'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: Валера, здравствуйте.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Здравствуйте. Очень рад здесь быть. Каждый раз, когда приглашают, чувствую неповторимую атмосферу «Эха Москвы».
К. ЛАРИНА: Ура. Я тоже очень рада вас видеть, поскольку мы встречались часто, но давно почему-то не виделись. Поэтому я очень рада, что у меня появился такой замечательный повод в рамках программы «Человек из телевизора» с вами побеседовать. Главная тема нашей сегодняшней встречи это сериалы, которыми вы так сильно увлеклись. Наверное, стоит напомнить, что ваше увлечение началось в «Каменской», это был первый опыт.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да, я делал как продюсер сериал «Каменская» по Марининой для канала НТВ совместно с Владиленом Арсеньевым, а после того как этот фильм вышел, в мои телевизионные продюсерские способности поверили. И Александр Акопов пригласил меня на РТР уже возгласить все это кинопроизводство, чем я и занимаюсь год. И надеюсь, что с осени я могу показать, что мы сделали за этот год. Там, мне кажется, есть вещи нестыдные.
К. ЛАРИНА: Давайте сразу об этом и поговорим. Фактуру. Сколько всего сериалов появился в новом сезоне на РТР с вашей помощью?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я боюсь сейчас называть эти цифры, потому что их слишком много. Но я думаю, что новых Во-первых, мы для себя разделяем. Есть такое понятие как многосерийный художественный фильм.
К. ЛАРИНА: Это понятие до сих пор сохранилось?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Для меня да, и мне кажется, что и для зрителей да, потому что «17 мгновений весны» это что? Это кино.
К. ЛАРИНА: Сейчас уже никто не снимает «17 мгновений весны».
В. ТОДОРОВСКИЙ: Зачем же его снимать? Этот фильм уже снят. Мы пытаемся сделать что-то новое. Поэтому есть многосерийный художественный фильм, может быть, он отличается, мне кажется, от просто фильма тем, что это очень большая история, которую нельзя рассказать коротко. Если бы все это можно было рассказать за полтора часа, тогда и не стоило бы его снимать. Это такая романная форма, поэтому мы, видимо, даже с осени откроем линию под названием «Российский телевизионный роман» РТР. И мы сняли несколько романов и заканчиваем сейчас их делать, таких, скажем, художественных телевизионных фильмов. А есть сериалы, это, скорее, то, что мы называем «мыльной оперой». Я отношусь к этому очень серьезно, хотя бы потому, что миллионы людей это смотрят. И мы попробовали сделать какие-то русские мыльные оперы, которые тоже вскоре пойдут. Это совсем другое, это другой жанр. В нем иначе играют артисты, иначе развивается действие, иначе происходят страсти, они все гораздо более подчеркнутые и
К. ЛАРИНА: Латиноамериканские.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Нет, наши. Я говорю: наши. Но все равно, конечно, страсти. Но это целая тема. Мне пришлось окунуться с головой в этот мир и немножко для себя открыть что-то. Есть это и есть то. В первую очередь, конечно, многосерийные фильмы я хочу назвать, потому что очень люблю то, что мы делаем, и верю в то, что и зритель может это полюбить. Во-первых, это картина лены Цыплаковой, которая называется «Семейные тайны», это, мне кажется, такой большой роман про семейную жизнь, такая семейная сага, история современной богатой семьи, сделанная на высоком художественном уровне с потрясающими актерскими работами, которая выйдет в сентябре, она завершается сейчас, снятая оператором Деминым. Я не хочу все превращаться в рекламу.
К. ЛАРИНА: А почему бы и нет?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Трудно хвалиться.
К. ЛАРИНА: Основа литературная, вот, что важно.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Это все оригинальный сценарий. Это огромный и, по-моему, по замыслу очень серьезный фильм «Закон» режиссера Саши Велединского, это новый режиссер, правда, его короткометражка была сейчас в Каннах и с успехом там прошла в «Особом взгляде». Но он успел уже снять для нас 245 серии. Я бы сказал, что это первый в России судебный фильм, но не судебный в смысле истории суда, а это история о правосудии.
К. ЛАРИНА: Это детектив какой-то?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Нет, это, я бы сказал, современная драма. Кстати, мы начинаем уходить немножко из Москвы, мы хотим показать страну во всем ее многообразии. Это маленький городок, в котором существует судья. Это такой роман про провинцию, про закон, который работает или не работает, как он работает и как скрипят его шестеренки, может быть, уже проржавевшие в нашей стране. Но при этом это человеческая история про живых людей. Во всяком случае, мы его делаем очень всерьез. И единственный страх, который у нас есть сейчас, что не слишком ли всерьез, потому что надо помнить, что это телевидение, и телевидение должно развлекать, потому что, если это будет слишком всерьез, то есть опасность, что не будут смотреть.
К. ЛАРИНА: Почему? «Бандитский Петербург» ведь удачная работа? Она очень серьезная.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да, но это такой криминальный фильм, он в определенном жанре, а мы сейчас пытаемся все больше и больше делать романы про жизнь, не столько жанровые, сколько человеческие. Это опасение, которое, я надеюсь, лишнее, потому что я верю в то, что зритель, развлекаясь, настоящее отделяет от ненастоящего. А так как мне кажется, что мы делаем настоящее, то я верю в успех этих дел. У нас есть замечательный опять же фильм «Бригада», который снимает режиссер Алексей Сидоров.
К. ЛАРИНА: На производственную тему?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Практически. Дело в том, что это попытка в романной форме рассказать историю возникновения, развития и существования криминала в нашей стране, начиная с 88 года по наши дни. То есть это не история стрелялок и погони. Это история о том, как нормальные мальчики из одного двора к этому приходят, как они превращаются в банду, какие при этом складываются у них отношения. Причем, в это время происходит вся история страны.
К. ЛАРИНА: «Однажды в Америке».
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да, но только очень всерьез и очень по-русски. С просто молодыми новые артистами, режиссер внимает первый свой фильм, потому что мы поняли в какой-то момент, что надо звать молодых талантливых людей, находить их, приглашать и давать возможность снимать. Поэтому мы будем открывать имена с нового сезона. Мы делаем продолжение «Каменской» просто потому, что зритель не может без нее обойтись, и мы знаем, что ждут этот фильм, он выйдет весной, снимает Юра Мороз с теми же артистами, которых зритель полюбил. Я бы мог очень долго говорить сейчас, потому что начинает съемки через несколько дней Игорь Апасян, по-моему, очень хорошая история, которая называется «Линия судьбы», это история покорения Москвы, роман про Москву, но с точки зрения провинциала, с точки зрения людей, которые каждое утро сходят с поезда с рюкзаком за плечами, потому что хотят кем-то стать. Такая история нового русского плавильного котла.
К. ЛАРИНА: Я понимаю, что для кинематографистов наконец-то появилась возможность решить проблему проката, потому что большое кино снимаешь-снимаешь, а кто его увидит, никому не известно. Пока не получается. А здесь быстро, дорого и все, что хочешь.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Во-первых, не так быстро. Мы поняли, что большой проект делается год и больше года, значит, это не так быстро.
К. ЛАРИНА: Это же все у вас одновременно стартовало, параллельно все снималось?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да, поэтому я год и не жил практически, потому что мне было важно сдвинуть эту махину и набрать ход этому поезду. Но это год делается один проект. Это не так уж дорого, потому что сериалы сегодня снимаются в стране с достаточно скромным бюджетом, что часто видно на экране. Мы пытались этого избежать, но пока еще телевидение не настолько разбогатело, чтобы вкладывать в это большие деньги. А что касается проката, есть огромный, мне кажется, для режиссера, продюсера огромный соблазн, когда просто ты сделал фильм и вся страна имеет возможность его увидеть сразу в каком-то реальном времени, сейчас. То есть ты можешь слышать мнение людей и видеть, как они реагируют в процессе. Но, тем не менее, кинопрокат, я так понимаю, оживляется, поэтому это разные вещи.
К. ЛАРИНА: А все-таки особенность режиссуры именно в таком варианте телевизионного сериала? В чем-то есть творческие ограничения? Чего-то нельзя? Везде же свои законы.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я для себя в какой-то момент должен был это сформулировать. Ограничение одно: при полной свободе любой жанр, любой стиль, любое авторское видение не должны быть скучными. Потому что такая вещь как элитарный сериал, когда человек говорит: Я снимаю сериал, 120 серий для своих. Это нелепо, этого не может быть, потому что телевидение по своей природе стремится быть интересным всем, некий идеальный сериал это сериал, который смотрят все: дети, пенсионеры, подростки, студенты, интеллектуалы и простые люди. Это невозможно, но к этому телевидение все равно всегда будет стремиться. Поэтому ограничение это не должно быть скучно. А дальше полная свобода. Ну, есть какие-то свои цензурные вещи.
К. ЛАРИНА: Это понятно. Я не об этом. А то, что касается операторской работы, то, чего напрочь лишены, во всяком случае, до сегодняшнего дня все практически сериалы, как наши, так и не наши, это такое понятие как операторская работа. То есть там не до панорамы, не до красивых кадров, скорее бы все в 52 минуты впихнуть поплотнее интригу, информацию и диалоги. Или я ошибаюсь?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я думаю, что уже есть сериалы, которые сняты хорошо, есть операторы, которые научились снимать
К. ЛАРИНА: Я «Каменскую» не беру, это не обсуждается. Это стильное кино.
В. ТОДОРОВСКИЙ: «Каменская» снималась на пленке, но я знаю людей, которые на телевизионной камере уже выдают киношное изображение.
К. ЛАРИНА: Можно, да?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да. Особенность в том, что надо научиться снимать на этой технике, освоить ее. Но беда еще в том, что все-таки бешеный темп. За 6 месяцев снимается 24 серии, это 24 часа фильма. Это в среднем получается, что режиссер должен снимать 8, а то и 9 минут в день. И вылизывать кадр в этой ситуации и биться над красивостью иногда невозможно.
К. ЛАРИНА: Но это же создает стилистический образ.
В. ТОДОРОВСКИЙ: А с другой стороны, проводятся же и фокус-группы, и какие-то исследования.
К. ЛАРИНА: Объясните, что такое фокус-группа, для слушателей.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Это когда собирают определенную категорию зрителей, показывают им серию одну или несколько сцен. А они высказывают то, что они думают, и социологи потом, на основании этих данных, пытаются как-то вычислять. Так вот, ужас в том, что по всей социологии, которая есть сегодня, люди, когда смотрят телевизор, именно телевизор, они картинку практически не замечают.
К. ЛАРИНА: Это ужасно.
В. ТОДОРОВСКИЙ: То есть это то, что меня угнетает и травмирует, потому что я сам как человек из кино, для меня это очень важно, но, к сожалению, зритель, снято это с одной лампой, в лоб, человеком, который ничего в этом не понимает
К. ЛАРИНА: Это артистов же убивает, согласитесь, они же должны отдавать себе в этом отчет.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да, но зритель пока еще Хотя у меня есть ощущение, что в последнее время начали разбираться
К. ЛАРИНА: На бытовом уровне, Валера, уверяю вас, замечают, когда обсуждают появление в кадре новой телеведущей, как она выглядит, то же самое: вчера видела в сериале артистку N. Боже мой, как она ужасно постарела и т. д. А это все только оттого, что не работает оператор и свет такой вот в лицо. Женщины просто все уничтожены там, вся их красота меркнет.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Ну, понимаете Я не знаю, про какие сериалы вы сейчас говорите, у нас все бьются над женщинами, над портретами.
К. ЛАРИНА: Простые истины. Это на российском канале идет?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да.
К. ЛАРИНА: Школьные сериалы.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да, это вы переходите туда
К. ЛАРИНА: куда ходить нельзя.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Это то, что идет днем. Это не многосерийный художественный фильм. Это то, что называется «мыльная опера». Это с очень маленьким бюджетом, серия снимается в день, иногда в полтора дня. Представьте себе, что это такая телепередача в виде каких-то игровых сюжетов. Это не кино, оно не претендует им быть. При этом первым моим желанием было Эти проекты зачем они? Потом мне показали мешки писем.
К. ЛАРИНА: Дети смотрят.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Мешки. И они это смотрят как передачу о себе. Это не претендует на какую-то там сверххудожественность или на какое-то открытие. Это просто возможность такого развлечения.
К. ЛАРИНА: Валер, кстати, должность ваша как называется?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Зам генерального директора канала по кинопроизводству.
К. ЛАРИНА: Понятно. Заведующий телесериалами.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Кинопроизводством.
К. ЛАРИНА: Вопросы уже поступают на пейджер. Даже некий там диспут завязался по поводу того, как оценивать сериалы: это кино или не кино. Тем не менее, начну с вопроса, который пришел через Интернет. Вопрос из Санкт-Петербурга от Петра. Когда появятся новые серии «Каменской», вы уже сказали весной. «Почему по производству телесериалов, на ваш взгляд, лидирует Питер, а не Москва?» спрашивает Петр и напоминает все сериалы, которые мы видим уже не один раз по телевидению: «Менты», «Убойная сила», «Маросейка» и т.д.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Во-первых, это лидерство временное, я надеюсь, потому что ситуация меняется. А во-вторых, просто очень хорошая студия «Ленфильм», там очень хорошие люди, очень много талантливых людей и, как выяснилось года 2-3 назад, когда все это началось, что очень много невостребованных людей, потому что сериал это еще и трамплин, это возможность как-то войти в профессию. Так вот, «Ленфильм» выдержал хорошие традиции, даже в самые тяжелые времена, когда кино вообще не снималось, люди не пали духом, не разбежались, появлялись все время новые. Это культурный город, в конце концов, это хорошая студия. И когда НТВ, а дело в том, что НТВ первый, мне кажется, канал, который всерьез стал производить у нас сериалы, когда НТВ начинало это, они обратили справедливо свое внимание на «Ленфильм», на Питер, потому что там была и база, и люди, и режиссеры и, видимо, идеи приходили оттуда. Тот же самый продюсер Капица, который делал «Ментов», по-моему, из Питера. Так что все это понятно. Сейчас, мне кажется, это становится и достоянием Москвы тоже.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Сериальные актеры такого понятия, по-моему, у нас еще нет, в отличие от дикого Запада, там эта иерархия точно соблюдена, там, если артист попадает в сериалы, то он никогда уже оттуда не выберется. Между прочим, сейчас приезжали к нам Джек Николсон и Никита, так на Никиту он смотреть с презрением и старался не сталкиваться с ней на каких-то тусовках, не царское это дело. Она, по-моему, впервые здесь видела, в Москве, там они не встречаются.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Скорее всего, для нее это было событие в жизни. У нас пока не произошло этого разделения. Но я подозреваю, что может произойти очень скоро. Пока все перемешалось, и реальные наши звезды могут вдруг оказаться в «мыльной опере» и наоборот. Но у нас нет еще этой индустрии, у нас нет, с одной стороны, индустрии кино и кинопроката, такой богатой, как в Америке, с огромными гонорарами, поэтому артисты часто идут сниматься туда, куда им не хочется, просто для того, чтобы заработать на жизнь. С одной стороны. С другой стороны, такой снобизм и высокомерие: ой, я не снимаюсь в сериалах. Сериалы бывают разные. Мне приходится сейчас упоминать проекты, которые еще никто не видел, но я их вижу. Я думаю, что есть вещи, в которых многие сочли бы за честь сняться. Потому что, с одной стороны, сериал делает людей популярными, потому что человек-артист это человек, которого должны узнавать на улице. А какой путь самый кратчайший к этому узнаванию?
К. ЛАРИНА: Телевизор, конечно.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Естественно. Вопрос, что есть какие-то достойные, серьезные проекты. Есть какие-то халтурные, к сожалению, пока. И этот выбор перед актерами Это то же самое, как и реклама, в которой вдруг начинают серьезные артисты сниматься и начинает ассоциироваться с порошком «Комет» и годами, потом это все к нему прилипает. Пока это все не структурировано и непонятно, но вскоре будет. Я думаю, что в каких-то элитных делах звезды могут сниматься, в каких-то нет. С артистами интересная ситуация. Вы знаете, что впервые в России за очень много лет не хватает артистов. Если раньше артист это был человек, который заканчивал театральное училище с мучительной мыслью, куда себя потом девать, то сегодня, если он способный, есть он типажный, интересный, если он профессиональный, то его тут же выхватывают и начинают снимать. Потому что проблема сериала еще и в том, что снимают одних и тех же, и они переходят из сериала в сериал, и ты им уже не веришь, потому что они слишком израсходованы и чересчур задействованы.
К. ЛАРИНА: Бывает, что вообще клонированные сериалы: одни и те же артисты одних и тех же персонажей играют, только в разных
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да, но это уже издержки индустрии. Поэтому сейчас постоянная нехватка новых лиц, что меня радует, это тоже путь наверх какой-то для людей и возможность реализации, заявить о себе. Нет, это хороший процесс. И через некоторое время, я думаю, все уже начнут разбираться, что хорошо, что плохо. Потом, наконец, сейчас будет ситуация, когда один сериал будет стоять против другого на разных каналах, и можно понять, что выбирает зритель.
К. ЛАРИНА: Я могу о своих ощущениях сказать, на чем взгляд у меня остановился, задержался, я стала смотреть, — это «Границы» («Менты»», потому что сериал как сериал, и у меня таких планов нет: будет сериал, я сяду и буду смотреть. Нет, это включил телевизор, увидел и либо переключил на другую программу, либо выключил, либо стал смотреть. «Границы» я смотрела, «Петербургские тайны», конечно же, нет, простите, «Бандитский Петербург». Вот, пожалуй, и все. Я «Маросейку» и «Ментов» не беру, потому что по 30 раз они повторяются, это уже невозможно видеть. Я же зритель, телезритель, я тоже хочу отдохнуть после работы на радио.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Все-таки вы не типичный зритель, я бы сказал. Я думаю, что для того, чтобы каждый вечер в одно и то же время включать телевизор, люди, у которых есть этот свободный вечер и какая-то пауза, в основном это все-таки делается для этих людей. Хотя я сейчас, когда смотрю то, что мы делаем, иногда ловлю себя на том, что меня это затягивает, хотя это еще не готовые фильмы. Но затягивает не в том смысле, что ловит на какой-то крючок, а мне интересно, как, скажем, артист Беляев будет играть свою роль Цыплакова, потому что там очень хорошие работы.
К. ЛАРИНА: К вопросу опять о дешевизне и дороговизне. Я как зритель все-таки, хоть и не типичный, хочу, чтобы меня уважали, чтобы мне не показывали картонные декорации, съемную квартиру на 2 часа, чтобы я не видела этих петличек, спрятанных под воротниками. Когда мне показывают хорошо сделанное, качественное кино, я с благодарностью это принимаю. Опять же, возвращаясь к этим самым «Простым истинам», про которые вы говорите как про телепередачи, я не понимаю, для кого это.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Это для школьников.
К. ЛАРИНА: Что, школьники не люди?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Нет, они люди.
К. ЛАРИНА: Должен же вкус какой-то вообще появиться. А это что такое?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Дело в том, что с тех пор как я стал этим заниматься, самая большая проблема в моей жизни это каждый четко понимает, что хорошо, что плохо в этом деле, и у всех разное мнение. Если вам принесут эти мешки писем от школьников по поводу «Простых истин» это очень сильный аргумент. Я тоже это не смотрю, но это сделано для того, кто это смотрит. Это одна из тех вещей, — я же сегодня здесь человек из ящика, из телевизора, — так вот, это тот момент, к которому, когда ты приходишь на телевидение, надо начинать прислушиваться. Да, тебе это не нравится, да, ты считаешь, что это не очень. Но оказывается, что есть несколько миллионов человек, которые вот это Более того, там есть одна очень серьезная проблема. Потому что иногда бывают ситуации, когда ты сделаешь это лучше, и перестанут смотреть. Потому что эта доступность, то, что вам кажется небрежностью, они это иногда воспринимают как
К. ЛАРИНА: Хорошо, Бог с ними, с «Простыми истинами», пусть это смотрят. «Марш Турецкого» замечательный литературный материал, просто просится на экран, прекрасные артисты, красавец Домогаров, замечательный Володя Ильин, но почему опять же так небрежно? Вот, опять же, к вопросу о небрежности.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Если бы я работал чисто телевизионным человеком, а не кинопроизводителем, то я бы пришел сюда не просто так разговаривать, а пришел бы с рейтингами, вам бы сейчас стал называть цифры, которые являются ответом на все вопросы. Но на самом деле я скажу: спешка, гонка, отсутствие налаженного процесса. Обычно я как режиссер снимаю 2,5-3 месяца фильм, который идет потом полтора часа. Здесь за это же время нужно снять 10 часов, а при этом какого-то опыта, какой-то команды, которая уже набила руку на этом, еще нет. И получается такая картина, где хорошие артисты, где хорошие сюжеты, но есть эта небрежность. Причем, эти же люди могли бы это сделать лучше в ситуации, когда все это нормально организованно, когда все это просчитано. Это то, что мы сейчас пытаемся наладить. Так что я не буду ни за что тут извиняться, что вам не нравится. Тем более, что цифры, если бы я их принес
К. ЛАРИНА: Нет, я сама смотрю. Я смотрю «Марш Турецкого», я его жду, действительно, но сижу и мучаюсь: если бы это все было, как в «Каменской», чтоб красиво было.
В. ТОДОРОВСКИЙ: «Каменская» был достаточно дорогой фильм, и снимался он долго, тяжело и медленно.
К. ЛАРИНА: А сейчас будет дешевле?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Нет, мы не пошли на это.
К. ЛАРИНА: То есть будет держать уровень?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Мы будем держать тот же уровень, а вообще-то постараемся его поднять.
К. ЛАРИНА: На пейджере очень много вопросов. Давайте попробуем телефон включить, потому что разговор серьезный, и я не могу глаз отводить от Валеры, он сразу же начинает нервничать, когда я обращаюсь к пейджеру, он не понимает, с кем он разговаривает.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Георгий Васильевич. У меня вот какой вопрос. Все-таки после «17 мгновений весны» не считаете ли вы, что по динамике, операторской работе, по работе актеров все-таки самый сильный сериал это «День рождения буржуя», несмотря на то, что это ваши конкуренты?
К. ЛАРИНА: Спасибо за вопрос, про этот сериал мы забыли, я его смотрела, когда он второй раз шел.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Нет, не считаю, потому что «17 мгновений весны» это действительно классика, это абсолютное кино. Кстати, съемочный период, насколько я знаю, у этого фильмы был 3 года, это снимали 3 года. «День рождения буржуя» я не оцениваю так высоко. Но я могу напомнить вам, что были ее «Место встречи изменить нельзя».
К. ЛАРИНА: Это все-таки не сериал.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Как? 5 серий. Я так не считаю, хотя это очень достойная работа НТВ, нет. Но сейчас мы начинаем уже о вкусах спорить, а это, наверное, бессмысленно.
К. ЛАРИНА: Кстати, там камера работает, между прочим, на «День рождения буржуя», о чем я говорила, там есть оператор, это очень чувствуется.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Это мы сейчас о вкусах.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Зануда.
К. ЛАРИНА: Нет, спасибо, у нас таких имен не бывает, к сожалению или к счастью, так что разговаривайте со своими близкими.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Тамара. Я все-таки хотела еще один фильм вспомнить, правда, я не помню, кто его поставил, но «Петербургские тайны», по-моему, шикарный был фильм, это не вопрос.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я с вами согласен. Это очень хорошая работа. Мы собираемся осенью выпустить картину, которая будет называться «Московские окна», это такой ретро-сериал про 64 год, про конец «оттепели». И мне кажется, что те, кто любит более спокойные, костюмные, человеческие истории без крови и вывернутых на стенку мозгов, мы для них делаем такую ностальгическую картину, которую снимает Саша Аравин. По-моему, это будет для вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Наталья Юрьевна. Скажите, а для более подготовленной публики будут наши режиссеры снимать на высоком уровне? Конечно, это, может быть, будет не «Берлин-Александрплац», это мой любимый фильм, есть очень приятные канадские, австралийские сериалы. Ведь у нас были премьеры таких телевизионных спектаклей, Михаил Казаков, и высокий художественный уровень.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Вы знаете, опять же мне приходится какие-то авансы выдавать. Но мне кажется, что кое-что мы покажем и для такой публики тоже. Вообще, у нас с Александром Акоповым есть мечта сделать какой-то, скажем, не просто не типичный, но даже не зрительский сериал, как эксперимент, очень чрезмерно авторский, рассчитанный на какую-то очень изощренную публику. Но самое интересное тут то, что не так много идей. Я в этом году сижу, зарывшись с головой, и сказать, что каждое утро ко мне приходит кто-то и приносит гениальную идею.
К. ЛАРИНА: Но сценаристы, наверняка, приходят каждый день.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Тоннами.
К. ЛАРИНА: Это разве не идеи?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Но очень мало что из этого можно взять в дело. Поэтому, скажем, мы уже готовы дать какую-то такую свободу на эксперимент, но не возникает идеи сериального эксперимента. А что касается культуры того, что есть на экране, мне кажется, что будут из того, что мы делаем, вещи, которые и вас, последнюю звонящую, удовлетворит.
К. ЛАРИНА: А из того, что вы собираетесь выпускать в эфир уже в следующей сезоне, есть то, что называется экранизацией, когда это не оригинальный сценарий, а по какому-то роману, повести, по книжке, по литературе?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Вы знаете, нет. «Каменская» это экранизация. Я могу сказать, что на будущий сезон мы готовим Достоевского.
К. ЛАРИНА: Сериал?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да.
К. ЛАРИНА: «Подросток» был, по-моему, у нас с Андреем Ташковым.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да. Я не хочу сейчас раскрывать все карты.
К. ЛАРИНА: Но хоть скажите, что это. «Бесы»?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Нет, я боюсь пока говорить, я боюсь сглазить, но это очень хороший режиссер.
К. ЛАРИНА: Это многосерийный фильм?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да. И сейчас уже пишется сценарий, и как только он будет готов, мы его запустим. Я когда занялся этим, я подумал вот о чем. Огромная страна, новая страна, еще непонятная, еще она сама с собой не определилась, еще мы сами не знаем, где мы живем, что будет с нами. При этом это миллионы людей, огромная культура какая-то за нами и история. Давайте мы что-то сейчас снимем что-то такое, что имеет отношение к нам сегодняшним. Это была моя позиция. Я хотел сделать проекты про то, чем мы сегодня живем. Я понимаю, что люди любят экранизации хороших книжек, и к этому мы обязательно придем. Но у меня была задача, чтобы первые имели отношение Просто я начал думать, что людей волнует. Наверное, их волнует их реальность. И сериал это тот инструмент, который может как-то ее показать. Не показать как документ, а как-то художественно рассказать о ней и напомнить о том, что есть какая-то художественная жизнь. Поэтому, может быть, у нас нет экранизаций сейчас.
К. ЛАРИНА: А вот вы мне скажите, если мы говорим о нашем зрителе, чем объяснить бешеный успех «Скорой помощи» и весьма вялый интерес к «Секретным материалам», от которых все с ума сходят за пределами нашей страны?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я думаю, что эта тема какая-то большая, потому что какие-то вещи проваливаются у нас, которые имеют большой успех на Западе, и наоборот. Мне кажется, значит, людей интересует больше болезнь, чем эти какие-то пупырчатые существа. Это подтверждает лишний раз мою мысль. Хотя, конечно, все эти фантастические вещи надо делать. У нас просто слишком маленькие бюджеты для этого. Кроме того, «Скорая помощь» совершенно мастерская работа. Для меня как для профессионала это было интересно смотреть просто по одной камере, что они творят. Но пока мы такого не можем, это совершенно другие и деньги, и силы, и опыт, который надо накопить. Но со временем сделаем.
К. ЛАРИНА: Чтобы все-таки привести какой-то пример этого совмещения ужа с ежом: Наталья Юрьевна как подготовленный зритель требует одного, а неподготовленный, судя по рейтингам, хочет именно этого. Успех Акунина, мне кажется, как раз и объясняется этим умением соединить какое-то интеллектуальное начало с динамичной интригой. Или я ошибаюсь?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Мне повезло. Я встречался с Григорием Шаловичем несколько раз. И он мне жаловался, главная его проблема (я осторожно говорю за него, может быть, сейчас он не думает так, это было полгола назад), он говорил о том, что его читают Москва и Питер, для него важно завоевать читателя во всей стране. И он очень, по-моему, это осознавал. Поэтому не всегда то, что читаем мы, это читает вся страна. То, что касается экранизации Акунина, вы знаете, что ОРТ будет делать Фандорина.
К. ЛАРИНА: Сериал?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да. И с очень серьезными силами. А мы пока решили подождать, потому что нас очень сегодняшняя реальность очень привлекает, очень хочется рассказывать про то, что происходит на улице, просто за стеной, за окном.
К. ЛАРИНА: То есть сценариев еще много.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Много идей, самых неожиданных, самых разных. И люди талантливые это будут делать, и у каждого свой взгляд, так что
К. ЛАРИНА: Давайте я быстренько пробегусь по пейджеру, посмотрим, что там нам пишут. «Не хотели бы зять для телесериала повесть «В августе 44-го», учитывая провал белорусской постановки, и сделать классный сериал?»
В. ТОДОРОВСКИЙ: Во-первых, я бы не сказал, что там провал.
К. ЛАРИНА: Я не видела, но слышала только самые хорошие отзывы.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я видел этот фильм, это хорошая картина, поэтому это не провал. Кроме того, мне известно, что права на сериал по этой книге принадлежат ОРТ, и если они соберутся когда-нибудь это сделать, то, видимо, сделают, хотя после той картины, которая вышла, я не знаю, стоит ли сейчас это делать. По-моему, это хорошая картина.
К. ЛАРИНА: «Валера, мне очень нравится ваш фильм «Любовь» и жаль, что вы перешли на эти сериалы. Вы прекрасный режиссер», — пишет нам Регина и не только она, здесь очень много таких телеграмм со скорбью приходят в ваш адрес.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я бы хотел сказать официально. Вы так говорите, как будто я перешел и это навсегда.
К. ЛАРИНА: Как Пета Уилсон.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я занимаюсь продюсерством, мне это очень интересно. И это, наверное, какая-то часть натуры моей к этому тяготеет. Сам же я надеюсь этой осенью запустить фильм как режиссер.
К. ЛАРИНА: С настоящим фильмом, с большим?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Все фильмы настоящие. Они бывают плохие и хорошие, но все настоящие. Я собираюсь запустить фильм, я давно хочу его снять. Если все получится, после этого у меня есть мысль снять сериал самому, потому что я вижу в этом те возможности, которых нет в кино. Например, рассказать роман, рассказать подробную историю, рассказать которую полтора часа фильма не дают. Но сейчас пока мне нужно снять фильм. Так что я никуда не ушел, у меня не отрезали пути, наоборот, мне кажется, я сейчас как-то развиваюсь и, возможно, что-то новое начинаю понимать для себя.
К. ЛАРИНА: Кстати, там такое место, по-моему, счастливое на российским телевидении все, что связано с кино, поскольку не так давно Иван Дыховичный занимался кинопроизводством. Позанимался, позанимался и пошел снимать кино.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Но он занимался там не кинопроизводством.
К. ЛАРИНА: Программами о кино, скажем так.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Да все мы будем снимать обязательно, куда нам деться? Это же как болезнь.
К. ЛАРИНА: Не скажете, что будете снимать? Даже нам не скажете?
В. ТОДОРОВСКИЙ: Нет. Сколько раз я в своей жизни что-то рассказывал, потом все это срывалось. Поэтому нет, сейчас я пока молчу, а уж когда начну снимать, начну кричать на каждом углу.
К. ЛАРИНА: Хорошо, я вспомнила еще один сериал, который запускается, правда, я не поняла где, может, вы скажете, по «Московской саге» Василия Аксенова, тоже еще один проект, который его сын продюсирует.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Я слышал об этом, я слышал, что этим занимается продюсер Дмитрий Барщевский, но пока это на уровне каких-то слухов, разговоров, я не знаю, для какого канала это делается. Я думаю, это сложный фильм. Но мы скоро придем к тому, что сделаем что-то такое У меня есть мечта сделать сериал по Гроссману «Жизнь и судьба», но это большие деньги. Если бы такая возможность появилась я говорю сейчас о литературе, о серьезных экранизациях, — вот книжка, по которой можно сделать грандиозных 24 серии.
К. ЛАРИНА: Дай Бог. Значит, что мы делаем, Валер? Как только все это дело стартует у вас на канале, какие-то первые серии пройдут, давайте встретимся, поговорим с нашими фокус-группами, с нашими зрителями и слушателями.
В. ТОДОРОВСКИЙ: С удовольствием. Но самое главное, я хочу сказать, что я этим занимаюсь искренно, я отношусь к этому всерьез. Мне кажется, что к тому, что смотрят миллионы людей, нельзя относится, нормально или не нормально. Если они смотрят, я их уважаю за это. И мне хочется рассказать какие-то вещи людям и воспользоваться этим эфиром для того, чтобы миллионы людей увидели какие-то важные для меня лично вещи и, может быть, задумались, может быть, развлеклись. Я ощущаю в этом свой особый кайф.
К. ЛАРИНА: Слава Богу, я думала, сейчас скажет: свою особую миссию.
В. ТОДОРОВСКИЙ: Нет, это моя радость.
К. ЛАРИНА: Спасибо большое, удачи.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Валерий Тодоровский, режиссер.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире