'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Начинаем работать. Как мы хотим работать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не пугай народ.

К. ЛАРИНА – Мы хотим работать. Я когда работала в театре «Сатирикон», еще застала А. И. Райкина. И там одна была замечательная артистка Тамара Кушелевская, актриса театра она приходила на спектакль и громко кричала, по коридору шла и говорила: я хочу работать, я хочу работать, я так хочу работать, я ужасно хочу работать. Аутогенная тренировка.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну так мы хотим работать. Особенно в жару очень приятно работать.

К. ЛАРИНА – Вы нас узнали, правда же? Здесь Ирина Петровская, Ксения Ларина. Наталья Кузьмина звукорежиссер. Начинаем программу «Человек из телевизора», sms не работает. В отличие от нас.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Сдохло на жаре.

К. ЛАРИНА – Но зато работает фейсбук. Я написала там приветствие вам, дорогие друзья, кто пользуется страничкой «Человек из телевизора». Присоединяйтесь к нам в прямом эфире в фейсбуке. Кроме того, есть телефон прямого эфира 495-363-36-59, ну собственно и все. Потому что еще раз повторю, sms у нас сегодня в отпуске. Мы начинаем. Я хотела начать конечно же если Ира не против, с неприятной истории, связанной с показом фильма «Штрафбат», поскольку мы это обсуждаем уже несколько дней. Тем более что именно на сайте радиостанции «Эхо Москвы» позволил опубликовать свое письмо в адрес Олега Добродеева Николай Досталь. Напомню, речь идет о цензуре, которую позволил себе канал ВГТРК, когда устроил показ сериала. Это уже не первый показ, но первый раз в таком кастрированном виде. Мало этого, не все это заметили цензуру, мы этот фильм знаем хорошо, много раз его видели, я не смотрела так пристально.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Естественно и сколько лет прошло с премьеры, поэтому какие-то вещи сам режиссер и актеры могут…

К. ЛАРИНА – Понятно, что для режиссера это что называется по живому резать. Это действительно нанесена просто настоящая психологическая травма человеку, который является автором фильма. Николай Николаевич конечно же глубоко все это переживает. И представляет себе, как переживал бы Эдуард Володарский, который тоже очень трепетно относился к произведению. Тем более оно уже готово и сделано.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Более того, показано уже не один раз. Ну чего тут скажешь, я так понимаю, что они исходили из буквы этого самого закона о том, чтобы не допускать в эфире и СМИ маты и других оскорбляющих общественную нравственность элементов.

К. ЛАРИНА – Жестокость, насилие, порнография.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, с одной стороны действительно, наверное, канал обязан подчиняться этим законам, и наверняка, поскольку Олег Добродеев ответил, чтобы все урегулировал Досталь с юристами, наверное, права какие-то принадлежат каналу как одному из тех, кто видимо участвовал в создании или показывал…

К. ЛАРИНА – Права принадлежат продюсеру прежде всего.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну хорошо.

К. ЛАРИНА – А Николай Досталь является одновременно и продюсером и режиссером.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне казалось бы, логичным все-таки такие вещи согласовывать. Наверное, сам продюсер и тем более режиссер Николай Досталь смог бы каким-то образом, если бы ему показали конкретные места, которые вызывают сомнения у представителей канала, наверное, он смог бы каким-то образом аккуратно что-то возможно вырезать. Хотя естественно это все мне напоминает историю советской цензуры.

К. ЛАРИНА – Тупой.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И беспощадной. Бессмысленной. Как мы помним, во время сухого кратковременного закона, который был в середине 80-х годов, из уже готовых давних фильмов вырезались сцены пьянства, и один из случаев был, когда…

К. ЛАРИНА – «Ирония судьбы».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет…

К. ЛАРИНА – А ты не помнишь, что вырезали целиком сцены. Не было в бане вообще. Ты не помнишь? А я помню.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я помню другое. «Мимино»…

К. ЛАРИНА – И когда он летел…

И. ПЕТРОВСКАЯ — И вообще было построено на том, что человека в бессознательном состоянии погрузили, и дальше вся коллизия на этом построена. Точно так же как в фильме «Мимино» была вырезана сцена в ресторане и тоже на этом многое построено, потому что у людей ни денег не оказалось…

К. ЛАРИНА – И переозвучивали еще.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да. И очень смешно было, когда они входят в ресторан, танцует Буба Кикабидзе лезгинку, потом они просыпаются в номере гостиницы «Россия» и непонятно, почему кефир не кушаете. Не любите. Что такое, почему они голову от подушки не могут отодрать.

К. ЛАРИНА – И никого не заботило тогда, так же как и сейчас, ни какая-то художественная целостность произведения, ни ключевая сцена, ни тем более авторские права.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А тем более в советское время никто про них и не подозревал.

К. ЛАРИНА – А переозвучили, почему-то врезалось у меня это в память, фильм Карена Шахназарова «Зимний вечер в Гаграх», когда герой Евгения Евстигнеева приносит шампанское в репетиционный зал и всех угощает. Они записали ему реплику, когда он говорит…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это сок.

К. ЛАРИНА – Это шипучка. Типа газированный напиток.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Еще была одна невероятно глупая идиотская вырезка, когда показывали фильм «А зори здесь тихие», где была вырезана сцена в бане. Тоже под предлогом того, что это оскорбит очень тонкий и трепетный общественный вкус. Поэтому это все явление одного порядка, единственное, что здесь мне кажется, еще особенно противно, что это делается так совершенно топорно, действительно как говорил сам Досталь в этом письме, цинично. Без всякой оглядки на элементарные чувства авторов.

К. ЛАРИНА – Плевать хотели.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Плевать на все. Очень жаль, потому что действительно за это время было создано, я сама небольшой, мы много раз с тобой на эту тему дискутировали, я небольшой поклонник мата на сцене.

К. ЛАРИНА – Мы кстати говорили с Досталем, там мата нет вообще. Они же вырезали слова, которые не являются… Это жаргон уголовный.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, или сниженная лексика.

К. ЛАРИНА – Феня.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И это то ровно, когда обсуждали этот закон, говорили, все будет упираться именно во вкусовщину, поскольку нет утвержденного законодателя списка слов и выражений, которые нельзя употреблять. То в результате будут вырезать и извините меня «суку» и что там еще, немало слов, которые действительно как таковыми не считаются матерными. Но по факту они действительно грубые или сниженные…

К. ЛАРИНА – Песни там вырезали практически.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Потом эта сцена, про которую в этом письме упоминает Николай Николаевич, сцена изнасилования, после которой целая сюжетная линия развивается. Короче говоря, вот они первые ласточки, пожалуйста, пожинайте, дорогие друзья законодатели.

К. ЛАРИНА – Стоит сказать, что на следующей неделе будет показан еще один сериал Николая Досталя «Раскол», хорошо, что будет показан, но будет показан очень поздно. Они поставили в 22.50. Не знаю, там сдвоенные серии тоже, мне кажется, это конечно поздновато для такого серьезного фильма. Хотя бог его знает. Николай Николаевич очень переживает по этому поводу. А мне кажется как раз самая отборная аудитория в это время смотрит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Фильм довольно сложный для восприятия.

К. ЛАРИНА – Тяжелый.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И там многое символично, начиная от названия и заканчивая содержанием этого фильма. Может быть для конкретной адресной аудитории это нормальное время. Хотя конечно любому автору хочется, чтобы посмотрело как можно больше людей. Но, между прочим, далеко не факт, даже если бы было в 9 часов, что как можно больше пришло бы смотреть именно «Раскол». Впрочем, сегодня наступает у нас то самое мертвое время, мертвый сезон, все поголовно начали уходить в отпуск. Даже те, кто еще вроде и не предполагал, Познер, как будто еще должен выйти…

К. ЛАРИНА – Как будто он есть, а его уже нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А его уже оказывается как мне, по крайней мере, сообщили информационные что называется источники, что этот выпуск, который мы видели в понедельник, он вроде как стал последним, и вроде как что это даже для самого Познера было неожиданностью и он не успел сказать свои традиционные слова, что мы уходим в отпуск. А многие тоже сказали, тот же Соловьев, что мы уходим в отпуск раньше, чем закончилась его программа по программе передач и многие ждали «Поединка» и «Воскресного вечера» а выяснилось, что все, ку-ку, уже все в отпуске.

К. ЛАРИНА – Ну не переживай.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я-то чего переживаю, я переживаю только по одному поводу. Что придется выискивать темы опять для…, я-то еще не ухожу в отпуск, у нас пишущих отпуск меньше, чем у говорящих и снимающих.

К. ЛАРИНА – Ну там пока есть что смотреть. Возьмем прошедшую неделю, фильм, который меня совершенно поразил, хотя он был очень поздно, в воскресенье «Дети Третьего рейха», поразительное кино, которое такую же имеет подоплеку, второй план, как и фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм». Когда ты так или иначе смотришь вроде про людей, которые являются потомками фашистских палачей, лидеров действительно Третьего рейха, а думаешь о советском рейхе. О том, хорошо бы снять такой фильм про потомков наших руководителей. Нашего рейха.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Между прочим, наши потомки из того, что мы видели…

К. ЛАРИНА – У нас есть Вячеслав Никонов, например.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, он, по-моему, ни в каком фильме подобного рода не снимался.

К. ЛАРИНА – А у нас такого фильма не было.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но бывали интервью, и книги, например, «Мой отец Берия» и по-моему были интервью тоже, где не просто…

К. ЛАРИНА – Гордятся.

И. ПЕТРОВСКАЯ — …признаются отдельные ошибки отцов и вообще своих предков, а напротив возводится то, что им предъявляется в качестве обвинения, потомками оправдывается и возводится наоборот в доблесть.

К. ЛАРИНА – Именно. По-моему только Светлана Аллилуева была в этом смысле честным человеком и по-другому оценивала деятельность своего отца.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, но при этом я тоже не видела, были фильмы с ней интервью, чтобы она впрямую говорила, что мой отец преступник. И здесь конечно, возникает этот морально-этический аспект, с другой стороны как у немцев, что мы видим, и я повторю, то есть идея, она по-разному может быть реализована, но не очень давно канал «Культура» показал фильм «Дети Гитлера» сейчас не могу вспомнить, немецкий режиссер или голландский. Который тоже нашел потомков, не всегда прямых сыновей и дочерей. Иногда например, либо племянники, либо внучатые племянники. И там конечно, видимо, это исходит из отношения вообще Германии и немцев к происшедшему и осознания собственной вины даже, несмотря на то, что многие из этих людей не знали своих предков. И близко не видели и некоторые даже непрямые им потомки. Но общее осознание вины нации и через отдельные судьбы, выразившиеся например, в том числе и меня потрясла история, это была по-моему внучатая племянница Геринга. Могу ошибаться.

К. ЛАРИНА – Которая стерилизовалась.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, самостоятельно. И еще брат ее что ли двоюродный, которые решили, что до такой степени вредоносна эта кровь…

К. ЛАРИНА – Чтобы не давать потомства. Остановить.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Что нужно это остановить, и они добровольно прошли процедуру стерилизации. И это конечно фантастика.

К. ЛАРИНА – Вообще как перекорежена их психика, я не хочу сказать, что они психически нездоровы все эти люди, они надломлены психологически. И как правильно говоришь, этот комплекс вины он существует внутри нации, а уж у этих людей и в какой-то гиперболизированной степени. Это такой урок исторический такой невероятный урок нравственного отношения к собственной истории.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА – И как нам этого не хватает. Я не знаю, даже если бы допустим, был когда-нибудь подобный процесс настоящего суда над этой властью, которую мы называем советской, необязательно сталинской, а вообще вся история 70-летняя, подлежит некому, безусловно, пересмотру. Если бы даже поставлены эти исторические оценки с точки зрения сегодняшнего дня, когда наконец-то мы перестанем по этому поводу дискутировать даже. Мне кажется все равно многие люди не отказались от этой идеи. И все равно продолжали бы прославлять и своих предков, у которых руки по локоть в крови в буквальном смысле слова, и никто бы не сказал бы: да, мой отец преступник или мой дед преступник. Но фильм обязательно надо смотреть. Мы так много об этом говорим. Я хочу напомнить, что только первая часть прошла.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Первая серия.

К. ЛАРИНА – А сейчас будет вторая часть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В воскресенье поздно в 23.30. И потом будет третья через воскресенье, и конечно этот способ показа мне кажется, тоже довольно сомнительным. И даже ущербным и наносящим вред целостности этого произведения. Мы знаем, как зритель обычно смотрит продукцию такого циклового сериального типа. Все-таки мне кажется, важно здесь было бы посмотреть три дня подряд, потому что кто-то посмотрел в одно воскресенье, а на следующее уехал и уже не смог или забыл. Это нарушает целостность восприятия и замысла авторского. Вот что обидно. Но с другой стороны чудо расчудесное, что сегодня федеральный канал главный Первый показывает хотя бы и поздно.

К. ЛАРИНА – Дорогие друзья, еще раз напомню, что не работает у нас sms, поэтому не мучайтесь, пользуйтесь другими средствами связи и для тех, кто пользуется фейсбуком, еще раз напомню, что страничка «Человек из телевизора» открыта у нас на мониторе и я вижу, как присылаете вы вопросы, реплики на нашу страничку в прямом эфире. И кроме того, во второй части мы обязательно телефон включим. Там конечно много отзывов, например, юмористическая программа «Собчак живьем» встреча со Светой Курицыной. Я, честно говоря, не в восторге от этой программы, я ее посмотрела целиком и не вижу здесь ни обаяния, ни юмора, никакого открытия. Мне кажется это одна из проходных программ. Не думаю, что это стоило бы делать отдельным номером. А у тебя другие ощущения.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, можно с кем угодно разговаривать, что нам доказывают время от времени, не побоюсь этого слова действительно сегодня самые сильные интервьюеры нашей страны. Борис Берман и Эльдар Жандарев. Вот с кем угодно, правда, можно даже не называть имена. Другой вопрос, для чего это делается. И с какой интонацией, чего хотят добиться интервьюеры, призывая к себе, приглашая того или иного одиозного ли или неодиозного персонажа. Вот здесь в данном случае не произошло никакого нового познания этого человека.

К. ЛАРИНА – И как ни старалась Ксения троллить Свету, это было несмешно. Ну ничего ту не было абсолютно. Как-то было скучно. Ну да, ну Света из Иванова.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Кстати она временами выглядела намного более достойно, чем в собственном формате.

К. ЛАРИНА – Даже не стоит внимания вообще.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но в принципе не стоит, согласна.

К. ЛАРИНА – У нас новости. А потом про других персонажей поговорим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Я просто хочу напомнить нашим слушателям, которые спрашивают кто автор фильма «Дети Третьего рейха» Татьяна Фрейденсон, и кстати я сейчас пока смотрела фейсбук, обнаружила, что есть страничка фильма. И там публикуются и ролики и интервью какие-то отдельные. Если кого-то интересует, можете туда зайти. У Иры был совершенно замечательный текст в «Новой газете», посвященный программе «На ночь глядя», где гостем был Стас Михайлов. Ира не написала в тексте, но мы в частных беседах конечно вспоминали спектакль Константина Богомолова «Идеальный муж», где один из главных героев лорд вот такая реинкарнация Стаса Михайлова. Это конечно чудо чудесное. На самом деле я не испытываю восторгов по поводу этой передачи. Потому что чего там ждать. Видали и покруче самодовольных индюков.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это понятно. Я просто говорю о методологии, о подходе. Я читала отклики на том же фейсбуке и некоторые писали, зачем вообще звать этого человека в этот формат. Зачем пропагандировать пошлость, что интересного он может сообщить. Разве это без того не знаем. На что и Борис и Эльдар среагировали, что все-таки нужно знать определенных кумиров, которые вдруг откуда ни возьмись как черти из табакерки выскакивают и овладевают душами огромного количества людей. И попытаться понять природу этого успеха. И вот здесь…

К. ЛАРИНА – Безумия.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А с точки зрения самого кумира это безусловный успех. Как происходит, что за считанные какие-то месяцы, даже не годы, никому неизвестный человек…

К. ЛАРИНА – Из кабака.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вдруг становится самым популярным. Самым высокооплачиваемым, самым рейтинговым. Берет Кремлевский дворец, выступает. Народ сходит с ума. Я же когда смотрела кусочки концертов сольников, которые аж Первый канал в лучшее время показывает и потом еще повторяет. Я смотрела на лица людей, это преимущественно женщины, мягко говоря, бальзаковского возраста, которые просто рыдают и это правда напоминает уже какую-то истерию. И вот приходит этот человек, я должна заметить, что он не произвел на меня впечатления дурака. Он производит впечатление такого классического пошляка. И объяснить, что это такое, совершенно невозможно. Ты спросишь меня: а что это такое. Я не знаю. Это пользование, наверное, каким-то набором штампов и в поведении и риторике…

К. ЛАРИНА – Кстати, что было в спектакле у Кости Богомолова, все было очень точно воспроизведено. Вся пошлятина от стилистики, от интонации, от манеры, от общения с залом и заканчивая, когда он был доверенным лицом кандидата в президенты Путина, помнишь он точно также там грудь нараспашку и крест золотой.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И плюс еще тоже модное. Ведь они улавливают эти тренды, модная православная риторика, через каждое слово: я как человек православный, вот это то, что для меня тоже очень показатель большой. Когда человек о себе говорит: я в своем творчестве, мое творчество. И надо отдать должное конечно Берману с Жандаревым, которые совладали, я думаю, что с желанием иногда просто рассмеяться в лицо, какие-то несусветные вещи говорил человек. И все-таки я понимаю, адресной аудитории Бермана с Жандаревым, безусловно, персонаж мало интересен, он интересен в некотором медицинском…

К. ЛАРИНА – Зоологическом.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Зоологическом вот именно, я сейчас пыталась понять, будет ли это оскорбительно или нет, смысле.

К. ЛАРИНА – Все мы животные.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И в этом смысле наш интерес, мой интерес был удовлетворен, потому что в общем можно понять, отчего публика ведется. Потому что этот человек ей позволяет, как он сам не рефлексирует и позволяет жить без всяких рефлексий, позволяет не тянуться к высокому, а наоборот удовлетвориться этим вот ресторанным шансоном кабацким. Мы же знаем, что даже популярная музыка в советское время как-то пыталась людей чуть-чуть приподнять, но народ с радостью приходил в какой-нибудь кабак, и оттягивался под…, да и то в то время утверждался репертуар, вот такого не было. Плюс демонстрация своей мужской сущности…

К. ЛАРИНА – В советское время была своя пошлость. Не идеализируй.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Конечно.

К. ЛАРИНА – Даже дело не в том, что он…

И. ПЕТРОВСКАЯ — И очень все просто. «Без тебя, для тебя», один и тот же примерно мотив, это называется, люди отдохнули.

К. ЛАРИНА – Много внимания ты ему уделяешь как творческой единице.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы же должны понять, что привлекает…

К. ЛАРИНА – Я не могу понять, ты говоришь, тебе понятно, что привлекает. Потому что для меня самое главное, чего в этом человеке нет, — в нет абсолютно никакой харизмы. Которая в принципе может, когда есть харизма, человек может хоть читать стихотворение про «идет бычок качается». А женщины будут лифчики кидать в воздух.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А ты не допускаешь мысли, что мы просто не в состоянии эту харизму просечь.

К. ЛАРИНА – В нем нет обаяния, у него нет шеи. Я не понимаю, как человек без шеи может завоевать женщину.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Слушай, он же не лебедь, чтобы ему шею.

К. ЛАРИНА – Он маленького роста. Он вообще внешне не производит никакого впечатления, мужского обаяния в нем нет. В отличие, кстати, от исполнителя роли лорда Игоря Миркурбанова, здесь нет ничего этого.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы с тобой этого не чувствуем, мы не чувствуем. Если мы не чувствуем, а огромное количество наших соотечественников…

К. ЛАРИНА – У нас пониженное либидо.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Очевидно и с либидо проблемы какие-то безусловные. Но если огромное количество соотечественниц буквально на наших глазах, когда их показывают, неловко даже смотреть, а тем более предполагать, что они в этот момент испытывают, высшую степень наслаждения, скажем так, то, наверное, что-то с нами не в порядке. Нет, у тебя нет такого ощущения? И потом харизма давай вспомним совершенно из другой оперы, но просто отношение как меняется. Когда нынешнее наше все Владимир Владимирович Путин появился на экране, все сменялись и говорили, никакой харизмы, и ничего подобного. Проходит очень небольшое количество дней и месяцев, и вдруг уже полстраны женская часть называет его секс-символом и начинает в прямом и переносном смысле вожделеть и продолжает это делать по сию пору. Соответственно очевидно, здесь какие-то другие законы работают, неподвластные нашим мудрецам и нам с тобой. С нашим…

К. ЛАРИНА – Пониженным либидо.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, и таким скептическим отношением вообще ко всему прекрасному. Тем не менее, с точки зрения интервью, как жанра это была филигранная, на мой взгляд, работа.

К. ЛАРИНА – Мы уже готовы на все, что угодно смотреть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я сейчас говорю о том, как работали Борис с Эльдаром. Как они задавали вопросы, как реагировали, какие реплики они отпускали. И, например, прекраснейший вопрос, который оценил мой редактор в газете, кому я текст все время посылаю, Юра Сафронов. Он написал: блеск фраза, вопрос Бориса Бермана: что сформировало ваш, скажем так, вкус. И он сказал: беру на вооружение. Действительно «скажем так», потому что пустота, после этого всего ты понимаешь, до какой же степени бывает пустота, но при этом сам народ ее наполняет каким-то неведомым нам, по крайней мере, смыслом, содержанием. И начинает молиться. Вот не сотвори себе в данном случае точно кумира.

К. ЛАРИНА – Я предлагаю несколько звонков послушать, потом вернуться к тем программам, которые заслуживают внимания отдельного. Уши надо надевать. Итак, 495-363-36-59. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Владислав Сергеевич, я из Дзержинска. Я всегда вас с удовольствием слушаю. Скажите, зачем вы рекламу этому дураку делаете? Михайлову. Только о нем говорили.

К. ЛАРИНА – Да, вы знаете, я тоже думаю зря.

СЛУШАТЕЛЬ – Не надо о нем говорить.

К. ЛАРИНА – Лучше бы мы спели сами что-нибудь.

СЛУШАТЕЛЬ – Народ наш быдло, извините.

К. ЛАРИНА – Ира сама написала в своем тексте, процитировала Сергея Шнурова: любит наш народ всякое говно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я это слово не употребляла. Мы не делаем никакой рекламы…

СЛУШАТЕЛЬ – Еще о джазе мне кажется ни разу не говорили. Я слежу за вашими передачами. О джазе, который на «Культуре».

К. ЛАРИНА – «Большой джаз».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Уже закончился.

СЛУШАТЕЛЬ – Концерт будет в субботу. Шикарный. Вы ни разу не сказали. Это прелесть.

К. ЛАРИНА – Спасибо за напоминание, конечно же, виноваты. Мне кажется, что мы не правы, что ни разу не отметили этот проект. Мне кажется, что он один из самых ярких на канале «Культура».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Отличный проект, но так бывает, что до чего-то не доходят, к сожалению, наши руки и головы. Я просто хочу сказать, что мы не делали рекламу этому персонажу, мы говорим о том, просто сейчас нам не удалось сравнить, но для чего делается интервью и для чего зовут самых разных людей и как по-разному можно с ними разговаривать, и добиваться совершенно разных результатов. Это меня, во всяком случае, интересовало.

К. ЛАРИНА – Кстати, о музыкальном проекте на прошлой неделе, по-моему, в воскресенье стартовал «Универсальный артист» на Первом канале. Там можно придираться ко всяким вещам. Есть вещи, которые в принципе неинтересны, но мне показался этот проект жизнеспособным. Объясню – почему. Потому что это абсолютно живой звук, и артистов ставят в неудобное положение. Там участвуют профессиональные артисты, большинство не являются для меня любимыми любимцами. Мне очень интересен Сергей Галанин, Лариса Долина, можно еще кого-то назвать. Мне кажется, что там должно быть…Ты не смотрела?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я смотрела. Я к сожалению не разделяю твоего оптимизма. Галанин прекрасно спел.

К. ЛАРИНА – Вот артист настоящий

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это другое дело. Тем более Галанин не раскрученный до такой степени человек на нашем экране, что жалко. А в остальном я просто утомилась за минувший сезон, за все предыдущие…

К. ЛАРИНА – От этих музыкальных проектов.

И. ПЕТРОВСКАЯ — От этих музыкальных проектов по сути своей однотипных. Когда того или иного исполнителя заставляют…

К. ЛАРИНА – Это лучше, я утомилась от этого ужаса, который побил все рекорды, но который для нас с тобой явился символом кошмара. Шоу «Один в один».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Шоу сейчас повторяется каждую пятницу.

К. ЛАРИНА – Тут люди живые.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну хорошо.

К. ЛАРИНА – Не изуродованные ничем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Они может быть живые, но просто уже невозможно…

К. ЛАРИНА – А будет еще «Голос»?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, там по-моему кастинг идет. Честное слово, мне кажется, просто эти форматы себя исчерпали уже просто…

К. ЛАРИНА – Решили корову додоить до тех пор, пока она не сдохнет сама, понимаешь. Мы же сколько раз…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Они эту корову никогда не додоят. Потому что возникает…

К. ЛАРИНА – Доили, доили цирк, потом цирк сам сказал, больше не могу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ты имеешь в виду что…

К. ЛАРИНА – Потом «Ледовое побоище» сколько они мучили.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я имею в виду все вместе в совокупности, что сначала привлекало и казалось таким оригинальным интересным, теперь это уже просто усталость как такового формата. Перевоплощений, этого участия в том, в чем раньше никогда вроде не участвовал никто. Звезд становится все меньше. Чем, например, в этом «Универсальном артисте» я была больше всего удивлена. Ладно, Галанин, я его знаю, в том числе и лично. Долина, понятно. Все знают, Сергей Лазарев. А дальше какие-то, честно скажу, были имена и фамилии, которые я просто впервые слышала. Никогда в жизни я не слышала, мне неинтересно…

К. ЛАРИНА – Батишта его зовут.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не могу вспомнить.

К. ЛАРИНА – Ни слуха, ни голоса нет, как выясняется.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это раз, а, во-вторых, если мы не знаем, каков он в своем собственном жанре…

К. ЛАРИНА – А он еще споет. У них будет обязательно наверняка рэп и там он всех победит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Пусть, если кому нравится, ради бога, пожалуйста.

К. ЛАРИНА – Я буду смотреть короче. Вот что я хочу сказать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Давай мы…

К. ЛАРИНА – А можно еще звоночек. Люди же должны как-то связываться с нами напрямую. Люди, вы хотите. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Альбина, я из Ярославля. Я хотела сказать, что я всю свою жизнь всегда возмущаюсь, когда вокруг меня все разговаривают матом по любым поводам.

К. ЛАРИНА – Господи, где же вы живете.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я живу в тургеневском веке. Сейчас так все защищают этот мат, так спасайте наших детей.

К. ЛАРИНА – Хорошо. Альбина, обещаем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — (смеется).

К. ЛАРИНА – Я предлагаю не продолжать эту дискуссию. Давай не будем. Еще звонок, пожалуйста. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Ксения, это Досталь, добрый день, Ирина, добрый день.

К. ЛАРИНА – Здравствуйте, Николай Николаевич. Это чистая правда.

Н. ДОСТАЛЬ – Я хочу сделать маленькую ремарку. Во-первых, продюсер всех моих картин Владимир Досталь, всех картин которые я снимал для телевидения, был Владимир Досталь. И «Раскол», и «Штрафбат» и так далее. Это раз. А второе Ирине хочу сказать, Ирина предположила, что если бы они меня вызвали, я мог с ними как-то обсудить, Ирина, нет, у меня был бы к ним категорический отказ. Я бы сказал: или вы показываете это ночью в 11 вечера или не показываете вообще. Мы ничего сокращать авторскую версию, я бы, конечно, не стал. Вот это мои маленькие два комментария, Ксения.

К. ЛАРИНА – Есть вопросы к Николаю Досталю?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я как раз подумала, действительно очень правильная мысль, что тогда действительно поставили бы в 11 часов. Промаркировали бы 18-плюс, и не было бы никаких вопросов, не пришлось бы терпеть этого беспредела ни автору, ни зрителю.

Н. ДОСТАЛЬ – Даже если бы они поставили в 9, но написали 18+, то было нормально. Но они почему-то захотели написать 16+. А по 16+ значит, наверное, совсем другая у них была реакция на мое кино и они решили вот так поставить. Больше не буду задерживать ваш эфир, друзья мои, всего вам доброго, Ксения и Ирина, всего хорошего.

К. ЛАРИНА – Спасибо, Николай Николаевич, пока. Кстати я телефон понимаю, что я его знаю этот телефон, я его не узнала. Удивительно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — 254?

К. ЛАРИНА – Нет, мобильный телефон. Ну давайте пока тогда остановимся. Раз уж такой человек позвонил. Ира, о «Телевидении на коленке», мы только что посмотрели новый выпуск. Это альтернативный проект, напомню, который делают Михаил Шац и Таня Лазарева. В Интернете. Они нас радуют, пока не очень регулярно, но такими новостными выпусками, у них в этом выпуске сегодняшнем даже появился гость, это был Алексей Навальный. Который держал рамку и на которой была надпись карандашом — Навальный.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И как будто бы это было то ли по скайпу, то ли по телемосту такая пародия на нынешнее включение иногда разных персонажей. В разные программы. И кстати пародия на то, как с ними разговаривают. Задают вопрос. И после первого же слова говорят: спасибо большое, достаточно. И там были очень смешные вещи.

К. ЛАРИНА – Да, вопрос к Навальному, например, что вы участвуете в выборах мэра, ваши конкуренты это Сергей Собянин, Сергей Митрохин, Сергей Паук, как вам участвуется в таком Сергей-параде.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И в конце: Москва, звонят колокола – завопила Таня Лазарева. Имея в виду историю про то, что хотят вроде как аннулировать на вокзалах звучание этой сакральной, как сказал Газманов, песни.

К. ЛАРИНА – А там еще бегущая строка…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Утром – в газете, вечером – в Следственном комитете.

К. ЛАРИНА – И уже неожиданные такие вещи возникают, потому что иногда пропадает бегущая строка и вываливается из экрана, потом всплывает. Там написано: Максим Шевченко будет рожать в США.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Забавно, очень смешно. Но я бы хотела все-таки более серьезную историю…

К. ЛАРИНА – Молодцы.

И. ПЕТРОВСКАЯ — … потому что все-таки было бы обидно, если бы мы это не вспомнили. Ходорковского день рождения. То, как «отметили» федеральные каналы. Про «Убийства в подарок» программу, которую подарила юбиляру компания НТВ, уже говорили.

К. ЛАРИНА – Просто апофигей уже цинизма.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это такая халтура.

К. ЛАРИНА – По направленности самой идеи.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, подарить это…

К. ЛАРИНА – Гадко.

И. ПЕТРОВСКАЯ — … человеку сидящему. И еще немножко закопать. Но самое главное, что правда, даже эти «дела в кепке» и то были более убедительны, чем это нынешняя кое-как состряпанная компроматная история. Притом, что это тысячу раз уже показывали. И тот же Караулов и кстати тут его используют в качестве эксперта, который говорит очередные слова против Ходорковского. Это я просто сейчас говорю про то, что не брезгуют ничем, слава богу, что многие программы ушли с ума, ой, господи, ушли в отпуск, это правда оговорка сейчас, ушли в отпуск, потому что я думаю, что и «Специальный корреспондент» и с Мамонтовым и еще кто-нибудь наверняка могли в этом отметиться и еще добавить своего дегтя в бочку. Я хочу сказать о программе, которая мне очень понравилась и произвела невероятное впечатление. «Дзядко-3», когда три наших коллеги, три брата Тимофей, Филипп и Тихон напрямую обращались к Михаилу Борисовичу, потому что приехавшая к нему на свидание жена должна была, в том числе и во время свидания, возможно, подключить его к этому каналу.

К. ЛАРИНА — Я сегодня слушала утром колонку Арины Бородиной, она там говорит, что Михаил Ходорковский видел эту программу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не знаю, откуда она знает. Но, наверное, там они просто предполагали, что Михаил Ходорковский возможно увидит эту программу. И в ней было много компонентов, были интервью с его коллегами, тоже отсидевшими Светланой Бахминой и Владимиром, по-моему, Переверзиным. Там был по скайпу Леонид Невзлин. Там был в студии Навальный. И там показывали прекрасные замечательные ролики, которые тоже наша коллега Вера Кричевская записала ко дню рождения Михаила Борисовича. Чрезвычайно просто, на мой взгляд, и значительно и очень хорошо тонко сделанные. И, в общем, весь эфир этот получился какой-то удивительно для меня, по крайней мере, пронзительный. Так бы я сказала.

К. ЛАРИНА — Мне очень нравится в этом, что это абсолютно другое поколение.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА — В этом еще особая ценность именно этой передачи, что это какой-то уже через какие-то расстояния временные складывается совершенно новая формация людей, в которую входят ведущие этой передачи. Это невероятно важно. Именно эта адресность.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это, во-первых, а во-вторых, там еще в сети разместили эти ролики: что для вас 10 лет. Целая такая подборка, даже не ролики, а подборка высказываний разных людей, в основном близких к возрасту Михаила Борисовича, что произошло за эти 10 лет, что изменилось в мире, что изменилось в жизни каждого. И вот что такое 10 лет, это много или мало. И вот если этот вопрос бы, наверное, задали этим трем молодым ребятам, то по сути получается, если Тихону только что 26 или 25 исполнилось…

К. ЛАРИНА — 26.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То они вообще еще почти были детьми или подростками 10 лет назад. И, тем не менее, влияние и самого Ходорковского и всего этого процесса безумного и продолжающейся истории, наверное, оно, в том числе выразилось и в формировании таких людей как братья Дзядко. Хотя там семья еще…

К. ЛАРИНА — Там своя семейная история.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И там, кстати, был очень хороший эпизод в программе «Дзядко-3», где вся семья пишет.

К. ЛАРИНА — Отец меня поразил просто. Я первый раз его видела. Потрясающий человек.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И мама Зоя Светова. И еще их сестра. И все они пишут поздравления Михаилу Ходорковскому в колонию.

К. ЛАРИНА — Тут к слову добавлю, что сегодня мы продолжим разговор о Михаиле Ходорковском и о том, что такое 10 лет и что такое 50 лет с мамой Михаила Ходорковского Мариной Филипповной. Она будет у нас в прямом эфире в программе «Культурный шок» после часу дня. Что-то я еще хотела упомянуть. А, по поводу поколения. Тоже к слову. Сейчас, когда говорим про Дзядков. Предлагаю поздравить с 30-летием Илью Яшина. Который казалось бы давно уже не молодой политик, а вполне себе активный и сформировавшийся политик, который известен и успешен, как лидер, безусловно. Ну и всего-то 30 лет исполняется, Ир.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, я почему-то думала, что немного, так скажем больше.

К. ЛАРИНА — Илья, мы тебя поздравляем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да. Поздравляем. 30 это хорошая дата.

К. ЛАРИНА — Молодец. Хороший возраст. И хороший уже есть багаж к этим годам для молодого человека в нашей стране.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Самое важное, наверное, чувство и ощущение, что есть дистанция все равно, даже если какие-то годы, но хотя он точно, безусловно, их не зря проживает, но все равно есть определенная перспектива жизни, это очень мне кажется дает уверенность и надежду любому человеку.

К. ЛАРИНА — Ну вот на этом мы завершим нашу программу сегодняшнюю. Ирина Петровская, Ксения Ларина, «Человек из телевизора» прощается с вами на неделю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире