'Вопросы к интервью

А.Ежов 15 часов, 7 минут. В студии Андрей Ежов и Станислав Крючков. Сегодня мы проведем эту программу. И у нас в гостях Сэм Клебанов, публицист, кинодистрибьютор и кинопродюсер. Здравствуйте!

С.Клебанов Здравствуйте!

С.Крючков Добрый день! Первый день весны. И у нас, как правило, по весне обостряются темы вокруг конкурса Евровидение, собственно, не последний для Швеции.

С.Клебанов Что вы говорите!

С.Крючков Да. Благодаря, собственно, Евровидению, мир знает о группе АВВА. Сегодня Иосиф Кобзон и Виталий Милонов, наш любимый герой, предложили бойкотировать Евровидение. Милонов обратился к генеральному директору «Первого канала» Константину Эрнсту с просьбой не отправлять российских участников и отказаться от трансляции. Парламентарий объяснил этот призыв тем, что официальные власти Украины проводят вопиющую антироссийскую и русофобскую политику. Ну, а Кобзон его, собственно, в этих начинаниях поддержал.

С.Клебанов Кобзон – потому что там его нету.

С.Крючков Потому что там его нет. Во многой, я думаю, да, в этом, собственно говоря, проблема. Вообще, в Европе, особенно в Швеции какой-то политический аспект этого песенного конкурса рассматривается или это, в общем, классическая такая эстрадная забава?

С.Клебанов Нет. Для Швеции Евровидение – это такая большая история. Начинается это все очень заранее. В Швеции проходит несколько отборочных этапов. В России кто-то решает, как я знаю, в основном Константин Эрнст и некая группа товарищей решают кого послать.

С.Клебанов: Швеция — страна, где живется неплохо, но это и не рай на земле и точно уже не мультикультурное инферно

С.Крючков Но это довольно демократично обставленное голосование на «Первом канале».

С.Клебанов Голосование все-таки есть, да? Я немножко не слежу…

А.Ежов Организацию конкурса доверяют, насколько я знаю, вещателю – вот тот, кто транслирует в стране…

С.Клебанов Да, в Швеции проходит несколько этапов, потом будет финал. Вот идет голосование. Там еще международное жюри. И все за этим очень следят, обсуждают. Вот у нас главное событие – вышел в финал 86-летний певец…

С.Крючков — 86ти?

С.Клебанов – 86летний в финале, да-да. Вылетела из головы его фамилия. Возможно, он и будет представлять Швецию на Евровидении. Никто пока не знает.

Нет, Швеция очень любит смотреть. Жизнь замирает. Очень высокие рейтинги. Но как-то политику в этой связи никто особо не обсуждает. Все обсуждают песни, потому что в основном конкурс Евровидения – это такой внутришведский конкурс, потому что почти всем в основном все песни пишут шведы.

С.Крючков Вот что сейчас обсуждать — что пару недель назад посмотрел телеканал Fox News и узнал, что в Швеции творится что-то совершенно неладное.

А.Ежов Я напомню, что мы работаем в прямом эфире. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Собственно, вы тоже сможете поучаствовать в нашей дискуссии и задать вопросы, которые вас интересуют нашему гостю Сэму Клебанову.

С.Клебанов Давайте просто, чтобы наши радиослушатели понимали, я объясню, что я с 91-го года живу в Швеции, являюсь гражданином Швеции и не являюсь гражданином больше никакой другой страны, включая Россию, поэтому, то, что касается Швеции, меня очень затронуло. И то, что вдруг, благодаря Дональду Трампу, Швеция стала просто центром мира. Хотя, на самом деле, это процесс давно идет, потому что Швеция и Скандинавия вообще стали очень популярные еще благодаря Берни Сандерсу, который все время приводил это как такую удачную модель общества, хороший пример для подражания.

Вдруг, благодаря Трампу, это стало такой инферно, такой отпугивающий для всех пример: Вы посмотрите, что случилось в Швеции прошлой ночью! Конечно, в Швеции это было просто какой-то всенародный праздник, фонтан остроумия в соцсетях: все придумывали, что случилось прошлой ночью. Как раз вспомнили, что у этого 86-летнего певца отказала аппаратура и чуть было не сорвалось его выступление, и вся Швеция очень волновалась.

Действительно, вдруг Швеция и Скандинавия стали всем интересны, потому что на протяжении многих лет это считалось очень удачной и успешной моделью общества. И по очень многим показателям скандинавские страны всегда занимают первые места во всевозможных рейтингах качества жизни, уровня жизни, удобства ведения бизнеса, инновативность, креативность и так далее. То есть вроде бы все хорошо, но при этом скандинавские страны, особенно Швеция – страны популярные для миграции. Швеция долгое время проводила одну из самых щедрых миграционных политик в Европе. И даже в 2015 году приняла больше всего беженцев на душу населения в Европе, даже больше, чем Германия, поэтому, естественно, это взывает всякие вопросы и вокруг этого складывается уже такая большая мифология, причем, она может быть и позитивная мифология и негативная.

А Швеция, на самом деле, просто страна, где живется неплохо, но это и не рай на земле и точно уже не, как где-то было написано, мультикультурное инферно. И, конечно, когда Трамп этого проговорил, сейчас все посмеялись, потом, через пару дней произошли эти беспорядки в Ринкебю, и все сказали: «Трамп же был прав». А на самом деле, конечно, такие вещи происходят периодически и везде. И такие события, когда подожгли 6 машин, они не попадают в CNN, потому что это события местного масштаба. Для Швеции, конечно, это важно. Все разбираются, почему это произошло, но вдруг это стало каким-то символом распада Европы. Это показывали на российских каналах.

С.Крючков На российских каналах — в гипертрофированном виде, как всегда.

С.Клебанов Да. Потому что до того еще российские каналы показывали ужасные репортажи про жизнь в самом страшном городе на земле Мальмё. Тут еще и в Стокгольме подоспели. Во многом, конечно, это продукт мифологии. И тут дело даже не в том, что Швеция в последнее время приняла много беженцев, потому что сами по себе как раз беженцы, соискатели убежища, они довольно редко фигурируют в криминальной статистике. И были опубликованы данные шведской полиции: среди них как раз преступность ниже, чем в среднем по стране. В основном это связано с преступностью в тех местах, где они живут – просто по статистике вызовов полиции. Часто там может возникнуть драка или случаи сексуального насилия в местах их проживания. Но все равно это в среднем по стране. Это легко объяснить, потому что любые нарушения уменьшают шанс получения вида на жительство. А люди приехали с целью остаться, поэтому люди понимают, что, когда решается их судьба, может быть, на всю оставшуюся жизнь, то очень глупо совершать какие-то поступки, из-за которых их судьба решится не лучшим образом.

Была пара громких случаев убийств. Собственно говоря, всё. Один был случай…

С.Крючков Сотрудница центра…

С.Клебанов Да, был случай, когда у нас в Гетеборге зарезали… там драка была в этом центре. Сотрудница пыталась как-то их разнять – ее зарезали. Это было, действительно, большое событие. Это центр для приема одиноких подростков, которые приезжают в Швецию. Прямо большая проблема, потому что, часто семья снаряжает откуда-нибудь из Ирака, — или из Афганистана очень много их приезжает – одного сына, чтобы он приехал, а потом семья как-то с ним попыталась воссоединиться. И, конечно, такая довольно проблемная группа, потому что приезжают подростки, в основном парни переходного возраста, тинэйджеры. Их собирают в этих местах. Часто они оказываются в одних и тех же местах, где живут малолетние преступники. В общем, все это создает не очень здоровую атмосферу.

И еще был случай, когда в IKEA было двойное убийство, когда беженец из Эритреи получил отказ, его должны были уже отправлять обратно. И что-то его понесло на почве того, что ему отказали, что просто пошел в IKEA, взял нож, напал на двух посетителей, убил двух человек. К сожалению, людям, вообще, свойственно иногда убивать кого-то. То есть нет данных, что беженцы склонны к убийствам чаще, чем коренные жители. Но когда увеличивается количество людей, то, к сожалению, возникает кто-то неизменно… Есть же статистика: 1 случай, одно убийство на 100 тысяч населения – это примерно в 10 раз ниже, чем в России, и в 5 раз ниже, чем в США. Но все-таки это происходит, в том числе, и среди вновь прибывших.

Но преступность возникает, конечно, среди мигрантов. Но она возникает не сразу и не среди тех, кто приехал только что. И это, скорее, уже не миграционная, а социальная проблема. Потому что эти проблемы, они копились десятилетиями, и эти районные проблемные – они так и называются, есть список проблемных районов – они тоже формировались очень долго. Они есть и в Стокгольме, и в Гетеборге, и в Мальмё, во все городах – районы с повышенной преступностью, с очень высоким уровнем безработицы и районы, где уже фактически создались свои структуры власти. Вот одним из таких районов является Ринкебю, где неформальные структуры власти могут часто уже конкурировать с государством за влияние в этих районах. И Ринкебю как раз является одним из таких проблемных районов.

А.Ежов А что касается реакции обычных шведов на присутствие мигрантов в столь большом количестве? На 9,5 миллионов небольшого европейского государства по данным на 2015 год – 150 тысяч прибывших. Какие-то подвижки в настроениях шведов вы для себя замечаете? Может быть, градус агрессии?.. Об этом уместно, вообще, говорить?

С.Клебанов Вообще, в Швеции люди обычно избегают таких скользких тем, потому что тема отношения к мигрантам довольно болезненная и прослыть расистом или ксенофобом – это, в общем, плохо влияет не репутацию, это является общественно неприемлемым. Поэтому люди стараются, по крайней мере, не афишировать такие взгляды. Я, общаясь в разных компаниях, например, занимаюсь пляжным волейболом, хожу в клуб – я никогда там не слышал в раздевалке, чтобы люди вели разговоры: «Понаехали там… что с этим делать?» Эту тему как-то обходят стороной.

Можно судить о подвижках в настроениях по популярностям политических партий. Швеция становится немножко более похожей на другие европейские страны, потому что у нас очень должно эти крайние националистические популистские правые партии, они были совсем маргинальными, они даже не попадали в парламент. С 2008 года у нас все-таки в парламенте есть партия «Шведские демократы», которая довольно сильно выросла в популярности и по последним опросам населения, общественного мнения, что меня удивила, стали одной из самых популярных партий в стране. Это означает, что их поддержка была где-то на уровне 25%, причем многие аналитики говорят, что их поддержка может быть на уровне 30%, потому что опять же эту партию многие считают нерукопожатной, полуфашистской, нацистской, и многие даже, которые ей симпатизирует, скрывает это, когда им звонят и спрашивают: «За какую партию вы сегодня проголосовали?» Поэтому сейчас их поддержка – на уровне 25-30%. То есть это примерно уровень поддержки Марин Ле Пен во Франции – вот так где-то.

А.Ежов У нас просто на фоне всех ужасов, которые рассказывает наше федеральное телевидение о ситуации с мигрантами в Европе, тем временем власти России по последним сообщениям решили провести миграционную амнистию для Молдавских граждан, которые нарушили миграционное законодательство России. Как заявил по-разному Республики Игорь Додон на брифинге ему об этом сообщили. Мы бы хотели узнать у наших слушателей, Стас…

С.Крючков Да, и в этой связи давайте проведем голосование: «Одобряете ли вы решение о миграционной амнистии для нелегалов из Молдавии?» Если «да», ваш телефон — 660 06 64, если нет – 660 06 65. Звоните, голосуйте.

А.Ежов Я напомню, что у нас в гостях сегодня публицист и кинопродюсер Сэм Клебанов, персонально ваш он будет в ближайшие 40 минут. Вообще, вам известно, сколько длится процедура легализации?

С.Клебанов Я могу сказать на моем примере, а я уехал в 91-м году.

А.Ежов Изменилась ситуация?

С.Клебанов Да, ситуация меняется. У некоторых это уходит на это несколько месяцев, у некоторых может уйти больше года. Швеция проводила довольно щедрую и открытую иммигрантскую политику. После этого шока 2015 года, когда в страну прибыло больше 160 тысяч человек, Швеция сейчас, наоборот, ведет одну из самых ограничительных политик в Европе, и количество приезжающих очень сильно снизилось. В основном дают сейчас вид на жительство на 1-2 года, и, конечно, это не то, что люди хотят получить.

С.Крючков А вот визуально на лицах города приток иммигрантов заметен?

С.Клебанов Я бы не сказал, что за эти пару лет что-то очень сильно изменилось. Но Швеция, в принципе, изменилась уже несколько десятилетий тому назад. И Швеция является очень многообразной страной. Когда я гуляю по улицам Стокгольма или Гётеборга, это немножко становится, как в Нью-Йорке. Мне это нравится. Я рад, что я являюсь частью этого многообразия. Я ведь тоже иммигрант, хот я и живу там 25 лет, говорю по-шведски, шведский гражданин, но я тоже когда-то приехал.

И то, что Швеция стала страной, где живут люди совершенно разного происхождения, на самом деле, это наша сила, это не является каким-то признаком упадка Швеции и что всё – шведское государство вот-вот рухнет, как часто говорят на российских телеканалах, под наплывом этих каких-то масс иммигрантов. Еще часто подчеркивается, что приезжают мусульмане, что мусульмане разрушат страну… И когда спрашиваешь людей, сколько в Швеции мусульман, многим, вообще, кажется, что большинство. Мне там пишут в Фейсбуке, что «у вас там мусульманское большинство запретило в Гётеборге елки ставить в Рождество». Это не так. Гётеборг был украшен просто перед Рождеством. И нет никакого мусульманского большинства – 5% мусульман в Швеции. Причем значительная часть этих 5%, самая большая группа, вообще, мусульман, приехавших в Швецию, были боснийцы. Это абсолютно светские люди, которые оказались… Я просто очень хорошо эту волну из Югославии в Швецию, потому что я сам приехал примерно в этом же самое время. Прошло 20 лет — выясняется, что все они очень хорошо интегрированы. У них уровень безработицы не выше, чем у шведов, у них уровень преступности не выше, чем у коренного населения.

Но в целом сейчас говорят очень много, что с интеграцией большие проблемы. Вот вы спрашиваете, какая реакция шведов на то, что происходит. Реакция такая, что нужно больше финансирования выделять полиции, что нужно проводить реформу всех служб правопорядка и нужно в этих районах как-то все-таки порядок наводить.

С.Крючков Напомню, у нас идет голосование по вопросу о том, одобряете ли вы решение российских властей о миграционной амнистии для нелегалов из Молдавии. Если да – 660 06 64, если нет – 660 06 65. Напомню, в гостях у нас Сэм Клебанов, киновед.

А.Ежов У нас тут еще одна история была, связанная с США, когда телеканал Fox News выдал за советника правительства Швеции никому неизвестного эксперта. Как вы это видели?

С.Клебанов Все шведские газеты про это написали. В Швеции сейчас праздник, мы реально центр мира. Даже то, что если ничего не случилось – все равно становится мировой новостью: в Швеции ничего не случилось. Обсуждают все СМИ. И этот, конечно, Нильс Бильдт…

А.Ежов Нильс Бильдт, да. Он однофамилец вашего бывшего премьер-министра.

С.Клебанов Да, бывший премьер-министр, который очень известен тем, что он очень остер на язык, постоянно подкалывает Трампа. Он же написал: «Что Трамп курил?»

А.Ежов Он написал: «Такое ощущение, что не обошлось без этого…».

С.Клебанов Да-да. Это такой курьез, потому что, действительно, этот Нильс Бильд, по-моему, с 2004-го или с 2005 года не живет в Швеции, неизвестен в Швеции никому как эксперт. Ну, в общем-то, является частным лицом, который высказывает свои личные взгляды, например, как я сейчас сижу в эфире и говорю. Но вот, к сожалению, так получилось… а может, не к сожалению, может, хорошо для имиджа Швеции: все смотря на нашу страну и всем интересно, что там происходит. И в Швеции теперь одна из самых обсуждаемых тем во всех СМИ: «Образ Швеции в глазах иностранцев». Прямо вот такое ощущение, что это главная проблема, которую все газеты должны обсуждать. И если кто-то этот образ как-то порочит, то, значит, такое происходит общественное порицание.

А.Ежов Вообще, мы уже давно наблюдаем за тем, что происходит в США, с Дональдом Трампом, вокруг него. Как вам кажется, каковы шансы, в принципе, все четыре года пробыть у власти, что называется, или все-таки там дело попахивает импичментом в свете последних историй и конфликтов с прессой и так далее?

С.Клебанов Шансы можно довольно точно называть, по крайней мере, с точки зрения букмекерских контор. То есть они выросли уже почти до 50% — что будет импичмент. То есть последний раз, когда я проверял ставки было 10 к 11. А изначально было, по-моему, процентов 10, что будет импичмент. То есть, по крайней мере, букмекеры считают, что почти 50% того, что он до конца не досидит до конца своего срока.

С.Клебанов:В основном Евровидение – это внутришведский конкурс, где в основном все песни пишут шведы

А.Ежов Очереди из США в Швецию не выстраиваются? Вы писали, я помню, о том, что страна всячески пригодна для этого, в том числе, на уровне владения иностранным языком английским.

С.Клебанов Да, на самом деле, Швеция –популярная страна для миграции из стран так называемого первого мира. Например, в Швеции очень большой комьюнити англичан, которые сейчас, конечно, находятся тоже в состоянии смятения, потому что еще одна большая проблема европейской политики – это брексит. В Швеции, по-моему тысяч 150 англичан живет, работают, учится. Многие женятся, выходят замуж. И пару сотен тысяч шведов находятся в Великобритании. Швеция в свое время принимала довольно много американских беженцев. Это было во время войны во Вьетнаме. Швеция была самой благоприятной страной гуда эмигрировали дезертиры. Я знаю несколько дезертиров, которые эмигрировали, знаю их детей.

А.Ежов А с чем связан такой выбор Скандинавии, не знаете?

С.Клебанов Это связано было с тем, что правительство Улафа Пальме очень негативно относилось в войне во Вьетнаме и не выдавало дезертиров, давало им сразу вид на жительство, гражданство. Поэтому это была очень популярная страну, куда многие ехали. Некоторые сбегали от призыва, а некоторые сбегали просто из армии. Те, кто сбегал из армии, раньше, по крайней мере, не мог вернуться вообще никогда в США, потому что они там были преступниками, но Швеция их не выдавала.

С.Крючков Давайте завершим наше голосование по поводу нелегалов. Слушатели «Эхо Москвы» высказывают неодобрение относительно перспективы миграционной амнистии для нелегалов из Молдавии: 69% высказываются против этого, и лишь 30% относятся к этому позитивно.

С.Клебанов Знаете, у людей, очень часто миграция ассоциируется с повышенным уровнем преступности.

А.Ежов Негативная коннотация у самого слова, в последнее время особенно.

С.Клебанов И это очень часто нагнетается телеканалами. Такое ощущение, что российским, особенно государственным массмедиа нужен все время какой-то устрашающий пример в виде Европы. И долго время разыгрывалась карта гомосексуальности, так называемых нетрадиционных отношений, и Европа изображалась как такой гомосексуальный притон. Наверное, это за какое-то время надоело. И теперь вот Европа изображается как континент, который гибнет под напором миграции, которая стремительно исламизируется. Хотя в России процент мусульманского просто в разы выше, чем в любой европейской стране, за исключением традиционно мусульманских, таких, как Босния и Албания.

А.Ежов У нас просто есть еще национальные республики само собой.

С.Клебанов Поэтому, когда российские телеканалы разыгрывают… я не очень люблю слово «исламофобия», потому что очень часто его используют для того, чтобы заткнуть любую критическую дискуссию об идеях исламизма в современном мире. А когда всех мусульман изображают как некую враждебную массу, — а я вижу в репортажах российских телеканалах, например, про Мальму, когда говорят, что 46% жителей Мальмы – это мусульмане; это не так, это совершенно не так, просто какая-то манипуляция цифрами – но, когда они говорят что-то негативное, — хорошо, а как тогда быт с Татарстаном, с Кавказом, с российскими мусульманами, которых гораздо больше процентов?

И, действительно, статистика подтверждает в Швеции, что среди тех, кто родился за пределами страны, количество подозреваемых на душу населения в преступлениях в два раза выше, чем среди коренных шведов. Но когда эта статистика проверяется, не про происхождению, а по уровню доходов, по месту проживания, то выясняется, что гораздо сильнее корреляция не с тем, откуда человек приехал, а с тем, как он живет, с его социальным уровнем.

С.Крючков Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. У нас в гостях сегодня Сэм Клебанов, публицист, кинопродюсер. Обязательно поговорим про «Оскара», про кино после выпуска новостей.

НОВОСТИ

А.Ежов 15 часов, 35 минут в Москве. В студии «Эхо Москвы» — публицист и кинопродюсер Сэм Клебанов в дневном «Развороте», в рубрике «Персонально ваш». Последние полчаса мы говорили о Швеции в том или ином виде, в частности, затронули тему миграции. Давайте ее завершим и перейдем, собственно, к кино.

С.Клебанов Про миграцию я стал говорить, то основной нерешенной проблемой не только в Швеции, но и во многих других европейских странах — это то, что миграция способствует созданию такого этнифицированного низшего класса общества, этнифицированного класса бедных, когда очень многие мигранты оказываются на окраинах больших городов, где создаются такие районы, гетто, где вначале могут быть еще такие смешанные, но, чем хуже обстановка в районе, тем больше это напоминает замкнутый круг, потому что даже те из мигрантов, как только они могут себе это позволить, они эти районы покидают. Это вот та проблема, которую предстоит в первую очередь решать европейским политикам, в том числе, и Швеции. Это как раз то, что обсуждается сейчас больше всего – как сделать так, чтобы миграция общество обогащало, на создавала среду, где бедность передается из поколения в поколение.

И в том числе, я считаю, и само Шведское население должно тоже немножко изменить свой подход к мигрантам, потому что есть такое понятие, как «дискриминация по именам» — об этом тоже много пишут, — когда работодатель получает несколько резюме на свободное место, он выбирает то, где имя звучит… типично шведское имя. Это могут быть даже те же люди, которые голосуют против таких ксенофобских партий, которые, считается, поддерживают открытую миграционную политику, но при этом они не готовы эту открытую политику проводить на своем месте, хотя бы дать людям шанс. Потому что для того, чтобы была успешная интеграция, надо создавать рабочие места, надо давать возможности, чтобы происхождение не являлось фактором, которое тормозит продвижение по социальной лестнице.

А.Ежов У нас в гостях публицист и кинопродюсер Сэм Клебанов. Я напомню, телефон для sms: +7 (985) 970 45 45, аккаунт vyzvon в Твиттере.

С.Крючков Давайте к кинематографической теме обратимся, собственно…

С.Клебанов Много чего произошло.

С.Крючков Много чего произошло в феврале. Это и Берлинале, завершившийся 18-го числа и недавнее объявление лауреатов премии американской академии. Как вам?

А.Ежов Скандал с перепутанными конвертами.

С.Крючков Ну, скандал ли?

С.Клебанов Да, конечно, это был скандал, нелепость. Потому что, естественно, такие вещи специально делать не будет. Во-первых, нет никаких причин, по которым эти вещи стоит делать. Во-вторых, людям свойственно иногда совершать ошибки, особенно когда люди пытаются работать в мультизадачном режиме. Все уже написали, что этот представитель аудиторской компании PricewaterhouseCoopers, он помимо того очень активно писал в Твиттере и перепутал конверты. И я читал несколько постов от графических дизайнеров, что если бы карточки были правильно сделаны — графический дизайн – чтобы крупно было написано, какая это номинация, этого скандала бы не произошло. Потому что там было крупно написано название фильма, помельче – название актера, и где-о совсем в углу мелким курсивом – номинация. Поэтому в этой обстановке стресса Уоррен Битти и Фэй Дануэй немножко потерялись. То есть они не поняли, что у них в руках не та карточек.

Но, тем не менее, если отвлечься от этого скандала, который так все обсуждают, на самом деле, мне очень понравились итоги. Я считаю, что академия выступила безупречно в этом году с распределением призов. Интересно, конечно, что это приз именно академии, а не фестивального жюри, потому что разница огромная. Вообще, разница в технологии распределения призов. Потому что, когда раздаются призы в Каннах, есть жюри, где сидит несколько человек – 7, 8, 9 человек. Есть президент жюри, чьи взгляды являются доминирующими. Обычно большой режиссер. Был Пол Верховен, например, в Берлине. Я сам был несколько раз в жюри. Я знаю, что это всегда результат какого-то компромисса, потому что мы должны о чем-то договориться. Кому-то нравится один фильм, кому-то другой. Часто побеждает фильм, который ни у кого не вызывает сильного неприятия.

Тут же – коллективная воля нескольких тысяч членов американской академии, которые сидят дома, которые голосуют. Притом они выстраивают фильмы в рейтинговом порядке. То есть он должны не выбрать один фильм, которые победит. Они должны распределить в порядке, как они считают, какой фильм более достоин. Сговориться им о чем-то невозможно. Такого нет, иначе бы это утекло, если бы несколько тысяч человек обменивались бы какими-то е-мейлами. Кто-нибудь обязательно давно бы слил в какой-нибудь… Викиликс.

Поэтому видим некоторый срез мнений. И я довольно поздно в этом году посмотрел оскаровские фильмы. Как-то не получалось, но я последний два дня сходил посмотрел и «La La Land» и «Moonlight» увидел. И в общем, все стало понятно, все стало на свои места. Потому что, конечно, в этом году должен был победить «Moonlight», потому что академики все живут в реально мире. Они смотрят кино, и кино должно войти в какой-то резонанс с их картиной мира и с тем, что их волнует сейчас, что их волнует сегодня.

И «La La Land» прекрасный фильм, который воспевает искусство, воспевает Голливуд, воспевает форму мюзикла, которая почти ушла. Там, действительно, виртуозная режиссура. И понятно, почему наградили Дэмьена Шазелла – потому что, действительно, прекрасно снятое кино. И там видна работа режиссера. Вот постановка всех и танцевальных сцен, выстраивание всей истории. Но фильм, который должен был стать главным фильмом года, — конечно, я не видел все, но из того, что я посмотрел, — понятно, что «Moonlight» — это была главная картина, потому что она во многом отражает еще и беспокойство общества.

Все академики, они члены того же общества. Знаете, говорят, что это политкорректно, что это какая-то дань меньшинствам. Это скорее реакция людей на то, что происходит вокруг, потому что последние 8 лет при Обаме Америка жила с ощущением какого-то прогресса, что, например, те группы людей, которые в обществе маргинализированы, эта маргинализация будет постепенно уменьшаться; что жизнь у следующего поколения будет немножко лучше, чем у текущего.

Сейчас вдруг эта картина разрушена. Она разрушена не только в Америке, она разрушена и в Европе, она разрушена вообще в целом на Западе. Вот эта вера в какой-то поступательный, постепенный прогресс, улучшение общества, она исчезла. Это произошло буквально за несколько месяцев.

С.Крючков С приходом популистов?

С.Клебанов С приходом популистов. Брексит, Трамп, беспокойство по поводу того, что произойдет во Франции, что произойдет в Германии. Недавно был серьезное беспокойство по поводу того, кто произойдет во власти в Австрии. В Швеции, как я уже говорил национал-популисты вдруг стали очень сильным, очень заметным сегментом политической жизни. То есть мы, действительно, не знаем, что будет дальше. И это серьезное беспокойство — вдруг эти группы, которые и так оттеснены на обочину общества, что их положение станет еще сложнее, и что в эти группы будет попадать все больше и больше людей, — оно, естественно, овладевает умами.

Плюс очень много говорилось о том, что Голливуд — это такие либеральные элиты, живущие вдоль побережья в своем пузыре, которые не знают и не видят другой Америки. Естественно, Академикам надо было показать: «Мы знаем, мы видим другую Америку. Нас это беспокоит». И они отдали свои голоса не за фильм, который замечательный фильм, прекрасно сделанный, но такой все-таки голливудский междусобойчик. Им нужно было показать, что «мы готовы выйти за пределами нашего пузыря и мы не живем в пузыре; это все неправда про нас».

И плюс, конечно, это замечательный фильм, который работает на очень многих уровнях. В общем, если бы это был просто фильм о том, как тяжело живется черному парню, который открывает свою гомосексуальность, в пригородах Майями, это могла бы получиться такая скучная, плакатно-дидактическая агитка. Это фильм о том, как человек пытается найти самого себя, как он пытается ужиться с тем образом, который он должен принять, потому что как бы он не знает ничего другого в жизни, он идет накатанной дорогой, и пытается, тем не менее, сохранить себя, какую-то свою сущность и найти тех, кто ему близко. То есть это глубокая, очень человеческая история, которая вдруг как-то зарезонировала с серьезными, важными общественными проблемами. Поэтому, конечно, именно этот фильм стал главным фильмом года.

А.Ежов А вот, что касается номинации «Лучший фильм на иностранном языке» — вот у нас пользователь на сайте «Эхо Москвы» пишет: «Лично мне, как только объявили, что иранского режиссера не пускают на «Оскар», сразу стало ясно, кто получит эту награду в этой номинации». Здесь нет ли какого-то, так скажем, этического момента?

С.Клебанов Мне не стало сразу ясно, но то, что он стал фаворитом – безусловно. Опять же решают все академики. Каждый может проголосовать. Никакого сговора нет, никто не говорит: «Давайте-ка поддержим Асгара Фархади» — как может сделать там… жюри из пяти человек. Но, естественно, это было очень заметное событие. И опять же у фильма есть довольно важные достоинства, которые работают именно на уровне американской академии, которая решает. Ведь у каждого жюри свои критерии. Ведь эти призы – это же не результат спортивных соревнований, где можно засечь, за сколько секунд человек пробежал стометровку или на сколько он прыгнул. Здесь есть свои субъективные критерии: у каннского жюри они одни, у американского другие.

Во-первых, это такое честное кино о человеческих отношениях из такой закрытой и фактически тоталитарной страны, как Иран, безусловно, импонирует американцам. Они готовы поддержать честного художника, работающего под давлением системы, который пытается снимать кино, которое затрагивает глубинные проблемы человеческого существования.

Плюс он же там играет из американской культуры, они же ставят эту пьесу «Коммивояжер», то есть тут как бы перекидывается такой мостик от иранской к американской культуре – это тоже должно академиком нравится. Хотя в этом году был очень сильный набор фильмов. В общем-то многие делали ставку на «Вторая жизнь Уве», ну, потому что это такой фильм good movie – такие фильмы часто побеждают. Многие считали, что фаворитом является Тони Эрдманн, хотя академики – люди консервативные и длина фильма могла им показаться все-таки чрезмерной. Они в люди с голливудской культурой, которые привыкли, что фильм должен быть в пределах двух часов, если это, может быть, не «Апокалипсис сегодня».

Была датская картина, которая могла неожиданно победить «Земля мин». Она абсолютно антивоенная, и она тоже говорит о событиях, связанных со Второй мировой войной. Такие фильмы часто у академиков популярны. То есть набор был сильный. Но, конечно, когда возникла эта история с тем, что Асгара Фарахади сначала не пускали, потому что он иранец, потом сделали исключение, потом он отказался – естественно, это добавляет несколько ему пунктов, когда равная ситуация, поэтому, конечно, он был фаворитом.

С.Крючков Из Лос-Анджелеса и Гётеборга давайте в Россию перенесемся. Накануне газета «Ведомости» сообщила нам, что Минкультуры дало разъяснения и онлайн-кинотеатрам вскоре потребуется прокатное удостоверение. Что это за инициатива, поясните?

А.Ежов Речь идет практически о всех сайтах, где вот это видео стримовое, что называется.

С.Крючков По большей степени это коснется легальных именно…

С.Клебанов Конечно. Нелегальных вообще ничего не касается. Нелегальным сервисам Минкульт не писан, не указчик. Они могут делать то, что хотят. Да, появилась информация, что понадобиться прокатное удостоверение для того, чтобы выкладывать фильмы в зеркальный онлайн-доступ. Конечно, для нас, для прокатчиков это плохо, это плохо для потребителя, для тех, кто хочет смотреть легальное кино. Потому что раньше это все был вопрос договорных отношений между мной и онлайн-платформой: согласовали список фильмов, передали материалы – и уже через несколько дней люди могут смотреть эти фильмы.

Сейчас, кстати, хоть и было необязательным, многие чувствовали, что что-то грядет, многие требовали. Например, когда я свои фильмы поставляю на платформу iTunes, они уже требуют прокатные удостоверения. Возможно, потому, что они хотят иметь подтверждение того, что это возрастные границы, действительно, утверждены государством. И многие телеканалы стали требовать прокатные удостоверения. Поэтому я могу сказать, что для меня это не сильно изменит жизнь, потому что на все свои новые фильмы я в любому случае получаю прокатные удостоверения сейчас.

Но возникает другая проблема. У нас, у многих прокатчиков есть большие библиотеки, которые находятся на онлайн-платформах. У меня на этих платформах находится более 300 фильмов, в какие-то времена более 400. Если вдруг сейчас государство скажет: «Нет, на все эти фильмы нужны прокатные удостоверения», — а на многие они есть, потому что они были в прокате, но на тех, которые не были в прокате, их нету. Тогда эти фильмы придется снять и, скорей всего, навсегда, потому что ни у кого нет административных ресурсов – делать сотни прокатных удостоверений.

Каждое удостоверение, во-первых, требует денег – за него заплатить. А если фильм старый, то не факт, что эти деньги окупятся, даже вот эти просто административные пошлины в течение хотя бы года или двух. Во-вторых, подготовить пакет бумаг – это занимает несколько часов рабочего времени. То есть мне нужна будет целая армия администраторов, которая будет этим заниматься. И гораздо большая армия понадобиться самому Минкульту, чтобы через это пройти. Поэтому все это может привести к тому, что в один прекрасный день десятки тысяч фильмов просто исчезнут с онлайн-платформ. Кто от этого выиграет? От этого выиграют только пираты.

Вообще, это показатель того, как чиновникам просто хочется все зарегулировать и подчинить себе любую область деятельности, которая еще не находится под их контролем. Потому что по идее эта область онлайн-дистрибьюции и без всякого регулирования чиновничьего прекрасно функционировала. Потому что, естественно, когда я выхожу на легальную платформу, они от меня требуют подтверждения того, что я являюсь законным правообладателем, потому что, если это не так, им могу быть предъявлены претензии, — и в общем-то, все это нормально работало. И ситуация была такая, что можно было выпускать все то, что не запрещено. Если вдруг кто-то нарушил закон – выпустил с рейтингом 6+ порнографический фильм – то по идее какой-нибудь Роскомнадзор мог это заметить в какой-то момент, запретить, выставить штраф и так далее. То есть это нормальная ситуация, когда отрасль работает сама по себе, а кто нарушает закон – на это есть правоохранительные органы.

Теперь новые правила игры: чтобы что-то сделать, надо на любое действие получить разрешение государства. То есть это не просто изменения правил выкладывания фильмов в онлайн; это некоторое изменение правил игры, которое происходит не только, естественно, в кинобизнесе, но и везде. То есть это стремление чиновников… знаете, как газ стремиться заполнит любой объем, который ему доступен, так же и чиновники стремятся зарегулировать любую форму деятельности, которая происходит без их участия, даже их участие абсолютно не нужно.

А.Ежов В силу самой природы чиновничьего ремесла или у этого есть какая-то цель, суперцель?

С.Клебанов Во-первых, конечно, есть некоторая природа человека, потому что любой человек, который сидит и чем-то управляет, чем больше у него полномочий, чем больше количество людей, которые от него зависят, тем более, у него удовлетворения, ощущения собственной важности. Ну, и, мне кажется в силу определенной природы российского государства, которое старается поставить как можно больше различных областей человеческой деятельности под собственный контроль.

С.Крючков А насколько сложно, в принципе, насколько забюрократизирована эта процедура – насколько сложно получить прокатное удостоверение? Непонятно, собственно, как это происходит сейчас? Может быть, поясните, неэкспертам? Я понимаю, что эта тема такая, весьма нишевая, но, тем не менее…

С.Клебанов Скажем так: это требует определенного количество рабочего времени. На каждый фильм требуется несколько часов работы, чтобы собрать все документы, откопировать. И расходы. Например, надо перевести договор приобретения прав. Договор на английском. У меня этот договор есть, потому что я правообладатель. Значит, я должен заплатить переводчикам, где-то заверить этот договор, сдать диалоговые листы, сдать материал, то есть это много-много различных действий, которые надо совершить. И когда я покупаю новый фильм, я это делаю. Но вот как-то вернуться к библиотеке к старым фильмам – просто и я и друге прокатчики скажут: «Ну, хорошо, ну не будет эти фильмов на легальном видео. Что мы можем поделать?» Потому что, когда все действия и расходы умножаются на сотни, это уже получаются серьезные суммы.

А.Ежов Спасибо большое! У нас сегодня был в студии Сэм Клебанов, публицист и кинопродюсер в рубрике «Персонально ваш». Ну, а дневной «Разворот» в эфире – в 16-05



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире