимо, организовала, она никогда мне об этом не говорила, но она, видимо, организовала приглашение папы римского, потому что других причин приглашать нас не было. Так я хочу о фразе сказать, аудиенция была официально 15 минут, это самая большая аудиенция, которую папа римский дает. Но прошло 15 минут, мы продолжали говорить, вошел протокольщик, показал на часы, папа мягким кошачьим жестом отринул, прошло еще 15 минут, тот снова подошел, показал на часы, папа снова повторил этот жест, мы продолжали разговаривать. Через 45 минут вошел бледный начальник протокола, уже осмелился не просто жестом, а сказать там вас ждут кардиналы, то ли из Аргентины, я уже сейчас не помню. Папа сказал ну ладно, сейчас будем заканчивать, только фотографа нам пригласите, я хочу с этими джентльменами сфотографироваться. Значит, я уже от этой абсолютно человеческой, никакой не политической, тем более без провокационных вопросов беседы настолько пришел в полное состояние эйфории, что когда мы с ним фотографировались, я его взял под руку. Он мне сказал шепотом Генрих, у многих есть фотографии, где они мне целуют руку или жмут руку, но такой фотографии нет ни у кого.
К. ЛАРИНА Он по-русски говорил?
Г. БОРОВИК Да, он говорил по-русски.
К. ЛАРИНА Т.е. вся беседа была на русском, без переводчика?
Г. БОРОВИК Переводчика на было точно, это было половина по-польски, но очень медленно, и мы все понимали, половина по-русски.
К. ЛАРИНА Он понимал вас?
Г. БОРОВИК Да, понимал. И после этого я, уже обнаглев, спросил: «Скажите, Ваше святейшество, а трудно быть папой римским?» И он так посмотрел на меня, снова повторил этот жест бабий, положил локоть правой руки на левую ладонь, а подбородок на ладонь правой руки, и сказал ой, трудно, Генрих, ой, трудно. А потом понял, что на такой ноте нельзя заканчивать аудиенцию, хлопнул меня по плечу и сказал трудно, но с Божьей помощью можно.
К. ЛАРИНА Вот такие невыдуманные истории от Генриха Боровика. Я думаю, что еще пару историй он вам обязательно сегодня расскажет, тем более одна уж совсем свеженькая, которая меня совершенно поразила, сейчас до эфира Генрих Валерьянович мне ее рассказал, она должна стать достоянием наших слушателей. После новостей продолжим.
НОВОСТИ
К. ЛАРИНА Напомню, что в гостях у нас сегодня — Генрих Аверьянович Боровик, мы говорим обо всем и о телевизоре в том числе. Наш пейджер работает для ваших вопросов и вопросов уже много, не только вопросов, но и просто хороших слов. «Уважаемый Генрих Аверьянович, я восхищаюсь вашим мужеством, мужеством Отца. С уважением Григорьев Александр Петрович», — вам пишут.
Г. БОРОВИК Спасибо большое.
К. ЛАРИНА Давайте я вам прочту, народ пишет, хочет услышать свой вопрос.
Г. БОРОВИК Конечно.
К. ЛАРИНА «Спасибо вам большое за замечательного гостя, я всегда восторгаюсь этим человеком, в общем его семьей. Светлая память Артему как человеку и журналисту. Большое спасибо». «С удивлением узнала, что вы пятигорчанин, расскажите пожалуйста о своих корнях», пишет Елена. «Как проходит конкурс имени Боровика? Правда ли, что там очень высокие призы, сколько работ принято в этом году?» пишет Николай. В общем, давайте пока на этом остановимся, тем более, что про это мы хотели поговорить.
Г. БОРОВИК Спасибо всем за добрые слова, мы с Ксюшей договаривались, что как раз поговорим о конкурсе на премию Артема Боровика, 10 сентября будет третья уже торжественная церемония вручения премий имени Артема за вклад в развитие независимой журналистики в России и за работу в области журналистского расследования. Это и телевидение, и печать. В этом году мы получили почти 300 работ.
К. ЛАРИНА Со всей России?
Г. БОРОВИК Да, со всей России, конечно, у нас первый конкурс был в 2001 году, тогда мы получили несколько десятков, в прошлом году мы получили чуть больше 200 работ, а сейчас на уровне 300 работ, это, кстати, надо вам сказать, чтение не самое легкое. Я с радостью хочу сказать, что повышается и мастерство работ, которые присылают к нам, в основном это расследовательские работы, читать в такой концентрации, все вместе, о наших проблемах, о проблемах людей, проблемы очень тяжелые, во многих регионах повторяющиеся, это, прямо скажем, после такого чтения настроение не самое лучшее, но это наш долг. И вы знаете, мы в начале эксперты читали для того, чтобы отобрать наиболее существенные, мы отобрали около 100 работ, сейчас жюри, а оно состоит из весьма уважаемых людей, журналистов и ученых.
К. ЛАРИНА Кстати, одного из журналистов вы потеряли, это Юра Щекочихин.
Г. БОРОВИК Юра Щекочихин, который был членом нашего жюри с самого начала его создания, т.е. 2001 года.
К. ЛАРИНА Финал, который становится уже тенденцией, что называется. Все, что связано с журналистским расследованием, это не всегда призы.
Г. БОРОВИК И я как раз хотел сказать, что касается Щекочихина Юры, то я просто хотел напомнить, что несколько лет назад ООН провела исследование и опубликовала цифры, в каких профессиях самая короткая жизнь. Это журналистика. На втором месте по краткости шахтеры. Так что журналистика это не только люди, которые погибли просто от пули или от чего-то еще такого же, но просто журналистика, особенно такого рода журналистика, люди во многом приговорены к ранней смерти. И я хочу вам сказать, что я восхитился, у нас есть несколько людей, которые выдвинуты, которые почти каждый день, каждый из них, через день, они пишут о просто проблемах разных людей, они хотят помочь, какой-то бабушке не дают долго справку в каком-то учреждении, отфутболивают ее в другое учреждение, в третье. Журналист бежит туда, к ней, и вместе с ней или вместо нее ходит по этим учреждениям, спрашивает, почему вы не даете старому человеку справку, она не может?
К. ЛАРИНА Это тоже журналистское расследование?
Г. БОРОВИК Абсолютно. И он об этом пишет потом. Скажите мне, что он имеет от этого? Копеечный гонорар, огромное количество труда, большое количество врагов и спасибо только от этой бабушки. Но дело не в «спасибо», он удовлетворен тем, что он помог ей. А через день он занимается проблемой такой же другого человека, который не может похоронить отца, потому что ему тоже не дают справку. Много очень таких проблем.
К. ЛАРИНА Генрих Аверьянович, а с другой стороны, я прекрасно понимаю, о чем вы говорите, это очень важно, тем более, что такими бытовыми вещами, связанными с конкретными человеческими судьбами, у нас никто не занимается, а с другой стороны, то, что связано с коррупцией, вообще есть материалы на эту тему?
Г. БОРОВИК Огромное количество, и коррупция в военно-морском флоте, и коррупция в военных кругах, к несчастью, просто к огромному несчастью, ощущение такое, я еще раз говорю, это, конечно, сконцентрировано со всей страны, эти 300 работ, но ощущение такое, что, конечно, коррумпированы все ветви власти, коррумпировано население, коррумпирована страна подделок, мы узнаем, что лекарства выпускаются не просто бесполезные, а вредные.
К. ЛАРИНА Как вы точно сказали, от лекарств до людей, и люди-подделки.
Г. БОРОВИК Да, это ужасно, это очень много поддельного. То, что делает иногда телевидение, обратите внимание, как нас обучают, в каких местах смеяться. Юмористические программы, в них принимают участие, я не буду называть их, любимые артисты, я каждого из них очень люблю и уважаю, но я смотрю, когда после рядовой, я уж на скажу пошлой, шутки нам показывают хохот, народ умирает от хохота. Это либо народ дурак, в чем я сомневаюсь, либо режиссер дурак.
К. ЛАРИНА Знаете, как говорил ваш любимый режиссер Иосиф Виссарионович Сталин жить стало лучше, жить стало веселее.
Г. БОРОВИК И нас, так же, как тогда тыкали мордой в счастье, сейчас тыкают мордой в что правильно, за кого голосовать.
К. ЛАРИНА То ли еще будет, не дали старт, пистолет еще не выстрелил в воздух.
Г. БОРОВИК Я, конечно, очень этого боюсь. Поэтому мы с такой тщательностью выбираем эти работы. Я хотел вам назвать членов жюри, это и Фазиль Искандер, и Аркадий Вайнер, и Ирина Петровская, и Светлана Сорокина, и Ясен Засурский, и Всеволод Богданов, это все прекрасные люди, хорошие журналисты, писатели, легендарные писатели, такой, как Фазиль Искандер.
К. ЛАРИНА Не хотите ли вы, я каждый раз вам какие-то идеи подкидываю, когда мы про это говорим, не хотите ли вы учредить специальную премию памяти Юрия Щекочихина в рамках вашего же конкурса?
Г. БОРОВИК Дорогая моя Ксюша, ну что же вы прямо раскрываете тайны. Не буду я вам отвечать на этот вопрос.
К. ЛАРИНА Я поняла, это очень правильно. Это 10-го числа?
Г. БОРОВИК 10-го, в государственном концертном зале «Россия», приходите, мы будем рады, многие получат приглашения. Я не знаю, будут ли продаваться билеты или это будут просто приглашения, я еще не знаю. И показано это будет в записи, естественно, по каналу НТВ.
К. ЛАРИНА Скажите пожалуйста, по поводу денежных премий, народ интересуется, говорит, что действительно ли высокие очень выплачиваются премиальные?
Г. БОРОВИК Да, там высокие премии, там будет 4 первых премии, это в области телевидения, в области печати, порядка 10 тыс. условных единиц. Это много, это очень серьезная премия, будет около 10 премий значительно меньшего размера, по тысяче, это те, кто получит дипломы. Это, в общем, серьезная работа, надо вам сказать, что это все спонсорские деньги, конечно, это деньги людей, которые понимают, что нам нужна независимая журналистика, обязательно нужна независимая журналистика, в том числе она нужна нашей власти обязательно, если власть хочет действительно строить сильное государство с населением, которое бы гордилось этим государством, у которого была бы эта национальная идея.
К. ЛАРИНА Я вот не знаю, что такое независимая журналистика уже, Генрих Аверьянович, потому что очень многие наши слушатели и не только наши слушатели, а вообще потребители продукции СМИ, очень многие, считают, что независимая журналистика это обязательно так называемая антигосударственная деятельность.
Г. БОРОВИК Ничего подобного.
К. ЛАРИНА Вы можете народу объяснить, в чем разница?
Г. БОРОВИК Вообще я не думаю, что пресса должна быть оппозиционной. Я считаю, что пресса должна быть объективной, в этом смысле независимой, т.е. она должна информировать и о хорошем, и о плохом. И если государство делает что-то хорошее обязательно об этом сказать. Но если государство делает что-то плохое, об этом тоже надо обязательно говорить. Но в Америке такую журналистику называют watch dog, т.е. сторожевой пес, который дело не в том, что он лижет руки хозяину, а дело в том, что он следит за неправильными шагами, чужеродными шагами и т.д. Но мне не хочется называть наших журналистов сторожевыми псами, но еще меньше мне хочется, чтобы они назывались так, как когда-то называл их Хрущев «подручная партия». Это не ведет к успеху государства.
К. ЛАРИНА У нас, кстати, один журналист удостоился, по-моему, такого определения, но только был не сторожевым псом, а цепным. Если мне не изменяет память, Сергей Доренко был назван кем-то во время очередной предвыборной кампании.
Г. БОРОВИК Был такой. Но я все-таки говорю об объективной журналистике. Я вас сейчас приведу пример, все вы знаете, все, кто сейчас слушает, каждый человек знает фамилию Александра Матросова, это человек, который закрыл своим телом, солдат.
К. ЛАРИНА Но он был не первый, как нам свидетельствует история.
Г. БОРОВИК Он был не первый и не последний, дело не в этом. Его выбрали как символ, потому что кто-то написал о нем очерк, его сделали героем, его сделали символом. Так же, как Талалихин не был, наверное, единственным, даже не был первым.
К. ЛАРИНА Как Егоров и Кантария.
Г. БОРОВИК Конечно, это понятно все. Дело в том, что это был подвиг, безусловно, и все знают до сих пор эту фамилию. И если кто-то повторяет, говорят повторил подвиг Матросова. А вот в мирное время практически недавно, несколько месяцев назад, полковник, как вы знаете, стоявший перед строем солдат молодых, увидел, как один солдат обронил гранату, из нее выпала чека, и он понял, что она сейчас взорвется. Этот полковник в мирное время под солнышком бросился на эту гранату и закрыл ее своим телом. Она разорвалась, он конечно погиб, но спас жизнь 19-летних ребят. Кто знает фамилию этого полковника? Подымите руки, которые сейчас сидят.
К. ЛАРИНА А вы знаете?
Г. БОРОВИК Я не хочу сейчас говорить об этом, потому что мы хотим об этом как раз поговорить на нашем конкурсе. Но вот здесь, это равнодушие журналистики, это равнодушие нашего брата.
К. ЛАРИНА Аналогичную историю можно вспомнить и сказать спасибо журналистам, по-моему, «Известий», если мне не изменяет память, они первыми написали об этом человеке, которого в итоге наградили орденом мужества посмертно. Парнишка, который пытался остановить КАМАЗ со взрывчаткой в Моздоке.
Г. БОРОВИК Тоже, понимаете, это слава богу, а того полковника, насколько я знаю, просто в его родном городе дали городской орден мужества. Дело не в этом, понимаете, мы пишем правильно и абсолютно необходимо, мы пишем о дедовщине в армии, мы пишем о развале армии. Так какое же право мы имеем не писать о человеке, который совершил подвиг, абсолютно сродни подвигу Матросова? Даже больше, я вам скажу, там в пылу боя, когда льется кровь, когда погибают друзья, он бросился, в этом как-то было все естественно. Здесь в мирное время, не по его вине, падает граната, стоят ребята, и он бросается, я не знаю, сколько ему было лет, отдает жизнь за них. Это прекрасно, понимаете, это надо делать символом, чтобы в армии его знали. Это один из примеров, есть другие примеры равнодушия журналистики.
К. ЛАРИНА В каждой профессии.
Г. БОРОВИК Мне кажется, что в этом никто бы не был против, если бы, скажем, Минпечати спонсировало бы создание фильма об этом человеке.
К. ЛАРИНА Знаете, давайте мы вспомним, если у нас такой трагический получается наклон, поскольку время такое, давайте вспомним 11 сентября, которое было в Америке, меня там поразило совершенно, был концерт после того, как уже были похоронены люди, какое-то время уже прошло, был концерт памяти жертв 11 сентября, который транслировали наши каналы. Меня поразило не то, что там музыканты практически со всех стран мира туда приехали, кто был на гастролях, все поломали свои графики, приехали, все пели вживую, с живыми инструментами, никто не отказался, понятно, что это было бесплатно. Меня поразило, что организаторы этого концерта нашли возможность если не про каждого, то про огромное количество погибших людей рассказать, показать фотографии этих людей, рассказать о том, кем они были. Ведь в этом и есть внимание как раз государства именно к своим гражданам.
Г. БОРОВИК Конечно
К. ЛАРИНА Именно поэтому возникает ощущение, что мы все, и мы себя не дадим в обиду, мы себя защитим. Ведь нельзя же патриотизм, уж коли мы пришли, насаждать как картошку, ведь согласитесь, это невозможно. И возвращаюсь опять же к событию, которое произойдет в сентябре, эти премии за журналистское расследование, как раз в этом ряду стоит.
Г. БОРОВИК Вы знаете, мы каждый год, вот уже третий раз, будем конечно говорить и о погибших, и у нас будет минута молчания, зал встанет, и мы увидим список погибших.
К. ЛАРИНА Журналистов, да?
Г. БОРОВИК Да, этот список, к сожалению, не уменьшается каждый год, но я просто хочу вам сказать, что мы иногда к журналистике относимся с раздражением, вот они бегают, рыщут, чего-то там находят, зачем нам это нужно, давайте писать только о хорошем, т.е. крайности понятны. Но я хочу вам прочесть слова, которые написал живой классик американской литературы.
К. ЛАРИНА Друг Генриха Боровика.
Г. БОРОВИК Друг мой и Артема, Норман Мейлер, который в связи с созданием фонда вот что написал, прислал телеграмму. Он приветствует создание и существование благотворительного фонда им. Артема Боровика и премии его имени, девиз которой «Честь, мужество, мастерство», именно эти качества присущи работам Артема Боровика. Премия Артема Боровика напоминает нам о том, что СМИ будут против своей воли являться малодушными слугами государства и корпораций до тех пор, пока благородные и труднодостижимые цели Артема Боровика не станут основными принципами работы журналиста. Еще одна фраза, репортеры, обладающие литературным стилем и мужеством также необходимы для совершенствования СМИ, как честные СМИ необходимы для совершенствования человеческой нравственности. Это очень хорошие слова, правда?
К. ЛАРИНА Я хочу добавить к словам, которые вы процитировали, Нормана Мейлера, еще и наших слушателей, хорошие вопросы они задают в контексте нашего разговора с вами. Вы можете представить себе ситуацию, спрашивает Олег Айрапетов, когда награждения вашей премии удостоится какая-то из программ канала ТВС, закрытого по решению властей, вы допускаете такую смелость для своего жюри?
Г. БОРОВИК Вы знаете, я безусловно допускаю, я просто не хочу сказать, что в этот раз это будет или не будет, потому что у нас это держится в тайне.
К. ЛАРИНА Кстати, по поводу смелости властей, давайте вспомним, что на ТЭФИ номинировано очень много программ канала ТВС, программы-то все-таки остались.
Г. БОРОВИК Здесь вообще, честно говоря, никакой смелости не нужно.
К. ЛАРИНА Особого героизма не нужно.
Г. БОРОВИК В общем, я не хочу предварять события, но ответ, конечно, отрицательный, т.е. я не знаю, в какой форме вопрос, я не расслышал, в общем.
К. ЛАРИНА Возможно ли?
Г. БОРОВИК Абсолютно возможно.
К. ЛАРИНА Тем более есть еще один письмо от Ольги, продолжая эту тему ТВС, замечательная передача «Забытый полк», Кириченко получил вашу премию, пишет Ольга, а сейчас эта передача не нужна ни одному каналу, эта передача рассказывала о наших ребятах, о солдатах.
Г. БОРОВИК Это продолжение того, о чем я говорил, в том числе и по поводу того полковника, который пожертвовал жизнью для спасения молодых солдат.
К. ЛАРИНА Генрих Аверьянович, мы не успели рассказать веселую историю. Но я так поняла, что вы ее рассказывали уже на «Эхе Москвы».
Г. БОРОВИК Я ее один раз сказал.
К. ЛАРИНА Она как бы не слишком веселая.
Г. БОРОВИК Мы говорили о подделках.
К. ЛАРИНА Давайте мы сделаем так, помните Штирлица, запоминается последняя фраза.
Г. БОРОВИК Мне звонило несколько человек, которые спрашивали меня Генрих Аверьянович, простите, вы звонили мне несколько дней назад? Нет, не звонил. Среди них очень известная актриса, известный писатель, очень известный писатель, писательница чрезвычайно известная, все вы их знаете, любите. И звонки такие вы не звонили? Нет. Вы знаете, звонил человек, который говорил вашим голосом, сказал следующее, что он знает трудное положение, в котором мы находимся, а это все люди преклонного возраста, и он хотел бы помочь, у него есть возможность купить для меня (это говорил человек, который звонит) продукты по старым ценам.
К. ЛАРИНА По старым советским ценам.
Г. БОРОВИК Т.е. тогда, когда пол-литра водки стоили 3.62, если мне не изменяет память. После этого человек, назвавшийся Генрихом Боровиком, а говорят, что голос очень похожий, присылал на другой день человека, это человек, 30-летний, вьющиеся волосы, вручал список, где был шоколад, красная и черная икра, 20 кг сахара, еще что-то, от руки написано, и все это на полторы тысячи. Таких людей мне уже звонило человек 8, началось это, видимо, в середине июля, продолжается до сих пор, хотя последние 2-3 дня мне никто уже не звонил, слава тебе господи. И некоторые давали полторы тысячи. Мой друг, которого я безмерно уважаю, он сказал ты понимаешь, я удивился, что ты такую вещь предлагаешь, но мне неловко было тебя обидеть, я не хотел обидеть тебя отказом. У меня к вам огромная просьба, друзья, кто слушает сейчас нашу передачу. Если вам будет звонить Генрих Боровик и предлагать по советским ценам продукты, ради бога.
К. ЛАРИНА Пошлите его от моего имени, от имени Генриха Боровика.
Г. БОРОВИК А лучше назначьте встречу и позвоните мне. И мы организуем ловлю.
К. ЛАРИНА Журналистское расследование.
Г. БОРОВИК Это рассказ ОГенри.
К. ЛАРИНА Я вам скажу, вы когда до передачи рассказывали эту историю, я процитировала свою подругу, писательницу, которая сказала, что вот она, настоящая популярность, это вам не загадка в кроссворде.
Г. БОРОВИК Вы знаете, в этом есть только одна положительная черта, во-первых, то, что они избрали мое имя, конечно это и угроза дискредитации тоже, но я думаю, что больше здесь, мне приятно, люди верят.
К. ЛАРИНА Генрих Аверьянович, скажите мне правду, поможете по старым советским ценам?
Г. БОРОВИК О чем вы говорите, у меня дома небольшой ларек, конечно. Там, кстати, был этот момент, когда к одному из них пришел этот человек 30-летний, была поразительная режиссерская деталь, я уверен, что это группа актеров, которая делает, потому что мой голос довольно трудно копировать, обычный голос.
К. ЛАРИНА Артисты-оборотни.
Г. БОРОВИК Я же не Джигарханян, не Виталий Вульф.
К. ЛАРИНА И даже не Путин.
Г. БОРОВИК Даже не Путин, чей голос сразу узнаваем, мой голос голос и голос, ничего в нем особенного. Значит, это какой актер делает и неплохой режиссер. Так вот, деталь была такая когда он вручил этот список жертве, он сказал вы подумайте, Иван Иванович, люди-то живут по старым ценам, а вы, известный врач, вы вынуждены покупать, представляете? Эта деталь вообще поразительная режиссерская.
К. ЛАРИНА Коммунизм в отдельно взятой квартире, квартире Генриха Боровика. Все шутки шутками, но короче говоря, если вам действительно позвонят и скажу, что это Генрих Боровик и предложат вам купить что-то.
Г. БОРОВИК Звоните Ксении Лариной либо мне.
К. ЛАРИНА Нет уж, спасибо, лучше вам.
Г. БОРОВИК Хорошо.
К. ЛАРИНА Спасибо вам большое, это Генрих Боровик. Я хотела последнюю программу процитировать, но я ее потеряла, здесь пишет наша слушательница из Тюмени вам, что какой замечательный рассказчик Генрих Боровик, можно его часами слушать, поговорите пожалуйста с Венедиктовым, пусть Боровик будет не в качестве гостя уже, а в качестве одного из авторов программ. Кстати, хорошая идея, может быть, мы ее воплотим в жизнь, спасибо.
Г. БОРОВИК Времени нет, а так бы с удовольствием.
К. ЛАРИНА Спокойно, все есть.
Г. БОРОВИК Сигнал принят.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире