'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА Доброе утро. Сегодня в гостях в нашей телевизионной радиопрограмме у нас Юлия Меньшова. Здравствуйте, Юля.
Ю. МЕНЬШОВА Здравствуйте.
К. ЛАРИНА Естественно, у нас огромное количество тем для разговора с Юлей. Я бы так, может быть, назвала наш разговор «разговор о разочарованиях». Ну, может быть, мы еще об этом поговорим, а пока я бы хотела вот пару вопросов сразу прочитать от ваших поклонников: «Юля, я читала, что вы будете работать на канале ТВЦ, если это так, то с какими программами вы придете? С детской передачей или с программой «Я сама»? Желаю вам успехов. Ольга».
Ю. МЕНЬШОВА Надо отвечать уже?
К. ЛАРИНА Отвечайте.
Ю. МЕНЬШОВА Нет, не правда. Это слухи. Не буду я работать пока на канале ТВЦ, потому что никаких разговоров даже на эту тему с каналом я не вела. Но в любом случае, если я даже куда-либо приду, то с программой «Я сама» не приду никуда, это точно. А с детской программой, я надеюсь, что я куда-нибудь в качестве продюсера приду. Пока судьба детской программы «Рядом с тобой» печальна, я никуда не могу ее пристроить как продюсер, как дитя свое детское такое. Но мне жаль, потому что мне кажется, что она хорошая передача, нужная, но социальная.
К. ЛАРИНА Это что за детская программа? Это то, что Таня Веденеева ведет?
Ю. МЕНЬШОВА Таня Веденеева сначала ее вела, потом ее вела Маша Аронова. Она мне очень нравится, и кажется очень нужной. Но пока я не нахожу общего языка с руководителями каналов, потому что она не приносит, конечно же, денег больших. А стоит дорого.
К. ЛАРИНА Понятно. Следующий вопрос от Марины: «Юля, ваш роман с каналом НТВ был не долгим, он не состоялся. Скажите, почему? Какие у вас впечатления остались о работе на этом канале? Марина».
Ю. МЕНЬШОВА А я должна сказать, у меня роман с каналом НТВ продолжается, просто он такой, знаете, был в стадии публичной, а сейчас опять перешел в стадию флирта. Мы флиртуем бесконечно с каналом НТВ. У меня остались довольно милые впечатления, в результате, поскольку роман продолжается. Противоречиво было на протяжении года, потому что менялось руководство, потому что канал трясло.
К. ЛАРИНА Все очень нервно.
Ю. МЕНЬШОВА Потому что пришли новые люди. Как к нам когда-то, когда мы были на ТВ-6 пришло бывшее НТВ. Это была одна история, как бы событие, с другой стороны, мы пришли на НТВ, бывшие работники ТВ-6. Мы, вроде как ничего не отбирали и нас приглашали официально работать там, и прочее, не на руководящие должности, но все равно мы нарушали атмосферу этой как бы сказать, группы, команды, которая была на НТВ, замечательной. И это тоже раздражало. И все это в целом, конечно, создавало такой фон, тяжелый, и это же прирастание такое же, потому что тоже тяжело. Я на протяжении шести лет проработала на канале ТВ-6, и тоже абсолютно воспринимала это своим домом. А потом я пришла на канал НТВ. Единственное счастье, что я накануне событий на ТВ-6 создала собственную студию, собственную структуру, в которой уже и выпускала программу «Я сама», потом в которой выпускала программу «Продолжение следует». Это, надо сказать, громадное счастье, потому что это уберегло меня от очень многих разочарований, трудностей, сложностей, о которых я говорила, потому что я их больше наблюдала со стороны. У меня были мои люди, с которыми я работаю уже восьмой год, и они не менялись. И нас, собственно говоря, не особенно трясло. Мы продукцию поставляли. Другое дело, что краем, по касательной мы все равно все это заставали. Ну, а завершая вопрос, я говорю: роман продолжается, продолжается.
К. ЛАРИНА Скажите, пожалуйста, а когда вы почувствовали, что программа «Продолжение следует» разваливается, вот внутренние ощущения ваши?
Ю. МЕНЬШОВА Я не могу так сказать, какого-то конкретного срока такого, когда я почувствовала, что она разваливается, но есть, знаете, как правильно говорят, не вступать дважды в одну реку, это совершенно справедливо. Ну, хотя, наверное, в каких-то случаях не всегда справедливо, но в данном случае это было справедливо. Не стоило, переходя на канал НТВ, играть в игру некоего повтора программы «Я сама». Такая, в общем, ошибка со мной произошла. Но ошибка, которая была поддержана большим количеством людей и руководства, поэтому в определенном смысле она простительна, потому что всем казалось, что это может быть удачным, ну, и мне казалось, что это может быть удачным. А потом, когда мы уже начали выходить в эфир, то мне стало ну, с течением времени, это трудно сказать, не было такого, оп, щелчка, и ты сказала: ага, вот это все не удачно. Что-то вдруг ты начинаешь понимать: да нет, не правильно, уж если надо было что-то делать, то надо было что-нибудь категорически другое. Ни в коей мере нигде ассоциативно не напоминающее, потому что это неизбежно сравнения, а сравнения всегда в пользу «Я самой», потому что это ностальгия, потому что это то-то и прочее. Я имею ввиду со стороны публики. И судьба программы «Продолжение следует», у нее такие были взлеты вдруг, какие-то темы очень хорошие, конкретные программы замечательные, но она вот в целом, знаете, как концепция какая-то, начиная с названия, она не состоялась. Она размытую имела очень такую основу, о чем она, для кого она, про что, что за герои там, — вот это все было каким-то знаком вопроса, который мы пытались преодолевать все время, пытались это формулировать, пытались это в течение этого года за эту историю бороться, но борьба была не очень успешной. Я не хочу сказать, что мы на протяжении года делали не качественную продукцию. Мы делали качественную продукцию, тем не менее, несмотря на все это. Но телевизионная передача цикловая, она имеет свои законы, кроме того, чтобы это был качественный продукт каждый раз, конкретно выходящий в определенный день. Ну, в общем, вот так. Там были еще и варианты, что сначала ее метали по дням, по времени, это тоже не способствует привыканию. Потом, сменилась кнопка, 6 лет на одной кнопке, потом на другой. Там были объективные, надо сказать, минусы, но я их сейчас не беру в расчет, потому что меня больше интересуют те минусы, которые я сама к себе могу предъявить счета.
К. ЛАРИНА А сколько программа выходила в эфир, вот «Я сама»? 8, 7?
Ю. МЕНЬШОВА Нет, «Я сама» выходила в эфир на канале ТВ-6 6 лет. А потому вот еще год, значит
К. ЛАРИНА Вот смотрите, когда вы начинали, безусловно, вы абсолютный первооткрыватель, во всяком случае, для нашего телевидения, такого жанра, условно назовем его женское ток-шоу, условно. Потому что то, что сегодня расцвело на всех каналах, понятно, что все это все равно начиналось с программы «Я сама», это я говорю без ложной скромности. Но совсем другой телевизор был в то время, когда начиналась программа «Я сама». Вы это почувствовали? Что сейчас совсем другое телевизионное пространство?
Ю. МЕНЬШОВА Да, абсолютно, абсолютно. Да.
К. ЛАРИНА Вот в чем оно изменилось для вас?
Ю. МЕНЬШОВА Ой, вы знаете, там очень, так много, это такая отдельная тема, надо говорить, «Телевидение сегодня», а не «Человек из телевизора». Что касается ток-шоу, я должна сказать, что это тоже еще одна история, которая повлияла, скажем, на «Продолжение следует» и на наше решение обоюдное с каналом НТВ закончить с этой программой, оно абсолютно было обоюдным. Вот до того, как возникла идея такого продолжения программы «Я сама», мне было предложено делать ежедневное ток-шоу. Я отказалась от этого предложения.
К. ЛАРИНА Это то, что «Принцип домино» сейчас идет, да?
Ю. МЕНЬШОВА Ну, не это, ну формат этот мне был предложен, другими людьми, не нынешним руководством. Я сказала, что нет, я не хочу. Должна сказать, что я не жалею конкретно о своем отказе, потому что я знаю, что я просто умерла, делала ежедневное ток-шоу, потому что это тоже тема особого разговора моя сегодняшняя пауза, потому что я поняла, что я за 7 лет нахождения в эфире устала так, как я даже не подозревала. Вот сейчас я это только понимаю. Тогда я отказалась, именно понимая, что я просто умру. Я сказала: нет, я не буду это делать. Но, с точки зрения, поскольку я еще и продюсер, то вот что изменилось, да, еженедельное ток-шоу уходит. Уходят, они становятся неактуальными. Ежедневные ток-шоу пришли, и они абсолютно занимают свою нишу. И они разнообразны, как мы наблюдаем. Есть «Принцип домино», который мне очень нравится, который в прошлом году еще только становился на ноги, и там были что-то не очень, что-то где-то там они промахивались. Сейчас абсолютно видно, что подросла редактура, замечательно формулируются темы, чудесные гости приглашаются. И это тот случай, когда это даже жвачкой не назовешь, такой ежедневной. Это очень симпатично, это все время что-то цепляет.
К. ЛАРИНА Да, достойно.
Ю. МЕНЬШОВА Да, и если у тебя есть время, ты это замечательно с удовольствием смотришь. Есть программы там, типа программы «Окна», которые у меня вызывают крупную дрожь по всем частям тела от ужаса. Но это все равно формат, и все равно при этом это крупная дрожь моя личная, потому что не будем забывать о том, что пользуется сумасшедшим рейтингом и популярностью у людей.
К. ЛАРИНА А это вас не пугает?
Ю. МЕНЬШОВА Вы знаете что? Меня это не пугает. И знаете, почему? Потому что я совершенно убеждена, что вообще, все, что касается такого экстрима, вот такого рода, эмоционального экстрима, и это абсолютная волна, которая год-полтора даю я ей внутри себя. Вопрос моды, вот просто как мода поднялась такая. Вот что-то значит, вот это какая-то такая Когда-то совершенно замечательно сказал в своем документальном фильме Алла Борисовна Пугачева, не помню, как он назывался, это было 5 серий про нее, и она про себя рассказывала. И она рассказывала, как она жила в своем доме с мамой до 16-ти лет, с очень строгой мамой, практически монашествуя как бы в этом доме, музыкальная школа, учась на «пятерки», и прочее. И она сказала, почему она пошла в эстраду, как бы в 16 лет рванула в эстрадное училище, и так далее. Мне очень, она парламентское выражение сказала, я немножко его смикширую, она сказала, что знаете, так правильно и хорошо жила, что хотелось кусочек дерьма. И как-то хохотала, потому что это было абсолютно мне понятный довод, когда настолько хороший уже, что действительно, надо было как-то себя искусить чем-то.
К. ЛАРИНА Скомпрометировать.
Ю. МЕНЬШОВА Да, скомпрометировать. Нельзя сказать, что мы жили хорошо, но видимо, мы еще не проверили закоулки и этого, так сказать. Надо же помнить, что у нас телевидение 10 лет развивается всего, и общество 10 лет только меняется. Вот, кусочек дерьма все-таки еще хочется, ну, так давайте уже, давайте, год-полтора распробуем до конца это дерьмо, все скажут: фу, вот наконец мы все гадости этой жизни попробовали, а теперь давайте, наконец, про ценное, вечное, доброе, и прочее.
К. ЛАРИНА Думаете, получится?
Ю. МЕНЬШОВА Я в этом уверена.
К. ЛАРИНА Они же сдвигаются эти рамки, их же потом обратно не соберешь, обратно в тюбик не загонишь.
Ю. МЕНЬШОВА Вы знаете, как ни странно, я вижу, ну, во всяком случае, по кругу, который со мной находится рядом, я вижу, что люди даже, вот уходит, знаете, такое брюзжание вот по поводу того, что: фу, какая гадость вот эта программа «Окна»! В том числе можно же такую избрать точку зрения.
К. ЛАРИНА Гадость на самом деле.
Ю. МЕНЬШОВА Ну, например, можно так об этом говорить. Но я вижу, что круг, с которым я общаюсь, он с одной стороны не так широк, с другой стороны достаточен. Нет этой вообще линии вот такого разговора. Есть какой-то, как бы сказать, это пропускается. И говорят: слушайте, как-то люди начинают разговаривать между собой о том, что «вот знаете, а у меня ребенок вчера на утреннике», и я понимаю, что это здоровье, которое как сквозь асфальт
К. ЛАРИНА Прорастает.
Ю. МЕНЬШОВА Прорастает. Понимаете, это как раз мне кажется, чем сильнее, вот этим сейчас катком прижимать, вот таким вот, относительно кусочка дерьма, тем оно как бы сказать, завершает какой-то процесс изучения себя. Ну, как в детском саду дети в какой-то момент обнаруживают, что у них есть, оказывается, еще и половые органы, боже мой, как это интересно, потом схлынуло, прошло, и как-то ребенок развивается дальше. Мне кажется, у нас общество проходит вот этот период, когда вот так вот все, дойдем до какого-то края, а потом опять вот все про здоровое про что-то, про доброе, про вечное.
К. ЛАРИНА Даже я вот смотрю вот на всех этих гостей снаружи. Ну, не все же подставные, есть же и настоящие люди, которые по собственной воле приходят на все эти ток-шоу, ну, кроме «Окон» там еще существует «Большой куш», «Большая стирка», еще какие-то вещи, «Моя семья», это вообще классика жанра. Все равно эти герои сильно отличаются даже от ваших героинь. Ведь ваши героини же тоже были люди, которые писали вам письма, которые рассказывали о своей судьбе, готовы были откровенничать публично, да?
Ю. МЕНЬШОВА Ну, это вопрос отбора. Нет, Ксюш, это вот
К. ЛАРИНА Тоже приходили такие вот?..
Ю. МЕНЬШОВА Конечно, приходили разные и это не вопрос того, что люди изменились и стали сплошные сумасшедшие, и что же твориться с нашим обществом.
К. ЛАРИНА Просто раньше их не пускали.
Ю. МЕНЬШОВА Нет, нет, просто мы не выбирали это, потому что еще есть пресловутая журналистская этика, понимаете, есть люди, которые же готовы просто раздеваться и им это доставляет удовольствие, причем даже в буквальном смысле слова готовы раздеться, почему бы нет. Ну, это вопрос того, хочу ли я, чтобы это происходило в моей программе, и мало того, еще вопрос моей человеческой ответственности, когда есть же люди действительно не совсем здоровые, на самом деле этим можно пользоваться. Искать. Замечательная, ну она на один день у нас мелькнула здесь, такая, рейтинг собрали, люди посмеялись.
К. ЛАРИНА Пользуются.
Ю. МЕНЬШОВА И пользуются.
К. ЛАРИНА А вы готовы перейти через это?
Ю. МЕНЬШОВА Нет, я не готова. Не готова никогда, но по-моему, это, в общем, за 7 лет моего существования в эфире можно было видеть наглядно.
К. ЛАРИНА Бог его знает, все-таки телевизор, это такая вещь, достаточно циничная, в конце концов.
Ю. МЕНЬШОВА Нет, не произошло со мной этого искушения, относительно такого цинизма. Есть вещи, которые, знаете, я никогда не забывала, но меня не приходилось особенно натаскивать и говорить: Юля, не забывай! Не то что, знаете, как я с утра молитву себе эту произносила. Но я понимаю, что программа, которую я делаю, это один день в жизни страны, условно говоря, людей, которые ее смотрят. Один день. Даже если она была замечательная, они ее запомнили, но и то, через год она замылилась, забылась, и они пошли дальше жить своей жизнью. А у человека, конкретного, это на всю оставшуюся жизнь, либо хорошее впечатление, либо что-то такое неприятное. Поэтому я себе позволить перейти эту грань не могу, потому что ну что же, мне хочется, чтобы меня хорошо вспоминали вообще как-то.
К. ЛАРИНА Мы делаем небольшую паузу на новости, затем продолжим нашу встречу и вновь возвратимся к вашим вопросам, уважаемые слушатели.
НОВОСТИ.
К. ЛАРИНА Несколько вопросов слушателей сейчас прочитаю, но здесь есть смешные вещи, я как бы чувствовала и знала, что это будет обязательно, но не до такой же степени. Ну вот, смотрите, Юль, читаю: «дорогая Юля, правда ли, что вы вышли замуж за Льва Новоженова, или за Андрея Максимова? Ну, поздравляем! Учителя начальных классов Юго-восточного округа Москвы».
Ю. МЕНЬШОВА Господи Боже!
К. ЛАРИНА Здесь вторая телеграмма по этому поводу от другой семьи, из, по-моему, Пермской области: «каковы ваши отношения с первым мужем Львом Новоженовым и как относится к вашим детям Андрей Максимов?»
Ю. МЕНЬШОВА Ха-ха-ха!
К. ЛАРИНА Отвечайте.
Ю. МЕНЬШОВА Вы знаете, разочарую сейчас слушателей, как-то, боюсь, что Андрей Максимов к моим детям, тем более, к одному моему ребенку, на самом деле просто никак не относится, за исключением того, что у них имена почему-то одинаковые, как-то это, конечно, наводит на размышления, я понимаю. И с Львом Новоженовым тоже как-то у нас
К. ЛАРИНА Не сложилось.
Ю. МЕНЬШОВА Отношения не сложились. Разочарую, вот я как была замужем за актером Игорем Гординым, так я, в общем, и остаюсь за ним замужем. И ребенок у нас общий, и относится он к нему хорошо.
К. ЛАРИНА Из Красноярска, от Карла: «передайте большое спасибо и благодарность Владимиру Меньшову и Вере Алентовой за то, что они родили и воспитали такую замечательную дочь как вы. А как вам жилось и училось? Ведь вы были актерской дочкой. И не жалеете ли, что с НТВ исчезла ваша программа?»
Ю. МЕНЬШОВА Ну, про НТВ я уже рассказывала. Училось и жилось нам в семье столь великих артистки и кинорежиссера хорошо. Я передам вам обязательно ваши слова благодарности, причем даже, я думаю, это будет красиво звучать, именно от меня, когда я приду и скажу: вот, мама и папа, спасибо вам, что вы меня родили вообще и воспитали такой хорошей. Жилось и училось мне у них хорошо, но просто мне кажется, распространяться на эту тему не особо, я столько раз об этом говорила. И, может быть, чего-то в интернете можно найти.
К. ЛАРИНА Ну, хорошо.
Ю. МЕНЬШОВА Не хочется, времени-то мало.
К. ЛАРИНА Хорошо. Реплика от Елены: «необходимость зарабатывать большие деньги, а ТВ это большие деньги, заставляет ведущих искать слова для оправдания того, что они делают. У них это хорошо получается».
Ю. МЕНЬШОВА Вот вы знаете, как вот прямо смотрите, как в точку попали. Вот значит, ничего я сейчас не делаю, именно потому, что сказала себе, что необходимость зарабатывать большие деньги не может быть мотивацией для работы. И вот эта пауза, которая произошла после того как мы взаимно закрыли проект «Продолжение следует», от НТВ мне поступало несколько предложений попробовать себя там, в одном проекте, в другом проекте, от которых я отказалась.
К. ЛАРИНА А что предлагают они, какого плана?
Ю. МЕНЬШОВА Ну, я не хотела бы входить в подробности, потому что есть какие-то программы, которые еще будут выходить.
К. ЛАРИНА В этой же нише женской программы, или как?
Ю. МЕНЬШОВА Нет, предлагали не в этой же нише, другие чуть-чуть направления, но вот мне они не казались близкими. И как-то так мы поговорили с главным продюсером Сергеем Леонидовичем Шумаковым и так он соглашается со мной. Ну, хорошо, нет, так нет. Хотя, если бы была такая необходимость зарабатывать большие деньги, то, наверное, имело бы смысл на это соглашаться. Но я должна сказать, что я нахожусь сейчас в каком-то периоде переоценки ценностей, и может быть, это связано с тем, что я, наконец, достигла Христова возраста, и мне ровно этим летом исполнилось 33, и все бабахнуло, знаете, и все. И я стала думать вообще о жизни по-другому. Ну, хотя не скажу, что по-другому, я так о ней и думала, просто возвращаюсь к каким-то истокам своим. Я поняла, что я за эти 7 лет в эфире и за 8 лет на телевидении все время жила, — а это необходимо, — на результат. Когда ты занимаешься публичной профессией, это неизбежно, ты все время, как бы сказать, чего-то готовишь, для того, чтобы выдать в эфир. Ну, вы меня понимаете, потому что на радио, собственно говоря, та же самая история. И вот сейчас, в эту паузу, которая произошла, я так ей радуюсь. Хотя, с одной стороны, она может быть, и опасной, потому что телевидение в этом смысле страшно жестоко, и тебя полгода нет на экране, и тебя забыли. И это Но я тоже не считаю для себя это мотивацией для того, чтобы сейчас срочно за что-то хвататься и что-то делать, потому что мне хочется быть честной и сказать: ну, если меня забудут через полгода, и ничего больше не получится, — ну и что же, очень может быть. Я когда-то, соответственно, 8 лет назад уходила из театра. И занялась совершенно другой профессией. Может быть, мне опять там предстоит такой же круг, и такой же поворот. Почему я так себя веду? Потому что я поняла, что мне, собственно говоря, сегодня нечего сказать людям. Вот так.
К. ЛАРИНА Почему? Это от чего зависит?
Ю. МЕНЬШОВА А выхолостилась. Понимаете? Я 8 лет живу на результат, я выдаю бесконечно, конвейерно выдаю из себя, выдаю, выдаю, выдаю. А момента накапливать нету. И я понимаю, что за 8 лет такой жизни я понимаю, что мне хочется сейчас книжки читать, семьей заниматься. Причем вот даже не столько бытовой имеет оттенок, сколько я понимаю, что мне вот пожить надо. Знаете, жить. Вот не поработать, а пожить, понять, а что происходит-то вокруг. Это, конечно, не значит, что до этого я ничего не видела, не замечала, но вот накопить чего-то надо, каких-то сил новых, желаний, открытий для самой себя. Почитать что-нибудь хорошее и удивиться, и сказать: слушайте, как замечательно! И захотеть этим поделиться, понимаете. И вот сейчас я занимаюсь тем, что я, во-первых, живу, и не зарабатываю деньги, во-вторых, придумываю новую программу со своей командой, в своей студии. Мы так варимся, мы себе позволяем роскошь вообще не гнать эту ситуацию. «Давай, быстрей, быстрей, скорей, потому что вот эфир уже!» А что-то мыслить. «А давайте так, может быть, прикинем, а давайте так». А интересно ли это нам самим, и прочее. И я получаю громадное удовольствие от этого периода. Хотя, конечно, испытываю определенное количество страхов на тему того, что вообще, а не закончится ли все это аутом. И по поводу больших денег испытываю страхи, и прочее, прочее, прочее.
К. ЛАРИНА А ваше возвращение в театр, это возвращение в театр, или это просто такой зоологический интерес, вам это было любопытно?
Ю. МЕНЬШОВА Да, наверное, это не возвращение в театр, это был интерес огромный к драматургии Жени Гришковца, который совершенно меня просто опрокинул своими моно-спектаклями, и это была какая-то мистика такая, потому что мы разговаривали с мужем буквально накануне звонка Райхельгауза, я говорила: ты знаешь, я вот поняла, вот если бы вообще, в принципе, меня и могло что-то заманить в театр, то это вот если бы была пьеса Жени Гришковца. Сказала я, не зная, что он пишет не только для себя. Я была уверена, что он пишет такие моно-спектакли для себя. Вот этот текст, эта структура, это просто какое-то колдовство. И просто, буквально на второй день мне позвонил Райхельгауз, который говорит: вот, у нас к вам такое предложение, пьеса «Город» Евгения Гришковца. Я так, трубка выпала из рук, я поняла, что это судьба практически. Потом почитала, правда, стала отнекиваться, но как-то Иосиф ухитрился меня все-таки уговорить попробовать, попробовать, вот так все, околичностями. Ну, давайте попробуем. Мы стали пробовать, и уже я, конечно, этим делом увлеклась, и так, какой-то промежуток времени была увлечена, потому что мне, правда, мне кажется, что он какое-то абсолютное откровение, Женя, он такой, даже до конца не оценен. Для меня он очень похож на Чехова, в моем ощущении, потому что мне кажется, что он пишет абсолютно в этой же эстетике, когда на поверхности слова одни, а внутри происходят какие-то процессы. Но главное, что как Чехов для меня, к сожалению, почти вот просто практически, нет, 1 спектакль видела, когда это вот было по мне поставлено, так, как вот я прямо говорила: да, Чехов так пишет, это однажды было, спектакль Димы Брусникина во МХАТе, «Платонов» назывался. А в принципе, Чехов, мне все время кажется, господи, что в нем выискивать, там же все действительно, вот как он говорил артистам, ему говорят: вот там-то, там-то, а он говорит: а у меня же все написано. И я прямо понимаю, что он не юморил, он же правду говорил, у него там все написано. Он ужасно не претенциозен, ужасно не интеллектуален, он абсолютно прост. И действительно, там вот если так играть, и Женя таков же, понимаете, вот он в этом смысле. Но к нему, конечно, такое искушение для современного артиста, испытание, а не искушение для современного артиста, для режиссера, в том числе. Потому что, чтоб его поставить, вообще-то надо найти в себе вот это первобытное, не замусоренное жизнью, эту наивность и простоту. Не наивность, простота. Простота, с которой человек, который обжегся, говорит: больно! И все. Больше ничего. Он констатирует все время какие-то факты. Но за счет того, что он так прост, он проникает в какие-то такие глубины подсознания. Ну, в общем, это было безумное увлечение, которое, собственно, и продолжается, и любовь
К. ЛАРИНА Получаете какое-то удовольствие от работы в спектакле «Город»?
Ю. МЕНЬШОВА Сейчас я уже, наверное, в спектакле «Город» играть не буду. Потому что я, конечно, мало актриса. И поэтому заканчивала когда-то с этой профессией. Для меня все, что переходит я испытываю какой-то такой интерес к этой профессии, с точки зрения изучения какого-то. Я никогда не испытывала на сцене упоительного такого, знаете, когда рассказывают
К. ЛАРИНА «Я пьянею на сцене», да?
Ю. МЕНЬШОВА Да, вот выходишь, и вот ради этого ты готов простить все, все эти закулисные проблемы и прочее, потому что ты на сцене там, это наркотик. Никогда! И вот не могла понять. Но должна сказать, что вот точно также не разделяю вот это: телевидение это наркотик, театр это наркотик, журналистика это наркотик. Мне кажется, это какой-то бред, потому что человек вообще-то свободен. Или он теряет в себе это ощущение свободы, тогда он начинает оправдываться, что телевидение и прочее, прочее наркотик. И медицина это наркотик, где бы ты ни работал. Поэтому не испытывала я этого наркотического опьянения от театра. И, собственно, видимо, и по сию пору не испытываю. И ровно когда закончился мой какой-то такой интерес, ну, поняла я все про спектакль, поняла я про драматургию, поняла про эту роль. Ну, много про что поняла. Мне кажется, что имеет смысл сделать, ну, по крайней мере, перерыв, скажем так, может быть, не будем говорить, что я не буду больше этого делать, но перерыв имеет смысл, потому что мне тоже хочется оставаться честной, я не хочу это делать. Это не есть моя профессия такая вот, когда я должна. Я хочу это делать только когда я хочу. Вот. Хотя это, конечно, выглядит жуткими капризами звезды, наверное.
К. ЛАРИНА Это нормально выглядит для взрослого человека. Я вас благодарю за искренность, это редко бывает. Так, смотрим дальше. «Ваше мнение о фильме ваших родителей «Зависть богов»? Если можно, подробнее, на мой взгляд, это самый сильный фильм последнего времени», — считает Ирина.
Ю. МЕНЬШОВА Вы знаете, я просто тоже вместе с благодарностью за то, что я такая прекрасная, обязательно передам вот эти слова. Мне трудно говорить.
К. ЛАРИНА Юля там пела, кстати, за кадром.
Ю. МЕНЬШОВА Да, пела, было.
К. ЛАРИНА То самое танго.
Ю. МЕНЬШОВА О да! Мне трудно судить о работе моих родителей с точки зрения глобального взгляда со стороны.
К. ЛАРИНА Объективно.
Ю. МЕНЬШОВА Да, действительно. Ну, просто трудно. А мне этот фильм нравится. Мне жаль, что он прошел не таким огромным экраном, как, собственно говоря, все наши фильмы, которые выходят. Мне кажется, что он действительно мог бы собрать такую Во всяком случае я точно знаю, что у женской аудитории он пользуется сумасшедшим успехом, причем очень разных возрастов.
К. ЛАРИНА И у некоторой мужской тоже.
Ю. МЕНЬШОВА Ну вот видите, как, замечательно. Хотя я знаю, что есть и не сторонники этой картины, которые ее не любят.
К. ЛАРИНА А есть просто хамы, давайте уж скажем, да?
Ю. МЕНЬШОВА Есть хамы, да. Ну, в общем, короче говоря, мне приятно, что вы так оцениваете эту картину. А от своих оценок подробных я воздержусь, просто мне неловко, правда, мне тяжело размышлять на тему родителей.
К. ЛАРИНА «Юлечка, есть ли у вас любимое личное занятие, желание, и какая вы хозяйка в кулинарии? Откройте секрет», — Татьяна, Санкт-Петербург.
Ю. МЕНЬШОВА О-о! Ну, начинаю открывать свои секреты, хозяйка в кулинарии я не особо какая, честно говоря, но не потому, что я не вкусно готовлю. Готовлю я вкусно. Но готовлю я исключительно вещи быстро готовящиеся, потому что все, на что нужно потратить больше часа, у меня начинает вызывать сильное раздражение. То есть, соответственно, я не пеку никогда и ни за что. Ну, и не делаю никаких сложносочиненных таких вот, чем хвастаются обычно. Я делаю там, мясо, но мясо вкусное. Но я делаю простые вещи. Дальше, там личные какие-то мечты. Мечты мои просты, мечты мои сводятся к тому, чтобы все были живы-здоровы, потому что что-то действительно с возрастом это как-то начинает иметь очень большое значение, так, начиная где-то вот все остальное понимаешь, что приложится. А вот если это будет, то все хорошо. Ну, и хочется мне сочинить проект свой, все-таки придумать его. И чтобы мы все-таки все работали, и там, прочее, прочее, прочее.
К. ЛАРИНА То есть, в телевизор все равно вернуться хочется?
Ю. МЕНЬШОВА Да. Я скажу так, что я не испытываю я поняла, что я устала, но я устала, лично я, но я не устала от этой профессии. Потому что вот когда я уходила из театра, это была усталость от профессии, мало того, нелюбовь к этой профессии, я не хотела больше этим заниматься, а сейчас нету у меня такого ощущения, что, дескать, телевизор меня раздражает, и вот я больше там работать не хочу, я хочу искать что-то новое. Клянусь, испытывала бы это чувство, не вернулась бы. А пока испытываю чувство, что мне кажется, что я чего-то там могу еще что-то осуществить и что-то мне интересно. Потому что, конечно, когда я 8 лет назад пришла на телевидение, я испытала просто абсолютный такой экстаз человека, который сказал: боже мой, а вот оно, мое-то пространство!
К. ЛАРИНА Ну, на самом деле, я помню первые эфиры программы «Я сама». И все равно вот для меня это наглядный совершенно пример, вот вы, Юля Меньшова, как человек из телевизора. Когда актриса, играющая ведущую, превратилась в полноценного ведущего телевизионного абсолютно персонажа, когда увлечение, изображение, иллюстрация превратилась в профессию. Вы сами, вот когда оцениваете этот свой путь 7-летний, вы понимаете, что вы начинали все равно как артистка, которая играет ведущую?
Ю. МЕНЬШОВА Нет, не понимаю, не понимаю этого, потому что, ну, значит, это так выглядело.
К. ЛАРИНА Да.
Ю. МЕНЬШОВА Мне самой смешны мои первые эфиры, которые я вижу.
К. ЛАРИНА Букли какие-то были смешные такие.
Ю. МЕНЬШОВА Да, но это все тоже, кстати, было не мое, а мне навязанное. Так сказали, чем смешней, чем необычней, тем лучше. Ну, хорошо. А что касается своего внутреннего ощущения, я помню, что нет, игры-то у меня внутри не было, наоборот, была полнейшая искренность. Мало того, я считаю для себя принципиально важным моментом, когда я стала ведущим, на первой же программе, когда я вышла к людям, которые сидели в зале, и сказала, что знаете, я панически боюсь, я никогда в жизни не вела программ, меня зовут так-то и так-то. Мне дико страшно, что сейчас все завалится только из-за одной меня. Поэтому я вас умоляю: пожалуйста, помогите мне. То есть, даже если вам будет не очень смешно, похлопайте там, или еще что-то, потому что я умираю от страха, у меня трясутся коленки. И это было какое-то такое преодоление. Это был тот самый, причем я считаю, что это момент ведущий, потому что актриса это четвертая стена, ну, как бы есть зритель, а ты там что-то выступаешь. Я сразу пошла напролом сквозь эту четвертую стену.
К. ЛАРИНА Пошла к людям.
Ю. МЕНЬШОВА Да, вышла к людям, и просила у них помощи. И они мне, надо сказать, действительно ответили взаимностью и помогали.
К. ЛАРИНА Так, несколько вопросов опять от слушателей. «Юля, вы не считаете, что все эти выверты реального ТВ: «За стеклом», «Окна», и др., связаны просто с недостатком культуры, знаний, таланта работников телевидения? Поэтому они просто эксплуатируют население?»
Ю. МЕНЬШОВА Нет, к сожалению, я так не считаю, потому что люди, которые делают программы, я их знаю более-менее, как-то так, кого-то хорошо, кого-то хуже. Нет, это не связано с недостатком культуры. Это связано с деньгами и связано с недостатком культуры в стране в принципе.
К. ЛАРИНА В которой никогда не было достатка, уж давайте скажем.
Ю. МЕНЬШОВА Этот продукт востребован, понимаете. Потому что люди высокого культурного уровня отворачиваются от этого продукта, то большинство от него не отворачивается. Но я должна сказать, что вот единственное, что я хочу оговорить каждый раз, потому что знаете, вот за эти 10 лет, если происходят у меня какие-то откровения, то они происходят мне всегда казалось, все советские люди бывшие, мне всегда казалось, что типа вот мы такие, вот какие-то, или мы такие потрясающие, вот где-то с таким шовинизмом российским, все остальное ужасно. Ну, и с тем же ужасом, что мы такие ужасные. Знаете, больше нигде в мире нет такой катастрофы как в России. Вот за эти 10 лет я поняла, что все это неправда, и шовинизм неправда, и что вот таких ужасных нет нигде тоже полная неправда. Недостаток культуры в Америке такой, и востребованность вот такого продукта в Америке такая, они нам фору дадут, ребята, поэтому мы может быть спокойны.
К. ЛАРИНА Оттуда формы этих программ.
Ю. МЕНЬШОВА Во многом оттуда. И в Европе те же самые проблемы. И говорить о том, чтобы окультурить всю страну, и сделать, чтобы все слушали Бетховена, исключительно, и вообще стремились в консерваторию, да бессмысленная задача! И с другой стороны, не отношусь ни в коем случае я к тем людям, которые требуют этот продукт, не отношусь к ним свысока, потому что действительно знаю, что есть часть людей, которые, что называется работают у станка целый день, и таки, да, когда я так работала, не у станка, но в принципе, когда ты охреневаешь просто от работы, ты приходишь, все, что тебе хочется, это тупо читать детектив, или смотреть идиотскую передачу, потому что она не задействует твоих мозгов, мыслить не хочется. Огромное количество людей таких есть, понимаете, которые просто работают так ежедневно. И им это нужно. Есть вот маленькая грань, относящаяся к журналистской этике, там, и прочее. Но это вопрос государственный, государственный, когда можно все-таки работать только на этом поле, и стараться на нем деньги зарабатывать, а можно пытаться чего-то как-то думать и о будущем. Ну, в том числе, история, касаемо моей программы «Рядом с тобой», которую мы пытаемся. Когда программа сделана качественно, когда у нее замечательная картинка, прочее, драматургия, все присутствует, и она заботится о будущем поколении, на самом деле, и думает о психологии взаимоотношений родителей и детей. Ну, не нужно никому. Потому что это рейтинг наберет не очень большой, а поскольку людей, интересующихся этим пока не очень много, или еще пока не перерастает эта аудитория. Ну, вот то, что сразу, мгновенно не дает результата, вот оно людям, руководящим каналами не очень нужно. Понять их могу тоже, но думаю, почему я упомянула слово государственная программа, нужны на это, потому что в принципе, тогда государство должно дотировать такие передачи, такие не знаю, там, что-то. И к вопросу, относительно опять-таки, чего-то я путано сегодня говорю, но есть телеканал «Культура», вот я отвечаю конкретно женщине, которая задавала этот вопрос. Если вы испытываете такой тихий ужас о того, что происходит на других каналах, включайте прям с утра чудесный канал!
К. ЛАРИНА Хорошие программы.
Ю. МЕНЬШОВА Просто прекрасные передачи, и просто отдыхаешь, отдыхаешь и отдыхаешь.
К. ЛАРИНА На самом деле, я думаю, что преуменьшать роль телевидения в жизни россиян не стоит, потому что действительно это параллельная реальность, в которой очень часто эту границу переходят, и у людей возникает ощущение, что они именно в этом мире они и живут, что на он самом деле такой же, да? Стирается эта граница между реальной жизнью за окном, и той, которая вот в этом ящике.
Ю. МЕНЬШОВА Знаете что? Она, с одной стороны, стирается, с другой стороны, она тоже претерпела определенные изменения замечательные, потому что я должна сказать, что вера советского человека в телевидение передать вам невозможно. Потому что я немножко с ней столкнулась еще 8 лет назад, начиная вести программу, когда писали бесконечные письма: «вышлите денег; пришлите одежды; вообще, приезжайте, давайте поговорим; выходите за меня замуж; давайте с вами будем дружить и переписываться», и прочее, прочее. То есть, вот восприятие меня как некоего человека всемогущего, вот просто. Я работаю на телевидении, и я бог, по крайней мере.
К. ЛАРИНА В Кремль каждый день хожу.
Ю. МЕНЬШОВА Да, и в Кремль, с Путиным немножко поговорить, и с Ельциным, и с другими ведущими на каналах. И я понимала, что вера человека в телевидение такова, что это действительно страшно. Мне кажется, что как раз сегодня мы можем сказать, что вера в телевидение стала намного поменьше. И это хорошо.
К. ЛАРИНА Это Юлия Меньшова. Наверное, будем заканчивать мы нашу встречу.
Ю. МЕНЬШОВА Что-то много успели рассказать.
К. ЛАРИНА Да, много мы успели сказать. И вопросов очень много. Вопросы повторяются по поводу где, когда увидеть. Ну, увидим когда-нибудь, я надеюсь, что Юля
Ю. МЕНЬШОВА Ну да, как только я чего-нибудь придумаю.
К. ЛАРИНА Решит для себя что-то, какой-то вопрос главный решит, то она вам скажет, появится она в телевизоре или не появится. Юля, большое спасибо, до встречи, приходите к нам в гости.
Ю. МЕНЬШОВА Спасибо.
К. ЛАРИНА А то, между прочим, для души можете прийти и провести какую-нибудь передачу на «Эхе Москвы».
Ю. МЕНЬШОВА Спасибо.
К. ЛАРИНА Хотите?
Ю. МЕНЬШОВА Не знаю, не думала об этом, давайте подумаю.
К. ЛАРИНА Договоримся, подумайте, тоже интересно.
Ю. МЕНЬШОВА Спасибо.
К. ЛАРИНА Спасибо.






















Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире