'Вопросы к интервью
>К. ЛАРИНА Я хотела Марлен Дитрих поставить, почему-то подумала, что вот моему сегодняшнему гостю наверняка нравится Марлен Дитрих, но не нашла ее, поставила Далиду. Здравствуй, Саша.
А. ШАТАЛОВ — Добрый день. Действительно, Далида прекрасна. Сейчас вспоминаю ее прекрасный памятник на кладбище Монмартр, хороший. Солнце, она, знаете, так золотистая вся. Я думаю, сейчас там 16 градусов тепла, в Париже, очень хорошо, и для памятника, и для памяти об этой певице.
К. ЛАРИНА Это Александр Шаталов, ведущий программы «Графоман», как я говорю, единственная, по-моему, программа о литературе, которая выходит на нашем отечественном телевидении. Ну, в данном случае, на канале «Культура». И вы сегодня буквально можете послушать нашу программу, а после этого включить канал «Культура» и увидеть Сашину передачу. Да?
А. ШАТАЛОВ Да. И, может быть, она даже понравится.
К. ЛАРИНА В 12 часов.
А. ШАТАЛОВ В 12 часов на канале «Культура», каждую субботу.
К. ЛАРИНА Ну, тогда сразу начнем с анонсов. Что у нас сегодня в программе «Графоман»?
А. ШАТАЛОВ Вы знаете, передача выходит уже 8 лет. За 8 лет, естественно, она существенно изменилась, но сегодня в этой программе у нас в гостях будет известная, замечательная писательница Галина Щербакова. Вокруг беседы с ней будут построены информационные и новостийные сюжеты. Мы, естественно, в эти праздничные дни, кстати, поздравляю, Ксения, с праздником, прошедшим, правда, уже.
К. ЛАРИНА Спасибо.
А. ШАТАЛОВ В эти праздничные дни мы попытались немножко поразмышлять, что же такое женщина в литературе. Как это удалось, уже судить телезрителям. Но все-таки. И будет у нас сюжет, посвященный Гоголю. Вы знаете, что недавно исполнилось 150 лет со дня кончины писателя.
К. ЛАРИНА А 1-го апреля будет его день рождения.
А. ШАТАЛОВ И вот между этими датами наш сюжет.
К. ЛАРИНА Ну, что же, дорогие друзья, я вас призываю вопросы присылать нашему гостю на наш пейджер. Вопросы любые, какие хотите, связанные и с телевидением, связанные с литературой, естественно. Я уже говорила нашим слушателям, и вам, Саша, повторю, что у нас сегодня так получилось, что у нас такой литературный эфир, поскольку, вот начиная с этого момента, программа «Графоман», затем у нас в программе «Книжное казино» Владимир Сорокин и Виктор Ерофеев. А в 13 часов 15 минут у нас в гостях будет Юлий Ким. Так что вот, у нас сегодня такой звездный литературный эфир. Вот, кстати, о женщинах. Почему все-таки, как мне кажется, пока женщин, таких радикалов, типа Сорокина или Ерофеева, в литературе пока не случилось, в отечественной? Или я ошибаюсь?
А. ШАТАЛОВ Я думаю, что эти изменения сейчас происходят. И вот как раз Витя Ерофеев, который будет вскоре после меня в эфире, я думаю, обязательно представят одну из таких писательниц. Витя Ерофеев создал недавно издательство новое, которое называется «Зебра Е», видимо, «Зебра Ерофеева», да?
К. ЛАРИНА Угу.
А. ШАТАЛОВ И выходит у него новая серия, которая называется «Дети Зебры». Только что в этой серии вышла замечательная книжка Софьи Купряшиной, молодой писательницы, это первый сборник ее рассказов. Читать этот сборник людям старшего поколения я ни в коем случае не рекомендую, потому что это как Сорокин, но только немножко круче и острее, потому что это написано женщиной, от лица женщины. И героини Софьи Купряшиной как раз такие низовые женские элементы в нашем обществе, так скажем.
К. ЛАРИНА Ну, вот, такие экстремальные проявления в литературе, насколько они вообще допустимы? Когда мы говорим, этого нельзя, а это можно. Вот табу какие-то, запреты существуют в литературе, или нет, на ваш взгляд, Саш?
А. ШАТАЛОВ Я думаю, конечно, они существуют. Ну, во-первых, каждый волен у нас с вами включать телевизор на программе «Графоман» или не включать. Каждый волен покупать книгу или не покупать, безусловно. Но издатели обязаны предупредить читателя, что их ждет под той или иной обложкой. То есть, внимание к аннотации, к представлению той или иной книге обязательно. У нас это, кстати, не всегда соблюдается. Но понятие радикализма в литературе очень относительно, потому что, естественно, радикализм в литературе необходим для того, чтобы вызвать раздражение у читателя, вызвать его с помощью этого раздражения на собеседование, на сочувствие. И способ раздражения, способ вызова этого раздражения очень относителен, потому что вы вспомните, если раньше женщинам достаточно было носить немножко укороченную юбку, это вызывало раздражение, и возбуждение у мужчин, потом в литературе достаточно было коснуться каких-то запретных, более-менее откровенных сцен, это тоже вызывало раздражение у читателей. То сегодня уже такого раздражителя нет. Мы с вами в текстах литературных, напечатанных на русском языке, уже встречаем открыто и нецензурную лексику, она уже не является для нас раздражителем, мы привыкли к этому. Поэтому писателю надо быть очень талантливым, чтобы почувствовать вот этот нерв, и вызвать уже немножко уставшего от литературы, уставшего от нашей богатой духовности читателя на ответное сопереживание.
К. ЛАРИНА Нужно прятать такие книги от детей?
А. ШАТАЛОВ Я думаю, детей надо воспитывать так, чтоб такие книги не надо было от них прятать. Их надо воспитывать в терпимости. И надо, чтоб дети сами уже умели отличать, что им нужно, что не нужно. Чтобы они знали, что плохо, что есть хорошо. Это я говорю о литературе. Но это не касается, безусловно, телевидения. Телевидение должно быть более цензурным, и на мой взгляд, более отвечающим за своих телезрителей.
К. ЛАРИНА Мы говорим о каких-то проявлениях нецензурной лексики, скажем так, в литературе. Но есть еще более опасные вещи, на мой взгляд, я говорю как мать, хотя у меня еще маленький ребенок, он читает только то, что ему положено по его возрасту. Но я прекрасно понимаю, что в какой-то момент он уже вылетит из-под моего контроля, и будет читать те книжки, которые ему посоветуют товарищи по школе, друзья, на улице или где-то. Вот книга типа «Низший пилотаж», то, что касается наркомании. Я ее не читала и не хочу обсуждать ее художественные достоинства. Сам факт появления вот такой литературы, вот об этом, насколько он имеет право на существование?
А. ШАТАЛОВ Я так понимаю, что, естественно, литература на эту тему и об этом, то есть, о наркотиках, о влиянии наркотиков на человека, не только с точки зрения медицинской, но с точки зрения художественного осмысления этих фактов, безусловно, может быть и должен быть в литературе. Другое дело, как это написано, на кого это рассчитано. Я считаю, что эта книга, безусловно, неудачная. Я считаю, что в министерстве печати, которое вынесло предупреждение издательству, которое выпустило эту книгу, было право. И, безусловно, я считаю, что это издательство должно было быть наказано. Такую книгу без подготовки, без предупреждения читателя нельзя было выпускать. После того, как были предупреждения сделаны, издательство стало продавать эту книжку уже в целлофане, с вкладышем, в котором предупреждало, что вот такая плохая книжка. Но я считаю, что это говорит о полном отсутствии этики со стороны издателей вот данной книги. Кстати, это то самое издательство, которое выпускало и Владимира Сорокина, который тоже будет у вас сегодня в гостях.
К. ЛАРИНА По сравнению с этим писатели, с которых начиналось издательство «Глагол», ваше, Саша, типа Берроуза или Генри Миллера, они кажутся детским лепетом на сегодняшний день.
А. ШАТАЛОВ Ну, вы знаете, потому что действительно в то время, когда издательство «Глагол», я объясню, может быть, некоторым нашим слушателям, что я уже больше 11-ти лет назад создал в России первое частное издательство. Это я могу говорить с гордостью немножко. И первая книжка, которую мы выпустили, это была книжка Эдуарда Лимонова. Тоже в то время была провокативной, и тогда была введена мной впервые в отечественной литературе такая формулировка: «книга не рекомендуется для чтения лицам, не достигшим совершеннолетия». То есть, я старался предупредить со своей стороны потенциальных читателей, что в этой книге. Почему? Потому что там есть нецензурная лексика. Конечно, такие книжки сейчас не воспринимаются радикально. Но мне кажется, что уже читатели устали вообще от разного рода радикализма. Если мы сейчас с вами почитаем и Берроуза, который тоже писал достаточно откровенно, тоже писал о переживаниях наркомана. Кстати, в той книге, которую выпускало издательство «Глагол», в конце были написаны комментарии самого уже автора, который говорил о том, что такое наркотики, как они влияют на человека. То есть, это было не просто издание абстрактное, а издание как бы осмысленное. Сейчас эти книги воспринимаются, на мой взгляд, с какой-то даже нежностью и ностальгией по светлым, чистым временам, когда еще некоторые такие откровенные сцены могли кого-то шокировать.
К. ЛАРИНА Ну, вот смотрите, мы все-таки с вами, как, впрочем, и все остальные и слушатели наши, и не слушатели, всегда говорим о возможном восприятии подростками или детьми какой-то книжки через призму уже нашего собственного возраста. А если вспомнить себя в 15 лет, вот у вас были какие-то такие потрясения, связанные именно с литературой, Саш? То, что могло каким-то образом изменить ваше существо, ваше восприятие жизни, отправить по неверному пути?
А. ШАТАЛОВ Вы знаете, я думаю, что по неверному пути меня ничто не могло отправить, просто так получилось, что моя бабушка была библиотекарем всегда. Она работала еще вместе с Крупской. Вот сейчас молодые люди не знают, кто такая Крупская. Крупская это была жена Ленина. Вот, она работала вместе с Крупской и всюду по стране, мой дедушка был партийным работником, она ездила вместе с ним и создавала библиотеки. Поэтому я вырос в доме, где кругом не было вещей никаких, кроме книг. Поэтому я был книгочеем, в прямом смысле этого слова. И я читал все, и, может быть, поэтому я занялся издательской деятельностью, может быть, поэтому я и веду эту книжную передачу «Графоман», потому что мне книги всегда были интересны. Мне было интересно узнать с помощью книг что-то новое, то, что я не знаю в жизни. То, с чем я не сталкиваюсь. И поэтому, может быть, я и выпускал сначала книги более-менее радикальные, как мне казалось по тем временам, потому что я считал, что эти книги приоткрывают для нас новое пространство, новый мир. С помощью этой книги мы можем узнать что-то новое, но не обязательно это все сопереживать и проживать.
К. ЛАРИНА Ну, запретную книгу вы помните, первую свою, в вашей жизни? То, что вот вам говорили: это тебе еще рано, Саша?
А. ШАТАЛОВ У меня не было запретных книг.
К. ЛАРИНА То есть, вам было можно все?
А. ШАТАЛОВ Конечно, я был всегда любимым школьником, любимым мальчиком всех библиотекарей, и поэтому у меня был допуск абсолютно ко всем, самым сокровенным книгам, которые были в библиотеках. Я мог читать все. Ну, естественно, я помню, меня там «Декамерон» меня тогда поразил. Ну, поразил ну, понимаете, так, с точки зрения маленького мальчика. И позднее, я думаю, что ничто меня так не удивляло, и не вызывало у меня запрета.
К. ЛАРИНА У нас есть для вас вопрос от слушателя: «считаете ли вы так называемые произведения Акунина литературой?»
А. ШАТАЛОВ Вы знаете, я, может быть, один из тех немногих, которые очень отрицательно относятся к Акунину. Я считаю, что это безобразие
К. ЛАРИНА О!
А. ШАТАЛОВ То, что пишет Акунин.
К. ЛАРИНА Ой, сейчас мне плохо станет! Боже!
А. ШАТАЛОВ Это мое личное мнение, субъективное.
К. ЛАРИНА Говорите, говорите.
А. ШАТАЛОВ И я считаю, что тем самым он если предыдущая массовая литература развратила сознание читателей массовых, которые уже были довольны тем, что читают Маринину, Донцову и уже не хотят ничего более осмысленного, то Акунин был ориентирован на женщин интеллигентных, приличных, и он развратил их. Он отвратил их от литературы. По-моему, это абсолютная преступность, издавать Акунина такими огромными тиражами, и самое главное, пропагандировать.
К. ЛАРИНА Так, интересно, я думала, это короткий будет ответ. Нет, нет, нет, мы на этом не остановимся. Мы делаем перерыв на новости и после новостей продолжим эту тему, поскольку я хочу все-таки мотивацию услышать Сашину, а почему, собственно говоря, он развратил, Акунин, я имею ввиду, интеллигентных читательниц. Вот на этот вопрос Александр Шаталов постарается ответить вам после выпуска новостей.

К. ЛАРИНА Как настоящий провокатор литературный, Александр Шаталов вбросил нам такую кость, под видом Бориса Акунина, которого, как мы поняли, не воспринимает как настоящего писателя наш сегодняшний гость, считает, что литература эта вредна и опасна. Но вот здесь, конечно же, прорыв на нашем пейджере. В основном от дам, и очень многие, Саш, как это ни странно, согласны с вашим мнением: «браво вашему гостю, наконец-то я услышала публично свое мнение о творчестве Акунина», — пишет нам Юля. «Прочитав третью книгу Акунина, я пришла к тому же выводу, что и ваш гость», — пишет нам Анна. «Большое спасибо за ваше мнение о Борисе Акунине, полностью согласна», — пишет нам Людмила. Но есть и наоборот: «если вы думаете, что начали бы читать Чехова, Тургенева, Толстого, если бы не Акунин, то вы ошибаетесь», — считает Алина. Или: «интеллигентные женщины именно потому ценят Акунина, что это не настоящая литература, но это не отвращает их от настоящей литературы, другого рода, поэтому они и интеллигентные», — считает Мария.
А. ШАТАЛОВ Я думаю, что действительно, большое количество самых разных мнений. Мне кажется, что у взрослой женщины, интеллигентной женщины не так много времени на то, чтобы потратить его на ту или иную книгу. Это первое. Второе, у этой женщины не хватает времени на то, чтобы самой, самостоятельно разобраться, какую книгу стоит почитать, какую не стоит почитать. Интеллигентная женщина, это женщина, которые работают, у которых семья часто, может быть, и нет семьи. Во всяком случае, это женщина, активно занимающаяся своей жизнью и жизнью общественной. И поэтому Акунин это такая сублимация, сублимация литературы, которая ориентирована уже на интеллигентных женщин. Действительно, Акунин всегда это декларировал, он всегда это говорил. И в чем я вижу заслугу, как писателя, он никогда не скрывал, что он не создает литературу, он делает сублимацию. Некий литературный текст, ориентированный на, как он всегда, опять-таки, говорил, я почти цитирую его, на его жену и подруг его жены. Я думаю, жена известна в первую очередь, это достаточно интеллигентная женщина. Вот они и потребляют такую литературу. Вы знаете, валяясь на пляже где-нибудь или в Крыму, или на Средиземном море, вы можете читать или Донцову, или Акунина. Это будет та же самая макулатура, жвачка. Вы знаете, в свое время был популярный писатель Валентин Пикуль. На мой взгляд, он гораздо значимее Акунина, потому что он ориентирован был именно на молодежную аудиторию. И он привлекал молодую аудиторию к истории отечественной, пусть искажая эту историю. Огромное количество упреков было в отношении Пикуля в свое время. Но мне кажется, что чем он опасен, собственно говоря, Акунин, для современной женщины? Тем, что в их свободное время он отвлекает чего-то более серьезного, чего-то более важного. Даже я считаю, что кулинарную книгу или эссе того же Вайля и Гениса, огромное количество интересных книг выходит и сейчас тоже, которые, безусловно, были бы полезнее для этих женщин, для вас, Ксения, тоже.
К. ЛАРИНА Ну, вот смотрите, если возвращаться, к программе телевизионной о литературе, в чем ее главная функция? Наверное, вот то, что вы уже сказали, каким-то образом сориентировать потенциального читателя, что ему интересно, что он может для себя найти. Но в эпоху тотальной рыночной экономики, когда мы знаем прекрасно, что все вокруг продается и покупается, я не понимаю вот хотя я, допустим, это знаю, как отличить рекламную программу от программы не рекламной. Вот у нас выходит огромное количество псевдолитературных передач, которые проплачены конкретными издательствами, и это не секрет. Которые ведут там артисты какие-то, эти программы, рассказывают.
А. ШАТАЛОВ Я совершенно согласен, на мой взгляд, это преступление. И общественный российский канал, ОРТ, показывая передачу «Библиомания» в своем эфире каждый день, на мой взгляд, просто подменяет понятие культуры. Я считаю, что продюсеров этого канала надо было просто с треском выгнать с этого канала за это.
К. ЛАРИНА Насколько чисты помыслы Александра Шаталова в этом смысле? Насколько субъективен он как автор и ведущий этой передачи?
А. ШАТАЛОВ Вы знаете, к сожалению, может быть, чисты, потому что как я уже сказал, передача выходит 8 лет. Первичные и сейчас книги мы берем или в магазинах на свой вкус отбираем, или иногда просим некоторые издательства, чтобы они нам эти книги прислали. Мы стараемся показать разные книги. Недостатки нашей передачи заключаются в том, что она не повторяется в эфире. Один раз каждую субботу, вот в 12 часов, полчаса вы сможете посмотреть передачу, увидеть небольшую информацию о том, что происходит в литературном мире. И я расскажу о 6-7 книгах. Всего-навсего 6-7 книг. Естественно, отбирая из огромного количества новинок, я стараюсь акцентироваться на тех книгах, которые, на мой взгляд, дают что-то новое в культурном процессе. Т есть, которые привносят новое в литературный процесс. Поэтому мне очень сложно. Я должен в своей передаче совместить просветительскую как бы задачу, ориентированную на молодых, с информационной задачей. Информационная задача ориентирована, прежде всего, на профессионалов. То есть, самый разный возрастной должен охватить спектр телезрителей. Это очень сложно, поэтому прошу, не судите строго. Но за то огромное количество времени, которое выходит передача, у нас в гостях в программе были почти все писатели, активно действующие, как молодые, так и известные. Мы рассказали почти о всех книжных сериях и книжных новинках. То есть, мы стараемся литературу не пропускать. Но для этого надо смотреть ее регулярно.
К. ЛАРИНА Ну вот, 8 лет, это большой срок, учитывая, что за эти 8 лет наша страна прошла несколько кругов по спирали, в том числе, и в литературе. Я имею ввиду в литературе и со стороны писателя, и со стороны читателя тоже. Вот на ваш взгляд, насколько изменилась за эти 8 лет читательская аудитория? Диктуют читатели как потребители свои законы на этом рынке?
А. ШАТАЛОВ Я думаю, конечно. Вы знаете, как и в любом хозяйстве, вот у нас сейчас есть чувство патриотизма, мы сейчас предпочитаем собственные окорочка бушевским, и мы сейчас предпочитаем собственные детективы зарубежным, переводным. И если 8 лет назад у нас не было, к сожалению, ни Донцовой, ни Марининой, ни других, не менее замечательных писателей, сейчас мы создаем все у себя, в своем коллективе, «воспитаем ведьму в своем коллективе», да? Есть такой известный фразеологизм. Поэтому аудитория ориентируется сейчас на отечественные проблемы, на своих, отечественных писателей, поэтому у нас появились новые имена, новые авторы, которые, на мой взгляд, достаточно интересные. Я уже называл Софью Купряшину. Есть какие-то еще другие молодые писатели, которые, к сожалению, неизвестны широкой аудитории, они не доходят до широкой аудитории, потому что полностью отсутствует информационное пространство. Есть две книжные газеты, которые обыкновенные люди не читают. Это газеты «Экслибрис» и «Книжное обозрение», их читают только специалисты и профессионалы книжного дела. Таким образом, есть огромная пропасть между читателем, и между писателем.
К. ЛАРИНА Но есть же постоянные колонки книжные в каждой газете ежедневной, я знаю, как вот в «Коммерсанте» есть и в «Известиях» есть. Есть «Афиша», есть «Досуг», где печатаются рецензии, очень субъективные, но печатаются на книжные новинки. Этого мало, вы считаете?
А. ШАТАЛОВ Я считаю, что этого мало, потом, все зависит от того, насколько читатели будут доверять, могут доверять тому или иному обозревателю.
К. ЛАРИНА А выбора нету. Понимаете, я сама себя на этом ловлю. Я слушаю радио, вот здесь мои коллеги делают рецензии на новые книжки, я прислушиваюсь к их советам и рекомендациям, я смотрю в журнале «Афиша» то, что я сейчас перечисляла. Лиза Новикова, которая сменила, насколько я понимаю, своего супруга
А. ШАТАЛОВ Нет, не супруга. Лиза Новикова это дочь известного писателя и критика, она, к сожалению, только однофамилица Михаила Новикова. Михаил Новиков погиб.
К. ЛАРИНА А! Я не знала, я думала, что это жена. Был замечательный Михаил Новиков, я его с удовольствием всегда читала, тоже все очень субъективно, но, собственно говоря, критика литературная, как и любая другая, она субъективна, другой быть не может. Правда же?
А. ШАТАЛОВ Конечно.
К. ЛАРИНА Я думаю, что вы тут со мной согласитесь. Здесь есть несколько еще вопросов к вам, Саша. Ну, опять же, продолжая тему нашего акунинского спора: «кем оплачено выступление Шаталова на радио? Иначе нельзя объяснить, как интеллигентный человек, коим он себя считает, может заявлять, что литература Акунина вредна, а литература Ерофеева или Сорокина нет», — считает Вероника.
А. ШАТАЛОВ Ха-ха-ха! Нет, я не считаю, что литература Ерофеева или Сорокина не вредна. Просто она гораздо менее популярна у нас в стране.
К. ЛАРИНА То есть, вы солидарны с «Идущими вместе»?
А. ШАТАЛОВ Вы знаете, я считаю, что и Ерофеев, и Сорокин, это факты литературы. А, к сожалению, Акунин, это не факт литературы, это факт массовой культуры. И в этом принципиальная разница. Если наша радиослушательница этого не понимает, то, к сожалению, это ее беда, она не может отличить одно от другого.
К. ЛАРИНА «Ксения, пожалуйста, пусть ваш гость прокомментирует замечание президента Путина о том, что недопустимо повышать цены на детскую литературу, а также на литературу научно-популярную. Светлана и Виктор, родители двоих детей из Новосибирска».
А. ШАТАЛОВ Я с вами совершенно согласен, что действительно, это совершенно недопустимо, но вы знаете, при президенте, вот как раз когда он высказал свои разумные замечания, это был Совет по культуре при президенте России. В этот Совет не входит ни один писатель, кроме Радзинского, который представлен в этом Совете не как писатель, а как театровед, или что-то другое. То есть, даже на уровне президента абсолютно полное пренебрежение мнением писателей, и мнением издателей. Поэтому, ну, что, его слова брошены впустую, они будут услышаны, или не будут услышаны Государственной Думой, мне трудно судить. Я считаю, что пока государство будет пренебрежительно относиться к интересам издателей и к интересам литераторов, писателей, соответственно оно будет также пренебрежительно относиться и к нашим с вами читательским интересам.
К. ЛАРИНА Следующий вопрос: «скажите, пожалуйста, если сравнивать Щербакову и Улицкую, то кого бы вы предпочли? Лично я считаю Улицкую более сильной писательницей», — считает Ирина.
А. ШАТАЛОВ Вы знаете, я настолько хорошо отношусь ко всем писателям, честно вам скажу, и к Акунину, и к Сорокину, и к Улицкой. И я дружен со всеми ними. Ну, дружен в каком смысле? Я их хорошо знаю. Я считаю, что у каждого из этих писателей есть своя определенная, четкая ниша. Если мы проследим биографию Улицкой или Щербаковой, они немножко даже похожи друг на друга. И, безусловно, Улицкая получила недавно престижную Букеровскую премию. Я входил в жюри этой премии, так что, можно сказать, с помощью моей тоже она была удостоена этой награды. Эта премия присуждается за лучший роман. Галина Щербакова, к сожалению, пока такой премии не получила. Но, вы знаете, Щербакова пишет активно, пишет много. И я думаю, что читать ее достаточно интересно тоже. Но для той аудитории, которая воспринимает такую прозу.
К. ЛАРИНА Здесь вот пошли уже более радикальные предложения, Саш, это тоже очень опасная вещь. Вот вы сказали про Акунина, и пошло: «запретить, не печатать, сжечь, поменять». Вот как вы к этим призывам относитесь? Причем пишут: «мы согласны с Шаталовым, надо запретить, мы согласны с Шаталовым, надо сжечь, тоже, кастрировать и четвертовать»!
А. ШАТАЛОВ Нет, Акунин самый успешный сегодня писатель. И вот, по-моему, завтра начинается телепоказ фильма «Азазель» по Акунину. Я думаю, что это будет успешный показ и популярность Акунина будет еще более сногсшибательной, поэтому может быть, даже немножко я так, категоричен в своих оценках, потому что я хочу, чтобы читатели относились всегда к любой рекламе, ко всему, более трезво и аналитично. Если кто-то очень хвалит, они говорили, а почему он хвалит, согласен я с ним, или нет. Если кто-то ругает, чтобы читатели тоже подумали, согласен или нет. Чем больше мы будем с вами думать, анализировать, тем более рациональными и разумными и трезвыми мы останемся. Я вот хотел привести один пример. Кстати, вот мы с вами говорили о рекламе. Вот у нас, вы знаете, были скандалы с нашей Олимпийской сборной. И вот никто не обратил внимания на эту рекламу, которая шла по телевидению. Извините, это не совсем в области книг. Реклама такая: пиво «Пивная бочка» партнер Олимпийской сборной России. 5 кружек пива превращаются в 5 Олимпийских колец. После такой рекламы разве можно думать, что наша сборная победит? Вот куда смотрел Олимпийский комитет? То же самое может быть и с Акуниным, то есть, много давая Акунина, перекармливая народ Акуниным, мы тем самым выплеснем то позитивное, что есть в творчестве этого автора.
К. ЛАРИНА Ну, а кто будет это регулировать? Вот как вот, вы как издатель, как человек, который внутри этого книжного рынка, вы на этот вопрос ответьте. Что, какие-то квоты нужны, или действительно запрещать? Ведь есть спрос, значит, будем издавать и переиздавать, если раскупается.
А. ШАТАЛОВ Есть, коммерция, безусловно. Я считаю, что это коллективное мнение должно быть, потому что, например, если мы зайдем в магазин «Дом книги», который находится прямо напротив вашей редакции, там на всех первых, видных местах лежат только книги Акунина.
К. ЛАРИНА Ну, то, что пользуется спросом, то, что модно.
А. ШАТАЛОВ То, что пользуется спросом, то, что лучше проходит.
К. ЛАРИНА Мы так зациклились на Акунине, там же рядом с ним лежит и Пелевин, который пользуется огромной популярностью, и Сорокин тот же, и Виктор Ерофеев.
А. ШАТАЛОВ Вы знаете, на Западе существует почти на каждом телеканале, во всяком случае, во Франции, есть свой книжный обозреватель. Я считаю, то, что на наших телевизионных каналах нет книжных обозревателей, на Первом, на Втором канале, это, конечно, сказывается негативно. Вот мы сказали, кто будет курировать, кто будет цензурировать. Все-таки, вот в данном случае я выступаю у вас в рубрике не как книжный человек, а как человек из телевидения. Я считаю, что над телевидением должен быть общественный контроль.
К. ЛАРИНА Состоящий из кого?
А. ШАТАЛОВ Вот это надо подумать. У нас с вами государственное телевидение, ОРТ это не частный канал. Даже НТВ не частный канал, это канал с государственным участием. Соответственно, наше с вами мнение должно учитываться при формировании сетки того или иного канала, при отборе тех или иных передач, которые на этом канале будут.
К. ЛАРИНА Саш, это очень трудный момент.
А. ШАТАЛОВ Конечно.
К. ЛАРИНА На эти темы мы очень часто разговариваем с нашими гостями, потому что все равно, телевидение, как мы выяснили в самом начале нашей передачи, все-таки это продукт массового потребления, абсолютно, супермассового потребления. И он не может жить по тем же законам, что, допустим, театр, или библиотека, или даже какая-нибудь газета под названием «Культура», с узкой направленностью, со специализацией, или канал «Культура». Это все равно зависит от пожеланий трудящихся, как бы мы ни говорили. И если трудящиеся голосуют за программу «Большая стирка», или «Моя семья», то вот, берите, и пользуйтесь, ешьте, трудящиеся, эти передачи. Общественный совет скажет: это пошло. Да? Не будем этого показывать, давайте показывать концерт Спивакова вместо «Большой семьи», что там еще бывает?
А. ШАТАЛОВ Я думаю, что Общественный совет, вот вы знаете, при канале ОРТ был создан Общественный совет недавно, возглавил его Михаил Пиотровский. Кто принимал участие в утверждении этого Совета, вы, Государственная Дума, министерство культуры, кто? Никто. То есть, анонимный Общественный совет. Такое может быть в любом государстве, которое претендует ну хоть на какие-то азы демократии? Не может быть. Мы можем влиять на этих людей? Не можем, потому что мы даже не знаем, откуда они появились. Таким образом, сегодня каждый телевизионный канал существует ровно так же, как газета «Культура», как библиотека, как любой театр. Во главе канала стоит менеджер. Кто этого менеджера назначил, вы, я, кто? Его утвердила Государственная дума? Нет. Менеджер, который сам решает, нужна нам «Большая стирка», нужен нам тот или иной телевизионный ведущий, или не нужен, по своим каким-то законам. Иногда он ссылается на рейтинг. Известно, что рейтинги все очень относительны, то есть, они не могут охватить мнения широкого спектра телезрителей. То есть, очень субъективная картина возникает. Получается, телевидение как единственная сфера культурного влияния на массы, она не подчиняется обществу. Президент может говорить все, что хочет, понимаете, что надо книги делать дешевле, что надо детские передачи увеличивать, больше показывать их в телевизионном пространстве, он может это хотеть. Но рычага влияния нету. Кроме того, чтобы поменять одного менеджера на другого. Это все равно, что поменять директора магазина. Все равно, та же самая будет колбаса.
К. ЛАРИНА Как это происходит в цивилизованном мире, что у них там, что они нам подсказывают, наши старшие товарищи?
А. ШАТАЛОВ В каждой стране по-разному, но во многих странах существуют общественные советы, которые действительно руководят, или высказывают свое мнение в отношении тех или иных программ, тех или иных каналов. Я считаю, что сетка вещания должна каким-то образом, естественно, согласовываться. Но другое дело, как этот совет должен работать, кто в него должен входить. Ну, я думаю, что это должно происходить гласно.
К. ЛАРИНА Ну, а «Бочка пива» скажет, я не хочу спонсировать концерт Светланова, я хочу спонсировать «Мою семью». И что?
А. ШАТАЛОВ Вы знаете, я считаю, что если говорить о «Бочке пива», то
К. ЛАРИНА До свиданья, зарплата, понимаешь.
А. ШАТАЛОВ Рекламу пива вообще надо запретить на телевидении, потому что, естественно, были попытки слабые запретить пиво как алкогольный напиток, или ввести на него квоту, как на алкогольный напиток. И таким образом, реклама его не была бы на отечественном телевидении. К сожалению, они не удались, как вы знаете. Я считаю, что рекламодатель будет давать свою рекламу на те передачи, которые хороши. Не значит, что передачи о культуре должны быть плохи, они могут быть хорошими, могут быть интересными. Вы знаете, рейтинги того канала, на котором я выхожу, канала «Культура», постоянно растут, хотя, естественно, его ловит не вся страна. Я считаю, что канал «Культура», это уже реклама канала «Культура» идет, не оплаченная.
К. ЛАРИНА Пусть, канал «Культура» можно рекламировать, ничего страшного, святое дело.
А. ШАТАЛОВ Каждый раз доказывает, что он имеет право на существование. На нем выходят, на мой взгляд, профессиональные передачи. Он неровный канал, он раздражает нас часто, но часто же мы, уходя от «Пивной бочки» на одном канале, приходим в светлое, красивое пространство канала «Культура».
К. ЛАРИНА Ну, вот, на канале «Культура» вы можете буквально через несколько минут посмотреть программу Александра Шаталова «Графоман». Я благодарю Сашу за интересный разговор, и за столь необычные все-таки суждения, непривычные для нашего уха. Напомню, что программа «Графоман» выходит каждую субботу на канале «Культура» в 12 часов, милости просим к нам в эфир, Саша, до встречи.
А. ШАТАЛОВ Спасибо, Ксения, пока.
К. ЛАРИНА Спасибо. Пока.























Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире