'Вопросы к интервью
С. Бунтман Добрый день. Алексей Венедиктов в Москве и он поехал в суд. Вот что я вам могу сейчас сказать. Поехал в Никулинский суд, где разбирается дело о мере пресечения Ивану Голунову. Журналисту «Медузы», который был задержан вчера. Позавчера уже получается. Потому что мы эти часы, конечно, которые коллеги проводят в одиночных пикетах и многие проводят просто в рассуждениях о том, с чем связано задержание Ивана Голунова. С чем конкретно связано. Потому что то, как его задержали, как к нему относились, как с ним обращались, сколько не давали ему адвокаты и что потом написали – это дело достаточно, к сожалению, обычное. А вот разобраться, какими нитками и откуда из какой катушки эти нитки, которыми, судя по всему, шито дело Ивана Голунова, — необходимо. И дело в том, что каждая ситуация нуждается в своем конкретном разборе. И в конкретных мерах, которые нужно принимать для того чтобы эта ситуация вышла из своего беспредельного состояния. Тем и полезнее быть, вот здесь уже пишут в чате: правильно вы говорите и каждый должен быть на своем месте. И свои меры принимать. Вот так. Я думаю, что мы несколько вещей, вы задавайте свои вопросы, у нас чат работает, я в основном чатом пользуюсь сейчас. Сообщения sms я тоже ими пользуюсь и сейчас я постараюсь ответить на ваши вопросы. Конечно, мы следим и в любой момент могут прийти сообщения от наших корреспондентов и от Алексея Венедиктова из Никулинского суда. Где разбирается дело Голунова. Я единственное, что могу отметить – что совершенно необходимая понятная и правильная солидарность вчера целый день проявлялась. И это мне кажется, очень важно, это не исключает других действий, других шагов, которые каждый должен предпринимать на своем месте. Но это очень хорошо, что эта солидарность существует и одиночные пикеты, которые, простите меня за штампы, от Вашингтона до Дальнего Востока российского, они очень правильные. Нужно очень сейчас, да, да, дело мутное, все правильно. С пустого места все началось. Ни с какого не с пустого места. И такое стечение обстоятельств и такое совпадение – они обычно не бывают совпадениями. Наш горький опыт я думаю, это показывает. Я быстро отвечаю на вопросы, которые пришли, в принципе они были Алексею Венедиктову и есть некоторые, на которые я могу ответить. Я, например, совершенно не могу ответить Елизавете Куликовой: «Кто самый интересный спикер на международном экономическом форуме». Поскольку я там не был, я был в Москве, и мое отношение к форуму было только то, чтобы расставить интервью, которые приходят к нам. Расставить по эфиру, а их достаточно много. На вопрос Павла Токмакова: «Что думаете о деле против журналиста Медузы», — я сейчас сказал все, что мог и все, что я в состоянии сказать. И все мы ждем сведений из Никулинского суда. Дмитрий Абросимов спрашивает: «Дуров заявил, что готов создать бесцензурную аналогию Яндекс-новостей. Будет удачно, какой продукт получится в итоге?» Мы посмотрим, какой продукт получится, получится ли, но согласитесь, что все, что делается Павлом Дуровым и делалось раньше – оно эффективно, оно работает. И несмотря ни на что работает. Несмотря на причитания или какие-то бессмысленные действия Роскомнадзора, Telegram работает. И рассказ о том, что он все время зависает – это неправда. «Несет ли угрозы безопасности, — спрашивает Владимир Дорохин, — сотрудничество Яндекса и ФСБ». Любое сотрудничество новостного любого канала, любого агрегатора, любого связанного с личными данными граждан с ФСБ несет в себе опасность для этих граждан. Это тоже наш горький и давний опыт. И далее, — глава Роскомнадзора, — спрашивает Михаил Полковников, — пригрозил заблокировать VPN-сервисы, получится? Посмотрим. Пока ничего не получается.

С.Бунтман: Венедиктов поехал в суд. В Никулинский суд, где разбирается дело о мере пресечения Ивану Голунову

И я думаю, что вы в программе Плющева сейчас, кстати, Плющев на канале Майкла Наки ведет стрим из Никулинского суда. Так что можете или параллельно или посмотреть, что там происходит. Кстати, мне расскажете, если вы что-то подсмотрите там. То нам сразу скажете. Я перехожу к теме, которая вас очень волнует. Это тема Любови Соболь и Маргариты Симоньян. Я думаю, что здесь надо отделять, собственно, инцидент, который произошел, про который я могу сказать как свидетель о последствии его. Когда я приехал на «Эхо» для того чтобы вести программу в 22 часа, программу «Дилетанты», я застал очень неприятную картину. И очень тревожную, потому что если кто-то сомневается, то Маргарите Симоньян было действительно плохо. И это не мои дворовые и квартальные замечания, а это мнение врачей «скорой помощи», которая приехала. Маргарита Симоньян пошла в эфир. И за это ей большое спасибо и она правильно сделала, что пошла в эфир.

С.Бунтман: Маргарита Симоньян пошла в эфир. И за это ей большое спасибо и она правильно сделала, что пошла в эфир

Представьте себе, как родственники, когда беременная Маргарита Симоньян с сильной беременностью, когда она вдруг оказывается, и по радио говорят, что она по каким-то причинам не пришла в эфир, вы представляете, что начинается дома. Второе, собственно, здесь все переводит в тот план, имела ли право задавать вопросы Любовь Соболь перед нашим выходом-входом. Имела полное право, конечно. Имела ли в политической борьбе и есть ли вопросы к Маргарите Симоньян – несомненно, есть вопросы. Нравится ли то, что делает на RT Маргарита Симоньян? – и мне не нравится. Но при этом, я не знаю, девушки, вы конечно лучше меня понимаете, что такое беременность, да как это все. «Не у нее дома и не в женской консультации к ней пристали». Но вы знаете, как отец 4-х детей я могу сказать, что в детстве меня учили, что надо чрезвычайно трепетно относиться к беременным женщинам и как-то я это запомнил. И для меня это представляется несомненное табу. И то, что человек работает и выходит в эфир, это очень хорошо. Человек работает, значит, чувствует в себе силы. Но то, что к нему надо относиться бережно даже в пылу политической борьбы – это точно. Если мы с вами будем выражать всякий раз свои политические пристрастия способами такими,  -быстро подбежать и задать вопросы и что это может вызвать и медицинские последствия. Я лучше не задам вопросы. Можете меня считать не журналистом, но я не задам вопросы. Если это может привести к каким-то последствиям. Особенно беременной женщины. «Пусть она дома сидит, если поехала…», — Ирина Хрусталева. Извините, что я ваш скандальный тон перевожу именно так. «Значит, риски понимала». Во-во, правильно, Сэм Стоун, да, правильно. Еще бы ударить, да, очень хорошо. Вы правильно отмечаете здесь, что знает, куда ехала. Это сто процентов в данном случае виктимблейминг. Точно также в других обстоятельствах, которые недавно были, связанные с Любовью Соболь, это, на мой взгляд, абсолютно скандальная история, которая произошла в ВШЭ. Когда вот уже где шито все просто ярчайшими красными нитками, не то что белыми. Закрытие программы, закрытие студенческого ток-шоу. Не первый раз там получаются казусы. Один раз наоборот получился казус с тем, что программа вдруг потом ток-шоу оказалась не под запись. И начали убирать записи с Песковым. Теперь вот просто оказалось, что Любовь Соболь должна была прийти туда, программа, оказывается, уже закрылась. Вы знаете, я могу понять ректора вышки, я могу понять каких-то высоких начальников, которые хотят сберечь свой университет. Но я абсолютно не понимаю руководителей и кураторов этого ток-шоу. Вот чего я не понимаю. Студенты об этом написали, всем рекомендую ресурс «The Вышка». Там я знаю из первоисточников очень много, там есть люди, которым я очень доверяю. Приносил ли извинения господин Венедиктов Волкову за вторжение Собчак вместе с видеооператором во время эфира Леонида на «Эхе». Еще как приносил. Как известно, Волков не был беременный и Волков был в хорошей боевой форме, но все равно я считаю, что такая вещь совершенно не годится. Но тогда это было связано с этическими соображениями, я считаю, недопустимость вторжения и выяснений отношений тогда, когда не нужно и прямо с наплевательскими ко всей редакции и к эфиру. А здесь для меня, дорогие мои друзья, есть табу. Просто-напросто. И когда я вижу, что это может быть угроза здоровью, и матери, и ребенка. Простите, у меня всякое политическое чутье, если мы можем так сказать, оно умирает. И все. «Беременность это не болезнь, — пишет Юрий Трифонов, — а естественное состояние женского организма, если есть недомогание, сиди дома». Юрий Трифонов, вы, в общем, довольно глупый человек, насколько я понимаю. И сейчас я опять буду разжигать ненависть и нагнетать к социальной группе – идиоты, к которой, судя по всему, Юрий Трифонов, вы и принадлежите. Потому что да, конечно, но это очень тонкое состояние. Как вы понимаете. И я думаю, что вам это объяснять как об стенку горох. Меня поражают женщины, которые это прекрасно понимают. «А чего, мы в поле рожали, серпом пуповину обрезали и дальше идти пахать». Не надо мне это рассказывать. Я тоже не вчера родился и видел, какие вещи бывают. В первой половине, во второй половине. Какие опасные бывают вещи. Это вы прекрасно знаете. И нечего выкаблучиваться. Если вы выкаблучиваетесь, то прекратите. Если вы действительно не понимаете, мне вас жаль. «Всё, ушел на стрим Плющева». Да, вот да. Меня уже тут обзывают. Очень хорошо. «А с фига ли угроза здоровью», — пишет Энвик. «Сергей, не говорите с идиотами».

С.Бунтман: Все, что делается Павлом Дуровым и делалось раньше – оно эффективно, оно работает

Правильно, Андрей Андропов. Я так думаю. С фига ли угроза здоровью? Знаете, когда вы Энвик, забеременеете, я не знаю вашего пола, потому что он никак не следует из вашего ника, когда у вас кто-нибудь выскочит из шкафа, можете попробовать, если вы мужчина, попробуйте у беременной жены выскочить из шкафа. Ничего. Это же просто хорошая шутка. Вот так вот. Не надо. Вот это вы меня достали со своим непониманием. Прекратите этот треп. Треп – это те кретины, которые здесь не понимают простой вещи. Конечно, политика вообще вещь гнусная. А в России она гнуснее, чем что бы то ни было, чем где бы то ни было. Никаким Трампам-шмампам и так далее Куропотамиям и не снилось, что у нас со всех сторон как гнусно делает политика. И когда уподобляются черт знает кому, политики, которых мы привыкли уважать, которые отстаивают хорошие идеи, — это мне отвратительно. Всё. Начинается: беременность не болезнь, повторюсь я. Вы просто, ребята, вы меня не бесите. Я бы просто понимаете, в чем дело, вот если бы приставали к моей жене вот в этом положении, простите меня, как нормальный человек я бы отвернул голову тут же. Можете считать это политической угрозой. Тут же. Итак, да, Любовь Соболь будет приходить в эфир. Маргарита Симоньян будет говорить в эфир. Вот то, что Ольга Масленникова пишет, что вся страна Симоньян, неужели ничего нет более важного. Поэтому, дорогая моя Ольга, я и не вхожу ни в какие социальные сети и там наутро после этого инцидента весь тот идиотизм, который высыпался со всех сторон, я такой нежный не собираюсь разбирать. У нас с вами, например, вот Андрей Якубовский, который был много раз беременный, судя по всему, вы глубоко заблуждаетесь. Господа мои дорогие. Всё. Хватит. Итак, давайте мы с вами, вы понимаете, в чем дело. Вот это фанатское мышление, которое есть, которое существует, вот я сейчас употреблю не очень хорошее слово, вот про своих фанатов родных «спартаковских»: мы  — «Спартак», а вы – говно. Вот это всегдашнее фанатское мышление – это то, что меня больше всего раздражает. Какие бы светлые, какие чудесные идеи ни защищали, но стоит сказать вам чуть-чуть даже не поперек, а под углом 3 градуса – тут же начинается визг, вопли и обвинения. Посмотрите на себя, пожалуйста. Так, далее. Очень странная история, если вы когда-нибудь перейдете на что-нибудь другое и более важное у нас, как, например, — ползучее объединение России и Белоруссии. Здесь спрашивают: «Об объединении России и Белоруссии речи нет и быть не может. Заявил Путин. Это правда?» — спрашивает Алена Лазарева.

С.Бунтман: Любовь Соболь будет приходить в эфир. Маргарита Симоньян будет говорить в эфир.

Итак, что правда. Правда то, что сказал Путин? Наверное, правда. Да, действительно сказал. Правда ли то, что говорит Путин? Далеко не всегда. Так мягко скажем. Мало ли что говорил Путин перед присоединением Крыма. Мало что говорил Путин перед очень многими вещами. Мало ли говорил о неповышении пенсионного возраста. Может, и его и нужно было повышать, но зачем ты говорил, клялся и божился, и ел землю, что этого никогда не будет. Вот оно настало. Вот и всё. Так что, сейчас приходят сообщения с того же самого форума. Рассматривается введение единой валюты. Когда оно будет – неизвестно. Но шаги делаются. Так вот, какая валюта, например, будет. Какая у нас объединенная валюта. Наверное, хотят в России, чтобы был российский рубль. А я конечно не финансист и не специалист по валютам, но мне показался после реформы, после деноминации белорусский рубль гораздо более сильным. Далее. «Я за объединение с Белоруссией, — пишет Виктор Епикуров. Хоть научат улицы вылизывать и европейские дороги делать не только в Москве». Не научат. Конечно. Ведь будут же у нас не при всех их недостатках, будут белорусские порядки на всей территории. Нет, объединение с Беларусью означает поглощение. «Беларусь с ужасом ждет», — Леонид Хадкевич пишет. «Главное, — Андрей Якубовский пишет, — чтобы опять конфликта не было, как с Украиной». Замечательно. А вы считаете, когда без единого выстрела, причем это заслуга я считаю, украинских вооруженных сил был взят Крым, это здорово, да? На мой взгляд, это совсем нездорово. И вот когда только терпение, выдержка, за что у себя в стране были украинские военные оплеваны, но они не сделали ни одного выстрела и не полезли на рожон. Все равно, даже и без конкретного конфликта, я не говорю на других территориях Украины, все равно это не здорово. Через несколько минут продолжим.

НОВОСТИ

С. Бунтман Ну что же, продолжим. Вы никак не уйметесь, дорогие мои друзья. Никак не уйметесь. Все на кало исходите, дорогие мои друзья, что же вы такие глупые получилось-то. Замечательно совершенно. Знаете, встретимся где-нибудь на фанатских трибунах лучше. Там, где такие крики просто замечательно проходят. Это прекрасное: а знала ли она, что Маргарита беременна. Там же ничего не видно. Ну если мне видно, то знаете, дорогие друзья дураки, что я вам скажу, и буду вас обзывать, потому что таких людей, которые такие вещи пишут, только и надо обзывать. Когда речь идет о работе, о спорах, неприятии с самого начала того, что делается на RT, никогда я это не приму. Но когда идет оскорбление людей, когда идет об угрозе людям, это я не приму ни в каких. Когда Любу Соболь обливают грязью – то же самое говорю. Это неприемлемо. Даже в  омерзительной российской политике. Ничто неприемлемо такое. Вот и всё. И когда Алеше Навальному чуть ни выжигают глаз какой-то дрянью, у меня это вызывает такое же ощущение. Он взрослый большой человек. И вот смотрите, когда вы так говорите, тому, кто вам не нравится – можно брызнуть зеленкой в лицо или тем хуже. Когда вам не нравится, можно ли убить на мосту того, кто вам не нравится. Вот в этом фанатское мышление. Я вообще считаю это невозможным. И если, например, Иван Голунов делал свои расследования про тех людей, которые там мне близки и так далее, честные расследования. И его бы потом посадили, подсунув ему неизвестно что – мы бы точно также говорили. Вот в этом, наверное, разница. Виктор Крописов: «Дайте мне серьезную тему». Пожалуйста. Почему вы ее никак не называете. Какая для вас серьезная тема? А? Каких призывов. А, ну да, конечно, сейчас Алекс называется. Алекс Фадеев, никто не притворяется ангелом, никто. Но есть определенные табу для меня. Если у вас этих табу нет, ради Бога. Только нарветесь на ответ. Вот в чем дело-то. Ну что же, давайте. Да, да, никто им снисхождение не делает. Вот понимаете, пошло. Сидела бы дома и так далее. «Симоньян травит Любу Соболь». Как она травит? Что только про нас ни говорили. Сейчас пойдем всех разуделывать, ко всем приставать, пугать с риском для жизни. С риском для здоровья. Ладно, окститесь, ребята. Всё, мне надоело про это говорить. Тут очень много разных вещей произошло и разных и таинственных. Забываем мы обычно сейчас, помните, было все время, вот признают или не признают. Опять были споры, разговоры с церковью пресловутой насчет останков царской семьи. А сейчас вдруг выясняется, что останков последние, которые держались в Новоспасском монастыре – нет вообще. Никто не знает, где они. И вот этот вопрос поставил, я очень жду, если Алексеевич продолжит этим заниматься, жду, когда он это продолжит. Хорошо. Дальше. «Про вас понятно, вы радио, вы отвечаете за все, что происходит с приглашенными вами гостями. Но степень урона явно преувеличивается». Вы здесь были? Я здесь был. Вот и всё. Ладно, всё. Разбежались по углам. По этому поводу. «Вопрос Симоньян и зеленка в лицо Навального – одно и то же?» Нет, это для вас Алина Зубова, — одно и то же. Потому что одно нельзя, другое можно. Вот и всё. Лилия Гусман: «Поведение — это спектакль». Знаете, меня не обмануть. Я учился театральному делу. Меня не обмануть спектаклями. Вас – может быть. Но вы не были. Так, далее идем. Есть ли у вас вопросы о чем-нибудь. У нас нет пока никаких новостей. Здесь уже прошло, что не просто так поехал и Алексей Венедиктов и Дмитрий Муратов в суд не просто так. У них есть, что сказать. Вот так. Я могу сказать, здесь спрашивают, как я отношусь к составу новому так называемого штаба. Есть штаб, который действует, а есть, который служит просто пиаровским таким прикрытием для избираемого человека. Это штаб Беглова. Культурно-спортивный. Там меня некоторые вещи просто удручают. Это присутствие Сергея Семака. Вот зачем? Не знаю. Это, на мой взгляд, такой тяжеловатый случай. Я не знаю, как к этому относятся в Петербурге, но я знаю, как к этому относится и читал один из вернейших болельщиков «Зенита» и патриотов Петербурга, Геннадий Сергеевич Орлов. И Геннадий Сергеевич Орлов написал, что это ему неприятно то, что Сергей Семак объявлен членом штаба. Мне некоторые фамилии тоже не очень приятны. Мне кажется, что директора музеев некоторых, мне кажется, что не та причина. В Москве мне это не нравится. Естественно, это мне совсем не нравится в масштабе страны. Но так уже пришей к кобыле хвост делать, мне кажется, что это если кто-то толкнул, то да, или подтолкнул Семака к вхождению, то это медвежья услуга. Так, здесь возвращаемся к Беларуси. «То есть если Путин сказал, что с батькой объединяться не будем, жди этого и скоро». Бывает и так. Народная примета. Ну, правильно, Валерий из Москвы, все совершенно правильно. «Спасибо, что удалось послушать Пархоменко». Ну очень хорошо. Про Беларусь, вы знаете, там диктатура похлеще нашей. Нет, мы уже Лукашенко превзошли очень серьезно. Своими собственными хитрыми такими вязкими способами устраивать здесь власть авторитарную. Плавно переходящую в тоталитарную. То, что батька вроде отбрехался, говорят, от объединения. Я вам такое скажу такую естественную вещь, что Александр Лукашенко не вечен на своем посту как минимум. И мы не знаем, понимаете, мы всегда говорили об отсутствии, например, альтернативных выборов. В Беларуси. Мы говорили об этом, когда они у нас еще были. Потом, когда еще в какой-то степени оставались. Но сейчас получается, что ни там, ни здесь нет альтернативных выборов, но что, например, независимость Белоруссии сейчас во многом держится просто на фигуре Александра Лукашенко.

С.Бунтман: Независимость Белоруссии сейчас во многом держится просто на фигуре Александра Лукашенко

Это мне представляется абсолютно точным. Так. Господи, ты, боже мой. «А как может выглядеть для Украины экономическая независимость или речь о другой независимости?» А причем тут Украина. Украина вот сейчас мы в смысле РФ кует экономическую независимость Украины. И она просто Украина сейчас потихоньку выходит из политических своих не то что заблуждений, а из остатков всего, из хвостов постсоветских. Я очень надеюсь, что Украина выйдет. Говорят так, в вопросе говорят: «Перспективы минских переговоров. Возможно ли направление в серую зону сил Беларуси?» Нет, конечно, невозможно. Далее пишут о том, может ли Зеленский оставить вообще Донбасс для разрешения как проблему и забыть проблему Крыма. Мне кажется Зеленский пока совершенно непонятно сейчас, что он будет делать дальше. И я скажу вослед очень многим людям, что давайте дождемся парламентских выборов, завершения, и затем формирования правительства. Но то, что предлагает Зеленский, какие засылает просто сигналы в том, что нужно с этой проблемой покончить Донбасса. Но на украинских условиях. И может быть проблему надо расчленить и решать ее последовательно. Но то, что Донбасс это Украина, что это суверенная территория Украины — мне кажется в этом сомневаться трудно. Что бы ни говорили. Дальше. «Арест Голунова в разгар форума – это попытка прикрыться большим инфоповодом, совпадение или бюрократическая глупость?» Мне кажется ни то, ни другое, ни третье. Это параллельно идущие события. И если мы увидим, какие точно нитки, какими нитками шито дело Ивана Голунова, мы наверное поймем, что это параллельно идущая реальность. Реальность и я так думаю, которая связана с расследованием Ивана Голунова. Хорошо, хорошо. Я очень рад, что вы так возбудились насчет моей позиции по поводу того, что беременную женщину нельзя трогать. Я очень рад. Потому что за это я готов принять все те нечистоты, которые вы здесь вываливаете. Это очень хорошо. Это просто очень хорошо. «Получается, когда наступали на грудь Голунову, могли сломать ребра, хочу комментарий врача. Адреналин затмевает боль, еще комментарии специалистов и адвокатов», – Саша. Причем тут это. Мне очень нравятся такие вещи. А вообще какого черта его избивали. Наступали, даже вообще пальцем коснулись. Какого черта Ивана Голунова били? И вот это очень интересная способность комментаторов комментировать силу удара. Вы еще пытки прокомментируйте. Настоящие ли это пытки были, и что куда кому засовывали и что больнее и что не больнее. Вы еще это прокомментируйте.

С.Бунтман: Если мы увидим, какие точно нитки, какими нитками шито дело Ивана Голунова, мы наверное поймем

Пытки, которые стали обычным делом. Вот сейчас такие люди, например, как Лев Пономарев собирают, которые находятся в центре просто сбора информации по делам, которые мы забываем. О «Новом величии», о «Сети»* (запрещена на  территории РФ. О пытках, которым подвергаются ребята. И у меня создается впечатление, что в нашем обезьяньем государстве и в наших обезьяньих силовых органах, почему обезьяньих – потому что, что хотели, если так просто сказать. Что хотело министерство обороны, когда например, приходило в Сирию. Кроме всего прочего. Они хотели такую картинку, которая шла из Афганистана и из Ирака. Какие молодцы и как все получается, да какие бравые, да лихие. Я знаю, что они хотели эту картинку. Они всегда смотрят. Не существует российского мышления в правительстве без Америки. Мы должны быть лучше, мы должны быть не такие, нас все преследуют и прочее. Так вот, силовые органы. Вы не можете себе представить, как все обрадовались, узнав о Гуантанамо, о других вещах. Ух, значит так можно. Значит можно по любому поводу, будь ты террорист, не террорист, давайте мы сейчас за все, мы придумаем сами, как охранка придумывала террористические организации, придумаем сами террористическую организацию. Будем издеваться, будем пытать. Конечно, им ведь можно. Давайте мы будем такие же решительные. И вот это абсолютно обезьянье зависимое глубоко и ущербное мышление, которое у них есть. Так. «Вчера на форуме Путин заявил, что новый президент или его представители на переговоры не приглашали. Одна из последних публикаций Зеленского с перепостом на вашем сайте – это не приглашение?» Нет, они всегда могут сказать, что официального приглашения не было. Что никто нас не приглашал. Когда хотят – берутся, за любую возможность хватаются. Любой намек понимают. Как намеками одними разрешился много лет назад Карибский кризис. Дальше. «Мы батьку превзошли, прежде всего, по степени развала своей страны». Абсолютно согласен. Я не буду, Евгений из Пензы, ни о чьих рожах никогда, у кого умная рожа, глупая рожа. Это не дает нам ничего, особенно у политиков и государственных деятелей это ничего нам не говорит о том, что они делают. Говорит, конечно. Но это не главное. «Что за история с пригожинским фильмом про ЦАР, удар по Ходорковскому или другое?» Это удар по всем нам. Все, что делают пригожинцы – это удар по всем нам. И это давно надо понять, что вот существование этой конторы и всей ее деятельности, — это удар по каждому из нас. Само существование. Сами все эти частные армии. Сами все эти «фабрики троллей». Сами все эти вмешательства, сами провокации против отдельных людей и против вообще целых групп людей. Это все удар по нам. «Если Путин заявил про Белоруссию в любом контексте – значит, что все-таки намечается». Ну, непонятно.

С.Бунтман: Все, что делают пригожинцы – это удар по всем нам
«Да нет, до батьки России еще далеко. Там совковый диктат в чистом виде. Это, извините, на своей шкуре». Пишут нам. Я не говорю, что это замечательная страна. По организации политики и так далее. Но мне так кажется, что Беларусь прошла, может быть, от этого устройства к чему-то новому, как проходили очень многие соседние страны, мне кажется, она должна быть независимой. И, единожды побывав независимой, снова возвращаться в зависимость и стать несколькими регионами РФ – мне кажется это совершенно неправильно. Я буду интересоваться у московских чиновников, тем более мне знакомых, что обстоит с той или иной недвижимостью. Абсолютно. Вот так вот. И уж вопросы я обязательно задам. Ну что же. «Никогда не спорь с дураком, так как со стороны не всегда понятно, кто есть кто». Совершенно верно. Да. Но иногда так хочется. Так же хочется просто. «Григорьевич – уважаемый персонаж у так называемых простых людей Белоруссии». Во всяком случае, уважение его позиции в области независимости Белоруссии. Вы удивляетесь… А, это не мне. Я-то не удивляюсь, что избили Голунова. Абсолютно не удивляюсь. В общем, практически все. Я сейчас просто признаюсь, что я сейчас и очень не в своей тарелке. Мне хочется сейчас одного – чтобы удалось, во всяком случае, сделать минимум для Ивана Голунова. А минимум этот состоит в том, что он должен быть хотя бы не в СИЗО. И это уже будет старт для того, чтобы эту историю потихоньку разматывать и разматывать. И понять, что в ней и как. Самое страшное всегда – когда человек в изоляции и подвергается давлению. Неизвестно каким издевательствам и то, что сейчас поднялся шум – это очень хорошо. Это уже сейчас мне кажется, отрезает пути к некоторым вещам, и это не наивный взгляд на вещи. Сейчас мне кажется надо сделать все, чтобы он оказался не в СИЗО. «Чем же так расстроены?» Расстроило меня то, что происходит. Меня всегда не то что расстраивает, меня просто абсолютно в ярость приводит то, когда так нагло арестовывают человека. Когда так нагло в открытую вешают на него обвинение. Когда с таким превышением любых сил, любой захват, операция, задержание, арест, с такой глупой помпой и жестокой тупой силой делается. Вот это меня приводит в ярость абсолютную. Друзья мои, а то, что меня абсолютно не обижает, меня удручает и расстраивает то, что много таких идиотов вообще на свете. Понимаете. Я сегодня много повторяю это слово, наверное, я его буду повторять. Вы понимаете. Мне совершенно неважно, что вы говорите по этому поводу обо мне. Мне очень грустно, что существуют люди, у которых просто мозга с мозгой не сходится. Вот если уж так говорить. «Скажите, вы можете осветить ситуацию с автором Telegram-канала суверенный Крым. По этой ситуации уже есть публикации радио «Свобода». Ага, немного внимания. Спасибо, что вы обратили внимание на эту историю. Обязательно мы сделаем. Не понимаю, что вы имеете в виду и в чем здесь юмор про оборотней в погонах. «Почему Собянин молчит по поводу Ивана Голунова?» Не знаю, не спрашивал, наверное, пока никто. Сергей, я вообще-то против пыток журналистов и людей. Меня тоже иногда били и я ставлю себя на место Голунова. Вот и все. Саша, тогда я понимаю, это Саша, который писал о ребрах и так далее. Саш, ну вот, тогда все понятно. Вы можете, другие – нет. Евгений говорит, что у меня тоже глупая рожа. Мне своих-то виднее. Хорошо. Но вы-то умный человек, замечательный. Я вас знаю очень давно. Елена, я понимаю, что у вас была аналогичная и тяжелая ситуация, я же вижу, что происходит у человека, и я же вижу, как выглядит женщина и на каком месяце. Я-то вижу. Вот самое интересное, вы смотрите какие-то кривые косые видео, вы сидите у себя там, делаете выводы. А я был здесь. И всё знаю. «Старый козел и бездарное чмо». Спасибо, я буду так теперь подписываться.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире