'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 сентября 2020, 15:05

И.Землер 15 часов, 7 минут в Москве. Сегодня в этой рубрике у нас в студии Александр Горный, блогер. Я Инесса Землер. Добрый день!

А.Горный Доброго всем дня!

И.Землер Те, кто смотрит нас в YouTube или в Яндекс.Эфире, могут видеть, что мы здесь работает с соблюдением всех мер противовирусной безопасности.

Саша, у меня к тебе вопрос. Ты здесь в Москве впервые за полгода, насколько я понимаю. В марте, перед тем, как был объявлен карантин и все, что с ним связано, ты улетел и всё это время находился в Крыма. Как за эти полгода изменилась ли Москва и изменилась ли? Такое впечатление от приезжего.

А.Горный Действительно, я уже стал приезжим, хотя я коренной москвич уже в пятом поколении. Действительно, я отсюда уехал 21 марта. Когда я прилетел, буквально прошло меньше недели, и включили режим самоизоляции по всей стране. Он был, конечно, и в Крыму, но в лайтовой версии. Когда я смотрел, что происходит — все-таки интернет, социальные сети показывают ситуацию, что здесь было, — конечно, тяжело было смотреть на это всё происходящее: как люди ломились в метро, как их держали дома, как хватала полиция. В Крыму было чуть проще.

А сейчас, когда я приехал в Москву, я вижу — я сегодня катался на велосипеде по парку с утра — на дорожках написано, такие зеленые круги: соблюдайте дистанцию 1,5 метра. На лавочках везде написано. Везде санитайзеры стоят. Я понимаю, что Москва изменилась, она среагировала на угрозу. И по сравнению с этим Крым — это какой-то детский лепет, где, на мой взгляд, абсолютно ничего не делалось, кроме этих штабов, где рассказывали, сколько людей заболели, что типа надо в масках ходить. Никто не ходил в масках. И совершенно не подготовились к туристическому сезону. Потому что все прекрасно понимали, что рванут со всех этих регионов — Москва, Питер и других, — где коронавирус просто бушевал.

И.Землер С учетом того, что зарубежные курорты закрыты.

А.Горный Абсолютно ничего не было сделано, никаких социальных дистанций, никаких этих знаков, что ребята, сохраняйте… берегитесь. Крым сейчас всё лето прожил в этом адском режиме коронавирусного туризма. И сейчас я, когда сюда приехал, для меня это такое шоковое состояние. И хотя я довольно часто ругаю Сергея Семеновича Собянина, я могу сказать, что надо отдать ему должное, он перестраховался не зря. Это я могу признать.

А.Горный: Крым сейчас всё лето прожил в этом адском режиме коронавирусного туризма

И.Землер В какой части?

А.Горный То, что он создавал койко-места, то, что он создавал запасы и то, что он их не расформировывал, я считаю, что это важно. Сейчас мы видим реально, что началась вторая волна. В Крыму сейчас полнейшая катастрофа. Вы поймите, что те официальные отчеты, которые шлются, эти статистические кульбиты, которые мы видим, они не отражают реальную ситуацию и, я думаю, что не только в Крыму. Мы сегодня общались перед эфиром с Александром Драгановым — это который с Aviasales, за маркетинг отвечает, он делал обзоры за счет запросов в интернете по ситуации с коронавирусом в тех или иных регионах. И он тоже это подтверждает, он говорит: «Саша, похоже, у вас намечается очень большая неприятная ситуация». Не хватает койко-мест, не хватает скорых. Врачи работают на износ. И люди, которые болеют сейчас коронавирусом, я с ними общаюсь в онлайн-режиме, которым я доверяю, что они там видят и что происходит, говорят: «Врачи делают подвиг». Но чиновники… вот о чем я орал и кричал: Ребята, будьте готовы, потому что у нас рванет. Я предполагал, что рванет где-то в начале августа, но рвануло чуть позже.

Если за весь период самоизоляции в Крыму переболело 280 человек всего лишь, которые выявлены были, то сейчас — это только официально — минимум идет 80 человек. А плюс еще если Севастополь где-то 20–27 человек. То есть по 100 человек в день. То есть мы за три дня бьем 2,5-месячные цифры самоизоляции, которые были в Крыму.

И, к сожалению, никто не готов. Там рвут волосы, что мы сейчас подготовимся, мы сделаем. Но не готовы. Вот я смотрю переписку врачей, мне прислали: «У нас мест нет», «У нас 3 тяжелых. Что делать?»

Я считаю, что федеральный центр должен жестко вмешаться. Вот госпожа Романовская, вице-премьер Крыма, которая отвечает за Минздрав и за то, что с этим связано, она заразилась коронавирусом и попала в палату симферопольской больницы. Народ просто был возмущен: как же так — вице-премьеру сразу отдельную палату, телевизор и душ? Потому что понятно, это просто сказочные условия для тех, кто попадает в больницу.

Кстати, должен отметить, что за эти 7 лет в России Крым то, что, конечно, сделано с медициной очень много. Строятся там больницы, модульные всякие подстанции. Ремонты в больницах. Но еще далеко от того, что должно быть.

И вот эту госпожу Романовскую сейчас спецрейсом эвакуировали в Москву. Это официальные данные. А народу, что остальным делать — подыхать в коридорах? И ситуация только ухудшается. Это последствия туристического сезона и полной безответственности, что власти не смогли качественно подготовиться к таким угрозам. И я боюсь, что ситуация будет развиваться дальше и дальше и только в худшую сторону.

И.Землер Я у тебя в Фейсбуке вижу посты, где ты возмущается этой ситуацией. И комментаторы, которые оставляют реплики под этими постами, не верят в тебе, говорят, что всё это ерунда и ты паникуешь, дорогой друг.

А.Горный Я вполне допускаю, что так и есть. Но здесь надо разделить на две группы. Первая группа — те, кто связаны с турбизнесом. И понятно, что они заинтересованы, чтобы продолжался туристический сезон. И он продолжается сейчас. Температура неплохая в Крыму. Количество туристов в это году просто зашкаливающее было, то есть, действительно, плотность очень хорошая была. Заполнение отелей под 100%. У некоторых было забронировано всё уже в июле месяце до ноября. И октябрь и ноябрь будет как сезон. То есть я понимаю, что они боятся, что если сейчас перекроется — перекроется их денежный доход. Это есть такая группа населения.

Я честно скажу, я в начале этой истории говорил: ребята, да фигня это всё, это международные заговоры, это нам специально тюхают по башке. Но когда я увидел тех людей, которые выжили — а есть у меня знакомые, которые, к сожалению, умерли от коронавирус, — то ситуация меняется.

Вот я сейчас, допустим, предложил министру информации внутренней политики Крыма Михаилу Афанасьеву после разговора вчерашнего одной из заболевшей в Советском районе, что бы записать ауди и видеоролики, где говорили бы не врачи или какие-то известные люди — президент или Аксенов, — а те люди, которые реально переболели, которые были на этой грани, и они говорят: «Ребята, мы тоже не верили. Но когда ты столкнулся, когда тебе нечем дышать, когда ты видишь, как люди умирают рядышком с тобой, когда не хватает ИВЛ, не хватает врачей, то все иллюзии пропадают».

И я, честно говоря, боюсь, потому что я в группе риска. Мне, извините, под 50 лет, у меня есть хронические заболевания, и я боюсь. Вот я приехал в Москве, и первым делом, что я сделал — я пошел и сделал прививку от гриппа и от пневмонии. Конечно, она может, не спасет. Но я боюсь, и этот страх оправдан. Мы не можем повлиять… Знаете, мне тут рассказывают: в ДТП гибнет больше людей. Слушайте, в ДТП гибнет больше людей, конечно, но езжай аккуратнее, купи себе больше машину, соблюдай правила дорожного движения, скоростной режим. Но здесь ты ничего не сделаешь. Вирус тебя зацепит там, где ты его не ожидаешь.

И когда я сюда летел, у меня был страх, я вот 6 месяцев не летел, хотел прилететь еще в августе месяце. Я боюсь заразиться. Маска обязательно, протираю руки. И мне очень повезло. Когда я сюда летел, я попал в бизнес-класс. Все-таки концентрация людей поменьше. Очень приятный был полет. Мы летели вместе с министром спорта Ольгой Торубаровой. Она сама с материка и работает там. Одна из лучших, я считаю, министров. С ней спорт ожил. И мы, кстати, с ней обсуждали эту тему. Она говорит: «Саша, конечно, эта коронавирусная история очень серьезные внесла поправки в спортивные графики Крыма и не только Крыма, но что делать. И что дальше будет?» Вот нас с ней волновал вопрос: что будет дальше?

И.Землер Нашли ответ?

А.Горный: В Крыму нужно четко вводить режим ЧС, нужно вводить федералов, которые будут жестко контролировать

А.Горный Я думаю, что карантин будет, может быть, не в том виде, который нам предлагали изначально. Я считаю, что в Крыму его надо вводить. Надо вводить режим не просто карантина, а вводить режим ЧС. Тем более, это всё накладывается на то, что в отдельных регионах Крыма очень серьезная проблема с водой. Это Симферополь и сегодня — объявили — Алушта. Там, извините, из кранов течет дерьмо.

И.Землер Саша, мы к проблеме воды чуточку позже вернемся. Просто чтобы не прерывать тему карантина, хотелось бы уточнить, а была ли реальная возможность обеспечить ту же социальную дистанцию на пряжах, которые такие, как есть, но никогда вся страна туда не съезжалась?

А.Горный Возможно. Понимаете, здесь очень важно, какой момент? Вот когда мне в Москве говорят: «Ну, а толку-то? Вот эти все таблички расклеены — никто их не соблюдает». Действительно, вот Нарышкин Леша считал, что по его расчетам только треть носит маски. Всё совпадает: только треть народа носит маски. Но это не смотрится дико. И когда человеку делают замечание, он надевает маску. Когда он видит, что это везде висит, что это определенная политика, это определенная направленность, которая говорит людям: ребята, социальная дистанция маска. И всё это, когда знаки, санитайзеры бесплатно… Понимаете, в Крыму нет и миллионной доли того, что здесь сделал Собянин. Вот это к огромнейшему сожалению.

И.Землер Там нет табличек — соблюдать дистанцию и носить маски?

А.Горный Ничего там нет. Висят какие-то ксероксы, которые распечатали на дешевом принтере: «Без маски не входить». Да все там забили… там к этом нету правильного отношения, потому что сами чиновники нарушают все эти правила. Вот, допустим, когда случилась эта история с вице-премьером госпожой Романовской, у нас поднялся вопрос. Она же до того, как ее госпитализировали, встречалась и в детском доме и на спортивных мероприятиях и с администрацией Евпатории. И у нас один из общественников Талипов Саша пишет тем, с кем она встречалась: «Ребята, вы же сходите, сдайте анализы, побудьте несколько дней на карантине». Они плевать на это хотели и поперлись на работу. И если есть такое отношение у чиновников крымских, то что мы можем говорить о людях?

Я считаю, что в Крыму нужно четко вводить режим ЧС, нужно вводить федералов, которые будут жестко контролировать, делиться опытом, который был в Москве. Потому что Краснодарский край и Крым, они приняли этот удар туристического коронавирусного туризма полностью неподготовленными, а должны были быть подготовлены. Об этом я говорил Сергею Валерьевичу Аксенову и Наталье Пеньковской, главе Роспотребнадзора. Кстати, очень грамотный человек Наталья Пеньковская.

Я не могу, к сожалению, выдавать все наши приватные, личные разговоры, но она всё прекрасно понимает. Но, понимаете, федеральный центр дал отмашку, Ростуризм дал отмашку, что мы развиваем внутренний туризм и едем внутри России в эту коронавирусную историю. Но ничего не сделали для того, чтобы соблюсти меры безопасности.

И что мы сейчас видим? В Крыму несколько человек стабильно — это только от коронавируса — официально погибает, умирает. Это официальная статистика, которая вывешивается в информационных лентах. Жизнь одного человека стоит гораздо дороже, чем весь этот туристический сезон.

Говорят: будет социальный взрыв. Слушайте, а кто на этом сезоне зарабатывает? Я могу сказать, что большинство отелей, которые там есть, это украинские, подписанные через этих подставных лиц. Да, там есть и крымчане, которые владеют этим турбизнесом. Но нужно было ввести определенные жесткие ограничения. Это ничего не было сделано. Поигрались, по телевизору пощелкали лицами — и результат нулевой. В итоге мы видим колоссальную просто вспышку по коронавирусу в Крыму. И чем это всё закончится, я могу предположить — тем, что люди просто будут дохнуть, вот и всё.

И.Землер Как ты думаешь, почему Аксенов не реагирует на эту историю прямо сейчас?

А.Горный А что он сделает? Это должна быть целенаправленная политика комплексная.

И.Землер Ну, погоди. Мы же видим, как в разных регионах вводят те или иные ограничения. Где-то рекомендуют 60-летним плюс оставаться дома, где-то что-то еще. Где-то переводят классы на дистанционное обучение. В Крыму это что-нибудь делается?

А.Горный Когда был режим самоизоляции, я полностью его поддерживаю. Я могу сказать, что Аксенов очень четко говорит: «Ребята, давайте сделаем….». У него фраза такая есть: «Коллеги договорились…». Все коллеги кивают головой. И ни хрена не договорились, понимаете? Когда говорили, что проверяют на Крымском мосту, эти вице-премьеры, которые должны были ночевать там, смотреть, что происходит, они позвонили: «Ну, как у вас там, нормально?» И за 5 тысяч рублей можно было проехать.

Аксенов, он руководитель республики, он дает четкие правильные указания. Я не могу ему ничего сказать. Но вот уровень исполнения…

И.Землер А кто должен контролировать эти указания?

А.Горный Как минимум градоначальники. Возьмите Феодосию, где я большую часть времени лоцируюсь. Ну, это же просто ужас какой-то. Там народ просто стонет от этого сити-менеджера эффективного, который просто город ухандокал за эти полтора года, который у людям боится выйти. Всё начинается именно с руководства, именно с руководства на местах. Его нет. Вот в Крыму кадровая катастрофа. Если в Симферополе, я могу сказать, у Аксенова более-менее появились какие-то хорошие подвижки с точки зрения его подчиненных, то на местах полнейшая катастрофа. А все делается на местах.

И я могу сказать, что Феодосия, Алушта, Ялта, Евпатория, они в полном пролете в этой истории.

И.Землер Это опять, получается, история про то, что батька хороший, а бояре плохие.

А.Горный С одной стороны, да, с другой стороны, могу сказать, что самая большая проблема у Сергея Валерьевича Аксенова — это кадровая политика. Она никакая. Когда ему надо людей просто гнать в шею, он их как-то жалеет, вроде как жалко. Почему, я не знаю. Вот я с Сергеем Валерьевичем очень плотно общался до середины мая месяца, то есть мы с ним были постоянно на связи, несколько раз в день могли созвониться. Но просто хорошие человеческие отношения. Людей это бесило. Вроде бы какой-то обыкновенный блогер, как они считают — у нас же любят эту фразу — блогер запустить, — типа тут сидит с Аксеновым, может ему позвонить, а они эти все вице-премьеры, министры ходят через запись.

Я могу сказать, что у Аксенова был очень хороший этап весной, когда он повернулся лицом к общественникам, и мы ему помогали, потому что мы можем ему давать ситуацию… я очень часто давал ему ситуацию с места, вот со своего региона феодосийского, всё, что рядышком. Есть общественники в других регионах, и они ему могут быть помощникам. Но те, кто рядом с ним сидят, в ухо шепчут, сделали всё возможное, чтобы нас отодвинуть от главы Крыма, к сожалению. Что можно здесь сделать? Жаль. Я думаю, более-менее, рано или поздно ситуация изменится.

И.Землер Александр Горный, блогер в студии «Эхо Москвы». Кстати, кто смотрит YouTube или Яндекс.Эфир может видеть, что у нас в студии с нами еще собака Муха, Мусечка. Те звуки странные, которые вы можете слышать, принадлежат именно этому нашему собеседнику.

А.Горный А можно мне еще маленькую просьбу сделать? Я сегодня очень хотел рассказать одну историю про картину Айвазовского. И я очень попрошу слушателей: вы зайдите на мой Фейсбук.

И.Землер Вы зайдите на Фейсбук к Александру Горному, потому что мы про картину будем говорить после новостей. А сейчас я бы хотела продолжить тему, связанную с катастрофической ситуацией с водоснабжением. Что происходит?

А.Горный В Крыму ситуация не везде однозначная. То есть есть регионы, где с водой более-менее стабильная ситуация. Есть регионы как Симферополь и вот с сегодняшнего дня Алушта, где введен почасовой режим подачи воды по графику, хотя график не соблюдается. И не просто вода подается, а подается в каком-то страшном виде. Это какие-то бурые массы. То есть похоже это уже всё, пересохшее водохранилище, которое не может давать чистую воду. Она даже не очищается. Или, как рассказывают, это старые коллекторы, когда там есть напор воды, потом нет, и вот эта вся грязь, она смывается в краны.

К огромному сожалению — я сам видел эти водохранилища — они пересохли. И июне, мае месяце, когда все уже прекрасно понимали, что будет очень сложная ситуация, там предлагали провести молебны, концерты на дне водохранилища. Сейчас предлагают грохнуть какие-то миллионы людей на то, чтобы авиация помогала вызывать дожди. Ну, бред собачий. Все прекрасно понимали, что рано или поздно такая ситуация может случиться. Вот за 7 лет оно случилось. Последний такой раз было в 94-м году. Но в 1994 году все-таки техногенная нагрузка на водные ресурсы была гораздо меньше. И был водный еще канал из Украины.

Сейчас ситуация реально катастрофическая. И я считаю, что здесь федеральный центр должен реально вмешиваться и искать пути решения этой проблемы.

А.Горный: Похоже, это уже всё, пересохшее водохранилище, которое не может давать чистую воду

Где-то последние 3 недели начали снижать подачу на Симферополь. Если первая неделя — 140 тысяч кубов, потом 100 тысяч кубов, потом 70 тысяч кубов. Это значит, отсутствие необходимого давления и вода у многих жителей Симферополя доходило не до верхних этажей, а доходила всего лишь до 2–3 этажа. И люди должны были ведрами таскать на лифтах себе воду наверх, чтобы, извините, туалет смывать.

Власти Симферополя решили установить около 130 огромнейших баков. Но народ как-то это не воспринял с оптимизмом и начал топорами их кромсать. Зачем, непонятно. Решили поставить видеокамеры, решили поставить за каждым баком смотрящего. Бред какой-то. Я могу сказать, чем, на мой взгляд, это вызвано. Люди раздражены. К сожалению, та проблема, о которой знали, к ней не подготовились. Да, мы лето протянули более-менее нормально. Была надежда, что в мае, июне пойдут дожди, что в начале сентября пойдут дожди. Было пару раз, но их нету, к сожалению, пополнятся нечем.

И я понимаю, что если сейчас не будут предприняты экстренные меры, ситуация будет катастрофическая. Вот господин Развожаев, который сейчас избран губернатором Севастополя — а Севастополь и Крым — это все-таки два разных субъекта…

И.Землер Севастополь — город федерального значения…

А.Горный Хотя, я считаю, их давно уже объединить надо было. И он предложил одну из рек Крыма завернуть, построить там плотину и наполнять, то есть обезводив Бельбецкую долину. Люди там просто встали на уши. Аксенов в свое время эту идею не поддержал. Развожаев запросил у Путина 4 миллиарда рублей на этот проект. Путин вроде бы как кивнул головой. Но все эксперты считают, что это очень опасное решение, и оно может просто навредить экобалансу этого региона.

К сожалению, я не вижу людей в Крыму, которые могут думать не просто по-государственному, но иметь какое-то четкое стратегическое мышление, выстраивать приоритеты. Вот как Крым вернулся в Россию, с чего начали? Начали передел имущества, распил имущества: это тебе, это мне… Ребята, слава богу, что федеральный центр построил Крымский мост, вот сейчас запустили трассу «Таврида» в полном режиме 4 полосы. Сегодня запустили досрочно до Евпатории. Это очень важный проект. Я вот когда ехал в аэропорт, я просто не мог нарадоваться. То есть от Керчи до Севастополя можно за 2,5 часа долететь или до Евпатории. Раньше на это потратили бы часов 5 минимум. Там объездные дороги построили. Все эти проекты федеральный центр сделал.

Но нужно было думать не только об электричестве — это проблему решили, — но и о воде.

И.Землер Когда грянула проблема с электричеством — да…

Саша, как это коррелирует с туристической отраслью? Вот, что я имею в виду. Есть ли эта проблема в отелях, в гостиницах и в том, частном секторе, который тоже сдается под нужды туристов?

А.Горный Есть регионы, где проблемы с водой вообще, как в Феодосии, не было. Там водопровод работал. А вот, допустим, в частных секторах различных мест Крыма всегда привозили воду на водовозках, заполняли. Эта проблема всегда решалась, просто была цена вопроса. Конечно, когда вода идет из-под крана, где-то 30 рублей за кубометр, а когда привозишь, эта цена возрастает раз в 10 минимум. То есть, конечно, это затратно.

Кстати, один из инструментов, который предлагался, в том числе, и чиновниками еще весной, когда возникло понимание, что будет проблема с водой, ввести дифференцированный тариф, допустим, до 3 кубов — 30 рублей, до 5 кубов — 50-70 рублей, а свыше 7 кубов — 150 рублей. Народ встал на уши: Как же так? А чем же будем огороды поливать? С одной стороны, да, то есть понятно, что для тех регионов, где это важно, это, как правило, север Крыма, всё остальное — это да, но в Симферополе, ребята, или в многоэтажках дерьмо сливать или огороды держать — что будем?

И.Землер Александр Горный, блогер в студии «Эхо Москвы». Мы сейчас прервемся на несколько минут, в течение которых вы можете посмотреть на картину Айвазовского, а после новостей мы вернемся в студию и продолжим наш разговор.

НОВОСТИ

И.Землер Александр Горный, блогер в студии «Эхо Москвы». Мы подбираемся к высокому искусству, а именно к Айвазовскому. Саша, как я понимаю, у Бориса Акунина была первоначальная информация о продаже этой картины?

А.Горный Да.

И.Землер Давай расскажем, в чем там дело и в чем суть проблемы.

А.Горный Айвазовский и Крым — это неразрывные две вещи. Айвазовский Иван Константинович работал очень много в Феодосии. Там находится его галерея. Это жемчужина, считай, Российской империи. Не только Крыма но и Российской империи, мировая жемчужина. И, кстати, еще раз повторюсь, на моей страничке в Фейсбуке вы можете зайти, посмотреть сегодняшний пост, где я разместил информацию, фотографию картины.

Я прочитал у Бориса Акунина — а он очень любит ездить по различным аукционам, смотрит различные русские вещи еще прошлого, позапрошлого века, — он на одном из аукционов в Сен-Мало увидел работу Айвазовского. Я постараюсь рассказать о ней: корабль, море, это тихая бухта между Феодосией и Коктебелем на фоне Кара-Дага, на судне российский флаг виден. И вот эта работа, там стартовая цена, если я не ошибаюсь, была 150 тысяч евро. Он правильно сказал, что это довольно низкая цена для такой работы, такого уровня. И он сказал, что, может быть, кто-то захочет ее купить. Началась на ленте у него дискуссия, как, что, чего. Там один товарищ писал, что там уже 15 заявок, то есть цена точно 250 тысяч евро будет.

И я очень много общаюсь с Татьяной Гайдук — это директор галереи Айвазовского. Фантастическая женщина. Она и ее команда, они просто бьются за сохранение этого музея. Они не просто бьются, они его развивают по мере возможности, ограничены в бюджетах. Потому что галерея Айвазовского находится в подчинении города Феодосии. Вроде как Айвазовский завещал эту галерею городу. Но в условиях нынешней реальности, когда город просто банкрот, по сути. То есть бюджет города там около 700 миллионов, а только на одну галерею нужно порядка 50 миллионов рублей в год, чтобы она функционировала. Я не говорю уже про ремонты.

Я начал думать, а что же можно сделать? Кстати, я подавал давно идею и крымским чиновникам и Татьяне Гайдук, о том, что вот Крым вернулся в Россию, нужно какое-то развитие. Неужели нельзя прикупить где-то небольших работ Айвазовского. Это же не так дорого стоит, если поискать. И показать, что в российском Крыму вернулась работа Айвазовского в музей в Феодосию.

Я эту информацию когда прочитал, я начал пытаться по своим путям зайти к крымским чиновникам различных уровней. Они разводили руки: «Понимаешь, сейчас не до этого. Сейчас туристический сезон. Да-да, это хорошая идея». Я понимаю, что глушняк полный.

Я взял и позвонил Маше Захаровой. Говорю: «Маша, такая ситуация, можете чем-то помочь?»

И.Землер Захарова — это МИД.

А.Горный Да, это МИД. Потому что я просто не знал, к кому обратиться. У меня была такая, знаете, внутренняя паника. Потому что я понимал, что это настолько важно, настолько было бы круто. Знаете, что еще интересно — помните у нас историю с переименованием аэропортов? Аэропорт Симферополь, этот прекраснейший аэропорт, он носит имя Айвазовского. И представляете, если бы мы смогли, действительно, приобрести эту работу и привести ее в Крым — в Крым, в Россию, я не знаю, может быть, какие-то ограничения есть на перевозку таких работа или повесить в аэропорту — это было бы реально круто, это бы был мощнейший инфоповод положительный.

Она дала команду. Мне звонит Татьяна Гайдук: «Саша, вы можете скинуть информацию по аукциону?» Я скидываю. К сожалению, на французском языке. Я французского не знаю. Татьяна знает. Она говорит: «Да, действительно, те эксперты, которые здесь подписаны, я их знаю лично, они разбираются в этом. То есть можно сказать, что это работа Айвазовского.

И.Землер То есть это гарантировано подлинник.

А.Горный Она сказала, что это 99% подлинник. И цена, в принципе, не такая большая на фоне этих 1,5 миллиардов, которые мы даем Лукашенко это просто копейки какие-то. Ну, даже если бы она поднялась до миллиона долларов, даже до полутора миллионов долларов, но это как важно было бы.

А.Горный: Это всё говорит о том, как у нас работает власть. Она не может думать в Крыму стратегически

И началась эта чиновничья круговерть. Там начали задавать вопросы, насколько может цена подняться… начался детский лепет. Я знаю, что господин Мурадов, полномочный представитель президента в Крыму, к нему обращение было. И я ему пытался дозвониться, узнать, как ситуация. До аукциона еще было больше месяца, то есть можно было предпринять определенные меры. Или какого-то нашего, извините, олигарха попросить, чтобы он поучаствовал, купил работу, передал, подарил или сдал в аренду. До господина Мурадова я дозвониться не смог. Он очень занят на всех совещаниях. Конечно, уж точно не до таких мелочей, как картина Айвазовского.

И когда остается неделя, мне ребята по секрету из Симферополя, из Совмина: «Забей ты на эту историю. Никто не будет ей заниматься. Слушай, какой им Айвазовский? Им бы бабла рубить на туристическом сезоне». Я понимаю, что остается неделя — я обращаюсь напрямую фактически к нашим очень известным олигархам через пресс-службы. К сожалению, мы не успели. Вот насколько я понимаю, мы не успели. Надо было просто сразу к ним идти, падать на колени, говорить: «Ребята, поучаствуйте в аукционе — купите». Те, кто увидит сейчас в Фейсбуке эту работу — это прекраснейшая работа. И мы всю эту историю банально просрали, понимаете?

И это всё говорит о том, как у нас работает власть. Она не может думать в Крыму стратегически. Вот они сидят и думают: «А вдруг она будет больше 250 тысяч евро стоить?» Ребята, да вы должны были оббежать всех этих богатых дядек, потрясти их кошельки, сказать: «Ребята, это важно для республики. Вы же сюда заходите, вы здесь бабки качаете, вы получаете на халяву все эти санатории и подряды — ну, давайте, вперед!» К сожалению, этого не произошло. И в Крыму, я боюсь, что мы не увидим этой работы. Мне кажется, очень интересно было бы узнать, куда эта работа ушла.

И.Землер И за какие деньги. Саша, когда ты разговаривал с работниками галереи, музея, вот этого центра, — есть ли у них какие-то оценки, сколько работ Айвазовского могут находиться где-то на рынке пока бесхозные?

А.Горный Они наверняка в частных коллекциях есть.

И.Землер Грубо говоря, сколько могут попасть на торги?

А.Горный Как мне говорила Татьяна Гайдук, работы иногда возникают на аукционах, но этим надо заниматься. К огромному сожалению из-за того, что этот музей принадлежит Феодосии, где уровень сити-менеджера — это уровень, как у нас говорят, трудовика, то о каком стратегическом движении этого музея может идти речь? Да даже если и из республики попросят, — так больше занимаются своими делами, чем культурой… Вот у нас был прекрасный музей кукол в Симферополе. Он просто игрушечка был. Его нужно было реставрировать, там были проблемы, но это была игрушечка, это была гордость. Я в этом музее был… Не в музее — в театре был кукол. Его разрушили и построили бездушную коробку — проект на миллиард рублей. Министр культуры запустил этот проект. И не достроили. Сейчас судятся с этой строительной организацией. Ну, на хрена это надо было?

Гора Клеменьева. Вместо того, чтобы отремонтировать дорогу за несколько десятков миллионов рублей, построили автобан за 240. Сейчас, когда в Симферополе хотят отреставрировать парк Гагарина — там есть небольшой парк, меньше 50 гектар, там уже оттяпала «Консоль» своими домами, там гектаров 35, — который реставрировали недавно, несколько лет назад за 45 миллионов рублей, сейчас хотят 700 миллионов рублей туда вложить. Ребята, да вы охренели просто! Народ даже в Симферополе, который вроде как такой покрасивей сделать, — они говорят: «Вы что, ребята, делать нечего? Постройте спортивный центр. Постройте развязки, постройте больницы».

Вот я, к сожалению, могу сказать, что в Крыму, этой жемчужине российской империи нету государственного мышления. Есть вот эти торгаши, которые пытаются, извините, поиметь Крым во все щели, его приватизировать, разодрать.

Конечно, улучшения есть, я не могу ничего сказать. Действительно, много улучшений и всего, но нет стратегического движения вперед. Вот я его не вижу. Вот то, что сделал федеральный центр, это круто: трасса «Таврида», мосты, энергомосты, все эти аэропорты. А дальше? Вот именно власть в Крыму на местах должна делать все эти улучшения, но этого нет.

Вот сейчас в Феодосии разгорается скандал. Хотят порт, который находится в центре города, из которого ходят грузовики, Разбивают дороги, один из олигархов, приближенных к Кремлю хочет его купить. Он уже прикупил уже один кусочек в Феодосии. И этот купить. Вместо того, чтобы развивать Феодосию как туристический город, сейчас будут строить там порт в центре города напротив галереи Айвазовского. Да ребята, да вы охренели просто! Совести нет. Вы поймите, что даже в украинские времена на такие грехи не пускались. Но в России это происходит. Почему?

И мне это очень обидно, потому что я живу в этом месте. Я уже не знаю, я москвич или житель феодосийского региона, Коктебеля. Я большую часть времени там живу, и я переживаю за это.

И, к сожалению, эта «Единая Россия», которая просто изнасиловала и Россию и Крым, в том числе, — сидят там эти депутаты и, молча, кивают головой, подписывают и подмахивают все решения, которые спускают из Симферополя, но это же неправильно. Вы же изнасиловали Феодосию. Вот сидит этот глава Бовтуненко, его же гнать давно пора. Все говорят: Когда его выгонят? Но его же почему-то держат. А говорят потому, что он может, наверное, какое-то решение подмахнуть нужно, а потом отправят в отставку. Ну, почему это происходит? Почему Кремль не видит?

А.Горный: В Крыму, этой жемчужине российской империи, нету государственного мышления. Есть вот эти торгаши

Я могу сказать, что в Москве, когда я бываю, я общаюсь с некоторыми чиновниками. Я говорю: «Ну, вы послушайте, что происходит там». Они говорят: «Мы читаем твои посты». Я переписываюсь с некоторыми из них. Говорят: «А что мы можем сделать?» Да вы можете сделать очень много. Путину покажут: «Тавриду» сделали — да, хорошо. Мост сделали. Но нужно с людьми говорить.

В Крыму до сих пор есть, я считаю, есть три серьезные проблемы: проблема воды, вторых украинских паспортов и вопрос, связанный с крымскими татарами. Это серьезнейшие вопросы.

Сейчас одна из тем — там строят мечети. Дай бог всем здоровья, все конфессии важны. Но, допустим, в Феодосии поднялся скандал и были угрозы православному русскому населению, когда они начали возмущаться, что в 4 утра идет очень громко намаз и они спать просто не могут. Как в этой ситуации поступать? Они говорят: «Мы чуть тише сделаем». Но конфликты есть. Но власти, к сожалению, их не решают. Кремль просто не понимает, что происходит, к огромному сожалению. Я пытаюсь достучаться до крымских чиновников, пытаюсь вести диалог. Но мне очень обидно, когда мы просто продуваем ситуацию по мелочам.

И.Землер А что за проблема с украинскими паспортами, про которую ты сказал?

А.Горный Я считаю, что когда пустили эту вольницу, что типа первичный паспорт украинский, второй — российский выдан, многие сделали себе уже биометрические паспорта. Ребята, у нас должно быть одно гражданство — российское как минимум в Крыму. Потому что народ начинает люфтовать: вроде бы украинский паспорт есть, вроде бы российский есть. Но это же неправильно. Крым — это сложнейший регион.

И.Землер Ты так сказал, как будто часть народа хочет обратно на Украину. В состав Украины?

А.Горный К сожалению, могу сказать, что проукраинские настроения росли очень быстро до вот этой коронавирусной истории, потому что с коронавирусной историей границы были закрыты. Хотя, я могу сказать, по блату, кто надо, проезжал.

И.Землер А то, что ты говоришь про проукраинские настроения, для меня большое откровение. Потому что, как это виделось из Москвы, всё то время, что Россия не признавала Крым российским, то есть не признавал невозможность референдума с 91-го года, было полное ощущение, что все крымчане, действительно, хотят в Россию.

А.Горный Ну, не все, но очень многие, действительно, хотели в Россию.

И.Землер Я оставлю за скобками, как проводился этот референдум. Здесь, наверное, никогда не будет достигнута общая точка зрения у сторонников и противников этого референдума, поэтому я ее вывожу за скобки. Референдум был…

А.Горный Назовем, не совсем, может быть, правильный.

И.Землер Процедура эта, скажем так, была таким образом проведена…

А.Горный Я могу сказать, что, действительно, правда: очень многие пришли и проголосовали за выбор именно России. Это правда. Причины были разные.

И.Землер Откуда взялись проукраинские настроения в пророссийски настроенном за многие десятилетия в Крыму?

А.Горный А Россия жестче. Вот посмотрите, сейчас, допустим…

И.Землер Что, не понравилось в составе России?

А.Горный Да не то что не понравилось. Россия жестче. Если раньше была украинская вольница, когда можно было с улыбочкой брать взятки и воровать, то в России такое не происходит. В России все-таки более жестко.

И второй момент: на фоне этой жесткости, когда мы видим у власти этих перекрасившихся чиновников, переобувшихся просто налету, то люди не понимают просто. Мы шли в Россию, где вроде бы уже всё системно. Многие же ездили в Россию. Действительно, у нас во многих регионах ситуация гораздо интересней и лучше, чем на Украине. Я покатался по России и могу это сказать. Но когда они видят, что те же самые из «Партии регионов» перебежали в «Единую Россию», когда сидят во власти, в Госсовете всё те же, то, конечно, у людей появляется разочарование. И, конечно, Россия жестче. Например, раньше можно было гнать 200 километров в час, тебя останавливают — дашь 50–100 гривен — и гони дальше. А в России камеры ставят.

И многие люди, когда видят, что более жестко, более сложно, конечно, у них начинают НРЗБ нотки у них появляться. И, конечно, не решен вопрос с загранпаспортами. Да, они едут получать загранпаспорта украинские, которые, тем более, без виз. Зашли очень многие российские компании, например, «Ашан», «Метро» работают. А «Сбербанк», не зашел, который сегодня переименовался в «Сбер» — это я вообще считают какой-то клоунадой с этим «Сбером».

И.Землер Да и мобильные операторы сотовые тоже как-то…

А.Горный МТС вроде бы как-то вышел. Ребята, вы определитесь. У нас же там принят закон, что типа за то, что призывы отсоединения территории… А молчаливое согласие? И то, что они сюда не заходят, они что, не считают Крым территорией Российской Федерации? Вот почему нету «Сбербанка» в Крыму?

А.Горный: Если раньше была украинская вольница, когда можно было воровать, в России такое не происходит

И.Землер Ну, может быть, они считают, только санкций они боятся больше, чем считают.

А.Горный Но, слушайте «Сбербанк» — государственный банк. 52% если не ошибаюсь.

И.Землер А санкции не зависят от формы собственности.

А.Горный Я понимаю, но мы должны ориентироваться на страну. Вот сейчас когда я смотрю все эти истории — Белоруссия, мы переживаем, — слушайте, мы должны переживать за свою страну и не более. Мы должны развивать свою страну. Многие крымчане это видят и говорят: «Россия вроде сюда вошла, но не полностью». Да, слава богу, есть Крымский мост, по нему можно смотаться в Краснодарский край. Там есть и «Сбербанк», там есть все эти НРЗБ, всё остальное. Но осадочек-то у людей остается.

Кстати, один из многих вопросов, которые мне писали люди перед эфиром: «Саша, вот смотри, почему Россия сюда до конца не вошла?» Я не знаю.

И.Землер Оставим здесь знак вопроса. Хотела бы я затронуть вот какую тему. Я тебя сегодня весь эфир представляю как блогера Александра Горного. Ну, ты блогер и есть. 75% россиян не хотят, чтобы их дети или внуки стали блогерами. Причем это речь идет о том, что это профессия, правда несерьезная или бесполезная. Это опрос ВЦИОМ сегодня опубликован. Давай-ка разбираться, профессия ли блогер.

А.Горный Для меня, к сожалению, пока это не профессия, потому что за 7 лет, что я пишу свои посты на «Эхе Москвы», я не заработал ни одной копейки на на фейсбучном, на на эховском посту — ни копейки. То есть для меня это сто процентов не бизнес. Для меня это образ жизни.

И.Землер Это твоя принципиальная позиция или просто никто не предлагал?

А.Горный Допустим, когда в пресс-туры какие-то, конечно, я ездил. То есть я считаю, что это нормально. И если я понимаю, что это интересна мне эта компания, направление — да, я могу поехать. Я сейчас не ездил, но, как говорится, всегда готов. Сейчас вот с осени готов, если не будет второй волны.

Да, я думаю о том, как монетизироваться. Я могу этим заниматься, действительно, бесплатно, потому что у меня есть свои небольшие бизнесы, которые приносят небольшие, но стабильные пока доходы. И я могу себе позволить роскошь быть блогером.

Меня очень напрягает то, что эта история с коронавирусом, в этом году я очень много планировал покататься по России. Были, действительно, интересные проекты. Потому что невозможно писать только из Крыма и писать только заочно. Нужно ездить и смотреть, что происходит.

И давайте поймем, что любой материал, который выходит — пусть просто написал или куда-то съездил, сфотографировал — это временные затраты, это денежные затраты, и они должны быть компенсированы. Я в этом не вижу ничего плохого, когда блогер получает деньги. И я считаю, что блогерский труд — это труд.

Другое дело, что блогером можно сейчас назвать любого, кто пишет постик про свою кошечку, или про своего ребенка, или про рыбку в соцсети, — это тоже блогер. Когда я слышу: рейтинг блогеров, там называется Рамзан Кадыров, Сергей Аксенов, Сергей Собянин, они тоже, по сути, блогеры. То есть я в этом слове ничего не вижу политического, но когда про Алексея Навального говорят «блогер Навальный», пытаясь подчеркнуть негативную составляющую к Навальному, я считаю, это бред полнейший. Ну, зачем?

Да, к сожалению, так случилось. Я считаю, блогер — это труд. Зачастую блогеры — это, в том числе, общественники. И этот труд должен быть оплачен, о чем многие забывают.

Вот меня поражает, мне многие люди пишут: «Александр, у меня есть такой материал — напишите». Я говорю: «Да не хочу я писать». — «Как, вы не хотите писать?!» Или: «Приезжайте к нам — мы тут вам такое покажем!» Ребята, если вы хотите, чтобы я вам это показал, мне это интересно, оплатите мне дорогу, билеты, проживание. Если мне эта тема интересна, я приеду, напишу. А то что вот срывайся, лети — я считаю, что это неправильно.

И.Землер А в каком месте проходит эта грань между тем, что каждый может взять в руки телефон или планшет или сесть за компьютер и написать: «Я съел яблоко» и между тем, что ты профессиональный блогер?

А.Горный Наверное, профессиональный блогер — это тот, кто получает за свой труд деньги.

И.Землер Те, кто вкусно пишет про свое яблоко, могут рано или поздно монетизировать это яблоко. Свидетельствует ли это о том, что человек, который каждый день ест яблоко, стал блогером?

А.Горный Для меня был большой вопрос, что нужно сделать для того, чтобы тебя читали миллионы. Вот, например, «Эхо Москвы» возьмем. Я на «Эхо Москвы» уже 7 лет. Проект «Горный» Идет уже 7-й год раньше еще с Майдана, когда я писал репортажи. Я пишу про разные темы, не только про Крым, не только про экономику , не только про политику. Совершенно разные темы. Многие об этом не знают, но один из самых рейтинговых авторов на «Эхо Москвы» вообще это я. Все абсолютно рекорды были поставлены мной. И сегодня, когда я катался по парку, остановился сфотографировать, ко мне подходят, говорят: «Вы Александр Горный?». Я без маски был. Я говорю: «Да».

Я часто встречаю своих читателей, и они мне задают этот вопрос. Честно говоря, раньше мне это немножко льстило. Сейчас я считаю, наоборот, шапочку надел — и поехал. Потому что от этой известности устаешь, что в Крыму, что где-то в дороге. И мне очень приятно, что люди читают. Кто-то соглашается, кто-то нет. Но очень многие авторы на «Эхо Москвы» и не только, они прыгают вокруг одной или двух палок, а я пишу на разные темы.

И.Землер Слушай, а ты готов писать по заказу?

А.Горный Нет.

И.Землер Это профессионально?

А.Горный Нет.

И.Землер Это возвращаясь к моему вопросу, где проходит грань между профессионализмом и хобби.

А.Горный Если мне, допустим, предложат: «Саша, у нас есть интересный завод, у нас есть интересное производство…». Я давно предлагал на «Эхо Москвы»… У меня есть великолепных несколько серий, которые были очень рейтинговые. Они называются: «Как работает туризм» и «Территория собственников». Потому что про бизнес я знаю, я управлял крупнейшими компаниями, я знаю, как всё это работают. И они были одни из самых востребованных тем.

И вот если мне, допустим, предложат: «Саша, приезжай, мы тебе покажем сталелитейное производство» — у меня, кстати, большое желание взять какой-нибудь Уазик и поехать по России… Там фермерское хозяйство, металлургическое, сыроварня, поле пашут, гвозди делают, — мне это интересно приехать посмотреть. Возможно, даже что-то монетизировать рано или поздно, когда это превратиться в какой-то большой проект.

А.Горный Но вот просто, как было: «Ты можешь написать об этом?» Нет, не могу — сразу же ответ. Есть две площадки: «Эхо Москвы» и Фейсбук. Если меня просят, я считаю, что, действительно, это важно по какой-то социальной теме или еще что-то — да, я напишу.

И.Землер А что тебе мешает сейчас, пока у нас нет второго карантина, сесть а машину, поехать и посмотреть?

А.Горный Нехватка времени. И я полгода не был в Москве, хотя обычно мотаюсь сюда раз в месяц–полтора. И, конечно, чтобы эти все проекты делать, нужны очень серьезные деньги. Потому что опять же машина — это деньги, оборудование — это деньги, поездка — то деньги. Какая-то минимальная поездка, командировка куда-то — это 30–50 тысяч. Они у меня есть, но просто так раскидываться я тоже не могу, потому что времена наступают тяжелые. Да и блогерам сейчас тяжело. Вот я общаюсь с разными своими коллегами, и я понимаю, что у всех стоит вопрос: на чем заработать денег? У меня пока, слава богу, этот вопрос жестко не стоит, так, что, наверное, я буду ездить. Я очень хочу ездить. Тем более, могу сказать, что эховские читатели и слушатели мне очень много пишут, говорят: «Саша, приезжай в регион, мы тебе покажем». Действительно, надо ездить.

И.Землер А как ты думаешь, почему россияне в своей массе не хотят, чтобы дети, внуки становились блогерами, несмотря на то, что каждый, кто сел и написал хоть что-то в социальной сети, уже блогер?

А.Горный Мне кажется, что это все-таки не совсем серьезная профессия, как они считают. Одно дело — журналист, другое дело — блогер, хотя и журналист журналисту рознь.

И.Землер Сейчас, по-моему, это одно и то же примерно.

А.Горный Да. Опять же я даю очень много интервью и российским и западным СМИ. Меня одни представляют как журналиста, другие как блогера, другие как журналиста, блогера, общественника и предпринимателя.

Конечно, когда я начинаю бизнес, я считаю, что надо заниматься бизнесом более материальным: производство кирпича, металлоконструкций, шурупов, чего угодно, то есть того, что ты можешь пощупать. А старшее поколение… Ну как, вот у меня мама, допустим, говорит: «Чего ты пишешь? Там читает кто-то?» Поначалу было, потом поняла, когда читают меня: «Ну, ты там поаккуратней говори». Опять же блогерские темы разные.

Кстати, знаете, что интересно — больше всего просмотров у тех, кто делает посты про стойки, по садоводству, по уходу за собой, по медицинским каким-то вопросам. Там десятки миллионов просмотров, гораздо больше, чем на любую политическую тему. Так что здесь у меня все-таки стезя, наверное, туризм и бизнес. Я буду развиваться именно в этом направлении. Но, к сожалению, ситуация у нас в стране вся эта политическая, которую мы видим, соответственно, на площадке «Эхо Москвы» — моя основная площадка — за 6 лет, я, кстати, написал под «Горным» тысячу постов — это много. К сожалению, приходится писать о политике, но хочется писать о бизнесе и экономике, потому что людей просто уже задрались от этой политике. Они хотят получить ответы: как можно заработать денег и где отдохнуть? Я буду стараться об этом писать.

И.Землер Ну что ж, твои читатели будут ждать блогов на тему «Как заработать много денег». а мы пока прощаемся. Это был Александр Горный, блогер.

Но эфир на «Эхе Москвы» продолжается. После 4 часов в программе «Быль о правах» Алексей Кузнецов и Калой Ахильгов. Вы узнаете о сентябрьских новеллах в законодательстве. Далее у нас два «Особого мнения»: после 17 часов встречайте Андрея Васильева, многолетнего шеф-редактора издательского дома «Коммерсант», продюсера проектов «Гражданин поэт» и «Господин хороший».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире