А.Венедиктов Всем здравствуйте! У нас в гостях Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди». Добрый день!

А.Нечаев добрый день!

А.Венедиктов Мы с вами встречались еще до того, как ваша партия начала работать. И вы знаете, один из, в свое время, лидеров медиабизнеса Арам Габрелянов сказал: «У меня ограничение на три «П»: президент, премьер и патриарх. Это я не комментирую и не критикую». Вы не партия Габрелянова в этом смысле: трех «П» – нет?

А.Нечаев Нет.

А.Венедиктов Но у вас есть ограничения на критику действий президента, премьера, патриарха?

А.Нечаев Нет, таких ограничений нет. И, я думаю, их ни у кого реально нет. Я говорил в интервью одному американскому изданию, что не стоит делать личные нападки, например, на президента в России. Я думаю, что во всех странах мира лучше такие нападки не делать, тем более, если такого за такого президент проголосовало больше половины избирателей. Но это не связано, что есть какое-то ограничение. Это скорее связано с чувством внутреннего такта, что ли…

А.Венедиктов А политически: критика линии, критика решений?

А.Нечаев Конечно. Так мы критикуем линию. Мы говорим, что смотрите, есть эпоха Путина, эта эпоха дала России стабильность. Но эпоха меняется. Приходит время, когда развитие становится не просто необходимым, а оно стучится в наши двери. Что это, как ни критика? Это, конечно, вполне себе… Но меньше критика патриарха в этом смысле. Потому что патриарха-то чего критиковать, я думаю. И без нас найдутся желающие.

А.Венедиктов Мы еще поговорим. Это верно. Правильно ли я вам понял, что эпоха Путина заканчивается? Не Путин, а эпоха Путина, которая была 20 лет.

А.Нечаев В каком-то смысле да.

А.Венедиктов В чем конец, что исчерпано? Поподробнее.

А.Нечаев Я в своем блоге на ««Эхо Москвы» сказал, почему такая модернизация конца нулевых и начала 10-х годов провалилась? Потому что она делалась во многом не силами вольных людей, а она делалась силами чиновников, то есть людей служилых. А сейчас время, когда служилые могут контролировать неплохо, могут надзирать за теми, кто контролирует и могут даже распределять ресурсы, но прорывы, мы видим, что служилые не способны делать. Потому что люди вольные, они прежде всего делают что-то не потому, что им поручили, заставили, а потому что они сами этого хотят. Им приходят идеи в голову самим, они делают сами, они никаких ресурсов не требуют, не просят.

А.Венедиктов Эпоха Путина – это эпоха служилых?

А.Нечаев Да, я думаю, что на излете 90-х, когда многие, в том числе я, опасались, что Россия развалится, когда нужно было понять, что мы есть, что мы состоялись, что от угрозы мы защищены, – это был один вызов. Собственно, «Единая Россия» как название партии – это ответ на вызов той эпохи. А эпоха другая. Смотрите, как интересно: в советском прошлом наркоматы или потом министерства соответствовали сложности экономики 30-х годов, 40-х, но даже в 60-е, 70-е было видно, что эта система уже всё, не тянет. Нужно много центров принятия решений. Нужно много центров инициативы. И в этом смысле перестройка была задумана как способ распределить власть, рассредоточить ее в много центров.

И дальше какой выбор? Либо дать в этом смысле волю вольным людям делать, что они считают верным, дать им инициативу и не наказывать их (помните, инициатива наказуема?). Дать им награды за их инициативы. Или наоборот, упростить экономику, упростить общество. Но в современном мире, который стал глобальным, невозможно быть слишком простым.

А.Венедиктов Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди». Вы сейчас говорите, что служилые люди – это прежде всего контроль.

А.Нечаев Это люди простой экономики.

А.Нечаев: Важно, чтобы политика с улицы вернулась в законодательную власть

А.Венедиктов И люди простой экономики. Вы говорите, что люди служилых людей – я вас перевожу, как я понимаю, – они выбрали свой вызов, они его победили.

А.Нечаев Ответили на него.

А.Венедиктов Ответили на него. И пришло время людей вольных, то есть менее контролируемых?

А.Нечаев Да. Я думаю, что в конце нулевых было видно, что нужна модернизация. Что такое модернизация? Это осовременивание. Действительно, Россия стала немножко отставать от мира.

А.Венедиктов В чем?

А.Нечаев В своей современности. И даже, честно говоря, идея начала нулевых годов догнать Португалию, в ней есть запоминаемость – видите, я запомнил, в ней изюминка…

А.Венедиктов Да, конечно, я тоже помню.

А.Нечаев Может быть, хватит догонять. Может быть, в чем-то опережать? У нас есть такие компании, которые мир опережают в чем-то. И если есть компании, почему вся страна не может? Конечно, может. Давайте дадим возможность людям творить.

А.Венедиктов Мы еще к этому вопросу вернемся. Во время выборов сентябрьских, где впервые ваша партия попыталась принимать участие – я запросил у ЦИКа результаты, извините, конечно…

А.Нечаев Вам не могли они отказать.

А.Венедиктов Не могли они мне отказать и не могут. Смотрите, вот ваши депутаты не сильно были поддержаны. Скажем, депутатов законодательных собраний субъектов Федерации вы выдвинули 502 человека, а избралось только 7.

А.Нечаев А вам они не сказали, сколько пропустили на выборы?

А.Венедиктов Они пропустили 276.

А.Нечаев Нет.

А.Венедиктов У меня в их официальной цифре… Я сейчас говорю не про количество. Не поддержали эти идеи люди в крупных… то есть это в законодательные собрания, это не просто так. Могу рассказать, что они дали по центрам субъектов Федерации. Да, они пропустили у вас 196, а вы избрали 3. Не поддержал город?

А.Нечаев Давайте я вам дам свои данные.

А.Венедиктов Давайте.

А.Нечаев Первое. Слово «закс», еще «заксо» его называют, но, мне кажется, что «закс» самое такое, слово русское. Это нас отсылает, если вы помните фильм «Кавказская пленница»…

А.Венедиктов Конечно, знаю.

А.Нечаев Да, что «или я ее в загс или я ее к прокурору», помните? И в чем фокус выборов этого лета – в том, что мы, действительно, выдвинули более 400 кандидатов, но только 80 человек допустили до выборов в городские и законодательные собрания регионов. Не знаю, откуда эти цифры – 200…

А.Венедиктов Официальные.

А.Нечаев Может быть, они это муниципальных они взяли еще депутатов.

А.Венедиктов Нет, муниципальные отдельно.

А.Нечаев Поэтому эти цифры ошибочные – это первое.

А.Венедиктов Ошибочные. Понятно.

А.Нечаев Второе: более 300 человек, как раз их подписи были признаны недействительными. Причем где-то, как, например, в Белгородской области по старому закону была норма 10% некачественных подписей, у нас – 7,5%, а по новому закону – 5%. Мы в Белгородской области не прошли по качеству подписей. Но, конечно, я за этим усматриваю, честно говоря, не только качество подписей, сколько волю местных начальников. Поэтому важно, чтобы тебя пропустили. Пропустили очень немного людей. И не пропускают, честно говоря, самых менее ресурсных, менее известных кандидатов. И, конечно, многие из них проиграли. Хотя часть выиграла. Причем кого-то… например, в Липецке у нас всех снесли, одного человека пропустили, он выиграл, но выборы на этом участке были отменены, поэтому такая история.

А.Нечаев: Политическая работа – это не только романтика. Ты очень быстро взрослеешь

А.Венедиктов Как же так? Все говорят, что вы партия администрации президента. Кто же сносит? Кто же смеет?

А.Нечаев Мы рекордсмены по тому, сколько кандидатов снесли. Такая у нас партия.

А.Венедиктов А как объясняют. Ведь вы же неформально встречаетесь там, в регионах наверняка. Чего говорят?

А.Нечаев Мы не так уж много встречаемся. Политтехнологи встречаются, до нас доходит.

А.Венедиктов Все равно в избирательных комиссиях встречаетесь, там вице-губернаторы…

А.Нечаев Давайте я дам свою трактовку.

А.Венедиктов Трактовку я и хочу, как вы понимаете, что произошло. Казалось бы, вы идете: за вами – грозные фигуры Кириенко, Вайно, Путина…

А.Нечаев К сожалению, эти грозные фигуры в воображении только очень немногих политологов. И интересный момент, что сама административная система как настроена? Что вот есть свои: «Единая Россия» или партии, как я в прошлом разговоре с вами называл – партии ренты, такая оппозиция, которая системная. И есть несистемная оппозиция, которые враги, агенты минимум Госдепа или чего-то еще…

А.Венедиктов Между своими и врагами что-то есть или ничего?

А.Нечаев В их глазах почти ничего нету. И есть регионы, где более готовы к конкурентной борьбе, например, в Калужской области, в Рязанской области. Пожалуйста, конкурируйте. А есть регионы, где нет: «Враг у ворот, опасность! Что это такое? Тут какая-то третья возникает сила».

И получается, что мы для власти какие-то непонятные, чужие, для местной власти особенно, а для оппозиции несистемной мы кремлевские агенты. Поэтому такая интересная история…

А.Венедиктов Вас поддержало «Умное голосование» где-нибудь?

А.Нечаев В двух округах поддержало, при этом обоих кандидатов потом… одного снесли, у второго были проблемы, но вроде мы их решили.

А.Венедиктов Просто вопрос, насколько вы чужие всем.

А.Нечаев Да. Но при этом смотрите, какая штука. Поддерживать статус-кво, как сейчас есть, хочет треть людей в России. чтобы были перемены любой ценой, поддерживают 20% людей в России. половина людей не хотя ни той красности, и не устраивает то, как есть. Дети же растут, и как они будут жить, что делать? Этот вопрос всё больше повисает без ответа. И наша партия как раз этот вопрос не только ставит, но дает ответы. И получается, что людям как раз интересно. Посмотрите, те 4 закса, где нас допустили, как партию, потому что одномандатники – это отдельная история…
Кстати, если бы одномандатников больше допустили бы, то и партия бы больше набрала – вы, знаете это технологически.

А.Венедиктов Да, конечно.

А.Нечаев Но там, где партию допустили в 4 регионах, мы везде прошли – это и 6, и 7, и 8 процентов.

А.Венедиктов Просто по опросам вы же видите: 1-2… по социологическим опросам.

А.Нечаев Там, где партию допустили, например, в Томске, мы собрали 15%. Там «Яблоко» – 5%, «Партия Роста» – 5%. Мы – 15%. То есть партия – избиратель-то за нее голосует. Поэтому не допускают.

А.Венедиктов Это крупный город, оппозиционный город.

А.Нечаев И это тоже… Вот партия «Яблоко» рядом – почему бы не за него? Неинтересное. А «Новые люди» – интересно. Поэтому если нас допускают, мы выигрываем. И когда мы приехали в Томск или наши ребята в Новосибирске стали работать – это был май месяц. Мы с вами встречались летом. Это был май. Мы за три месяца так подняли рейтинг, потому что мы работаем на земле. У нас же принято, что партия оппозиционная или независимая партия – это партия слова. В эфире или в онлайне резко сказать, что-то такое покритиковать…

А.Венедиктов Люди это любят.

А.Нечаев: Я думаю, что кто-то в силовом блоке переоценивает опасность Алексея Навального

А.Нечаев А мы партия, которая выстраивает актив на земле. Вот мы сейчас развернули уже почти тысячу штабов в тысяче районов России. В России, вы знаете, 2 тысячи районов. В каждом районе будет штаб «Новых людей». Несколько разных групп политических активистов.

Чтобы выиграть у партии власти, надо строить большую машину. И это значит, большие ресурсы, много людей, большие идеи.

А.Венедиктов Но вы же не планируете стать партией власти на этих выборах?

А.Нечаев На этих, конечно, не претендуем.

А.Венедиктов А скажите, вы не пошли в Москве. Вы в Москве пойдете в этой раз в округах?

А.Нечаев Куда мы не пошли в Москве?

А.Венедиктов Муниципальные выборы были в Москве.

А.Нечаев Они были в позапрошлом году, нас еще не было.

А.Венедиктов Нет, маленькие, дополнительные. Ну, хорошо, пропустили. Вы в Москве пойдете?

А.Нечаев Сейчас в думу? Конечно.

А.Венедиктов В округах во всех или будете искать коалицию?

А.Нечаев Мы не отказываемся от коалиции. Но пока планируем во всех.

А.Венедиктов Я просто потом спрошу про союзников и противников. Я хотел бы вернуться даже не к программе вашей, а к этой позиции: служилые и вольные. Слушайте, а куда служилых-то девать? История же в том, что люди с определенными навыками управления, с мозгами, с принципами, с упрощением. И, как мы видим, за служилых голосует полстраны. Так что вот. Ну, хорошо, треть, вы сказал. Договорились – треть. Куда девать этих людей?

А.Нечаев Не надо их никуда девать. Эти люди в стране тоже нужны. Просто когда какой-то баланс искривлен, надо его восстановить. Я не говорю, что надо теперь этих выкинуть с корабля. Нет. Просто надо баланс восстановить. Вот сегодня мы делали опрос. Ни молодежь, по мнению людей в России, ни предприниматели, ни самозанятые, ни новаторы – никто не представлен во власти. А вот силовики, чиновники, крупный бизнес – представлены. Вот мы делали опрос ВЦИОМ буквально на прошлой неделе. Поэтому я говорю, давайте вторую часть общества представим. Силовики – не волнуйтесь за них, Алексей Алексеевич. Я думаю, не пропадают люди.

А.Венедиктов Ну, как «не волнуйтесь за них»? Я волнуюсь, это наши соседи.

А.Нечаев И наши коллеги, родственники, знакомые. Конечно. Всё у них, я думаю, будет хорошо. Потому что продавать опасность у ворот они умеют, я думаю, будут любому правительству и любому президенту успешно продавать и народу. И потом, шутки шутками, но военно-промышленный комплекс тоже это инструмент осовременивания.

А.Венедиктов Конечно, судя по США, может быть локомотивом истории.

А.Нечаев И судя по Европе. И по Китаю.

А.Венедиктов Такой, может быть, странный вопрос. Для того, чтобы придти, стать партией, нужны умелые люди. Люди, которые приходят самознаятые к вам, которые вас поддерживают, они опыта большого управления не имеют. И мы видим – это большая печаль – по администрации, скажем, соседней страны, по администрации президента Зеленского, что просто люди хотят хорошего, но не могут. Поэтому – мне очень понравилось – смена служилых на вольных…

А.Нечаев Дополнение служилых вольными.

А.Венедиктов Вольница, мы знаем, тоже свои сильно негативные последствия для управления. И чего, где люди? Кто ваши кадры? Не знаю, я не могу вспомнить никого, кроме вас. Я понимаю, в Москве и в Питере вас еще практически не было, поэтому имен нет.

А.Нечаев Мы избрали 7 человек в законодательные собрания регионов, те самые заксы. Это люди самого разного возраста. Там самому младшему – 24. Самому старшему около 56. Это очень разные люди с разными компетенциями. И они сразу в законодательных собраниях начинают давать свои инициативы. Что выясняется? Например, в Новосибирске они говорят: «Давайте снизим налоги малому бизнесу и самозанятым. Первая реакция у всех других коллег: «Что такое? Выпадающие налоги бюджета!»

А.Венедиктов Выпадающие доходы – это правда.

А.Нечаев: Смена эпохи подразумевает и смену лиц. И наша задача — делать больше новых, интересных лиц

А.Нечаев Дальше наши говорят: «А вы посмотрите, какая сумма этих доходов. Если выпадет из бюджета, бюджет не пропадет. А для этих людей это просто уже последнее дыхание, последний стакан воды». И губернатор там очень прогрессивный Травников говорит: «А что, давайте посмотрим. Может быть, и не так проблематичны эти выпадающие доходы».

Другой наш депутат в Томске говорит: «Мы тратим 17 миллионов рублей на пиар думы в год. Может, ну его на фиг? Давайте часть отправим в школы, часть отправим на социальную поддержку…».

А.Венедиктов Да я знаю, они выпали из бюджета…

А.Нечаев И не проблема. Кто-то там недополучил денег.

А.Венедиктов Наши коллеги.

А.Нечаев Да, ваши коллеги.

А.Венедиктов Местные маленькие газетки.

А.Нечаев Может быть, они другое будут освещать, а не деятельность Государственной думы. Поэтому они приходят. Дали предложения, и эти предложения люди поддерживают. Поэтому это хорошие, нормальные люди, со здравым смыслом, с инициативой.

А.Венедиктов Напомню: Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди». Все-таки согласитесь, пожалуйста, компетенция депутаты Государственной думы в идеале – не как сейчас, извините – это совсем другая компетенция, чем городской депутат.

А.Нечаев Я согласен.

А.Венедиктов Где наберете людей?

А.Нечаев Сейчас достаточно активно ведем переговоры. И, я думаю, что мы 200 округов из 225.

А.Венедиктов О, как!

А.Нечаев Закроем достойными людьми, за которых ни нам, ни избирателям не будет стыдно.

А.Венедиктов Это люди неизвестные?

А.Нечаев Разные.

А.Венедиктов Это федеральный уровень. Если, люди будут смотреть… каким-нибудь федерально известным людям.

А.Нечаев Я думаю, что федерально известные люди, они же люди определенной эпохи. Помните, когда пришла эпоха Путина, то люди эпохи Ельцина, ну, кроме, конечно, Жириновского, Зюганова, еще нескольких людей…

А.Венедиктов Кроме руководителей трех партий…

А.Нечаев В общем-то, люди все поменялись. Где те люди, которые были известны в 90-е? Их куда-то поуносило ветром. Поэтому смена эпохи подразумевает и смену лиц. И, наверное, наша задача делать больше новых, интересных лиц.

А.Венедиктов И в этой связи, конечно, не могу не спросить про историю вокруг ФБК*, Алексея Навального и борьбы с коррупцией, но и конкретно Навального. Как вы вообще весь кейс с Навальным, с арестом, с осуждением? Вот вы смотрели? Поскольку вы в бизнесе, понимаете, как суды работают. Я так подозреваю, что вы сталкивались. Что вам видится в этом, во всем этом кейсе?

А.Нечаев Мне кажется, что очень грустный этот кейс. И я считаю, что наказание для Навального – это явно избыточная вещь. Но я бы два слова сказал про саму систему. Если бы у нас были в России суды более независимые, я думаю, было бы другое наказание.

Второе: если бы даже был суд присяжных, это был бы, во-первых, диалог, более открытый для общества. И второе: это была бы состязательность процесса. Я закончил юфрак МГУ. Нас учили, что состязательность – это главное в судебном процессе. Я этой состязательности не увидел. Поэтому вопрос к самой системе. А Алексея по-человечески жалко. И мы, например, сейчас взяли как партия мораторий на критику лично Алексея и его идей на тот период, пока он в тюрьме. Потому что с заключенными в России, мне кажется, полемизировать неэтично. Выйдет на свободу – будем полемизировать.

А.Венедиктов Алексей, но, может быть, он долго будет сидеть.

А.Нечаев Боюсь, что такое не исключено. …ветер перемен его освободит.

А.Венедиктов А почему, как вам кажется, власть пошла по такому жесткому путин?

А.Нечаев Я не знаю.

А.Венедиктов Мы не знаем. Но мнение.

А.Нечаев Да, мы не знаем. Я думаю, что кто-то в силовом блоке переоценивает опасность Алексея Навального.

А.Венедиктов Он не опасен – для власти, для служилых?

А.Нечаев: Если нас допускают, мы выигрываем

А.Нечаев Он коррупционеров хорошо ловит. Он показывает что-то, что может быть правдой, неправдой. Давайте судится. Вам не нравится, что он написал – судитесь, доказывайте, что он лжет. Никто не судится, все просто отмахиваются. Потому что он многим людям, конечно, поперек горла.

Но посмотрите, какая реальная поддержка у Навального в народе. В общем, она очень умеренная. Потому что Навальный расследователь, разоблачитель, блогер, человек, которого люди готовы смотреть: «Ага! Мы и так и думали. Вот оно как!» То есть людям он интересен как медийный деятель. Но как политик – там не очень большая поддержка.

А.Венедиктов Ну, подождите. Система «Умного голосования», вы ее примете? Я знаю, что ведется дискуссия внутри Компартии. Конечно, на это смотреть – это отдельная история. Как-нибудь мы со слушателями разберем. Но вот к вам придут люди и скажут: «Мы хотим поддержать вашего кандидата, потому что он может победить партию служилых в этом округе».

А.Нечаев Мы же что скажем людям, как люди порядочные? Смотрите, вы же уже поддерживаете коммунистов – «Умное голосование»…

А.Венедиктов Они и коммунистов поддерживали, где-то яблочников, где-то вас…

А.Нечаев Нет, Боливар не вынесет двоих. Я думаю, что «Умное голосование» тоже всех не вынесет. Я думаю, что если мы у коммунистов заберем последнее, что у них есть – «Умное голосование», – то это будет некрасиво.

А.Венедиктов То есть вы считаете, что Умное голосование» – это на руку коммунистам?

А.Нечаев Конечно. Это видно прямо. Но есть же другое умное голосование. Когда я, помните, сказал вам, что кто-то хочет стабильность любой ценой, кто-то хочет перемен любой ценой, но большая часть людей в России хотят перемен по разумной цене, со скидкой, условно говоря. И мы как раз партия, которая предлагает другое умное голосование. Если вы хотите перемен, но без разрухи, без потрясений, чтобы и стабильность осталась, и развитие было – голосуйте за нас. В каком-то смысле слова мы тоже говорим людям: Хватит голосовать сердцем, хватит голосовать эмоциями, хватит голосовать криками на улице. Голосуйте по-умному. Не обязательно мы такой выбор. Может быть, мы и еще ряд других предложений – точно такой выбор: без потрясений, но чтобы эти перемены были.

А.Венедиктов Я напоминаю, что у нас в эфире – Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди». Мы сейчас прервемся на новости и затем продолжим наш разговор.

НОВОСТИ

А.Венедиктов Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди».

Меня не пропустит моя информационная служба. Она просила спросить у вас, зачем вы купили Sports.ru? Является ли это политическим или околополитическим проектом? Зачем, и будет ли это является другим проектом?

А.Венедиктов Ясно. Спорт. Вы, может быть, помните историю про Абрамовича. Когда он купил «Челси», ему позвонил то ли врач его, то ли тренер и сказал: «Роман, я тебе, конечно, сказал заняться спортом, но я не это имел в виду. Поэтому своей пресс-службе скажите, что мне тоже тренер сказал: «Алексей, не это я имел в виду, когда говорил про спорт».

Вы знаете, Sports.ru – это очень хороший актив. Это медийный актив. Мы уже несколько медийных активов приобрели. В России, вы хорошо знаете, медийные активы, чтобы они были еще и прибыльными, и чтобы у них росла выучка – это большая редкость. Поэтому это очень хороший актив. Например, если вдруг «Эхо Москвы» кто-то решит продать, вы, пожалуйста, нам тоже…

А.Венедиктов К Алексею Борисовичу Миллеру, пожалуйста.

А.Нечаев Хорошо, я просто…

А.Венедиктов Я понимаю.

А.Нечаев Это хороший медийный актив.

А.Венедиктов Я думаю, что сейчас напряглись люди, которые любят Sports.ru со словами: «А, так он поменяет спорт на политику или будет использовать спорт как политику?»

А.Нечаев Пусть не напрягаются. Потому что относиться к активам надо очень бережно. Спорт построен как профессиональный ресурс медийный для тех, кто интересуется спортом. Это 20 миллионов аудитория. Конечно, нерачительно что-то с этим делать плохое. Мне кажется, любой разумный человек так мыслит, инвестор тем более. Это же деньги вложены, они должны работать. Бизнес должен расширяться.

Поэтому, конечно, наверное – тут я должен быть честным, – я бы хотел, чтобы Sports как-то отражал что-то связанно с политикой – ну, там и так чего-то мелькает, – но я думаю, что редакционная коллегия, менеджмент этого актива не очень-то этого хотят. Поэтому если они вдруг захотят сами подержать, в том числе, и наши политические направления, то я буду очень рад. Но пока ничего не предвещает.

А.Венедиктов А вы не собираетесь менять менеджмент и редакцию?

А.Нечаев Нет, конечно. Там отличный менеджмент, и он профессиональный, во-первых. Он очень молодой. И у нас проговорено, как мы собираемся этот год закрыть по выручке, по доходности. И есть идеи на следующей год, видение. Поэтому, вы что… Есть люди, которые управляют активом. Что может быть лучше?

А.Венедиктов Я понимаю. Я где-то читал, или мне рассказывал кто-то – естественно, мы общаемся с журналистами, – что вы хотите его расширить за счет путешествий, туризма – что-то такое, да?

А.Нечаев У нас есть два ресурса других медийных. И мы видим, как у Sports.ru много компетенций, и как могут перетекать аудитории, дополнять друг друга. Кроме того там очень много технологических находок. Например, в Faberlic сильная цифровая служба, но в Sports она, конечно, медийно гораздо более сильная. Поэтому люди, у которых есть компетенция – это самое ценное…

А.Венедиктов Да, люди – новая нефть, мы помним.

А.Нечаев: Мы для власти непонятные, чужие, для местной особенно, а для оппозиции несистемной мы кремлевские агенты

А.Нечаев И такие пересечения тоже очень важны.

А.Венедиктов В этой связи я вспоминаю, вы говорили мне, что вы собирались строить партию на основе сети вашей компании Faberlic.

А.Нечаев Нет, не совсем так я говорил.

А.Венедиктов Смысл. Но, тем не менее, что сетка… Ну, слушайте, я представляю, что такое партийное строительство. Удалось?

А.Нечаев Во-первых, мои партнеры по Faberlic очень мне помогли на этапе регистрации. То есть меня многие спрашивают: «Как вы так быстро парию зарегистрировали?» Потому что, конечно, я обратился к своим товарищам многолетним, партнерам. И не все, но часть очень активно нас поддержали и сделали первичные отделения. И это позволило нам так быстро партию зарегистрировать. Это и плюс около 50 юристов на нас работало.

И дальше часть актива Faberlic включилось в выборы. В некоторых регионах вообще почти не включились. В некоторых регионах очень активно, в том же Новосибирске, Томске. В двух регионах – в Новосибирске и Костроме – лидеры Faberlic избраны в заксобрания. Это Елена Потешкина в Костроме и мужчина уже в Новосибирске.

И что интересно, что люди в сети немножко боялись, что они сейчас отвлекутся от работы своей – и у них там что-то случится с бизнесом. Нет, всё отлично. Они довольны, что и социальный статус у них поднялся, и новая деятельность есть. И при этом с бизнесом тоже всё в порядке.

Но в чем была неточность вашей цитаты – что я сказал, что я к Faberlic обращусь обязательно, я надеюсь, что меня многие поддержат, но, конечно, основные организаторы партийные и собственно, те люди, которые молодые технологи компании – это ребята из образовательной программы «Капитаны». Тоже не все, а из более чем тысячи человек 300 включились в эту работу. Часть, например, прошла лето и сказала: «Ой, это не мое». Собираешь подписи где-нибудь в Воронеже… Девочка одна говорит: «Я неделю пособирала, чувствую: начала людей ненавидеть. Но потом отошла, но тем не менее, было трудно. Или кто-то видит, как за бутылку покупает голоса какая-то другая партия, не буду говорить, какая, хотя мы догадываемся, кто это.

То есть политическая работа – это не какие-то волшебные представления, не только романтика, а ты по-другому видишь жизнь, ты очень быстро взрослеешь. Но части народа очень понравилось. Более того, мы нашли в регионах еще актив, и сейчас мы открыли уже больше тысячи штабов по всей России. Поэтому больше спасибо не только фаберликовцам, которые меня поддержали, а то, что эти молодые капитаны тоже…

А.Венедиктов Но это была ваша образовательная программа.

А.Нечаев Да, в ней учится больше тысячи человек.

А.Венедиктов Но все равно это ваша образовательная программа.

А.Нечаев Как моя. Люди учатся в РУЭ Плеханова. Это моя и Плеханова.

А.Венедиктов Ваша и Плеханова. Понятно.

Важный вопрос. А вот вы – мы говорили в самом начале всего этого, вот прошло полгода – в чем разочаровались? Что вас удивило? Чего вы не ждали и в плюсе, и в минусе, и что вас разочаровало?

А.Нечаев Я просто не очаровывался. Когда ты не очаровываешься, ты не разочаровываешься.

А.Венедиктов Ну, удивило. Давайте выберем другое слово.

А.Нечаев Вы спросили про вольных людей. Очень интересная вещь. Когда мы партию с нашими коллегами решили сделать, это была наша инициатива. Меня, наверное, человек 20 спросило: «А вы посоветовались? Или вам поручили?»

А.Венедиктов Конечно, это правильный вопрос.

А.Нечаев В России могут только поручить что. Как это сам кто-то делает?

А.Венедиктов Вообще, как говорил Путин, «инициатива у нас в «конторе» наказуема».

А.Нечаев У них в «конторе» – наказуема. Но мы-то в другой как бы… наша контора – страна в этом смысле. Из разных офисов.

А.Нечаев: Мы рекордсмены по тому, сколько кандидатов снесли. Такая у нас партия

Это первое, что меня удивило. То есть люди не могут часто представить себе, что можно что-то самим сделать. И дальше было две реакции летом, когда мы выиграли в 4 заксобраниях, а в Томске – 15%, такой успех, – мне одни люди говорят: «А что, так можно было?» То есть у них такое удивление было. И мне это удивление передалось. Когда один человек говорит: «Слушай, поздравляю. Как так вы?» Мы с Ксенией Собчак спорили, что во всех четырех регионах мы пройдем. Она говорит: «Алексей, не смеши. Как вы во всех четырех? Что вы говорите. В одном – уже хорошо». Мы во всех четырех.

А.Венедиктов Имеется в виду по списку.

А.Нечаев По списку. Для партии важен именно список, что она людям интересна. Одномандатник интересен и сам, и как партийный человек. А партия, она в чистом виде. Это и есть бренд, это, собственно, и есть эссенция.

Другие говорят: «Слушай, тебя в Воронеже не пустили, в Ростове зарубили, в Белгороде не пустили. Мы же тебе говорили, что самому нельзя». То есть у людей два восприятия. Одни говорят: «О! Ничего себе, вы даете!» Другие говорят: «Мы же говорили». Меня удивило этой осенью такое восприятие. Третьего не бывает, что где-то и пустили, где пустили – победили. То есть люди как-то сложно… Даже мои товарищи, которые мыслят сложно, объемно… Но поддержки я получил очень много. И для меня это большая радость.

А.Венедиктов От кого поддержка шла, Алексей? Если не от администрации президента, как мы понимаем.

А.Нечаев Первая поддержка – это, конечно, активисты. Вот я очень много проехал…

А.Венедиктов Откуда они взялись кроме вот сетки, о чем мы говорили? Вот активисты в каком-нибудь Воронеже или… не будем бомбить Воронеж – в каком-нибудь Липецке.

А.Нечаев Например, в Липецк вернулась наша девушка, которая 4 года училась в «Капитанах», и вот она вернулась в Липецк. В Воронеж другие ребята вернулись чуть раньше, стали делать тоже…

А.Венедиктов Все местные? – главный вопрос. Варягов не было?

А.Нечаев Почти не было. Люди отучились в Москве и вернулись в свой регион. Дальше она в Липецке начинает с людьми общаться. В социальных сетях. Это поколение, которое в социальных сетях пишет. Дальше кто-то обсмеивает: «Вот партия «Новые люди» ищет себе активистов в соцсетях». Ну, конечно, им 23 года, они там привыкли, они там живут. «Ха-ха-ха! Они ищут в соцсетях». Где могут, там и ищут. Где-то встречают в другом месте.

И потихоньку люди стали намагничиваться, приходить, смотреть, что мы делаем, как мы делаем. Они смотрят. Они говорят: «Кто у тебя папа?» «Папа… обычной профессии…». – «А кто у тебя мама?» – «Мама повар». – «И ты вот это всё строишь?» – «Да». – «Может быть, ты родственница Нечаева?» – «Нет, не родственница» – «Как так? Типа можно?» – «Можно». – «Я тоже хочу». И вот люди сначала делают свой небольшой штаб, будут делать проект небольшой. Потом у них вырастает районный штаб. Они становятся партией. Вот эта поддержка людей, которых мы называем актив, это самая главная поддержка.

Второе – это кандидаты. То есть кандидаты, они ставят свою репутацию. Они говорят: «Вот я наработал – кто-то огромную, кто-то среднюю, кто-то маленькую репутацию, – за свою жизнь, и ставлю вместе с партией на кон». И дальше кого-то избрали, кого-то не избрали, кого-то даже не допустили. И это вторые, кто нас поддержали.

Третье: наверное, мы увидели, как в тех же регионах – нам запрещают рекламу размещать, билборды, – но агентство говорит: «Слушайте, нам очень нравится, что вы делаете. Нам просто из администрации позвонили, сказали: «Снимите там». Наши щиты там провисели 6 часов…

А.Венедиктов Не рекорд.

А.Нечаев Где-то просто не повесили. Дальше люди. Мы говорим: «Нам щиты запрещают. Можно мы баклонник повесим?». Люди говорят: «Да, конечно, вешайте балконник». Кто-то говорит: «Не, не надо». Кто-то говорит: «Симпатичный у вас баннер. Давайте повесим на балкон».

То есть люди. Это дорогого стоит.

А.Венедиктов Как вам кажется, за вас голосовали те, кто пришел от других партий или те, кто не голосовал? Вы изучали этот вопрос?

А.Нечаев Да, мы изучали. У нас примерно 35-40% – это люди, которые вообще не голосовали, не пришли бы голосовать. То есть из них половина, то есть 20% тех, кто вообще впервые голосовал. Это очень много молодых. И 20% (половина) – это те, кто раньше за другие партии голосовал, но потом перестал ходить и потом, благодаря нам вернулся. Это самый большой кусок. Второй большой кусочек – это люди, которые голосовали за коммунистов традиционно.

А.Венедиктов У вас совсем не левая повестка дня.

А.Нечаев Так люди голосуют за коммунистов не потому что за левых.

А.Венедиктов А за что?

А.Нечаев Для них есть ядро коммунистов, за которых голосуют как за коммунистов: Сталин, православие, народность, нарядность и обрядность. А другие люди говорят: «Ну, вот коммунисты что-то предлагают… вернуться вот как при Брежневе. Хоть что-то. Поэтому мы за них. Нам нравится». И когда видят альтернативу, они говорят: «А, вот эти бирюзовые точно ничего».

А.Венедиктов Но вы же точно не призываете вернуться в поздний Советский Союз Брежнева.

А.Нечаев Конечно.

А.Венедиктов Почему они все-таки к вам переходят тогда?

А.Нечаев: Россия стала немножко отставать от мира. В своей современности

А.Нечаев Может, они видят наши проекты, может быть, они видят наших ребят. Может быть, то, что мы работаем с молодыми по-настоящему, это напоминает что-то из их юности… Нас молодые поддерживают и их родители. Потому что родители видят, что «с этими, с «Новыми людьми» мои чего-то добьются. А чем мы теряем? Давайте поддержим «Новых людей». Им шанс дадим. Может быть, они тоже какие-нибудь продажные, чего-то не смогут, но хоть какой-то шанс появляется. А с «Единой Россией», коммунистами и ЛДПР – мы уже всё знаем».

А.Венедиктов Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди».

Скажите, Алексей, к союзу возвращаемся, вы собирались искать союзников на самом деле, – что кампания показала? Ведь она скорректировала или не скорректировала ваши планы. Кто на будущих выборах, скорей всего, может быть вашим союзником? Вы сказали, что, может быть, где-то округа поделите, кого-то поддержите…

А.Нечаев Не исключаем.

А.Венедиктов Вот если говорить сейчас о людях и о программах, кто, скорей всего, может быть вашим союзником и кто никогда не может быть вашим союзником? На сегодняшний день. Может быть, в мае примут другой манифест, кто-нибудь, какой-нибудь партии вы увидите.

А.Нечаев Какие хорошие нарисовались!

А.Венедиктов Да. Или плохие.

А.Нечаев Я бы шел, во-первых, от практики. Вот наши ситуации летом на выборах. Во-первых, мы видели, что актив начинают, например, наши и «Справедливая Россия» в одном регионе начинают друг другу не нравиться. Наши сорвали их листовки. Или их люди тоже сорвали наши листовки. Актив встретился: «Слушайте, чего мы ведем себя, как ни пойми кто. Давайте будем нормально себя вести». Те говорят: «Давайте». Всё, после этого, например, не только не скрывали, но типа: «Там ваши листовки висят, всё в порядке. Вот это союз или нет?

А.Венедиктов Нет, не союз.

А.Нечаев Это точно человеческие отношения. Это дорого стоит. То, что мы видели в этике выборной кампании – это практически союз.

Дальше, например, наблюдение. Когда наших ребят выносили в Нижнем Новгороде, милиционеры выводили с участков, коммунисты-наблюдатели говорят: «Так, куда вы их тащите? Ну-ка оставьте».

А.Венедиктов Наблюдатели всегда союзники. Наблюдатели, могу вам сказать, они всегда друг за друга. Это поведенческая история.

А.Нечаев Но некоторые так себя не вели поведенчески.

А.Венедиктов Но если говорить все-таки те, кто разделяет большую концепцию от служилых к вольным, кто ваши союзники политические?

А.Нечаев Подождите, а кто особо эту концепцию разделяет? Скажите, мне, кто ее разделяет, и я скажу вам, кто нам союзник.

А.Венедиктов Я не знаю. Это вы изучаете, это ваши риски, я бы сказал. Вы сказали, «Справедливая Россия»… Там набор партий: «Партия роста», ««Яблоко», «Единая Россия», «Справедливая Россия», коммунисты, «Партия пенсионеров», зеленые. Есть набор из 7-8 наименований, которые реально борются…

А.Нечаев …базовый тезис. Мы делали исследование вциомовское: 60% людей не хотят, чтобы было в думе большинство одной партии, любой, хотя не будем говорить, кто сейчас.

А.Венедиктов Любой партии.

А.Нечаев При этом 30% считает, что пусть будет чье-то. А 9% говорят: «Затрудняемся ответить». Поэтому, наверное, важно, чтобы политика с улицы вернулась в законодательную власть, в Думу, программа, потому что дума, конечно, федеральный орган. И для того, чтобы она туда вернулась, я готов идти на многие союзы. Чтобы она вернулась, нужно, чтобы не было большинства одной партии. Вот это, мне кажется, очень важный тезис.

Дальше. Какие именно союзы? И я готов и наши другие люди в Центральном совете и наш актив, – я знаю, что мы к этому готовы. Какой это потребует конкретики? Я думаю, что сейчас просто чуть рано говорить. Но в каком-то смысле слова я не вижу здесь каких-то союзов, которые неприемлемы принципиально.

А.Венедиктов То есть с любой кроме «Единой России», я грубо скажу, поскольку она большинство.

А.Нечаев Поскольку она большинство.

А.Нечаев: В современном мире, который стал глобальным, невозможно быть слишком простым

А.Венедиктов Вот так вот на сегодня, На март.

А.Нечаев На сегодня. При этом крепость этих союзов, она, я думаю, тоже такая… Ведь очень важно, чтобы была идейная близость.

А.Венедиктов Смотрите, Алексей, я же говорил о союзе на выборах, а не о союзе потом в Думе, я не о коалиции. Я о том, с кем вы можете поделить округа, например.

А.Нечаев Если какой-нибудь человек приличный оттого, что мы выставим в округе своего и какие-то голоса других приличных людей растянем, и мы не пройдем, и он не пройдет, а пройдет кто-то мутный…

А.Венедиктов Неприличный.

А.Нечаев Неприличный, да. То лучше мы тогда как-то договоримся.

А.Венедиктов Не очень понятно, но ближе к делу – увидим.

А.Нечаев Там еще тоже важно, смотрите: мы же не может просто… просто снять своих кандидатов. Должен быть процесс взаимных договоренностей.

А.Венедиктов Ох, а это непросто.

А.Нечаев Это непросто. В России договариваться – это…

А.Венедиктов Совсем непросто. Скажите, пожалуйста, чтобы понять ваше отношение: вот к тем экономическим мерам, которые по поводу пандемии принимало: а) федеральное правительство и б) Собянин в Москве, – вы бы поступали как кто?

А.Нечаев В чем наша выгодность положения – то, что, как говорится, если бы я был такой умный…

А.Венедиктов Где бы я был.

А.Нечаев Мы оглядываемся потом.

А.Венедиктов Но, тем не менее, вы можете это оценить. Я не спрашиваю вас, что бы вы сделали в марте. Я спрашиваю, сейчас по прохождению: это было правильно или правильно то, что делает сейчас правительство США, раздавая 2 триллиона, или то, что делают немцы – вот что правильно было с точки зрения людей, которых вы будете представлять, если вы изберетесь в Думе? Чтобы понять программу, надо понять отношение.

А.Нечаев Тут в чем сила американской, например, экономики и американского бюджета? В том, что он построен на другом принципе, чем российский. Российский во многом построен как две вещи. Во-первых, налоги пошлины, НДПИ от сырьевых ресурсов и других таких вещей, такая налоговая система рентой экономики. Простая рентная экономика и налоговая система вокруг неё. Конечно, в США и Европе совсем другая система.

Поэтому, когда говорят: «Давайте у нас инженер будет работать, как в России, вот в СССР, а получать, как на Западе, так не бывает. Ученый будет работать, как в России… В России было 4 миллион ученых, людей, занятых в науке, а в Штатах – 100 тысяч. Они не могут получать – 4 миллиона – так же, как 100 тысяч. поэтому это разные истории. И сравнивать с Европой, со Штатами ни нашу экономику, ни нашу социальную сферу, ни нашу налоговую сферу, мне кажется, не очень корректно. Там есть конкретные находки. Я вижу, что федеральное правительство сделало достаточно много… может быть, недостаточно много, но много и достаточно толкового. Мы это видим, потому что все-таки экономика рухнула гораздо меньше, чем могла бы.

И опять же в России какая проблема – что налоги и ставки по налогам принимались в то время, когда… как в России всегда было: суровость законов смягчается необязательностью их исполнения, а потом налоговая служба сделала: А теперь давайте исполнять. И банк зажал обналичные схемы – Центральный банк. То есть получилось, что принимали законы с учетом, что их не будут выполнять, а потом стали выполнять. И, конечно, это бьет по бизнесу больше, чем любая пандемия. Потому что с 13-года, вы знаете, в России нет экономического роста, отрицательный или нулевой экономический рост. Странное выражение: за 8 лет нет роста. А налоговое изъятие увеличилось…

А.Венедиктов У нас премьер-министр – главный фискал в течение долгого времени. У него мозги фискала. Я думаю, он натренировал эту часть своего организма фискальную. Это неплохо, это просто вот так.

А.Нечаев Я думаю, он давно уже не только фискал. В те же времена, когда он возглавлял Налоговую, он был больше, чем налоговик, потому что он цифровик…

А.Нечаев: Есть эпоха Путина, эта эпоха дала России стабильность. Но эпоха меняется

А.Венедиктов Согласились. Но, тем не менее, в основе: давайте это обложим, давайте это обложим, давайте это обложим…

А.Нечаев Поэтому надо, чтобы Государственная дума сказала: «Нет, давайте это облагать, а это освободим от налога. Пусть люди больше зарабатывают, пусть создают рабочие места. Например, рестораны платят: НДС, налог на прибыль, налог на зарплату, еще соцстрах. Они не тянут 4 налога. Если они создают рабочие места и качество жизни. Может быть, достаточно этого. Может быть, оставить им один, но который они тянут? Может, достаточно.

А.Венедиктов Я не знаю. У нас сейчас бюджет, я не помню, по-моему, дефицит уже будет. Даже в Москве дефицит.

А.Нечаев Если тратить, куда мы тратим, а тратить туда не надо, то дефицит всегда будет. Я говорю, бюджет вырос за 8 лет. Экономика осталась там же, а бюджет вырос в 2 с лишним раза. Это много. Это же изымают из компаний, из хозяйств домашних, из семей, из бюджета.

А.Венедиктов Вы говорите, что ваша партия будет представлять людей, в том числе ИП, а вот налог на самозанятых, как вы расцениваете, введенный год назад?

А.Нечаев Я бы две вещи сказал. Во-первых, этот налог администрируется очень просто. Там буквально в телефоне… Он людям удобный, поэтому это его плюс. Второе: я не очень понимаю, зачем этот налог вообще вводили. Люди себе сами как-то обеспечивают доход. Отстаньте он них.

А.Венедиктов Ну, как зачем? Казну государственную пополнить. Как, зачем?

А.Нечаев Ну, сколько там от них денег. А у людей есть некоторое напряжение: Сейчас ставка 4% или 6%. А вот мы поплатим, поплатим – потом сделают 15%.

А.Венедиктов Люди понимают.

А.Нечаев Да, люди у нас в России умные. Поэтому лучше было бы их не тронуть. Но то, как их тронули конкретно – сделали хотя бы технологично, достаточно удобно.

А.Венедиктов А вот эта история, условно, налог на богатых – начало ломки 13-процентного налога. Это, правда, на детишек. Я еще раз хочу сказать, я в этом смысле знаю и слежу. Но это не опасный прецедент с точки зрения ломки налога, или уже все-таки надо вводить шкалу такую, по ступенькам?

А.Нечаев Во-первых, я знаю, что очень многие люди богатые, они готовы платить больше. Это вот точно моя семья, я знаю очень много людей, которые готовы платить больше.

В чем сложность этой ставки? Что часть людей готова платить больше, а часть не готовы. Поэтому введение ставки больше… вот все-таки 13 или 15 – небольшая разница, ради этого люди не будут… тем более, вы правы, 2% идут детям, а у нас к детям, особенно больным отношение такое, консенсусно хорошее.

Но если ставка будет уже 20%, я думаю, многие уже задумаются, чтобы уже уклоняться от налогов. И мы здесь потеряем, скорей всего, больше как страна, как бюджет, чем приобретем. Поэтому я бы здесь был аккуратным. Мне кажется, что как вот сейчас ввели – не уверен, что это было нужно, более того, посмотрим, какая будет прозрачность по этим деньгам. Если прозрачность будет высокая, это будет поддержано в обществе. Если прозрачность будет низкая, и деньги пойдут куда-нибудь не туда – сирийским детям или куда-нибудь еще, – то это будет вопросы взывать, а если воронежским – отлично….

А.Венедиктов Возвращаясь, собственно говоря, к первой теме. Все равно в отношении вашей партии есть подозрение, что это манипуляция со стороны администрации для того, чтобы собрать электорат, который не воспринимает ситуацию как замороженную, хочет изменений, а, с другой стороны, ему некуда приткнуться. Вы сказали одну очень важную вещь. Вы говорили о преувеличении опасности Алексея Навального. У меня теперь вопрос: не станете ли вы таким Франкенштейном для администрации, когда… Мы их породили, мы им дали возможность – а они стали угрозой для нынешней ситуации. Вот вы станете угрозой для нынешней ситуации, для нынешней ситуации? Или вы не угроза, вы лайт?

А.Нечаев Во-первых, мне трудно сказать, что в головах у администрации…

А.Венедиктов Это правда. Вы же, понимаете, одно дело, когда Москва говорит: «Ну, пусть они где-нибудь попробуют, не будем им мешать, как минимум. А, с другой стороны: «Э-э-э! Они чего-то начали расти!» Рост – это опасность.

А.Нечаев Я раньше, до последних двух лет читал Телеграм-каналы, относился спокойно, но думал: Как интересно люди пишут. Сейчас, когда читаю, что люди придумывают про нашу партию, как там кто что-то сказал, поручил, конечно, немножко смешно. И в России очень любят конспирологию. Прямо вот любят-любят. Я думаю, мы все будем свидетелями, как будут дела разворачиваться.

А.Нечаев: Не стоит делать личные нападки на президента в России. Это связано с чувством внутреннего такта

А.Венедиктов Я не про это все-таки. Я хочу вам задать вопрос: не боитесь стать угрозой, как стал ею Навальный, даже виртуальной? Даже виртуальной угрозой. И вот с вами, с вашей партией начнут разбираться, как разбираются с ФБК. Есть такая мысль, что с этим делать? Все же мы параноики.

А.Нечаев В России ни от чего мы не застрахованы. Если вы параноик, то это не значит, что за вами не следят.

А.Венедиктов Это правда.

А.Нечаев Поэтому всё может быть. Надо быть готовым ко всему.

А.Венедиктов Вы готовитесь к яростной борьбе политической?

А.Нечаев Да!

А.Венедиктов Алексей Нечаев. А мы будем следить, и это не будет паранойей. «Эхо Москвы» будет следить за вашей деятельностью. Спасибо большое! Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди».

А.Нечаев Спасибо, Алексей Алексеевич!

* признан властями иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире