'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: Дмитрий Киселев ведет программу «Национальный интерес» по-прежнему на канале ТВЦ раз в  неделю. Эта программа выходит в эфир по четвергам.
Д.КИСЕЛЕВ: Да, по четвергам в 20.40
К.ЛАРИНА: «Свобода слова» — я узнала об этом буквально за несколько минут до начала эфира, что Дима ведет программу с таким названием на Украине, на украинском независимом канале. Давайте мы с этого и начнем с украинской свободы слова. Чем она отличается от российской?
Д.КИСЕЛЕВ: Я, честно говоря, не видел российской программы «Свобода слова». Но я придумал это название, эта программа идет с зимы прошлого года еженедельно, 60 минут. Я просто не помню, когда мы начали точно, в декабре прошлого года либо в январе, но в любом случае этот проект появился для того, чтобы каким-то образом разгрести этот кассетный скандал, который появился на Украине, и историю с трагической пропажей журналиста Гонгадзе.
К.ЛАРИНА: Вот вопрос, который я задала вначале, попрошу на него если не ответить, то хотя бы поразмышлять на эту тему. Говорят, что преступники не имеют национальности, бандиты и боевики. А свобода слова имеет национальную принадлежность?
Д.КИСЕЛЕВ: Нет, абсолютно, у меня нет никакой претензии на то, что я придумал это название. Как телевизионный проект. Это устойчивое словосочетание, которое приняли, и философия придумывания этого проекта была такой, что все люди борются на свободу слова, а я в Украине подумал — я не буду бороться за свободу слова, я буду ее практиковать. Это 60-минутная попытка практиковать свободу слова в прямом эфире. И здесь нет никакой национальности. И вообще национальность понятие достаточно, мне кажется, отсталое, атавистическое.
К.ЛАРИНА: Чем нравится Вам работа на украинском телевидении?
Д.КИСЕЛЕВ: Украинское телевидение это своего рода полигон, где можно позволять себе какие-то достаточно свободные эксперименты, и мне это нравится, такое телевидение быстрого развертывания. Мы решили сделать программу «Свобода слова» и через 2 дня она была в эфире, и не нужно два месяца готовить и делать сложную графику, сложную студию и т.д. Можно делать телевидение на коленке, и в том есть свое преимущество.
К.ЛАРИНА: А как же политическая конъюнктура, ангажированность, то, чем мы здесь занимаемся, этой мышиной возней, и никак не можем разгрести этот узел?
Д.КИСЕЛЕВ: Не существует неангажированности, не существует химически чистых элементов таблицы Менделеева в природе. Всегда человек представляет какую-то позицию, и зрители ценят журналиста за позицию.
К.ЛАРИНА: Когда они Вас приглашали, они же понимали, что они чем-то рискуют. Они, наверно, понимали, что Вы человек свободный, самостоятельный, что какие-то рамки ставить, наверно, бессмысленно, хотя на какие-то компромиссы Вы можете пойти.
Д.КИСЕЛЕВ: Когда они приглашали, был фактически заказ на общество. Это было так и сформулировано. Поскольку Украина провозгласила европейскую ориентацию, европейский выбор и по опросам общественного мнения 23 чиновников поддерживали украинский европейский выбор, а народ не поддерживал, и общество считало, что 23 мы на востоке. А инвесторы канала сказали — отлично заказываем общество, нам нужен европейский выбор. Я киллер азиатчины
К.ЛАРИНА: У нас уже есть один киллер, спасибо, достаточно.
Д.КИСЕЛЕВ: Я против киллерства в журналистике. Кстати, тоже мой термин журналистское киллерство. Я Сереже говорю — Сережа знаешь, чем занимаешься? Журналистским киллерством. Он говорит как, ты что? Я просто играю с ними, как кот с мышью, а они почему-то умирают. Я говорю — вот это и есть киллерство.
К.ЛАРИНА: Давайте на конкретном примере, то, что касается политических событий, именно в контексте отношений России и Украины. Самолет, который упал, который вроде как сбили, выстрелили Что там происходит? Как Вы строите свои комментарии на эту тему там?
Д.КИСЕЛЕВ: Очень просто. Наш канал, на котором я работаю, называется IC-TV(?). Я являюсь главным редактором новостей службы информации на этом канале. По результатам года моей работы там, мы сделали новости абсолютно в чистом поле. Раньше не было новостей на этом канале, мы стали ведущей информационной службой телевидения на Украине. Мы были единственным каналом, кто с 1 дня падения самолета ставили эту новость на первое место в выпусках новостей, мы раскручивали, как только могли, и делали это корректно. А сейчас уже понятно, что самолет упал, но он сбит, и вчера признание произошло. И сделали это два человека: с российской стороны Владимир Рушайло, а с украинской стороны Евгений Марчук. Это два секретаря Совета Безопасности двух стран. Россия очень деликатно, надо сказать, себя вела в этой ситуации, постоянно давая пас и возможность Украине сделать это признание. Потому что это должна была, безусловно, объявить первая Украина, а не Россия. Потому что если бы это сделала Россия, это прозвучало бы как обвинение. Страшно другое, страшно даже не то, что упал самолет. То, что упал самолет, безусловно, это трагедия, но это трагедия в измеряемых величинах. Погибло 78 человек, ни на одного больше и ни на одного меньше. Я не говорю, много это или мало, но это конкретная цифра. Но есть трагедия, которая не измеряется и масштабы которой трудно ощутить и представить. Это ложь, которая была на Украине. Министр обороны Александр Кузьмук говорил, что мы стреляли в другую сторону и наши ракеты даже не были туда направлены. И через два дня. Надеюсь, что наш канал И я лично каждый вечер в эфире по 25 минут веду эти новости в прайм-тайм и просто настаивал на этом. И потом он признал, что все-таки стрельбы производились в ту сторону. Это была ложь, что абсолютно недопустимо для министра обороны в любой стране мира. Он обязан подать в отставку, и президент должен эту отставку принять. Вот это трагедия куда большая, чем даже то, что упал самолет, потому что ее масштабы непредсказуемы и неизменяемы. Это ложь на самом высоком политическом уровне 50-миллионй страны, которая находится в центре Европы. И меня еще удивила реакция президента, который сказал, что я кадрами не разбрасываюсь, Кузьмук написал заявление об отставке, но он человек высоких моральных ценностей, у меня пока еще остаются вопросы Но, слава тебе господи, президент Кучма сказал это еще до выводов комиссии Рушайло и Марчука. Интересно, что он скажет сейчас. Потому что вопроса, наверно, уже не оставалось, разбрасываться кадрами или нет. Это значит считать ложь приемлемой, то есть приемлемой политической категорией. Тогда это ставит очень серьезные вопросы, и Украина вообще тогда может стать страной-изгоем, потому что это не приятно. Вслед за Афганистаном. Сейчас страны уже начинаются делиться на зоны. Так же как в хорошо структурированных западных городах есть районы, где бросают мусор на улицу, а есть районы, где не бросают мусор на улицу. То же самое: есть районы, где лгут, а есть район, где не лгут. Так же и в мире. После 11 сентября появятся зоны, появятся определенные гетто, страны, где лгут (это талибы, поскольку они лгут сейчас, что они якобы не знают, где бен Ладен — целые нагромождения лжи), и страны, где это считается неприемлемым, где другие стандарты. И вот Украина, если она оставит сейчас министра обороны, фактически загонит себя в морально-политическое гетто всего мира.
К.ЛАРИНА: Как Вы сами чувствуете, программа Ваша и Ваше личное мнение в эфире высказанное, на украинском телевидении, имеет какое-то влияния на власть украинскую?
Д.КИСЕЛЕВ: Да, это оказывает реальное влияние, безусловно, и завтра я буду об этом говорить в прямом эфире в своей программе «Свобода слова». Там не принято так говорить. Россия уже ушла, в смысле свободы слова, в смысле самоосмысления, самопознания журналистского, она куда более впереди, чем Украина. Там не принято, там такая домашняя политика, междусобойчик, все более по-родственному и даже более по-восточному, чем уже в России.
К.ЛАРИНА: Хутор близ Диканьки.
Д.КИСЕЛЕВ: Не знаю, может быть, допустимо даже и такой образ использовать.

К.ЛАРИНА: Угадайте, какой вопрос самый популярный в связи с тем, что мы с Вами говорили о Вашей работе на украинском телевидении.
Д.КИСЕЛЕВ: Как с моим русским языком?
К.ЛАРИНА: Конечно. На каком языке?
Д.КИСЕЛЕВ: На русском языке.
К.ЛАРИНА: И как к этому относятся зрители?
Д.КИСЕЛЕВ: Зрители неплохо. Дело в том, что большинство украинцев говорят на русском языке и понимают русский язык. У меня даже появилась своя незлая теория по поводу украинского языка. Как сказал президент Кучма, Украина это не этническое понятие, а политическое. Украинцы как американцы. Есть американцы, есть украинцы, есть россияне. Согласились. В  таком случае, что такое украинский язык? Украинский язык — это тот язык, на котором говорят украинцы. Большинство украинцев говорят на том языке, который, как это про прокурора было, похож на русский язык, с небольшими отличиями. Здесь говорят «на Украине», там говорят «в Украине», там «г» более мягкое и т.д.. Но я бы считал это украинским языком. Так же, как в норвежском языке есть две нормы, и некоторые норвежцы даже могут, говоря на этих двух нормах, которые называются все норвежским языком (я изучал и тот, и другой), не понимать друг друга, то чисто украинский язык, которого тоже химически чистого не существует нигде, поскольку в Украине 25 регионов и он отличается друг от друга, они говорят на разных языках. Все это украинский язык. Прекрасно, радуйтесь. Украинский язык многолик.
К.ЛАРИНА: Еще несколько вопросов, связанных уже с политикой, по поводу Кучмы опять же. «Как прокомментирует Дмитрий Киселев слова Кучмы? После того как он признался, что самолет был сбит украинцами, он сказал, что не надо из этого делать трагедии», спрашивает Светлана Ивановна, и не только она, многие вспоминают эту цитату.
Д.КИСЕЛЕВ: Вот здесь важно нам самим точно реагировать на то, что происходит, и точно выстраивать хронологию событий. Это было не после того, как Кучма признался, а призналась комиссия, а Кучма еще до выводов комиссии сказал, что он признает выводы комиссии, какими бы они ни были. Но до этого Кучма сказал да, не надо делать из этого трагедию, не надо раздувать из этого трагедию. Я думаю, что Кучма имел прежде всего в виду, что не надо преждевременно делать трагедию из тех выводов, которые может сделать комиссия. То есть, безусловно, трагедией является гибель людей, на сто процентов, и здесь, я думаю, президент Украины абсолютно с этим согласен, для него не может быть никаких двусмысленностей здесь. Но сам вывод комиссии Он, наверно, имел в виду то, что это не будет трагедией в отношениях между Россией и Украиной. Но это не будет трагедией лишь в том случае, если Украина честно разберется в том, что произошло, и сделает именно кадровые выводы, и честно скажет себе, что это невозможно, невозможна, прежде всего, ложь. А что касается человеческих жизней, то это, безусловно, трагедия, конечно же.
К.ЛАРИНА: С еще одной республикой бывшей советской сейчас Россия переживает достаточно сложный период, я имею в виду Грузию, и есть вопрос у нас, видимо, даже от представителя Грузии. Нугзар зовут нашего слушателя: «Как Вы относитесь к тому, что многие средства информации в России сейчас работают над новым образом врага Грузии?»
Д.КИСЕЛЕВ: Для меня это, конечно, драма, которому что мне очень нравится Тбилиси, мне очень нравится Грузия, мне очень нравятся грузины, у меня много друзей грузин, и т.д. Мне кажется, что это какие-то реальные политические игры, но они ведутся и внутри Грузии и внутри России. И Грузия, к сожалению, допустила некоторые неточности в отношениях с Россией, будем называть это так, досадные неточности. Если на территории Грузии укрывались те люди, которых Россия считает боевиками, и Грузия это долго отрицала, а потом вынуждена была их выдать под давлением, то фактически Грузия, если она продолжает укрывать тех, кто там остался, — по новым нормам, которые складываются сейчас в мире, эти антитеррористические нормы, Грузия ставит себя на одну доску с террористами, с теми, кто их укрывает. И Буш, когда произнес ту фразу «я не провожу различия между террористами и теми, кто их укрывает», а проводить здесь невозможно, тогда на месте официального Тбилиси следует задуматься и сделать свой выбор. Как говорится, «с кем вы, мастера культуры?» — это фраза Горького. Так что это достаточно сложная проблема. И чеченская проблема тоже сложная. Она не ограничивается терроризмом, и нашу операцию в Чечне я не назвал бы тоже антитеррористической, лишь поскольку там убиты десятки тысяч людей. Это, конечно, не антитеррористическая операция, а это война, где гибнут, безусловно, невиновные люди в куда больших масштабах, чем они гибнут сейчас в Афганистане. Но если мы пытаемся структурировать проблему и расчленять ее, то здесь есть, безусловно, и террористический компонент. Сейчас я имею в виду, размышляя об отношениях между Грузией и Россией, именно вокруг этого компонента, вокруг этого отравляющего вещества в наших отношениях. Вот это отравляющее вещество должно быть каким-то образом вычленено, определено и удалено из наших отношений. И это должен сделать Тбилиси. Другое дело, насколько великодушно и терпеливо реагирует Россия. Но нам тоже, мне кажется, следует об этом задуматься, потому что Грузия не такая маленькая величина в политике, в культуре и в истории наших отношений, чтобы этим можно было так легко пробрасываться и так легко размахивать с риском уронить.
К.ЛАРИНА: Возвращаемся на российское телевидение. Много вопросов по поводу программы «Национальный интерес», поскольку программа-ветеран, она давно уже выходит на московском телевидении. Есть ли какие-то планы по ее реорганизации?
Д.КИСЕЛЕВ: Она выходит действительно с 94-го года. Да, есть планы по реорганизации, есть планы у канала. А я бы мечтал сделать эту программу в прямом эфире, а сейчас она пишется пакетом, то есть тема записывается на месяц вперед, мы говорим о многом и о вечном, в то время как время развивается бежит все быстрее и быстрее, события развиваются со страшной скоростью, и мы не замечаем, как уже оказываемся в других эпохах. И получается, что программа, записанная неделю назад, — это такой привет из прошлого постоянно мы посылаем. Да, мы договорились с Олегом Максимовичем Попцовым, с президентом канала ТВЦ, что программа будет выходить по пятницам в прямом эфире. И пока планируется премьерный показ на 30 ноября. Вот об этом мы и договорилось, это ялтинские соглашения. Я нас была встреча в Ялте по этому поводу, и я летал в Ялту специально, чтобы соглашение состоялось. Вот ялтинские соглашения таковы.
К.ЛАРИНА: В чем смысл прямого эфира? Только в том, что ничего не режется, или еще в общении со зрителями?
Д.КИСЕЛЕВ: В нашей программе вообще ничего не режется.
К.ЛАРИНА: Как? Сокращается, наверно, что-то.
Д.КИСЕЛЕВ: Фактически это принцип записи «life to tape», «живьем на пленку». В режиме прямого эфира все это записывается. Я предупреждаю своих гостей, что каждое слово ваше для меня на вес золота, оно дорого, и мы ничего не вырезаем, поэтому ведите себя ответственно в смысле компактности собственных высказываний — вот и все, а так вы можете говорить что угодно. И вот так это пишется. Прелесть в том, что это оперативная программа, и мы будем пытаться резко и быстро реагировать на то, что происходит именно сегодня и сейчас. И люди могут рассматривать случающееся в мире под ракурсом национальных интересов, такой уж ракурс в нашей программе, так сложилось сразу. Тогда мы сможем повысить и  уровень наших гостей. Скажем, когда приходит Виктор Геращенко в нашу программу, мы рассуждаем о судьбе доллара, и программа выходит через 3 недели, — ему это не очень интересно, я его понимаю.
К.ЛАРИНА: Еще одна телеграмма от Людмилы Васильевны. «Дмитрий, Попцов в эфире «Эхо Москвы» сказал, что Вы в Киеве собираетесь жениться. Это правда? Это событие уже состоялось? Вас можно поздравить?»
Д.КИСЕЛЕВ: Нет, это событие не состоялось, но для Олега Максимовича это очень чувствительный элемент. Я даже не хочу это комментировать, потому что это относится к тому, что называется «privacy», частная жизнь.
К.ЛАРИНА: Давайте теперь по телефону, раз обещали. Алло!
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Олег меня зовут. Дмитрий, я с Вами не согласен. Врут во всех странах, а не только в Украине. Вот чего во всех странах не делают, а только в части, — это, во-первых, содержат сложные системы ПВО, а во-вторых, не умеют с ними обращаться. И далеко не во всех странах пускают вразнос ядерные реакторы, хотя это дело несколько прошлое
Д.КИСЕЛЕВ: Понимаете, я же не говорю, что врут только в Украине. Да, врут во всех странах, я здесь с Вами согласен. У нас врут, безусловно. По поводу ядерных реакторов вразнос — это было в нашей с вами общей стране пол названием СССР, так что не будем уходить от ответственности. Это наша с вами общая страна, это родной ядерный реактор, это родной нам Чернобыль, так что здесь это так, и будем честными, уж если мы за честность. Я  просто хочу сказать, что здесь была абсолютно очевидная ложь. Это вопрос выбора стандартов. Либо мы считаем ложь приемлемой, либо мы считаем ложь неприемлемой, вот и все. Врут тогда, когда считают, что их не поймают или это вызовет какую-то двусмысленность. Но здесь была очевидная ложь, которая записана и много раз прокручивалось на канале, где я работаю, по телевидению и люди видели на телевизионном экране. И сейчас нет другого выхода. Либо мы принимаем ложь как метод и как образ жизни, публично встаем и говорим, что да, это нас устраивает, либо нас это устраивает по умолчанию — отлично, все остается на своих местах, все замечательно. Как сказал президент, Кузьмук человек высоких моральных качеств. И эта оценка остается неизменной. То есть ложь остается компонентом высоких моральных качеств и атрибутом высоких моральных качеств, мы считаем эти качества, как ложь, высокими и моральными. Либо мы говорим, что нет, все-таки мы против этого, и мы считаем ложь неприемлемой, и мы будем стараться жить без нее. Безусловно, все мы грешны под луной, никто пока еще не канонизирован и к лику святых не приобщен, да, человек слаб, но все-таки наш идеал другой. Об этом идет речь, речь идет об идеалах фактически.
К.ЛАРИНА: А не кажется ли Вам, что общество наше, как украинское, так и российское, так и все бывшее советское с гораздо большим удовольствием принимает ложь, чем правду? Оно всегда с готовностью это делает.
Д.КИСЕЛЕВ: Как говорится, обманываться рады. Но кто-то рад тогда пусть каждый ответит за себя. Я не хочу говорить за других, что народ хочет лжи, вот это мне не нравится. Я против. Один человек — один голос, по этому принципу. Тогда пусть скажут да, мы за то, что нас обманывали. Но это должен быть индивидуальный выбор.
К.ЛАРИНА: Следующий вопрос.
СЛУШАТЕЛЬ: Меня Владимир зовут. У меня такой вопрос. Кто из троих персонажей к Вам как журналисту и человеку наиболее отвратителен — бен Ладен, Тимоти Маквей или Николай Солтис?
Д.КИСЕЛЕВ: Да, бен Ладен, Маквей, который взорвал центр в Оклахоме, либо Солтис, украинский эмигрант, который зарезал всех, включая своего трехлетнего сына, это невозможно, такая троица Кто еще хуже? Это тот случай, когда я не могу ответить на вопрос. Достойный список.
К.ЛАРИНА: Следующий звонок.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Николай Леонидович. Дмитрий, я рад Вас слышать. Вы говорите о лжи. Несколько раз несколько судов Доренко признавали лжецом, а он опять на третьем канале выступает. Как Вы к этому относитесь?
Д.КИСЕЛЕВ: Это вопрос инвесторов и владельцев третьего канала. Но ваш выбор не смотреть его, и ваш выбор не доверять Сергею Доренко, и вы знаете, что суд признавал то, что он говорит, ложью. Ну что я могу сделать? Это оборотная сторона свободы слова, которая сложилась сейчас в России. Человек может говорить, а вы имеете право ему не верить. Но одно дело, когда человек выступает на частном канале и свое собственное мнение, другое дело, когда это министр обороны, другое дело, когда президент, избранный народом и поклявшийся на конституции. Конечно, в конституции нет такого положения, что лгать нельзя, вроде здесь не придерешься.
К.ЛАРИНА: Зато есть в другой книге.
Д.КИСЕЛЕВ: Да, есть другая книга для этого, вот и все. Но Доренко это частный случай, а министр обороны это не частный случай, в этом разница.
К.ЛАРИНА: Алло, добрый день.
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Юра. Дима, я армянин, я не грузин, но я при этом скажу, что долго говорят о терроризме в Грузии, о защите чеченцев и т.д., и почему ни одного вопроса не задают по поводу отношения России в абхазском вопросе? Ведь сегодня однозначно видно, что Россия хочет забрать себе Абхазию.
К.ЛАРИНА: Это Ваш вывод.
СЛУШАТЕЛЬ: Это не мой вывод, это однозначно видно. Просто все преподносится совершенно по-другому. Я задаю вопрос: абхазцы на мандарины купили танки Т-82?
Д.КИСЕЛЕВ: Я, честно говоря, не большой специалист в нюансах абхазского вопроса, но известно, что в Абхазии в свое время Россия воспитывала Басаева, как Америка воспитывала бен Ладена. И, конечно, Россия должна здесь честно посмотреть на ту роль, которую она играет в Абхазии, в Приднестровье и в других горячих точках, и очиститься от советского прошлого и от этих кагэбэшных методов обделывания делишек. Мне кажется, что после 11 числа все страны, в том числе и Россия, должны стать прямее и честнее, и это вопрос той же самой честности и доверия к России со стороны всего мира. Так можно действительно и заиграться. У меня здесь такая позиция, которая носит достаточно общий характер.
К.ЛАРИНА: А чем ложь отличается от заблуждений?
Д.КИСЕЛЕВ: Ложь сознательная, и на лжи вы можете настаивать, и  ложь это искажение морали и фактически сознательный отказ от морали, это другой образ жизни, это отсутствие фактически точек опор. Если вы обманываете, тем более в большой политике, когда это происходит, — у вас не остается точек опоры. Вы изолируете себя от культурного процесса, вы ставите на путь самоизоляции, может быть, даже не замечая этого.
К.ЛАРИНА: Я все-таки хочу вернуть Вас к частному случаю. В данном случае, пусть это будет Дмитрий Киселев как частный случай. Допустим, Вы как политический обозреватель, как комментатор выступаете на телевидении, это уже неважно, и пытаетесь разобраться в каком-то событии, факте, высказывании. А вдруг Вы ошибаетесь? Но Вы же подгоняете всю аргументацию под свое заблуждение, Вам кажется, что Вы правы. А вдруг Вы ошибаетесь?
Д.КИСЕЛЕВ: Да, конечно. Здесь просто важно сохранять открытость к новой информации и способность воспринимать новые факты. И если твердые факты противоречат вашим выводам, то будьте способны их корректировать, и публика будет сохранять к вам доверие.
К.ЛАРИНА: У Вас бывали такие случаи в Вашей журналистской жизни, когда Вы говорили, что тут я ошибся?
Д.КИСЕЛЕВ: Конечно, и я думаю, что тут типичный случай. Я искренне строил коммунизм, я был членом коммунистической партии. Мне 47 лет, и я имею достаточно большой опыт, и я чистосердечно хотел построить ту систему. Но потом я понял, что это не получилось, даже если я пытаюсь это делать. Но могу сказать, я честно старался, но у меня это не получилось. Это, с одной стороны, трагичная ошибка, это трагичный опыт личный, но с другой стороны, да, он есть, и если существует признание, то он обогащает. Это не перемена принципов, а это способность к развитию.
К.ЛАРИНА: В таком случае последний даже не вопрос, а предложение к Вам. Как телевизионный зритель должен воспринимать программу, посвященную политике, будь то политике международной, российской, украинской неважно? Каким образом он должен в ней участвовать? Я имею в виду не интерактивное телевидение, а именно восприятие. Что я должна чувствовать, когда я смотрю политические дебаты, политическую программу, новости на разных каналах?
Д.КИСЕЛЕВ: Вообще, честно говоря, смотреть все это необязательно. Смотря какой уровень интереса у вас существует ко всему этому. Если вы хотите разбираться глубже, то вам не нужно смотреть телевизор, а если у вас такое любопытство — смотрите тогда. Нет рекомендаций, как смотреть телевизор. Если бы они были, то можно было бы их печатать в инструкции при продаже телевизионных приемников. Но смотрите, можно относиться к этому как к шоу Знаете, относитесь к этому с большой долей сомнения и скепсиса, поскольку телевидение превращается уже в некий самостоятельный продукт, необязательно связанный с реальностью. Телевидение во многом становится шоу, ток-шоу, меньше ток, больше шоу. Так что, пожалуйста, сумейте разделить шоу от содержания, и в телевидении это смешивается, наверно, как нигде.
К.ЛАРИНА: «Не верь, не бойся, не проси»?
Д.КИСЕЛЕВ: Да, так что спокойно, без фанатизма.
К.ЛАРИНА: Быстро время пролетело. Смотрите программу «Национальный интерес» на канале ТВЦ, 30-го объявлена уже премьера нового формата в прямом эфире.
Д.КИСЕЛЕВ: Так договорились, по крайней мере. Может быть, я выдал какую-то секретную информацию
К.ЛАРИНА: Но Попцов тоже выдал секретную информацию, так что Вы квиты.
Д.КИСЕЛЕВ: Он может тоже опровергнуть 30 октября.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире