'Вопросы к интервью

А. Соломин Продолжается программа «Персонально ваш» в эфире радиостанции «Эхо Москвы» и на основном ютюб-канале «Эхо Москвы». 15.35 сейчас московское время. В студии с нами главный редактор проекта «Сноб» Станислав Кучер. Здравствуйте, Станислав!

С. Кучер Здравствуйте!

А. Соломин Вот как раз мы только что с Алексеем Нарышкиным (меня зовут Алексей Соломин) говорили о ЧП в Волоколамске. У вас на сайте висит большая статья по поводу Волоколамска. Главные выводы, которые вы можете сделать?

С. Кучер Наш корреспондент Игорь Залюбовин действительно съездил в Волоколамск, провел там пару дней, пообщался с местными жителями, в том числе с детьми. Я уж даже не знаю, были ли там те дети, которые потом отравились сероводородом. Пообщался с активистами движения против этого мусорного полигона.

Это репортаж. Я просто советую всем прочесть, поскольку это репортаж, а не аналитическая статья. Здесь нет задачи проанализировать ситуацию. Здесь есть задача показать, что происходит, совершенно с разных сторон: со стороны представителей власти, со стороны общества.

Обратите внимание на заголовок, собственно. «Стану волоколамским Че Геварой: один день из жизни активистов и полиции на мусорном полигоне под Волоколамском». Дело в том, что там действительно уже появились такие ребята, которые хотят стать местными Че Геварами. Они садятся в свои машины, пытаются выехать и подрезать грузовики с мусором или пустые, которые идут за мусором. Они вступают в конфликты с водителями этих самых мусоровозов.

Там стоят, как сталкеры, полицейские чуть ли не на каждой сотне метров трассы. И тем не менее, это не спасает от достаточно жестких конфликтов, в том числе драк. Люди на это готовы. Они жертвуют в том числе своими машинами, которые оказываются помяты теми самыми грузовиками. ДТП происходят регулярно.

Это всё говорит о накале обстановки. Обстановка действительно накалена.

А. Соломин У нас сейчас был по телефону местный житель Сергей Жуков, который сказал, что даже на территорию ЦРБ уже пригнали автобус ОМОНа. У ЦРБ собрались люди: и родители тех детей, которые сегодня побывали в больнице, и другие активисты. Кроме того, он сказал, что готовы перекрывать трассы.

С. Кучер Они уже перекрывают трассы. Они уже это делали и будут делать впредь. Не хочу пересказывать материал. Замечу только, что даже жены активистов, которые явно страдают из-за того, что их мужья постоянно отсутствуют и приходят домой то с синяками, то вообще целыми днями не приходят и деньги не зарабатывают, потому что они переключились на эту активность, теперь их одобряют. Потому что действительно в городе, особенно в районе этой самой свалки, дышать нечем. Людям становится плохо — и молодым, и особенно пожилым.

Есть те, кто продают свои дома, вывешивают объявления. Он приводит историю человека, который очень долго строил дом. Он хотел на своей земле построить дом и в нем жить. И сейчас он не понимает, что с ним делать. Потому что действительно экологическая ситуация опустилась ниже любых самых опасных прогнозов.

А. Нарышкин Как это коррелирует с тем, что у Владимира Путина — я сейчас специально зашел на сайт ЦИК, посмотрел — в Волоколамском районе 70% голосов?

С. Кучер Понятия не имею. Я же, наверное, здесь не для того, чтобы анализировать технологию подсчета голосов в разных частях страны и вообще кто как голосовал за Путина. Там, например, есть люди, которые… Опять же, Игорь Залюбовин в своем материале приводит слова одного человека, который не слышал ни о Навальном, ни о Собчак. Он вообще абсолютно аполитичен, и тем не менее он сейчас активно ввязывается в историю этого протеста.

А. Нарышкин Как можно иметь свалку, видеть, как твои дети мучаются от этих газов — и идти голосовать за Путина? Как это в голове умещается?

С. Кучер Не знаю. Вы спрашиваете, как это в моей голове? В моей голове это не умещается. А в головах людей, которые там живут, вероятно, как-то умещается. Вероятно, есть хороший царь, плохие бояре.

Ведь они же рассуждают: эту свалку типа не Путин устроил. Путин вон, например, в Балашихе свалку ликвидировал — может, и у нас ликвидирует. А то, что у нас происходит — в этом виноват не Путин.

Я понятия не имею, как они думают. Более того, я не знаю, как они на самом деле голосовали. Я не знаю, сколько процентов из них на самом деле голосовали. Поэтому я понимаю ваш вопрос, но не могу на него ответить.

Совершенно очевидно, что Волоколамск — это такой очень конкретный пример ситуации, когда на улицы выходят люди, которым совершенно «по барабану» любая политика. Которые совершенно не разбираются в хитросплетениях текущей повестки. Которые, возможно, и являются жертвами той самой государственной пропаганды, с огромным удовольствием рассуждают о России в «кольце врагов», боятся американцев и англичан, считают, что Путин — это единственный лидер, способный их защитить. Но которые в моменте готовы выйти на улицы и вступать в конфликт, в том числе и со стражами порядка, просто потому что беда пришла в их дом. Откуда она пришла — они пока не понимают: от Путина она пришла, от Обамы, еще от кого-то… Но вот она пришла в их конкретный дом. Их дети травятся.

С.Кучер: Я не считаю наш народ дебилами, идиотами. Люди вполне самостоятельные, умные, способные просыпаться и думать

Смею предположить, что это конечно же не первая такая история и не последняя в стране. Я думаю, что в ближайшее время мы станем свидетелями того, как власти на самом деле бросят силы на то, чтобы эту ситуацию как-то разрешить.

А. Соломин Давайте сменим тему. Тем более, что за Волоколамском мы продолжаем следить, и в новостном режиме вы обязательно будете получать последние известия, если какие-то срочные новости будут приходить. По ходу нашего эфира вы тоже будете об этом узнавать.

Перенесемся в совершенно другую историю. Министерство культуры, несмотря даже на решение Верховного Суда, отказалась возвращать коллекционерам Певзнерам картину Карла Брюллова «Христос во гробе». Чем, надо сказать, немного удивили: во-первых, своим непослушанием, во-вторых, с другой стороны, наверное, обрадовали посетителей Русского Музея, у которого эта картина сейчас находится. Ваше отношение к этому: почему Министерство культуры такое смелое?

С. Кучер Слушайте, пожалуй, вы мне из всех тем повестки дня, которые могли бы быть, задали вопрос, на который у меня вообще ответа нет. Я не понимаю, причем здесь: Министерство культуры смелое или несмелое? В Министерстве культуры сидят очень конкретные чиновники, которые руководствуются собственными представлениями о прекрасном.

Мы уже давно практически ничего не слышали из уст министра культуры Владимира Мединского. Раньше он был одним из самых главных ньюсмейкеров, как мы помним. Высказывался очень ярко, эмоционально по самым разным поводам. Вы думаете, его не спрашивали, почему Министерство культуры такое смелое?

Министерство культуры — это люди, которые в нем на сегодняшний момент сидят. Какие у них интересы в данной конкретной ситуации: экономические или, может быть, исключительно эмоциональные — понятия не имею. Как мы с вами можем сейчас их комментировать?

А. Соломин Но с вашей точки зрения, что здесь должно быть превыше всего? Министерство культуры — возможно, я предполагаю — руководствуется принципом: то, что принадлежит государству, культурное достояние ни в коем случае нельзя вот так просто взять и кому-то отдать. Мы не возвращаем, например, трофейное искусство, которое хранится в музеях. Хотя были тоже и обращения, были и различные варианты каких-то коммуникаций — нет, мы сами выставим, но это будет у нас в музеях. А с другой стороны, есть решение в том числе и Верховного Суда, который как бы говорит: «Это им принадлежит».

С. Кучер Значит, на сегодняшний момент это уже конфликт Министерства культуры и Верховного Суда. И мне не очень интересно, кто будет вмешиваться в этот конфликт и как его будут пытаться разруливать. Потому что конфликты в плоскости в правовой плоскости между Верховным судом, Конституционным Судом, правительством, Администрацией Президента и мэриями разных городов — не в первый раз. Это достаточно регулярно происходит. Повторю, я не настолько в теме, чтобы комментировать.

Знаете, о чем я хочу поговорить и считаю просто необходимым — это развивающаяся ситуация (развивающаяся, повторю, которая продолжает развиваться) вокруг комментария, который Андрей Макаревич сделал к своему посту. И сейчас я поясню, что я имею в виду, когда говорю, как она развивается.

Макаревич опубликовал пост, в котором сказал, что американцы такие же, как и были, особо не изменились, а мы вот изменились — становимся злее. Затем он в одном из комментариев написал, что такое ощущение, что у госпропаганды есть какой-то 25-й кадр, который делает из людей дебилов.

Дальше, как мы знаем, на это мгновенно отреагировали несколько знаменитых личностей, включая Юрия Лозу, Владимира Милонова, Марию Захарову, которые обвинили Макаревича в отсутствии патриотизма. Дальше на него снова набросились, так же, как в свое время на Серебрякова, и дальше волна понеслась.

Понеслась она настолько мощно, что даже Песков был вынужден выступить, сделать заявление и дать понять: «Ребята, поосторожнее, следите…»

А. Соломин Попросил поточнее цитировать.

С. Кучер Попросил поточнее цитировать, да. В итоге, например, сегодня у нас на страницах Дмитрий Быков опубликовал свою колонку под замечательным, на мой взгляд, заголовком «Время козла». Он цитирует песню Высоцкого о козле отпущения и пишет, в частности, о том, что это такое время, когда козлы отпущения просто необходимы.

Почему я сейчас немножко эмоционален — потому что я уже когда к вам ехал, естественно, репостнул эту публикацию Быкова. И тут же мне приходит комментарий от одного парня, который лет 25 уже занимается журналистикой на телевидении, который пишет: «Как же можно позволять себе бестактные высказывания, обобщения в отношении целых народов?» и т. д. Я ему пишу: «Приведи мне пример цитаты с конкретным обобщением в отношении целого народа». Он не может привести и пишет: «Я прочитал в интернете, я увидел, так везде цитируют, так говорят». Естественно, я задаю ему вопрос: «Как ты с таким большим опытом можешь оперировать понятиями «так говорят» или «так цитируют в интернете»? Неужели сложно посмотреть оригинал: зайти в фейсбук Макаревича, увидеть конкретную фразу и дальше делать выводы?»

А. Соломин Для вас там нет обобщений?

С.Кучер: Очевидно, что Волоколамск — конкретный пример, когда на улицы выходят люди, которым «по барабану» политика

С. Кучер Безусловно, там нет обобщений. Человек говорит, что 25-й кадр делает из людей дебилов. На мой взгляд, это аксиома.

А. Соломин Может, это прямо понимается?

С. Кучер Что значит «прямо понимается»? Там есть фраза о том, что русский народ — дебилы? Если вы можете усмотреть такую фразу — прошу прощения…

А. Соломин Во-первых, не русский народ. Там действительно нет указания конкретной группы людей, но есть…

С. Кучер Подождите. Вот даже то, что вы сейчас начинаете так задумываться о формулировках, говорит просто о том, что каждый находит ровно то, что он хочет найти.

А. Соломин Конечно!

С. Кучер Если вы захотите оскорбиться — вы можете оскорбиться по любому поводу, когда угодно.

А. Соломин Есть право оскорбляться.

С. Кучер Отлично! Я поэтому уже давно в этой студии предлагал государству издать закон «Об оскорблении чувств». Это произошло вскоре после принятия закона «Об оскорблении чувств верующих». Я тогда сказал, что не надо ограничиваться верующими — нужно издать закон «Об оскорблении чувств патриота». Я тогда иронизировал, естественно. Я не ожидал, что они сейчас займутся НРЗБ

А. Нарышкин Только не надо повторять, потому что нас слушают НРЗБ на Охотном Ряду.

С. Кучер Но дальше было хуже, дальше было жестче: дальше я предложил закон «Об оскорблении чувств» в целом. Например, представьте: отказала вам девушка, вы оскорбились в ваших чувствах — девушка, получи двушечку. И так далее.

Но я о другом — просто я не закончил мысль. Что происходит: некий человек высказывается у себя в соцсетях. Высказывается с некой собственной точкой зрения — возможно, критической. Дальше несколько известных на всю страну людей, не читав оригинал, интерпретируют эту точку зрения в своих, извините, пропагандистских интересах. Им действительно нужно найти «козла отпущения», показать, что в стране есть люди, которые не любят, условно, «русский народ». И дальше этого человека — естественно, перевирают его слова, интерпретируют как удобно — представляют в публичном пространстве так, как это выгодно с точки зрения их сегодняшних интересов.

Какими интересами и зачем руководствовалась та же Мария Захарова или тот же Юрий Лоза, когда они это комментировали так, как они это комментировали — я не понимаю. Я не понимаю, почему нельзя было просто взять посмотреть оригинал и хотя бы цитировать правильно. Вернее, я понимаю: если ты посмотришь оригинал и начнешь правильно цитировать, тогда, что называется, «нет состава преступления». Вот и всё.

Это тренд сегодняшнего дня. Путин победил на выборах, собрав большое число голосов.

А. Нарышкин Рекордное.

С. Кучер Насколько это объективные или необъективные цифры — это уже второй вопрос, но, тем не менее, собрал. Что дальше? Тот же Дима Быков хорошо задается вопросом. По идее, теперь должна быть некая история с осуждением тех, кто был против всего этого, несогласных. Но поскольку несогласных практически не осталось — громких (ну где они, несогласные? Ну, там, брата Навального перевели в ШИЗО — а так, по большому счету, несогласных не осталось), то начинается время тех самых «козлов отпущения». Тех, кто либо недостаточно громко восторгается, недостаточно радуется, либо, соответственно, тех, кто позволяет себе вдруг какие-то критические замечания.

Мне не нравится именно этот общественный тренд, который основан на том самом «very highly likely» — «весьма вероятно». Это опять та же история с Захаровой и Симоньян, которые процитировали фейковое сообщение канала Незыгарь о том, что Тереза Мэй якобы назвала министра Лаврова «недостойным своего поста», хотя она ничего подобного не говорила. Люди берут некий фейк или придумывают фейк, отталкиваются от него, делают вброс в общественное мнение, и дальше общественное мнение, в том числе эти самые ребята в Волоколамске, сидят и рассуждают: «Господи, что за ужас такой, действительно! Какие же англичане сволочи! А как у нас много развелось этих вот недовольных, нацпредателей!»

Этот тренд, безусловно, меня не радует. Поэтому я считаю необходимым использовать каждую возможность для того, чтобы говорить и напоминать людям: «Ребят, живите своим умом. Читайте оригинал. Верьте сами себе. Вряд ли человек, которого вы слушали и любили всю жизнь, пели его песни в караоке и продолжаете, на самом деле, это делать на трезвую и не только голову, вдруг стал предателем Родины. Включайте мозги! Вот это самое главное.

Мозги есть. Я не считаю наш народ дебилами, идиотами. Я считаю, что у нас люди вполне самостоятельные, умные, способные просыпаться и думать своим умом. Но то, что сейчас им активно мешают это делать — это да. Поэтому я, собственно, всех людей к этому призываю: уж точно не давать превращать себя в дебилов. Хотя 100% есть многие люди, которым этого хочется.

С.Кучер: В ближайшее время станем свидетелями, как власти на самом деле бросят силы, чтобы эту ситуацию разрешить

А. Нарышкин У нас мало времени остается. В эти минуты идет заседание комиссии Госдумы по этике. Рассматривается вопрос претензий, обвинений в адрес депутата Леонида Слуцкого, которого обвиняют в домогательствах. По-хорошему, как должна заканчиваться история?

С. Кучер По-хорошему — это по-чьему?

А. Нарышкин По справедливости.

С. Кучер Слушайте, у вас представление о справедливости одно, у Слуцкого — другое, у Путина — третье.

А. Нарышкин Справедливое государство как должно обойтись со Слуцким?

С. Кучер Я считаю, что справедливое государство никак не может обойтись со Слуцким. Потому что Слуцкий является, нравится это или не нравится, избранным народом (в кавычках или без) депутатом. Поэтому теоретически никакой представитель государства, исполнительной власти, в лице президента или кого бы то ни было, не может ничего с ним сделать. С ним может сделать только народ или другие депутаты.

По-хорошему, понятно, комиссия по этике должна его осудить. По-хорошему было бы здорово, если бы сам президент в какой-то момент… Например, тогда же, 8 марта, он прочитал стихи Дементьева. Прекрасно, но мог бы заодно и высказаться, дать оценку. Типа: «Ребята, не надо распускать руки — тем более, если вы находитесь на госслужбе».

А. Нарышкин В общем, не конкретный кейс, а в целом НРЗБ

С. Кучер Конечно, используя этот кейс как информационный повод. На мой взгляд, вот что было бы здорово, если бы сделал президент, или его пресс-секретарь, или кто-либо еще во власти. Но вместо этого мы получили совершенно другую историю: когда практически все, включая думских дам, посчитали необходимым упрекнуть аккредитованных в Думе журналисток в том, что они, там, недостаточно правильно одеваются, провоцируют кого-то и так далее. Это просто лишний раз говорит, что проблема (ненавижу это слово, но тем не менее) ползучего мракобесия, о котором мы не раз уже говорили, продолжает оставаться актуальной.

А. Соломин Спасибо большое! У нас время, к сожалению, заканчивается. Станислав Кучер, главный редактор проекта «Сноб», в эфире «Эха Москвы». Это была программа «Персонально ваш».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире