'Вопросы к интервью

А.Венедиктов 14 часов и 6 минут в Москве. Добрый день! У микрофона Алексей Венедиктов. Сегодня «Персонально ваш». И мы сегодня с вами будем говорить о последнем опросе ФОМ, и о докладе на Трампа, и о возможной встрече Путина и Трампа уже в ближайшее время, а также о запрете на телеканал «Дождь» на Украине, а также о Гайдаровском форуме, об Исаакиевском соборе, об Илье Муромце. В общем, если успеем, то успеем.

Ну, а прежде всего, я хотел бы разыграть призы. Когда у меня есть возможность, я разыгрываю, поскольку эти призы у меня есть. Итак, сначала призы. Серия ЖЗЛ. Эдгар По. Мы очень любим Эдгара По, но ничего про него не знаем. Вот, собственно говоря, Андрей Танасейчук написал книгу в ЖЗЛ «Эдгар По». 7 победителей будет у нас. Плюс первый победитель, то есть 8-й получит не только книги Андрея Танасейчука ЖЗЛ «Эдгар По», издательство «Молодая Гвардия», но и получит 4-томник огромный – у меня он есть – книгу Луи Адольфа Тьера «Империя». Тьер был, как вы знаете, не только премьер-министром Франции или президент – уж я не помню, — который разгромил Парижскую коммуну, но и замечательным историком, написавшим 4-томник, издательство «Захаров». «Империя» называется.

А вопрос очень простой: Почему Екатерину Медичи во Франции называли «Черная королева»? Почему та самая Екатерина Медичи, о которой вы знаете из художественных фильмов, из произведений, из истории во Франции называется «Черная королева»? Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Не забывайте подписываться. Через аккаунт vyzvon в Твиттере или через сайт.

14-09 в Москве. Мы начинаем программу «Персонально ваш». Алексей Венедиктов у микрофона. Вы уже стали отвечать на тот вопрос, который я задал, и, как правило, правильно.

Начну я вот, с какой темы. Обещал я разобраться с докладом на Трампа. Кажется разобрался. Но начну я с другой темы. Тема касается опроса фонда «Общественное мнение», который был сегодня опубликован, а проведен он был в декабре. 86% россиян полагают, что другие страны боятся Россию, из них 75% считают, что это хорошо. То есть две трети россиян от списка, что называется, 66% считают, что хорошо, что нас боятся.

Наверное, я попадаю в это меньшинство, к 34% оставшимся, потому что я не считаю, что это хорошо, когда тебя боятся.

А.Венедиктов:Я не считаю, что это хорошо, когда тебя боятся

Понимаете, в чем дело, страх – это вещь очень быстро приходящая и уходящая. А опираться на людей, которые тебя боятся, или доверять людям, которые тебя боятся, или прислушиваться к мнению тех, кто тебя боится, или считать с теми, кто тебя боятся – это, мне кажется, неправильно, это опасно. Сегодня боятся, завтра не боятся. И завтра они за свой страх отомстят. И вы вспомните историю со Сталиным. Вот это «боятся – не боятся», мне кажется, очень важная история для понимания того, что думаете вы, наши сограждане, мои сограждане. Выбор между страхом и уважением существует. Это очень важно.

Вот Сергей Павлович Королев. Вы его боялись или вы его уважали? Наверное, кто-то его боялся, но его уважали за то, то он сделал. Чего боятся в России? Что ядерный удар? Что танки — на Киев или на Стамбул? Что хакерские атаки на Берлин или Париж? И это все деструктивные истории, то есть боятся деструкции, как правило, боятся деструктивности, а уважают за позитивность.

И вот вы боитесь Илона Маска? Вы боитесь США? Я думаю, что вы скажете – нет. И правильно. Вы боитесь террористических актов – и это правильно. Вот, где страх лежит. Страх – это очень нестабильная основа отношений. Поэтому я понимаю, почему 86% считают, что Россию в мире боятся, и я не отношусь к этому большинству. Я считаю, что Россию в мире боятся, а не уважают, и это очень прискорбно. Но, тем не менее, мне кажется, что страх – это очень такая движущаяся платформа, движущаяся основа отношений, она нестабильная, а уважение — более стабильная.

А.Венедиктов: Я считаю, что Россию в мире боятся, а не уважают, и это очень прискорбно

Арата спрашивает: «А кто нас боится-то?» Это же мнение наших сограждан, уважаемый Арата Горбатый, наверное, а до этого – Арата Красивый, если я правильно понял вас. Так вот, на самом деле, это довольно печальный опрос. И если опрос соответствует действительности – я всегда с большим вниманием отношусь к опросам, вернее, к трендам опросов, потому что понимаю, что когда приходят люди, звонят в дверь или по телефону, зная ваш телефон, или на улице и говорят: «Вы любите Путина?» — ну, кто скажет нет? То есть 86% говорит – да, 14% — нет. Но, в общем, здесь действует как раз желание уйти от неприятности: мало ли что чего. Вот история заключается в том, что этот страх, в который верят наши сограждане – три четверти считают, повторяю, из 86%, что хорошо, что нас боятся – ну, значит, нас не за что уважать. И, мне кажется, это очень важно для понимания того, что происходит в стране. Страх пройдет, и те, кого боялись, будут наказаны и отомщены. Вся история это показывает.

Сергей из Тюмени спрашивает: «А разве Америку не боятся?» Да нет, конечно. Чего ее бояться? Чего, она такая страшная, что ли? Вы боитесь? Хотите, спрошу. Давайте мы проголосуем. Сергей из Тюмени задал вопрос – мы пойдем ему навстречу. Друзья мои, давайте проголосуем в течение одной минуты. Вы боитесь США? Да, мы боимся 660 06 64. Нет, мы не боимся – 660 06 65. Голосование будет идти одну минуту, и 12 секунд уже прошло. Вот, на самом деле, история страха – это всегда история нестабильности, еще раз повторю.

Мне тут говорят: «А можно ли доверять прокремлевскому ФОМу?» Послушайте, не важно, какие результаты, важно, какой вопрос задан, обратите внимание. Вот этот вопрос, он так вот и задан. Да, у нас уже полминуты проголосовало. Сейчас у нас голосование через 15 секунд закончится и я вам объявлю голосование, которое у меня передо мной есть и я их уже вижу. 5 секунд до конца голосования осталось. У нас время даже не на набор номера. Можете отдыхать, что называется. Минута прошла. Так вот, отвечу вам, что 43,3% боится США, 56,3% не боится США – вот и вся история. А там – 86 и 75. Вот история.

Поэтому я просто обращаю ваше внимание, вольно ж вам бояться или не бояться, но история, повторяю, в том, что страх, поскольку он часто очень иррациональный, он ненадежный как платформа отношений. Ну, вы сами, наверное, с людьми общаясь, понимаете.

Да, это диагноз, абсолютно верно. Это не клиника, конечно, Юра из Санкт-Петербурга, но это диагноз, даже если этот диагноз неточный – ну, не 86%, а 65% — какая разница? Согласимся с этим.

Теперь, наверное, нужно переходить, как я вам обещал и к Трампу. Напомню, что вы теперь уже можете задавать тоже вопросы. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Задавать мне вопросы по политике. Сережа Бунтман выздоравливает, и я надеюсь, что с понедельника или с четверга – во всяком случае, у него в четверг «Дилетанты», по-моему – он уже будет в эфире. Володя Кара-Мурза пока болеет, пока не вернулся с излечение. Это я отвечаю на вопрос. Забыл, кто задал, но кто-то задал. Подпись не вижу уже но не важно.

Трамп. Во-первых, меня спрашивают про этот звонок. В день объявления Обамой санкций господин Флинн, будущий, возможно, советник президента Трампа по национальной безопасности 5 раз звонил в российское посольство. 5 звонков было зафиксировано. По этому поводу идет шумиха. МИД наш не комментирует. «Это обычные связи дипломатические. Мы их не комментируем», — говорит зам министра Сергей Рябков.

Команда Трампа подтверждает, что были сделаны звонки послу США от трамповской команды, не говорит, почему. Но, на самом деле, известно, почему. Потому что готовится первый телефонный разговор Трамп – Путин. И, как объясняют, наши источники в окружении Майкла Флинна, что речь идет о подготовке этого телефонного разговора, который должен подготовить встречу Трамп – Путин. Приблизительно, насколько я понимаю, это будет март месяц. Это будет не визит Трампа в Россию, не визит Путина в США; это будет нейтральная территория.

А.Венедиктов:Я вам еще раз ее повторю, первые 8 вопросов Трампу были не про Россию

И, как я слышал тут в виде шутки – сегодня мне мои американские друзья звонили, они забыли, что у нас ночь – и у них тоже ходит такая шутка, что место обсуждается – Рейкьявик, столица Исландии, где встречались Рейган и Горбачев в самых разгар, так сказать после андроповского, конечно, но после того, как ракеты «Першинг», СС-20 были в Европе, после южнокорейского «Боинга» вот эта первая встреча Рейган – Горбачев в 87-м году, которая послужила началом переворота, хотя эта встреча была неудачной – это признает и Горбачев в мемуарах и рейгановские сотрудники. Ни о чем не договорились. Но самое главное – произошел первый человеческий контакт. Поэтому все шутят: Давайте выберем Рейкьявик и как бы повторим это – Рейган – Горбачев. Ну вот, следим за объявлениями, будем ждать разговора Путин – Трамп после инаугурации, конечно же, не раньше. Следим за городом Марты, изучаем карты Рейкьявика – это я говорю своим коллегам журналистам, которые могут полететь освещать подобную встречу.

Теперь, что касается главного сюжета, то, что я вам обещал в день пресс-конференции Трампа, это так называемый доклад-компромат, именно этот документ, который не доклад на самом деле, про Трампа. Я сразу хочу сказать и подтвердить: я после того эфира, сразу после пресс-конференции созванивался с коллегами, которые участвовали в пресс-конференции Трампа, задавал им те же вопросы, что вы задаете мне.

И, действительно, первая догадка была правильная, я вам еще раз ее повторю. Когда говорят, что первые 8 вопросов были про Россию, они были не про Россию. И когда наши коллеги начинают говорить, что «а, кроме России никаких других тем не было на конференции» — этот вопрос был не про Россию. Это был вопрос как бы распадающийся на два вопроса. Первое: «Не лжет ли нам президент о своих связях с иностранной державой, в данном случае с Россией?». И второе: «Держит ли нашего президента, моего президента, — как говорят американские журналисты, – иностранная держава за одном место?» Вот, собственно, в чем была суть вопросов американских журналистов. Им абсолютно все равно было, Россия это, Китай – если было подобное про Китай – или Саудовская Аравия, или Израиль, не важно. Это их президент, и они задавали вопросы от своих читателей, зрителей, слушателей. «Президент лжет? – он уже избранный – И президент зависим ли?». Вот, собственно, внутриамериканская история. То, что я посчитал как бы в четверг, получило подтверждение к субботе. Это то, что касается пресс-конференции.

А.Венедиктов:Это их президент, и они задавали вопросы от своих читателей, зрителей, слушателей

Теперь давайте вернемся к этому компрометирующему, опубликованному Вuzzfeed и процитированному CNN так называемому докладу. Первое, что я хочу сказать, что хочу вам рассказать, это статус документа – что это: доклад, не доклад, чей доклад, почему такая реакция? И так далее. Сегодня очень помогла газета Independent британская, которая частично подтвердила то, что я накопал, частично нет. Но они сегодня очень многие вещи уточнили, я им благодарен. Те, кто читает по-английски, заходите на сайт Independent и читайте.

Сначала история этой истории. История истории. В сентябре 2015 года республиканцы – это более чем за год до выборов – нашли частную компанию и дали им коммерческий заказ – накопать на Трампа и не только на Трампа – на своих противников, компромат при подготовке к выборам. Логично? Логично. Я думаю, что это делают все: Найдите мне, чтобы я мог это применить перед выборами какие-нибудь связи, которые его компрометируют.

Это была частная компания. Какие республиканцы? Сказать трудно. Окружение Трампа грешит на семейство Бушей, потому что в сентябре 15-го года младший Буш считался одним из реальных и возможных кандидатов от Республиканской партии. Иными словами: некая серьезная группа Республиканской партии наняла эту фирму на поиски в Европе (это английская фирма, скажем так, базирующаяся в Великобритании) любого компромата на Трампа. Это нормально? Это нормально. Обычно, банально. Нормально в смысле банально. Мы с вами это хорошо знаем по всем выборам. Всегда искали какой-нибудь на выборах… чтобы что-то про соперника плохого сказать.

Эта компания долго работала. Возглавлял ее бывший агент британской разведки Кристофер Стил. Он был директором компании и одним из совладельцев. И эта компания состоит из бывших агентов английской разведки. Люди, специализирующиеся на поисках информационных материалов. Вот они получили коммерческий заказ и они его исполняли. Они его исполняли до лета 16-го года.

После того, как Трамп уже был номинирован кандидатом в президенты, республиканцы заказ сняли: уже не за чем. Его перехватили демократы. Возникли новые спонсоры. Скорей всего, часть каких-то влиятельных демократов, которые решили практически выкупить и получить дополнительную информацию, которую набрал Стил со товарищи. Они выкупили этот документ. Это доклад 35-страничный конфиденциальный, он коммерческий. Он был по заказу сначала одних, потом других. И этот документ как документ, подписанный Стилом и другими, он начал циркулировать, видимо, с утечкой от демократов, внутри истеблишмента. Это где-то было в сентября этого года, за два месяца до выборов.

Это история не закончилась с выборами. Он не был нигде опубликован, потому что в те редакции, которые он попадал – в прессу – говорили: «Слушайте, нет никакого подтверждения, мы это публиковать не будем». И до выборов президента, до 8 ноября он нигде не было опубликован, хотя про него знали: про него знали редакции, про него знало руководство Республиканской партии, руководство Демократической партии. Но, поскольку он был недостоверен с точки зрения публикации, он не был опубликован и использован против Трампа вообще.

Прошли выборы. Трамп президент эклектед. Что получается дальше. Этот доклад в числе прочих попадает в руки хорошо известного сенатора Маккейна. Сенатор Маккейн, который возглавляет комитет сената США по вооруженным силам и несколько еще влиятельных республиканских сенаторов, которые раньше этот доклад не видели, они реально обеспокоились тем, что, исходя из этого доклада можно подумать, что будущий верховный главнокомандующий может стать объектом шантажа со стороны иностранной державы в соответствии с этим конфиденциальным материалом.

Маккейн пытается его проверить. В ноябре месяце, уже после выборов он встречается в Галифаксе – там конференция по безопасности – с бывшим послом в России Энтони Вудом. И Маккейн просит его совета. Он ему говорит: «Послушайте, Энтони, вы хорошо знаете Россию. Вот это может быть или это не может быть?» То есть, смотрите, какой вопрос: Это было или это не было? Такое могло быть или не могло быть? То, что касается слежки за Трампом. Не то, что там Трамп делал, а слежки за Трампом. Вуд подтвердил, что был разговор о Трампе уже после избрания. Он говорил, что «мы говорили с Маккейном вообще о ситуации в России, о Трампе». Он подтвердил, что был разговор.

После чего Трамп передает этот доклад в ФБР и говорит: «Вот этот доклад». Все происходит в закрытую. Никто об этом не знает, кроме самих участников. Он передает это расследование британской кампании. Кстати, начинается дикий сандал в Великобритании – сделаю шаг назад, — потому что сейчас оппозиция в британском парламенте, в палате общин, лейбористы запросили Терезу Мэй относительно доклада, получил ли он акцептацию, этот доклад, английских разведслужб. Потому что есть записка Кристофера Стила: обращение за помощью к английским разведслужбам в сборе материалов про Трампа в России. Видите, какая детективная история?

После этого, когда этот доклад попал в руки ФБР от Маккейна (это подтверждено, это уже декабрь, то есть Трамп уже избран президентом) в данном случае не для того, чтобы помешать его избранию: «Верховный главнокомандующий зависит от России или не зависит от России? Есть компромат или нет? Разбирайте».

Разведывательное сообщество… ФБР делится этим докладом с ЦРУ, с АНБ и так далее. Они изучают этот доклад и находят, что в целом он недостоверный, его нельзя проверить. Но при этом глава разведывательных служб, координатор разведывательных служб США господин Клеппер (это не директор ЦРУ, это человек, который координирует все 17 служб), он, как обычно – вот я хочу, чтобы вы себе где-нибудь это подчеркнули – как обычно включает этот доклад в виде так называемой памятной записки – это называется memo у них – в свой для доклада Обаме и Трампу, для брифингов, который положено. И он докладывает это Обаме – это подтверждено. «В среде прочих материалов, что есть вот такой компрометирующий Трампа доклад, но у нас нет подтверждения», — говорит он Обаме.

На что Обама – мы это знаем со слов вице-президента Байдена, который присутствовал на этом брифинге, говорит: «А нам это зачем? Если это не подтверждено, вот нам это зачем?» Вот эта единственная реакция президента Обама на вот это memo, которое было внутри доклада. Никакого письменного доклада нет, это памятная записка Клеппера для себя, чтобы напомнить. Клеппер идет к Трампу. Докладывает ему обычный брифинг, как делают руководители спецслужб и говорит, что есть неподтвержденный доклад о том, что «вы тогда-то то-то и то-то; мы доводим вам сведения об этом материале – внимание! – потому что он может всплыть где-нибудь, и вы должны быть готовы на это отвечать; мы не можем его подтвердить, мы его не проверяли, но вот мы знаем, что такая бумага ходит, и она может появиться в прессе, и уважаемый господин президент, должны знать про то, что такая бумага есть».

Это обычная, банальная работа спецслужб. Я разговаривал с некоторыми людьми – это обычное дело всегда: «Если что-то может вдруг возникнуть, мы заранее всегда предупреждаем лидера, что может такое возникнуть. Это специально для того, чтобы не было неожиданности. Вот вся работа в данном случае спецслужб в этой истории.

После чего происходит публикация 10 января полностью этого документа в Вuzzfeed, о чем и предупреждал Клеппер. Никакая разведка не сливала, потому что он уже ходил 4 месяца, я повторяю, это документ. После чего вы видели: все остальное публично. То есть иными словами процедура и статус этого материала, вот он такой. О том, что в нем, и что может быть а чего не может быть, мы поговорим после новостей, чтобы нежные ушки Оксаны Пашиной это не слышали, потому что там много чего, что детям, женщинам и кошкам не разрешено.

А.Венедиктов:Никакая разведка не сливала, потому что он уже ходил 4 месяца, я повторяю, это документ.

НОВОСТИ

А.Венедиктов Борис мне тут опять из Пермского края пишет много раз: «Когда британская разведка ищет компромат на Трампа – это не вмешательство иностранного государства в выборы США?» Чем вы слушаете, Борис из Перми? Бывшие сотрудники британской разведки, составившие частную компанию. Вы можете им, если у вас есть деньги, заказать искать компромат на меня. Это частная компания, которая работает за деньги. Им все равно на кого искать компромат. В том-то все и дело, что это не британская разведка.

Теперь, собственно, к сути этого memo. Послушайте, я думаю, если я спрошу вас: Вас удивляет, что в гостиничных номерах, особенно в президентских сьютах могут стоять камеры, которые записывают все, что там происходит? Это возможно или это невозможно? Конечно, это возможно. Вот эта часть очевидна. Для этого не надо брать деньги с клиентов, чтобы быть уверенным, что если приезжает известный человек, крупный бизнесмен, которого еще хотят подвязать к инвестициям в чемпионат мира 18-го год, футбольный чемпионат мира, и поселяют его в президентский сьют в «Ритц-Карлтон», — возможно ли там расположение камер? Да возможно. Сейчас мне скажут в «Ритц-Карлотн»: «У нас этого нет». Может быть, у вас этого нет, а может, это ставится на один раз.

Но я вот вспоминаю, в 1994 году вышла книга французского начальника контрразведки в 80-е годы. Звали его Александр де Маранш. И он описывал, каким образом в Варшаве в гостинице они осуществляли слежку за Брежневым. Он там встречался с президентом Жискар д’Эстеном. Тогда помните, после Афганистана была встреча в Варшаве – французские и советские лидеры. Они от унитаза – французская контрразведка – от трубы унитаза в брежневском номере, получив его экскременты, реально отдали в лабораторию, чтобы узнать, чем болен Брежнев, чтобы узнать, какие лекарства он принимает, насколько он еще останется. Он это пишет все в своих воспоминаниях.

Послушайте, если в 94-м году французы это делали в Варшаве, вы что, считаете, что Федеральная служба безопасности не пытается это делать в нашей стране? Это возможно и это вероятно, что за политическими лидерами, крупными бизнесменами… их помещают туда, где за ними могут следить. Вопрос в том, как ведут себя эти лидеры и бизнесмены, заказывают ли они девушек в номер… Но то, что я знаю про Трампа, что он говорил публично – не пропускал ни одной юбки, — это возможно? И это возможно. То есть, грубо говоря, чего здесь такого?

Я думаю, что не это компромат. А компромат, что Трамп сказал: «Этого не было» — и поклялся бы, как Клинтон во время Моники Левински. Вот тут мы возвращаемся к теме, что президент лжет. Не то, что президент с Моникой что-то делал – за это импичмента не было – а импичмент был Клинтона назначен за то, что он солгал, я вам напомню.

И, кстати, действительно, мы получили подтверждение, что в ноябре 2013 года Трамп был в России. Доклад не лжет, этот memo. Трамп останавливался в Ритц-Карлтон. Доклад не лжет. Трамп останавливался в этом номере. Доклад не лжет. А вот, что он там делал и были ли там камеры? Возможно? Возможно. Было? Не знаем.

Именно поэтому руководитель национальной службы разведки Клеппер и говорил о том, что «мы не можем это подтвердить, но Трамп был, останавливался и так далее. Вот, в чем история с этим докладом.

А дальше уже внутриамериканская история, которая меня волнует шибко меньше. Более того, я вам могу сказать, что если бы на Трампа был опубликован компромат типа как на прокурора Скуратова или Михаила Касьянова, — он ничего не нарушил. Еще раз: его за это нельзя шантажировать. Да, он всегда говорил: «Не пропускаю… хватаю за одно место. Да, и что? Я же с девочками, а не с мальчиками. Заберите назад ваше дерьмо», — сказал бы, если я правильно представляю Трампа.

Поэтому абсолютно история связана ровно с этим. Она меня как-то не беспокоит. Пошли дальше. Это я вам сказал про доклад. Дальше будем наблюдать, что там будет. Там все развивается. В Англии интересно развивается: вот участие официальных лиц было, не было. И так далее.

Исаакий. История с Исаакиевским собором, на мой взгляд, она, конечно, высокоэмоциональна, но, мне кажется, что акцент слегка сместился. Вот я слушаю, читаю, все, что написано. Действительно, Исаакиевский собор никогда не принадлежал и не управлялся церковной общиной ни до революции, ни после революции. Это абсолютно государственное учреждение.

А.Венедиктов:История с Исаакиевским собором высокоэмоциональна, но, мне кажется, что акцент слегка сместился

Дело не в соборе. Я все время говорю: что изменится, если собор уйдет под управление Русской православной церкви? Во-первых, для чего это нужно церкви, а во-вторых, что физически изменится, что потеряют туристы? Потому что, что приобретут туристы, я понимаю: они приобретут бесплатный вход. И за все, что требует собор, будут платить все граждане Российской Федерации, мы с вами: ходим мы в собор, не ходим мы в собор. Сейчас собор – это музей. И там есть музейные экспозиции. И в случае его перехода к Русской православной церкви – внимание! – музей демонтируются. Музей создания собора и так далее, он демонтируется – вот, что вы потеряете. Вы потеряете собор как музей. Ну, и, конечно, будут установлены другие часы посещения и так далее. Смотреть надо туда.

И я не понимаю, что приобретает Русская православная церковь, грубо говоря, кроме гонора, потому что, повторяю, из 460 миллионов рублей за прошлый год заработал именно собор – там этот музейный комплекс – это 4 собора, поэтому разные цифры, я говорю только про Исаакиевский собор сейчас – 430 миллионов – это билеты и экскурсионное обслуживание. То есть этого не будет, если бесплатно будет, и церковь этого не получит. Тогда вам, ребята, зачем? Вас куда-то не пускают, вам запрещают богослужение – что там происходит?

А.Венедиктов:Я не понимаю, что приобретает Русская православная церковь, грубо говоря, кроме гонора

Вот, мне кажется, что есть еще какой-то элемент, который мы не понимаем – хотелки Русской православной церкви в этой истории, я имею в виду Ленинградской епархии и епископа Варсонофия. Что-то здесь не так. Непонятно, еще раз повторяю.

И второе что я хотел сказать, тут, конечно, собирают подписи на сайте change.org. Но эти подписи, они ни к чему не ведут, кроме морального давления. Я, конечно, вспоминаю немедленно историю с газпромовской башней «Охта-центра». И именно петербуржцы, которые заняли позицию и направляли петиции и Путина задавали вопросы на пресс-конференции, мы, в частности, и были разговоры с Алексеем Борисовичем Миллером на эту тему. Валентина Ивановна Матвиенко непублично боролась за перенос – теперь это можно сказать. Непублично, это правда. Очень жаль, но непублично. Как губернатор боролась за перенос башни, и башня строится сейчас в Лахте, в Охте ее нет, она не мешает ни ландшафту, ничему. Они добились.

Здесь тоже надо действовать в соответствии с законом. Если вы хотите, чтобы правительство рассмотрело эту инициативу о запрещении передачи собора из собственности субъекта Федерации и даже не передачи, а в управление Русской православной церкви, надо собирать подписи на РОИ. Потому что закон Российской Федерации – если вы на РОИ (сайте Российская общественная инициатива) создадите петицию, и она будет подписана 100 тысячами человек, то тогда правительство обязано рассмотреть эту петицию, публично дать ответ и направить свое представление в субъект Федерации, губернатору, Русской православной церкви, в правительство, в Государственную думу, не знаю, куда, но обязано.

Вот здесь, мне кажется, тоже надо смотреть с этой точки зрения. Я повторяю, я не понимаю, в чем бенефис Русской православной церкви. Понятно, что Русская православная церковь не сможет содержать этот собор – это очень дорого. Сейчас субсидии на все четыре государственных собора. Тогда они утроятся и учетверяться, то есть опять из бюджета. А что будет иметь Русская православная церковь? Давать команды, как туда заходить? Ну, это что-то слишком дорого для того, чтобы терять сейчас такие очки.

Но я знаю, что это было сделано по личной просьбе патриарха Кирилла губернатору Полтавченко – вот так решаются эти проблемы. С точки зрения пользователя, я говорю, многие туристы скажут: «А, так бесплатно! Сколько там стоил – 250 рублей? А теперь бесплатно». Значит, смотрите. Все равно не те деньги из-за которых стоит ломаться, если вход в собор бесплатный. Если это бухгалтерия, ее надо считать, и, я думаю, мы ее посчитаем. Я завтра буду в Питере, и, наверное, мы попросим полную раскладку, если она не закрытая. Мы найдем ее в налоговой службе и так далее. Мы найдем, где найти, скажем так. Но, в принципе, мне кажется, что история вот в этом.

А.Венедиктов:Русская православная церковь не сможет содержать этот собор – это очень дорого

Это программа «Персонально ваш». Алексей Венедиктов у микрофона. Еще одна тема – про Гайдаровский форум. Меня не было. Я содержание читаю в социальных сетях и на лентах, потом слышу. Еще не готов ничего обсуждать. Там задают вопросы про снятие контрсанкций и так далее. Но, по-прежнему, наш истеблишмент рассчитывает, что после той самой, еще необъявленной встрече Путина с Трампом, США снимут какие-то санкции. Есть санкции президентские, которые ввел президент – он может их снять. И есть санкции, которые ввел конгресс. Он снять их не может. Ну вот, будут сняты какие-то санкции, тогда Россия пойдет постепенную отмену контрсанкций, я так понял Игоря Шувалова, что он говорил ровно об этом – что обоюдной смягчение. Поэтому нет никого изменения позиций.

Что касается сегодняшнего появления Хирурга на Гайдаровском форуме, это вызывает некое удивление. Сейчас объясню, почему. Когда Хирург появляется на Петербуржском форуме – это форум государственный, президентский, и поскольку Хирург входит во всякие там советы, понятно, он может туда быть приглашен как гость. Гайдаровский форум – это форум частный, который организует да, президентская академия народного хозяйства, но, тем не менее, это форму частный. Это форум экономический, это форум все-таки проходящий по знаком Гайдара, он так и называется Гайдаровский форму. Поэтому приглашения на этот форум принимаются в соответствии с тем, кто будет, может, выступать. Ну вот, впервые мы видим там таких людей. И я бы понял еще, если бы там появился Глазьев, потому что Глазьев-то входил в гайдаровскую команду сначала, это понятно. Это как раз вопрос спора. Это такая странная история. Мы знаем, что туда войти было не так просто. Мы знаем, что корреспондент ведущего иностранного издания по экономике «Экономист» не могу туда просто так пройти. Это значит, что господин Залдостанов, он же Хирург был в списке приглашенных поэтому чего тут удивляться? Мы просто это фиксируем, что Гайдаровский форум перестает быть гайдаровским, ну, и называйте его Маусский форум, имени Мау, например. Я не имею в виду Мики-Мауса, естественно. Я имею в виду ректора Российской академии народного хозяйства господина Мау, соратника Гайдара. При этом, хотел бы упомянуть еще, что одним из основателей форума был Алексей Улюкаев. Ни одного слова, во всяком случае на пленарных заседаниях, не было сказано хотя бы в каком-то виде — в виде вопроса, в виде поддержки. Был председатель правительства господин Медведев. Это его министр экономического развития по его представлению был отстранен. Никто не спросил. Ключевой министр, один из ключевых министров и, повторяю, один из основателей Гайдаровского форума. Ну, стыдно ж, господа! Ну, заменили Улюкаева Залдостановым. Это вам что дало? Ну, назначили бы его министром экономического развития, что ли, тогда. При чем тут несчастный Орешкин?

А.Венедиктов:Что касается сегодняшнего появления Хирурга на Гайдаровском форуме, это вызывает некое удивление

И последняя тема, на которой я хотел остановиться – это наши украинские друзья… Ну, конечно, история с Ильей Муромцем, она, конечно, фантастическая – где родился Илья Муромец? Слушайте, великий русский полководец Барклай де Толли родился в Прибалтике, а выходец он из Шотландии Это ему не мешает быть великим русским полководцем, именно великим и именно русским полководцем.

Илья Муромец, коль он не фэнтезийный персонаж, не мифологический персонаж, он на службе киевского князя, древнерусский киевский богатырь. А где он родился? Да хоть в той же Шотландии. Кого это?.. Да, но ведь кого-то же это вот это… да? Смешно. Это так же, как у нас здесь ставят памятник Владимиру Киевскому (хорошо, что Московским не назвали еще), так же находятся люди и на Украине, которые пытаются это придумать? Да зачем вам это? Он киевский богатырь, успокойтесь уже.

Да и, кстати, Владимир до того, как стал князем Киевским, он был князем новгородским. Тоже, собственно говоря, не сильно Украина. Ну и что? Он Великий князь Киевский. Из этого делать что-то.. Я понимаю, что это болезненно, но, тем не менее.

И конечно, то, что касается отключения телеканала «Дождь». Я уже на сайте высказался по этому поводу. Я считаю, что это решение киевской власти является непродуманным, неэффективным, мелким, провинциальным и капризным. У нас уже это все было. Мы помним, что Владимир Путин в свое время, его правительство отняло лицензию у радиостанции «Свобода». Ну, не нравится, что говорится. Иностранная компания. Ну, не нравится – ну, пойдите же вы вон! И вот отняли лицензию, и даже здание отнимали. Мелко, — как было сказано в известном фильме «Покровские ворота», — мелко! И вот это мелко. Во-первых, никакое вам не дело, какие политические взгляды у генерального директора. Может быть, она вегетарианка и поэтому – что? Если вы будете изучать взгляды тех или иных генеральных директоров тех или иных компаний, которые там работают на Украине – да вам мало не покажется.

А.Венедиктов: Ну, стыдно ж, господа! Ну, заменили Улюкаева Залдостановым. Это вам что дало?

Второе: какое вам дело, какую редакционную политику в смысле гостей проводит та или иная компания? Гости должны быть разные. Я не знаю, как на Украине, но гости должны быть разных точек зрения. В России существуют разные точки зрения по поводу Крыма. Насколько я знаю, на Украине тоже существуют разные точки зрения по поводу Крыма. В свое время был введен закон, и вы знаете, что этот закон действует – по поддержке территориальной целостности России, И, скажем, господин Пионтковский, он сейчас попал под уголовное преследование за то, что высказывал неортодоксальную точку зрения. Но он ее высказывал – он конкретно – на сайте «Эхо Москвы». И что? Ну, да, вот вы сейчас повторяете то, что делает российская власть. Вы еще уголовку на корреспондентов заведите.

Я, вообще, считаю, что в данном случае журналисты должны пользоваться экстерриториальностью. В каком смысле? От закона этого. Почему? Вот, как с Нагорным Карабахом. Там российские журналисты часто появляются в Нагорном Карабахе через территорию Армении – и сразу попадают в черный список Азербайджана: тоже отторгнутая территория. И так же, как с позицией Украины в этом вопросе, так же с позицией Азербайджана в этом вопросе, я категорически не согласен. Люди выполняют свою работу. Они проходят через границы, они проходят через линии фронта. Они рискуют своей жизнью. Это их работа – рассказывать о том, что там происходит. Вы практически мешаете им работать – журналистам – препятствуете. Не случайно Международный комитет по защите прав журналистов уже обратился к Украине с просьбой вернуть канал «Дождь».

На самом деле это все неэффективно, потому что те, кто захочет смотреть «Дождь», будут его смотреть в интернете, будут подписываться в интернете, да, платя деньги. Я думаю, что, наоборот, эта история привлекла гораздо больше внимания к «Дождю», и больше подписчиков, я надеюсь, возникнет у «Дождя» на Украине, чем смотрели до сих пор. Но при этом, повторяю, ну, как будто мы живем не в информационную эпоху.

А.Венедиктов:Это все неэффективно, потому что те, кто захочет смотреть «Дождь», будут подписываться в интернете

Вы знаете, была история, когда «Эхо Москвы» было отлучено от президентского пула, от поездок молодого президента Путина, потому что мне было сказано, что «будешь ездить только ты, а больше никто». Я говорю: «Я главный редактор, я сам определяю, кто ездит». – «Ну, значит, никто не будет ездить». Я сказал: «Хорошо. Никто не будет ездить. И мы освещали зарубежные визиты очень долго президента Путина по тому, как о них писала зарубежная пресса. Мы прямо встраивали отдельную историю: Вот газета такая-то итальянская Corriere della Sera так описывает визит господина Путина в столицу Италии Рим. И зачитывали. Ну вот, не можем – коллеги помогут. И коллеги из других изданий тоже солидарно делали нам репортажи. Ну, собственно, и что?

И то же самое по поводу запрета в информационную эпоху работа тех или иных информационных продуктов – я скажу: ну и что? Поэтому это, конечно, неприятно, это, конечно, больше характеризует не столько «Дождь», сколько Нацсовет украинский. Это ошибка. Повторяюсь: это капризность, неэффективность и мелкотравчатость.

А.Венедиктов: Это ошибка украинского Нацсовета. Это капризность, неэффективность и мелкотравчатость

Я помню, как во время российской-грузинской войны в 8-м году я получил письмо от председателя кабельных сетей Грузией: «Дорогой Алексей, мы очень просим вас самим отказаться, сейчас уйти из нашего вещания – вас и RTVi – потому что нам президент сказал, что если мы вас не выключим, он нас выключит». Речь шла о грузинском президенте. Я написал, что я никуда уходить не собираюсь, хотите – выключайте; я не даю никакого добра. Но одновременно президент Саакашвили получил добрый вечер телеграммы приблизительного одинакового содержания. Он получил одну телеграмму от Сергея Викторовича Лаврова, нашего министра иностранных дел по поводу нарушения прав на свободу информации… А, кстати, нас выключали ровно за то, что шло его интервью на Грузию. Одновременно у нас шло интервью министра иностранных дел Грузии на Россию. Это во время войны! У нас шло два министра иностранных дел, два представителя в Совете безопасности ООН – российский и Аласания был тогда грузинский. Мы показывали нашим слушателям всю эту историю.

И такая же приблизительно телеграмма в один и тот же день – мы это знаем – пришла от госсекретаря США Кондолизы Райс, то есть «прекратите душить свободу слова, включите назад «Эхо Москвы» и RTVi». И Лавров и Кондолиза Райс. Хотя понятно было, какие отношения. Так что власти всегда действуют так неумно. Ну, что теперь делать? Ну, будем продолжать вещать. И выражаю солидарность с коллегами из телекомпании «Дождь», и считаю, что они должны вещать свободно так же, как любые медиа должны вещать свободно.

А что касается людей здесь, которые стали выступать в защиту «Дождя» — МИД, Марии Захаровой, Вячеславу Володину, Дмитрию Пескову – я бы посоветовал им включать «Дождь» сначала в российские кабельные каналы.

Это, Вячеслав Викторович, особенно к вам, потому что вы были замглавы администрации, когда «Дождь» выключали, и имели к этому, как я понимаю, отношение. Ну, так примените же наконец свои умения: не только «рубильник направо», но и «рубильник налево». И мы вам в этом поможем и скажем, какой вы хороший. Спасибо большое! Это был Алексей Венедиктов в программе «Персонально ваш». Надеюсь, что Сергей скоро выздоровеет, и мы с ним вдвоем будем вас развлекать. До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире