'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 01 апреля 2020, 15:05

Н. Росебашвили 15 часов и 8 минут в Москве. Это радиостанция «Эхо Москвы». Программа «Персонально ваш». У микрофона – Нино Росебашвили. Хочу сразу извиниться перед всеми, кто ожидал услышать в нашем эфире экономиста Владислава Иноземцева. Мы пытаемся сейчас разобраться, что произошло со связью. Но на нашу и вашу большую удачу на радиостанцию в редакцию раньше положенного приехал Егор Жуков.

Е. Жуков Добрый день.

Н. Росебашвили Здравствуй, Егор. Сегодня ты… Можно же на ты?

Е. Жуков Конечно можно.

Н. Росебашвили Ты будешь гостем нашей программы. Будем обсуждать с тобой политику и разные актуальные новости, раз уж ты у нас политик, я так полагаю.

Е. Жуков Конечно. Я работаю на «Эхо Москвы» не журналистов. Я всегда это объясняю. И перед каждым эфиром я, конечно, должен это пояснять (но забываю), что мои эфиры – это не интервью. То есть это некий иногда спор, иногда обсуждение, но это не интервью.

Н. Росебашвили Что обеспечивает тебя как политика? Какая у тебя репутация, какой у тебя ресурс? Почему ты называешь себя политиком?

Е. Жуков Здесь я называю себя политиком в противопоставление журналисту, потому что здесь может некий конфуз возникнуть. Если я работаю на «Эхо Москвы», если я работаю в «Новой газете», то вроде как я журналист. На самом деле, меня делает политиком тот факт, что я вообще не стремлюсь к какой-то объективности, я не стремлюсь к тому, что я пытаюсь выставить другую позицию.

Н. Росебашвили То есть ты заранее предвзят?

Е.Жуков: Мы используем неконвенциональные способы

Е. Жуков Конечно, я заранее предвзят. И этого ни в коей мере не стесняюсь. Другое дело, что я сам в своей позиции стремлюсь к объективности. И я считаю, что моя позиция правильная и объективная.

Н. Росебашвили По какой шкале ты определяешь свою объективность?

Е. Жуков По предсказуемости. Ты знаешь, вот как в науке, научное данное считается верным, если его предсказательная сила увеличена, если она в большом объеме.

Н. Росебашвили Сейчас, подожди, пожалуйста, одну секундочку. Я проверю, есть ли у нас связь с Владиславом Иноземцевым. Владислав Леонидович.

В. Иноземцев Да. Добрый день.

Н. Росебашвили Да. Сейчас, одну секундочку, я воспользуюсь своим положением ведущего и хочу задать Егору еще один вопрос, раз уж он сидит передо мной в качестве гостя. Владислав Леонидович, вернемся к вам буквально через несколько минут.

В. Иноземцев Конечно.

Н. Росебашвили Егор, ты только что рассказывал о том, какой ты политик и что делает тебя политиком. Что конкретно ты как политик делаешь в рамках кампании «Нет!» касательно поправок к Конституции?

Е. Жуков Вообще, с поправками интересная история случилась. Потому что как только эта вся заваруха началась, я действительно начал воспринимать это как референдум о доверии Путину. То есть каждый из нас, каждый из тех, кто противостоит этому режиму, может его не любить по определенным причинам, по разным: кто-то – по экономическим, кто-то – по социальным, кто-то – по политическим. Но мы все понимаем, что в корне этого всего лежит вот этот самый режим, руководителем которого является Владимир Путин. И тогда казалось в начале, что это будет какая-то действительно стоящая процедура, которой можно воспользоваться (вот этот вот пример с Чили), когда можно будет вынести вотум недоверия.

Н. Росебашвили Вотум недоверия через вот этот плебисцит?

Е. Жуков Да, через этот плебисцит.

Н. Росебашвили Который не будет никак контролироваться, проверяться, без наблюдателей, без камер без всего.

Е. Жуков Когда шло время, мы начали осознавать, что действительно этот плебисцит начинает представлять из себя непонятно что, то есть процедуру без наблюдателей, процедуру с голосованием, которое… По-моему, надомное голосование дней 7 у нас будет длиться. И так далее, и так далее. И стало совершенно очевидно, что эту процедуру никоим образом нельзя проконтролировать.

Н. Росебашвили Так. Теперь к вопросу. Конкретно ты как политик что ты предпринимаешь?

Е. Жуков В данный момент оказывается, что вся эта процедура именно потому, что она никакой сути в себе не несет, именно из-за того, что никак нельзя проконтролировать…

Н. Росебашвили Ты сдался?

Е. Жуков Нет, я продолжаю бороться. Просто, не через ту процедуру, которую сама же власть навязывает. Вот в чем суть.

Н. Росебашвили Через какую процедуру тогда?

Е. Жуков Через неконвенциональные процедуры.

Н. Росебашвили Так, а попроще, пожалуйста. Я и, может быть, некоторые наши слушатели не очень это поняли.

Е.Жуков: Я продолжаю бороться. Просто, не через ту процедуру, которую сама же власть навязывает

Е. Жуков Ну вот у нас конвенциональные способы политической борьбы – это, например, выборы или, предположим, дебаты на федеральных каналах. Все они недоступны оппозиционному политику в России. Мы используем неконвенциональные способы.

Н. Росебашвили Какие это способы?

Е. Жуков Существует 198 методов ненасильственного сопротивления…

Н. Росебашвили Нет, пожалуйста, не надо про твою любимую заезженную пластинку про мирное сопротивление ненасильственное. Вот пикеты – это первое, что приходит в голову. Но сейчас, понятное дело, у нас карантин. Этот способ у нас отпадает. Что еще у тебя как у политика остается в качестве инструмента, учитывая, что ты не можешь себя забальзамировать, заморозить? Все это происходит здесь и сейчас.

Е. Жуков Я думаю, что самое главное нам сейчас, постольку-поскольку большая часть людей все-таки сейчас сидит на карантине и смотрит Ютуб, смотрит другие информационные источники, нам надо просвещать людей. А потом начнем действовать, как только будет критическая масса.

Н. Росебашвили Спасибо большое!

Е. Жуков Я побежал. Спасибо!

Н. Росебашвили Это был Егор Жуков. И мы, как и завещал нам Егор Жуков, будет просвещать теперь людей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире