'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Добрый день. Мы начинаем программу «Человек из телевизора». Здесь в студии Ксения Ларина, Ирина Петровская.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Доброе утро. С праздником.

К. ЛАРИНА – С праздником, продолжаем поздравлять друг друга с праздником. И конечно о праздничном эфире у нас сегодня в основном пойдет речь, что мы с вами наблюдали вчера и на этой неделе.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И предпраздничной.

К. ЛАРИНА – Вот сейчас завела веточку прямого эфира на нашей страничке «Человек из телевизора». Веточка, страничка.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, чего-то сегодня уменьшительно-ласкательно.

К. ЛАРИНА – Итак, веточка, страничка в фейсбучке. «Человек из телевизора». Написала коротко: мы в эфире.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Человечек.

К. ЛАРИНА – Человечек из телевизора. И вы можете тоже подключаться к этой ветке для того, чтобы присылать свои впечатления от  праздничного телеэфира. Хотя не только праздничного, поскольку у нас праздник проходит на фоне незатухающего и совсем кровавого конфликта, который происходит на территории Украины, и мы об этом тоже сегодня будем говорить. Но среди событий вчерашнего дня думаю, многие слушатели, которые привыкли в этот день в 18.55 включать телевизор для того, чтобы помолчать в память о погибших в Великой Отечественной войне, наверняка вы обратили внимание, что минута молчания классическая традиционная, которая много десятилетий существует на телевидении…

И. ПЕТРОВСКАЯ — С 65-го года.

К. ЛАРИНА – Как День победы появился.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это было к 20-летию Великой Отечественной войны, и тогда же этот ритуал был придуман и с тех пор он если и менялся, то очень незначительно. А сейчас уже кардинально.

К. ЛАРИНА — Ты говоришь, это был не только юбилей победы, был первый год официального праздника. В 1965 году он и возник. И действительно Ира права, были какие-то коррекции в тексте. Особенно это произошло, когда страна изменилась, когда ушел Советский Союз, и появилось государство РФ…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Например, появилось упоминание конфессий религиозных. Чего не было естественно при советской власти.

К. ЛАРИНА – Но при этом какую-то классическую форму этот сюжет ритуальный сохранял долгие годы.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вплоть до музыкальных тем.

К. ЛАРИНА – Рахманинов там звучал.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Начиналось на фоне Шумана «Грез», а потом Скрябин и Рахманинов. Второй концерт это всегда венчало после минуты молчания. Но Рахманинов года два как исчез. А текст, основная его канва сохранялась многие годы.

К. ЛАРИНА – Давайте мы послушаем сейчас новую Минуту молчания. Тот самый именно фрагмент, который предваряет саму минуту. Потому что мы хотели это обсудить и с вами с нашей гостьей, которую чуть позже мы представим. Итак, та Минута молчания, которая как мы теперь понимаем, будет традиционной, начиная с 9 мая 2014 года.

МИНУТА МОЛЧАНИЯ

К. ЛАРИНА – Стоит напомнить, что на фоне этого текста, напомню это поэма Роберта Рождественского «Реквием», основные главные части ее были процитированы, по визуальному ряду в течение трех с половиной минут наплывом идут фотографии людей из тех 40-х годов. Женщин, детей, молодых людей. То есть фотографии из семейных архивов.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Насколько я помню, Первый канал даже просил присылать фотографии в течение какого-то времени…

К. ЛАРИНА – Семейные архивы. С зажженными свечами. Это конечно впечатляет. У нас в фейсбуке разразилась дискуссия по этому поводу. Я уже вижу, пошли отклики людей, которые впервые сейчас услышали новую минуту молчания. Давайте попробуем обсудить это и с вами, и с нашей гостей. У нас на связи Галина Михайловна Шергова, журналист, публицист, классик отечественного телевидения фронтовик. И что важно – одна из авторов той самой классической Минуты молчания. Она принимала участие в создании того самого классического текста. Галина Михайловна, вы с нами?

Г. ШЕРГОВА — Я с вами, да.

К. ЛАРИНА – Здравствуйте. Во-первых, с праздником вас поздравляем.

Г. ШЕРГОВА — Спасибо, и вас также. Праздник общий навсегда.

К. ЛАРИНА – И конечно ваше мнение о том, что было показано и то, что сейчас мы слышали в новой Минуте молчания, немножко о своих ощущениях нам скажите.

Г. ШЕРГОВА — Мне трудно говорить о чужой работе. Просто если хотите, я немножко напомню об истории создания этой Минуты молчания, в котором мне пришлось участвовать. В свое время тогда председателем Гостелерадио был Н. Н. Месяцев, он предложил сделать два варианта радийный и телевизионный двух журналистам. Иране Казаковой и Аркадию Ревенко. И они долго работали над этим делом, сделали вариант, причем вариант был принят сразу радийный и он был утвержден. И я тогда одним абзацем проникла в этот вариант, потому что режиссером была моя подруга и замечательная совершенно и очень известная режиссер радийный Екатерина Тарханова. Этот вариант продержался несколько лет, но потом пришел к руководству Гостелерадио Лапин, и решил, что очень многое должно быть сменено. И тогда было решено сделать новый вариант Минуты молчания. Я помню, что Э. Н. Мамедов, который был тогда руководителем телевидения, первым замом Гостелерадио пригласил меня и сказал, что, пожалуйста, попробуйте написать. Я очень много писала по военной тематике, потому что, в общем, и сама каким-то образом имела отношение к войне и была человеком поколения войны. Но это была одна из наиболее трудных для меня работ, потому что найти единственно правильные, не шокирующие ни слух, ни сердце людей слова, было довольно трудно. Но вероятно это получилось, потому что был взят целиком этот вариант, в него один абзац был включен из работы другого журналиста, по-моему, Жени Телицына. А так весь вариант был моим. И я помню, что вероятно он был каким-то трогающим воображение и сердца людей, потому что я помню, что Игорь Кириллов, наш классик диктор, который читал это, перед этим, встретив меня в Останкино, сказал, что это было для него до слез. Для меня это тоже было публицистической работой, очень ответственной работой, но, кроме того, это было разговором о моих друзьях, моем поколении. Потому что это именно было мое поколение, ведь из моего класса осталось в живых три мальчика. Все семьи, которые меня окружали, все потеряли кого-нибудь. И это было просто нашим жутким трагическим бытом нашего существования. И поэтому найти какие-то верные слова было очень важно, чтобы они не оскорбили ничьего слуха, сердца. Потому что это действительно уже без всякого пафоса было и живым и святым для всех нас.

К. ЛАРИНА – Галина Михайловна, простите, а что касается перемены политического устройства страны, вместе с исчезновением Советского Союза и появлением новой условно уже демократической России, но, тем не менее, отказ от коммунистической идеологии он каким-то образом отразился на этом сюжете, на Минуте молчания?

Г. ШЕРГОВА — Он, безусловно, отразился. Потому что идеология как таковая уже не была навязана всем и всему, что делалось. Вероятно, я сейчас уже не помню, вероятно, в нашем варианте каким-то образом эта идеология сказалась. Хотя честно вам скажу, мне лично хотелось избежать всякой официальности, всяких именно идеологических диктатов, потому что это было прежде всего человеческое дело.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Галина Михайловна, а то, что вы сейчас услышали и увидели в этой новой Минуте молчания, передает ли сам текст, Роберт Рождественский, но то, как это исполнено, как сделано. Передает ли то, чего вы пытались донести, вот эту боль каждого и то, что святое у каждого.

Г. ШЕРГОВА — Мне показалось, я знала эти стихи Роберта Рождественского, потому что я и с Робертом хорошо была знакома, и знала его работы. Сам по себе текст мне кажется он вполне проникновенный и хороший. Мне кажется, очень правильно, что наконец появились безымянные фотографии, потому что раньше слова Минуты молчания уходили просто в пространство, в эфир. То, что за этим действительно ушедшие люди стояли и то, что они так откуда-то вновь возвращались к нам, наплывая в этом, безусловно, была находка. Единственное, что мне показалось, что все-таки некая пафосность, которую всегда несут в себе приподнятые стихи, в некоторых местах мне казалось излишне. Потому что тут, это мое личное ощущение, но мне казалось, что главным образом нужно найти при всей торжественности этого задания, которое выполняла Минута молчания, она должна была быть обязательно личной, интимной и непафосной.

К. ЛАРИНА – Галина Михайловна, огромное спасибо за рассказ. Мы поняли теперь, как создавалась Минута молчания. И очень точно и тонко сформулировали главную ее цель, а цель – попасть в сердце, говоря просто. Спасибо большое. Еще раз поздравляем вас с праздником и до встречи. Спасибо.

Г. ШЕРГОВА — Это вообще действительно, когда меня иногда спрашивают…, чем-нибудь из того, что я делала. Это не потому что это лучшее из того, что я делала. Но это единственное, что по-настоящему для меня было тем, что останется. Я помню, что однажды я слушала Минуту молчания у Вечного огня, зрелище, когда вся буквально почти площадь и люди старые и так далее, плакали и, оплакивая и своих и всех, ну вероятно это вообще дорогого стоит. И ради этого, если говорить об авторстве, публицисту стоит жить.

К. ЛАРИНА – Спасибо вам.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Спасибо, Галина Михайловна, дорогая.

К. ЛАРИНА – Напомним, что у нас на связи была Галина Михайловна Шергова. Она была одним из участников создания…

И. ПЕТРОВСКАЯ — По сути, главным автором прежнего ритуала и текста.

К. ЛАРИНА – Но у нас пошли отклики. Во второй части мы обязательно послушаем ваши телефонные звонки. Нам важно, как вы восприняли новую форму Минуты молчания. Ир, твои теперь ощущения. Уже более детально.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Во-первых, само по себе решение художественное это нас отсылает к акции, которую придумал и устроил четыре, по-моему, года назад Томский телеканал замечательный ТВ-2 под названием «Бессмертный полк». Когда предложили каждому томичу со своим портретом, своего деда, отца пройти по городу.

К. ЛАРИНА – Это уже стало традицией, в этом году во многих городах и в Москве это появилось. Я понимаю, откуда это.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Плюс еще к слову, что может телевидение, потому что это стало, по сути, общероссийским движением. И вчера мы видели кадры — бессмертный полк шел по Санкт-Петербургу. Я была на этой неделе в Ставрополе, там устраивают, причем и районные и муниципальные газеты вместе с каналами. То есть в принципе это конечно очень важная акция. Которая заставляет нас и уже теперь конечно потомков, которые и не помнят и не видели, мы-то даже не видели, я например своего деда не видела погибшего, все равно помнить. И также мы знаем, как все эти дни на фейсбуке, практически была такая тоже кампания…

К. ЛАРИНА – Флешмоб.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, когда каждый вспоминал своего погибшего деда, отца, прадеда. И это очень важно. Это сохраняет эту живую память. Это с одной стороны. С другой стороны у меня к той Минуте молчания ровно такое отношение, о котором говорила Галина Михайловна. Неизменно это вызывало к концу, вначале душащие тебя, а потом какие-то очищающие слезы. А уж когда шел Рахманинов, и когда говорили: наступает Минута молчания, этот метроном, в этом правда было что-то невероятное. Чего я пока не испытала, наблюдая эту новую версию.

К. ЛАРИНА – Подробнее обсудим во второй части. 495-363-36-59, готовы выслушать ваши мнения, потому что, судя по ленте sms, мнения самые разнообразные и полярные. Что правильно. Сейчас новости.

НОВОСТИ К. ЛАРИНА – Возвращаемся в программу «Человек из телевизора». Мы с вами хотим обсудить новую Минуту молчания, которую мы услышали, текст в первой части программы. И вот тут сразу, отвечая на вопрос, кто читает стихи в новом варианте, нам Арина Бородина наша коллега в фейсбуке сообщает имена актеров. Это Борис Миронов, который читает мужской текст и женский – Любовь Германова. Любовь Германову мы знаем хорошо как актрису. И кстати как мастера закадровых текстов. Она активно дублирует фильмы разные. В общем, я просто не сказала, если Ира позволит пару слов о своих ощущениях. Мне кажется невероятно важным настроение, которое создается с помощью визуального ряда. Что это фотографии из семейного архива, семейно хроники, семейного альбома. И человек, который несет портрет увеличенный старой карточки из своего собственного архива, он не может формально к этому подходить. Мне кажется это ощущение близости, что называется, что это не историческое событие давно ушедших лет, а событие твое, твое семейное. Мне кажется, эту атмосферу очень точно передает этот новый формат.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Визуально.

К. ЛАРИНА – Но я тебе скажу другое, меня не раздражал текст и как это сделано, слова давно известны, во всяком случае, я их сразу опознала, поскольку мы все читали и в школе и в институте театральном часто читали фрагменты из этой поэмы. Ну и мне показалось, что читали неплохо.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне мужской голос показался излишне пафосным, а еще он мне очень напоминал голоса, которыми озвучивают в основном либо документальные проекты…

К. ЛАРИНА – Типовой голос.

И. ПЕТРОВСКАЯ — …что Чонишвили, но это не Чонишвили. Слишком типовой и несколько такой утрированный, чересчур в нем какой-то пафос.

К. ЛАРИНА – Но с другой стороны я не очень любила, ты говоришь, слеза тебя пробивала, меня на Минуте молчания пробивала слеза, когда метроном шел и когда шел Рахманинов.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, и текст тоже.

К. ЛАРИНА – Текст был хороший, но читался он каким-то дикторским голосом. Отстраненным.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, вот удивительным образом…

К. ЛАРИНА – Потому что задушевность, как мне казалось такая профессиональная советская задушевность, которая всегда слышна в такого типа концертах военных, патриотических.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тогда Игоря Кириллова голос, как раз не похожий на его обычный бодрый, которым он читал новости и комментировал, например, парады и демонстрации, а здесь у него была очень какая-то очень точная интонация. То ли оттого, что я понимаю, тем более с возрастом становимся, наверное, консерваторами, и почему-то хочется, чтобы сохранялись какие-то хотя бы даже вот так точечно раз в году не то чтобы одно и то же, но что-то в этом было такое…

К. ЛАРИНА – Мы тут расходимся с Ирой кардинально. Катастрофически, поскольку мне кажется, что с возрастом ни в коем случае нельзя становиться консерватором, а наоборот находить в себе какие-то ресурсы для того, чтобы…

И. ПЕТРОВСКАЯ — А это не зависит.

К. ЛАРИНА – Почему это? Я это чувствую в себе и стараюсь с этим бороться.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Так я же не говорю обо всем, я говорю, есть какие-то вещи, в которых ты по восприятию остаешься или становишься консерватором.

К. ЛАРИНА – Это из серии, когда показывают тебе новую версию фильма или спектакля Шекспира «Отелло». Думаешь, ой, нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это совсем другие вещи.

К. ЛАРИНА – Гамлет. Ой, какой был Смоктуновский. Никто так никогда не сыграет. Хочу, чтобы был Гамлет Козинцев. И все.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Так, женщина, не надо.

К. ЛАРИНА – Я считаю, что время идет, меняются не только примеры технические, связанные с какими-то техническими усовершенствованиями, но интонации времени. Меняются скорости, искусство восприятия совсем другое. И мне кажется, что этот проект, хотя наверное меня сейчас разорвут, сейчас конечно все будут на твоей стороне, этот проект мне кажется в правильном направлении движется. Потому что он идет к человеку, он идет не к формализму, а к человеку.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Удивительным образом предыдущая очень долголетняя версия именно шла к человеку, каждому. Потому что обращалась именно к тому, что потерял…

К. ЛАРИНА – I love you, baby.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, вот так вот. В каждой семье это было, поэтому это обращалось к каждому.

К. ЛАРИНА – Наденьте наушники. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Доброе утро, Ксения, Ирина. Очень рад вас слышать. Это Виталий из города Егорьевск. В целом мне понравилось. Но то, что я боялся в последние годы, к сожалению, это произошло. Это было для меня ожидаемо. Потому что это в последнем тренде политическом. То есть, вычеркнуты слова про сталинские лагеря, я их не услышал.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Уже давно не было.

К. ЛАРИНА – Виталий, вообще там нет текста, там есть только стихи.

СЛУШАТЕЛЬ – Это тоже это же недостаток, как я считаю. Потому что были слова во-первых, так говорили, давайте почтим память всех погибших в лагерях…

К. ЛАРИНА – Да, это было в 90-е годы.

СЛУШАТЕЛЬ – На фронтах. Это нужно было обязательно сделать, и потом еще не было самой, вы правильно сказали, Ксения, не было именно дикторской отсечки, что начинается Минута молчания.

К. ЛАРИНА – Это Ира заметила.

СЛУШАТЕЛЬ – Потому что многие разговаривают, и я вот этот момент пропустил, к сожалению. Да, мы ждали какого-то текста Кириллова, я подумал, что это просто прелюдия. Немножко ее удлинили просто саму процедуру. И сейчас будет классическая версия. И потом уже пошел метроном, я понял, что ничего больше не будет. Жаль, про лагеря жаль.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое, Виталий. Еще звонок. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, меня зовут Валентина. Я звоню из Санкт-Петербурга. У меня вопрос к Оксане Лариной.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Давайте сейчас повторю. У нас спецзадание. Мы сейчас с вами обсуждаем новую Минуту молчания. Вопрос к Оксане Лариной можно прислать на sms +7-985-970-45-45. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Маргарита из Москвы. Я не могла слушать, когда была та Минута молчания. У меня отец погиб в 1943 году, я просто уходила. Не могла. Меня всю переворачивало. А тут я прослушала спокойно, и как-то меня, откровенно говоря, не очень тронуло.

К. ЛАРИНА – А чем вы это объясняете?

СЛУШАТЕЛЬ – Тот большее воздействие на человека имел, на персонального человека. Именно на душу человека. Мне кажется так. А это просто такое художественное воплощение стихов и музыки.

К. ЛАРИНА – Понятно. Спасибо большое. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Извините, это «Эхо Москвы»?

К. ЛАРИНА – Да, пожалуйста, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Я из Самары. Меня зовут Инна. Я к своему стыду несколько последних лет Минуту молчания, к сожалению, не слушала. И не могу вспомнить даже, что там было. В этом году у меня произошло исключение. Я впервые за несколько лет послушала Минуту молчания. У нас в семье потеря была на фронте, жизнь была полностью перевернута войной. У меня бабушка была 60 лет с лишним вдовой. Умерла, 60 лет прожила после войны. Каждый день победы она не могла ни парад смотреть, ни вот эти праздники. Она уходила на дачу, в лес, и переживала свое горе, потерю. И я никогда не находила слов, которые могли бы ее утешить. Потому что ушел ее муж, отец двоих детей. Она осталась абсолютно одна с двумя детьми. Выживала в этой жизни очень тяжело. Ей было его жалко, он был сиротой, был классический советский пример, когда он был сиротой, в деревне, там учился, встал на ноги, образовал семью, был счастлив, и ей было так жалко, как жалко, наверное, не жене, а матери своего сына.

К. ЛАРИНА – Инна, ну скажите про Минуту молчанию про эту.

СЛУШАТЕЛЬ – Я слушала, и тоже были слезы. Я хотела сказать спасибо, кто это придумал. Потому что впервые за много-много лет действительно о павших. А рядом с ними были их близкие. Спасибо большое.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. И с праздником вас тоже поздравляем. Спасибо за такой очень эмоциональный рассказ. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Сергей, Саратов. Понимаете, по-моему, в последней версии новейшей искажен смысл Минуты молчания. Нас заставляют вслушиваться в текст Рождественского. Я ничего не имею против этого текста, но версия с метрономом была ближе.

К. ЛАРИНА – Здесь, кстати, метроном тоже есть, когда начинается Минута молчания.

СЛУШАТЕЛЬ – Слова они выбивают все. По-моему, не должно быть в Минуте молчания ничего отвлекающего. Она для каждого, как правильно сказал предыдущий товарищ. Вот такое мнение. Может быть я не прав.

К. ЛАРИНА – То есть прежний вариант он эмоционально попадал.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я просто погружался в себя и у меня были свои ощущения. А сейчас меня заставляют, хочу я этого или нет, слушать этот текст. Он может быть хороший, прекрасный. Но Минута молчания у каждого должна быть своя.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Такой наш небольшой опрос. Ну что.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно очевидно…

К. ЛАРИНА – Очень индивидуальное восприятие.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Во-вторых, очень много людей, как и я думаю, привыкли и испытывали такие чувства, которые сейчас не были ими испытаны и поэтому кажется, что эмоционально это не достигает своей цели.

К. ЛАРИНА – А кто это делал, не знаешь?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, пока не успела я выяснить.

К. ЛАРИНА – Про актеров мы узнали. Это же не на каком-то конкретном канале делается. Это по всем каналам идет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тем не менее, это делает все равно творческая группа какого-то из каналов. Не в Кремле же это делается.

К. ЛАРИНА – Если кто-нибудь знает авторов этого проекта, мне очень интересно. Кто автор, кто режиссер, автор концепции. Если знаете, нам напишите, пожалуйста, на sms. Я прежде всего обращаюсь к телевизионщикам, кто телевидением занимается, sms +7-985-970-45-45. Что еще было новенького?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Если говорить совершенно о противоположном знаке, здесь в любом случае, знак в смысле плюс, что пытаются разными способами придумать какие-то вещи, которые все равно работают на сохранение памяти и ее умножение. Если говорить о кощунстве, я испытывала крайнюю степень неудобства, омерзения я бы даже сказала, когда наблюдала вакханалию, которая творилась во время программы «Прямого эфира» до и после выступления на первом полуфинале Евровидения наших сестер российских исполнительниц Толмачевых.

К. ЛАРИНА – А разве чем-то отличалась вакханалия? Она каждый раз такая. И. ПЕТРОВСКАЯ — В этом году она была усугублена еще неким вызовом по отношению к Европе, когда говорилось, что все лучшее, включая целомудрие наших девушек, мы туда привезли. И хотим заразить весь мир своей русской душой. Что там несли, я тебе передать не могу. Но апофеозом было, когда некий человек, который был представлен, я даже фамилию его не успела запомнить, как депутат и какой-то типа исполнитель, вылез исполнять после того как выяснилось, что девушки прошли таки в финал, он начал петь, выскочив на середину студии — «Этот День победы порохом пропах, это праздник с сединой на висках».

К. ЛАРИНА – Может, они там чего-то принимают по время этого эфира.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Курят чего-то такое. Было ощущение, что кто-то либо подкуривает, либо чего-то…

К. ЛАРИНА – Специально выдают какие-то таблетки или грибы.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Грибы едят по ходу. Что творилось с ведущим, это правда, мы видели разные варианты, было на Первом канале, тоже как правило флагами размахивали. Но здесь это просто было…

К. ЛАРИНА – Там кричал что-то про свет, который исходит откуда-то…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Неприлично было смотреть, когда сестры Зайцевы, там близнецов нагнали, поскольку девушки тоже у нас близнецы. Когда они сказали: какое счастье жить в такой стране. Корчевников добавил: в такой светлой стране. Это было просто что-то невообразимое. По степени пошлости, неуместности, и главное несоразмерности такого безмерного с одной стороны ликования по поводу нашей пока еще весьма сомнительной победы. Поскольку еще только вышли в финал. И демонстрации своего превосходства перед абсолютно деградировавшей, опустившейся, разложившейся и прочее Европой. А уж особенно когда показали во втором полуфинале известного эпатажного персонажа бородатая женщина…

К. ЛАРИНА – Вот мы и дожили до бородатой женщины.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То воплей по поводу того, как низко пала Европа, и как мы наоборот воспарили невероятно просто, вершину духа всему миру демонстрируем. Они превзошли все возможные рамки приличия. Поэтому с ужасом ожидаю финал.

К. ЛАРИНА – Я не буду смотреть. Я уже больше не хочу. Я посмотрела выступление.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Смотрю периодически.

К. ЛАРИНА – Ну никакое. Я кстати сначала не понимала, кто такие. Мы с тобой еще обсуждали. Они же победили на детском Евровидении. Они там были очень симпатичные. Когда были маленькие. А сейчас все невнятное. Поэтому чего тут говорить, если говорить о качестве. Я думаю, что никто их не засудит, что не войдут, я думаю в первую десятку, это вполне естественно. Хотя я не видела, какой там уровень исполнения. Я посмотрела еще украинскую певицу, мне тоже она показалась очень слабенькой, не яркой. Вот бородатая женщина это все-таки что-то.

И. ПЕТРОВСКАЯ — От Евровидения ничего кроме эпатажа уже давно никто ничего не ждет. И также самое интересное, что предстоит это посмотреть, как кто за кого голосует. В свете нынешней геополитической новой в некотором смысле ситуации это будет любопытно. Ради этого я буду это смотреть. О хорошем.

К. ЛАРИНА – Можно я скажу о хорошем. Быстренько успею вставить свои три копейки. Потому что я мучилась, до трех ночи смотрела. Я должна что-то сказать по этому поводу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Только давай быстренько, чтобы мне еще осталась минуточка.

К. ЛАРИНА – Про фильм «Переводчик», который прошел на Первом канале, 4-серийный фильм. Посвященный истории учителя, который в Таганроге работает в обычной школе. Когда приходят немцы, он поступает к ним на службу переводчиком. И пытается хоть как-то прокормить свою семью и помочь ученикам, уберечь их от страшных последствий их смелости безрассудной. Тем не менее, это история, которая человека как в воронку засасывает в это варево этих компромиссов, когда кажется, тут я тоже могут потерпеть, тут могу перевести допрос, могу и быть свидетелем расстрелов и уничтожений людей. Но короче, кончается все конечно трагически, поскольку он в самом конце расплачивается за все, что он успел не сделать, замолчать, смалодушничать, собственно человек ничего особенного не делал. Он сам не расстреливал никого, не арестовывал. Не стрелял, не вешал своих соотечественников. Но он был свидетелем. Он был участником практически той стороны. Это Андрей Прошкин сделал как режиссер и совершенно замечательно, я хочу сказать отдельно про Виталия Хаева. Артист, который давно уже известен нашему зрителю. Но мне кажется, впервые он получил роль такого масштаба и справился с ней и я думаю, что те, кто этот фильм увидели не могли не заметить, не посочувствовать этому герою, и как-то себя соотнести с этой ситуацией, поставить себя на его место. И еще мне кажется, что эта тема невероятно актуальная. Потому что это такой коллаборационизм в  широком смысле слова. Мы это часто обсуждаем сейчас. Этот момент выбора, точка выбора человека. Когда он выбирает то или другое. И какие последствия это влечет. Так что я поздравляю и Первый канал и Виталия Хаева и Андрея Прошкина с очень сильной, очень точной, очень умной и эмоциональной сильной работой.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А я две замечательные…

К. ЛАРИНА – А ты не посмотрела.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я кусками, потому что уезжала и теперь я обязательно, я решила, что дождусь окончания и обязательно посмотрю. Из замечательного. В цикле «Свидетели», которые очень редко выходят на канале «Россия» и рассказывают о наших прекрасных ныне живущих современниках, иногда прекрасных, иногда просто интересных. В этот раз, правда, очень глубоко ночью показали фильм портрет Евгения Григорьевича Ясина. «Министр без портфеля» называлось.

К. ЛАРИНА – Хороший фильм, я не видела, но я прочитала по откликам, что просто удивительно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Замечательно, он был разбит на несколько глав. Разные ипостаси.

К. ЛАРИНА – Там Ира Ясина была.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Естественно и отец, и дед, и муж. И друг. И соответственно…

К. ЛАРИНА – А либерал?

И. ПЕТРОВСКАЯ — И либерал.

К. ЛАРИНА – Ипостась либерала как-то была отражена? Без глумления?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Дело в том, что это сделано в виде монологов.

К. ЛАРИНА – То есть как бы он участвует сам.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И частично о нем рассказывают его близкие. Мы знаем вообще, что Евгений Григорьевич совершенно замечательный, теплый прекрасный человек, умнейший. Но получилось на редкость адекватное произведение. Адекватное этому образу. И кстати это было показано в ночь с 7 на 8, а 7-го Евгению Григорьевичу исполнилось 80 лет. С чем мы его…

К. ЛАРИНА – Поздравляем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — …думаю, до нас его тоже поздравляли. И второе. К. ЛАРИНА – Про Окуджаву.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вчера весь вечер до поздней ночи канал «Культура» посвятил Булату Шалвовичу. Его 90-летие. По-моему, никто больше, могу ошибаться, может быть, в новостях это промелькнуло…

К. ЛАРИНА – Я не видела передач никаких на первых, вторых каналах, третьих, четвертых. Я знала, что «Переделкино» будет, я очень хотела посмотреть, но не получилось. Расскажи.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В прежнем формате хорошие люди, кто знал Булата Шалвовича, кто просто любит его песни, в том числе, например, был человек, который не профессионал, ни бардовской песни, ни в исполнительском мастерстве, ученый какой-то, при этом очень хорошо исполнил, и стихи читали. В прежнем формате звучало, исключительно доносили люди это слово и эту интонацию…

К. ЛАРИНА – Благородство и достоинство.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, и на канале «Культура» до Минуты молчания тоже показывали старый концерт Булата Шалвовича. Замечательный. Мы в этот момент собрались отмечать День Победы, и замерли, потому что ничего точнее не выражало в этот момент те эмоции, которые были. И потом еще после «Переделкино» был документальный фильм, за что большое спасибо каналу «Культура».

К. ЛАРИНА – Мы должны заканчивать. Конечно же, музыкальным финалом сегодняшней передачи будет песня Булата Окуджавы. Я, когда выбирала песню, наслушалась такое количество совершенно замечательных текстов. В том числе и тех, которые не слишком часто поют в наших эфирах. Конечно, человек был выдающийся. Выдающегося таланта. Искренности, и порядочности, что сегодня по нашим меркам вообще полный раритет. Спасибо большое. Мы завершаем нашу программу и вам спасибо за активное участие, дорогие слушатели.

Комментарии

34

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

hitlerkaput 10 мая 2014 | 11:19

Светлая память Булату!

После дождичка небеса просторны,
голубей вода, зеленее медь.
В городском саду флейты да валторны.
Капельмейстеру хочется взлететь.

Ах, как помнятся прежние оркестры,
не военные, а из мирных лет.
Расплескалася в улочках окрестных
та мелодия - а поющих нет.

С нами женщины - все они красивы -
и черемуха - вся она в цвету.
Может, жребий нам выпадет счастливый:
снова встретимся в городском саду.

Но из прошлого, из былой печали,
как ни сетую, как там ни молю,
проливается черными ручьями
эта музыка прямо в кровь мою.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

xatmen 10 мая 2014 | 16:34

Долой Телевидение России! Долой учеников Геббельса!
Долой Московскую хунту!


kea 10 мая 2014 | 16:07

Минута молчания сделана для тех, кто никого не потерял.
=====================================================
Может, хоть иногда, читать то что пишешь?
А если человек так правда считает, то затуманенности его мозгов можно только посочувствовать.
А новая минута молчания была не хуже чем предыдущая. Просто это другой вариант, без излишней патетики.


(комментарий скрыт)

pna 10 мая 2014 | 23:37

Мне кажется, что для каждого поколения в этот день должны быть разные слова.Та минута была для людей , прошедших войну и для их детей. Они поминали ПОГИБШИХ друзей, отцов. Сейчас все меньше и меньше ветеранов и их дети уже постарели. По себе сужу. А новая минута для внуков и правнуков, чтобы ПОМНИЛИ. Они не знали войны и после военные годы. Но у них должна остаться память не только о погибших их предках, но и о тех, кто вернулся с войны и уже умер. И они должны ПОМНИТЬ О ВСЕХ ВОЕВАВШИХ.


(комментарий скрыт)

hryunmorzgov 11 мая 2014 | 20:42

...Севастополь, который никогда не был украинским.
..................
Александр Городницкий. Смотрите, слушайте, скачив...
=====================================================
Возможно, что никогда не был, но с 1954 года - стал, де-юре и де-факто, и подтверждение в виде международных соглашений этот статус имеет.

И уж во всяком случае, не Этой кремлёвской власти пересматривать утверждённый не ею статус полуострова.
Статус самого московского истеблишмента, имея в виду чуровские выборы и протесты 11 - 12-го годов,- сомнителен, по меньшей мере.

Так что сама постановка этого вопроса была бы уместна в спокойной обстановке - путём переговоров законно избранных глав государств заинтересованных стран, обсуждением проблемы парламентами государств-участников, где окончательное решение останется за народами этих стран. Форму и сроки плебисцита можно обсуждать - но не за одну неделю, и даже не за один год.
Даже при положительном исходе дела передачи Крыма другой стране - должен быть переходный период и проч., тогда и банки смогут нормально работать, и вообще будет больше порядка.
В таком случае, возможно, ничего и передавать не придётся, достаточно будет изменить статус региона - и по крайней мере, народ одной страны не станет чувствовать унижения от бесцеремонности и хамства другой.

Тогда и зелёные человечки не понадобятся, и гоблины всякие править не будут.

ЗЫ. Хороший и умный человек Александр Городницкий, и песни у него великолепные, но тут, по-моему, не его случай...


(комментарий скрыт)

milenna 10 мая 2014 | 19:50

Еще раз вспомним добрым словом Булата Окуджаву. И вчера и сегодня на Культуре его вспоминали. Сегодня днем была передача "Целый век играет музыка". К сожалению не было возможности посмотреть.
Поэт, бард, писатель, романтик. Наверное, последний романтик ушедшего века, преданный своему арбатскому дворику.

...А годы проходят, как песни.
Иначе на мир я гляжу.
Во дворике этом мне тесно,
и я из него ухожу.

Ни почестей и ни богатства
для дальних дорог не прошу,
но маленький дворик арбатский
с собой уношу, уношу.

В мешке вещевом и заплечном
лежит в уголке небольшой,
не слывший, как я, безупречным
тот двор с человечьей душой.

Сильнее я с ним и добрее.
Что нужно еще? Ничего.
Я руки озябшие грею
о теплые камни его.


10 мая 2014 | 22:32

Тот, кто песни петь и слушать НЕ УМЕЕТ -

"Ты лети, крылатый ветер,
Над морями, над землей,
Расскажи ты всем на свете,
Про любимый город мой.

Всем на свете ты поведай,
Как на крымских берегах,
Воевали наши деды,
И прославили в боях

Легендарный Севастополь,
Неприступный для врагов.
Севастополь, Севастополь —
Гордость русских моряков!
Здесь на бой, святой и правый,
Шли за Родину свою,
И твою былую славу
Мы умножили в бою.

Скинув чёрные бушлаты,
Черноморцы в дни войны,
Здесь на танки шли с гранатой,
Шли на смерть твои сыны,

Легендарный Севастополь,
Неприступный для врагов.
Севастополь, Севастополь —
Гордость русских моряков!
Если из-за океана
К нам враги придут с мечом,
Встретим мы гостей незваных
Истребительным огнём.

Знает вся страна родная,
Что не дремлют корабли
И надёжно охраняют
Берега родной земли

Легендарный Севастополь,
Неприступный для врагов.
Севастополь, Севастополь —
Гордость русских моряков!

Тот да читает Википедию: "Музей-усадьба «Ботик Петра I» — старейший провинциальный музей России, достопримечательность города Переславля и села Веськово на горе Гремяч. Здесь Пётр I строил потешную флотилию на Плещееве озере. Филиал Переславского музея-заповедника."

ЗОЛОТОЕ КОЛЬЦО. РОДИНА РУССКОГО ФЛОТА.
Посему - представить себе моряка, уходящего в плаванье в каком-нибудь квитне или студне, не-воз-мо-жно.
http://www.youtube.com/watch?v=LNsIg_1VIxc


vignole 11 мая 2014 | 10:38

Не могу найти ссылку на исполнение "После дождичка" Погудиным. Кто-нибудь поможет?


(комментарий скрыт)

10 мая 2014 | 12:02

Тимур Шаов

"Что ты скривился, не нравится сказочка?
Что, недостаточно лихо закручена?
Да, нелогко угодить тебе, лапочка,
Читал бы свой комикс, капризное чучело!

Я тут ему всё о трансцедентальном,
О фатализме, о жизни, о мистике.
Нет, блин, он хочет покруче, завально,
Клёво, атасно, в отпадной стилистике.

Хочешь покруче? Ну, ладно - получишь! "


(комментарий скрыт)

Людмила Медакова 10 мая 2014 | 19:25

«Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления».
Салтыков-Щедрин


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

kea 10 мая 2014 | 11:44

Когжа уже закончится этот пропагандонский, ежедневный маразм под названием Остров Крым.
========================================================
Не надо смотреть федеральные каналы и не будите видеть пропаганды. Останетесь только с Эховской пропагандой.


kea 10 мая 2014 | 11:53

Петровская обвиняет что гости на канале России что-то курят, но, похоже, Петровская это делает вместе с ними. Я попала на кусок когда депутат запел день победы, но это не было связано выступлением девушек, а с наступающим праздником. Это, конечно, не очень уместно, но не надо это привязывать к тому чего не было.
А наши девочки выступили, на фоне других очень не плохо.
Кстати, украинскую девушку на канале Россия хвалили, в отличие от Эха.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

10 мая 2014 | 11:53

Сегодня передача не удалась.
Все время проговорили о телевизоре.
Ни слова, что в это время, в этой стране, зверствует Блууд Гебня, на троне - Тиран.
В соседней демократической стране повылазили колорады.
Разочарован.


hitlerkaput 10 мая 2014 | 12:32

Гебня на троне !!!


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

laser 10 мая 2014 | 13:02

Что-то мне не понравилась "минута молчания". Показалось, исполнение не для радио. Может по зомбоящику было бы по-другому.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

heinrich Хейнрих Ансон 10 мая 2014 | 15:02

Даже сам удивляюсь до чего странно, если не сказать большего, воспринимается эта "минута молчания" со стороны. Я родился и вырос в Союзе, но вот уже лет тридцать живу в другой стране и почти не смотрю российские телеканалы. Мне кажется логичным, что в "минуту молчания" всем следует молчать. Только сирены, метроном и память об ушедших тогда. У меня все были блокадниками, выжили только мама, папа и одна бабушка.


newman375 10 мая 2014 | 17:34

Мне кажется голос читающего как и другие голоса современных Вавиленов Татарских-отвратительны, мало того что они до ужаса слащавые и в них нет искренности, так ещё ощущается какая-то скрытая внутренняя насмешка, даже презрение к своей стране и народу, видно что всё делается по команде, из желания угодить начальству,
внешне все они активно льют грязь на запад и славят Россию, её прошлое, а внутри всё наоборот, всё тоже двуличие и притворство.


vladimka 10 мая 2014 | 18:02

Как бы демократическая Россия.А ты что языком как помело чешешь не разбирая . Сталина грязью обливаете да и не только его мало ,Путина, как только не представили и все не демократично государство вам пахать давно на Магадане, а ты еще здесь грязным помелом бряцаешь Может хватит!Друзья либералы!И тебе подобные гости.


wlas32 10 мая 2014 | 20:40

Я целиком поддерживаю данный вариант минуты молчания. В день Победы мы должны вспоминать о павших на войне. Не о погибших в ГУЛаге и ещё в какие-то другие тяжёлые исторические периоды жизни нашей страны. И никакой политики и пафоса -"МЫ победили фашизм".
О фильме "Переводчик". Фильм необычный, В нём поднимается тема, которую в нашем кинематографе не принято особенно реалистично показывать. Это тема жизни наших людей на оккупированных территориях. Как сложно судить человека-главного героя и всех других людей, оказавшихся в таком жутком положении.


loytz 11 мая 2014 | 00:06

Людям постарше, если они не страдают коллективной амнезией, Галина Шергова памятна 60-серийной "Нашей биографией", вдохновенной, проникновенной, прочувствованной и насквозь лживой агиткой. Не хочется об этом вспоминать...


11 мая 2014 | 02:21

Да, старенькие советские минуты молчания посильнее пробирали. А на канале "Культур" вообще сборная диверсантов с дивертисментами засела - в такое время уважаемый Булат Окуджава, его тихий проникновенный голос с дрожащей ноткой скорбной лиричности и невосполнимой утраты совершенно не вписывается в эту бравурную стилистику военно-патриотического угара, показушной агрессии и залихватского победоносного хамства и развязности. А еще очень грустно становится от водопада наспех и наплевательски сработанных сериалов и новых кинолент про умопомрачительные подвиги бесконечных элегантных советских снайперш Великой Отечественной, изворотливых агентов СМЕРШ и ГРУ МО СССР, бдительных контрразведчиков РККА, и все остальное. Сразу же вспоминается допотопный польский сериал "Ставка больше чем жизнь" - симпатичный поляк капитан Клосс в одиночку выигрывает Вторую мировую войну...


11 мая 2014 | 11:08

вычеркнуты слова про сталинские лагеря, я их не услышал.

И. ПЕТРОВСКАЯ - Уже давно не было.


Еще в прошлом году было. У И.Петровской слуховые галлюцинации?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире