'Вопросы к интервью

И.Воробьева 15:06 в столице. Продолжается дневной «Разворот». И рубрика «Персонально ваш», в которой у нас традиционно по Скайпу экономист Сергей Алексашенко. Сергей, здравствуйте!

С.Алексашенко Добрый день!

И.Воробьева Ну что, вы вместе с нами наблюдаете за выводом российский войск из Сирии, я надеюсь?

С.Алексашенко Ну да, наблюдаю и с интересом.

И.Воробьева Как вам?

С.Алексашенко Я бы сказал, знаете, как: с одной стороны ожидаемо, в том плане, что Владимир Путин в очередной раз удивил всех своими неожиданными решениями, такими импульсивными, которые, казалось бы, никогда не лежали на поверхности, о которых вообще никто не говорил.

С другой стороны, как это очень часто бывает у российского президента, если посмотреть на ситуацию его глазами, то решение выглядит абсолютно логичным. Ведь по большому счету Владимир Путин достаточно четко декларировал интересы России в сирийском конфликте и объяснял, почему Россия пошла на использование своих вооруженных сил.

Россия выступала за сохранение власти действующего президента Асада и за прекращение гражданской войны. Россия выступала за сохранение Сирии как единого государства, и Россия выступала за то, чтобы объединить усилия, скажем, западно-южной коалиции, коалиции цивилизованных стран против запрещенного в России «Исламского государства». Вот так выглядели цели России.

И в отличие от целей западной коалиции, в том числе, США, которые говорили, что нужно первое: сместить Асада, второе: поддержать оппозицию Асаду, и только потом, параллельно с этим бороться с «Исламским государством»; собственно говоря, если посмотреть на набор задач, то понятно, что следует признать, что Владимир Путин в этом отношении, глядя на ситуацию его глазами, он одержал победу. Если относиться к сирийскому конфликту, как к региональному между супердержавами, как к корейскому конфликту 52-53 годов, как к войне во Вьетнаме, собственно говоря, такими глазами «холодной войны», Владимир Путин одержал победу.

Но, с другой стороны, что называется, глядя не из Лондона, глядя из Вашингтона, вы знаете, я бы сказал так: американский истеблишмент не сильно сопротивлялся тому, чтобы Владимир Путин одержал эту победу, потому что позиция президента Обамы, она тоже была достаточно отчетливо артикулирована: «Мы не хотим вводить наши войска на территорию Сирии. Мы хотим минимизировать свое участие в сирийском конфликте. Мы не хотим проводить массированные бомбардировки, чтобы уменьшить количество жертв среди мирного населения. И если есть другие страны, которые готовы объединить с нами усилия в достижении мира в Сирии, мы, собственно говоря, не бьемся за то, чтобы быть первыми в этом вопросе».

Еще, если вспомнить самые первые речи, программные выступления президента Обамы в 2009 году, он постоянно говорил, что Америка не хочет быть единственным полицейским государством во всем мире, отвечать за порядок, что «мы будем строить коалиции».

И поэтому, глядя на то, что произошло в Сирии глазами американского президента – да, удалось построить коалицию с участием России, что, в принципе и хорошо. То есть Америка вместе с Россией разделила ответственность за урегулирование сирийского конфликта. Да, конечно, пришлось неким образом пойти Америке на уступки, в том числе, признать то, что президент Асад будет оставаться какое-то время у власти. Но зато сэкономили силы, сэкономили деньги, и, что очень важно для Америки, сэкономили человеческие жизни американских солдат. Поэтому, я бы сказал, глазами американцев это win-win situation, в которой выиграли обе стороны, то есть обе стороны должны быть удовлетворены результатом.

Я.Широков А вообще, оно того стоило, с точки зрения, если смотреть положение дел? Все-таки мы поругались с Турцией. У нас закрыты Египет и Турция как место для отдыха россиян.

И.Воробьева У нас произошла страшная трагедия с самолетом.

Я.Широков С самолетом опять же. И отчасти это прямой отголосок Сирии. Ну и самое главное – это, конечно, затраты на саму операцию.

С.Алексашенко Яков, начну с последнего вопроса. Затраты на саму операцию — я много раз об этом говорил – я бы не стал их преувеличивать, потому что по большому счету 4-5 тысяч российских военнослужащих, находящихся в Сирии, получают боевые командировочные. Посчитайте даже: по 2 тысячи долларов на человека в месяц (ну так, очень грубо – по 100-150 тысяч рублей усредненно, по 200 тысяч рублей), вы поймете, что деньги не такие большие.

Во-вторых, если мы верим нашему правительству, нашему парламенту, то никакого увеличения бюджета из-за этого не произошло. То есть все расходы на сирийскую кампанию, они оказались внутри военного бюджета, и, видимо, Министерство обороны сократило расходы на маневры, на учения, еще на что-то. Поэтому давайте не будем преувеличивать. А то, что там попадали бомбы, ракеты и прочее – они же лежали на складах, их произвели уже какое-то время назад.

С.Алексашенко: Если посмотреть на ситуацию глазами Путина, то решение выглядит абсолютно логичным

И.Воробьева Но подождите, я прошу прощения, что перебиваю. По поводу сумм. Вот раньше — РБК считал и аналитики называли схожие цифры – они оценивали, что в Сирии ежедневно тратиться примерно 2 с половиной миллиона долларов – ежедневно.

С.Алексашенко Согласились.

И.Воробьева Операция – активная фаза – продолжалась 126 дней.

С.Алексашенко Да, умножьте.

И.Воробьева Это значит, что примерно 340 миллионов долларов ушло на это.

С.Алексашенко Так. И дальше, что, Ира? Пересчитайте, переведите это в рубли – получается, сколько там миллиардов рублей? – 21 миллиард рублей, очень грубо.

И.Воробьева Вы считаете, что это не много?

С.Алексашенко Ира, слушайте, а вы знаете, сколько у нас военный бюджет в Российской Федерации? Он там 3 триллиона, 600 миллиардов или 500 миллиардов. Чуть больше… 0,7… 0,75 процента военного бюджета. Ира, давайте обсуждать это не в том, что 20 миллиардов рублей – это огромные деньги. Конечно, огромные – миллиард долларов. Для человека, пьющего кофе в Москве и готового заплатить за кофе 400 рублей, 20 миллиардов огромные деньги. А для тех, кто не может себе позволить кофе за 400 рублей, который пьет кофе где-нибудь в Урюпинске на вокзале, и 400 рублей безумные деньги. Надо сравнивать с расходами военного бюджета. Военный бюджет России – 3 триллиона 600 миллиардов рублей. 0,7% оборонного бюджета страны. Это вообще не заметят даже.

У нас, извините, в январе Министерство обороны практически вообще денег не получило из бюджета, вообще не получили. Там получили 5% от того, что получали предыдущие месяца. И ничего, живет Министерство обороны, даже в газетах не слышно было, чтобы они жаловались, что им денег не дали. Поэтому давайте откровенно говорить, что прямые финансовые затраты текущие, за эти 136 дней, они оказались не такие большие.

Теперь к первой части вопроса, которая гораздо более важна. Конечно, и 224 человека в страшной авиакатастрофе над Синаем – это та цена… и пилот, которого сбили над Турцией – вот это жертвы. Для страны, которая привыкла гордиться тем, что у нее погибло 27 миллионов человек в Великой Отечественной войне, не очень много. И глазами российских политиков: лес рубят – щепки летят, да, пришлось заплатить такую цену. Да, циничный подход политиков. За то, что мы защищаем геополитические интересы России, за то, что мы боремся с терроризмом.

Сколько там отчитались — 2 тысячи террористов убили российского происхождения? Там бегают агенты ФАС, СВР, вынимают у каждого убитого террориста документы из-за пазухи, отпечатки пальцев снимают, по базе данных пробивают и сверяют, откуда он, чего он, куда он. Знаете, это примерно, как «тридцать тысяч одних курьеров».

Все убитые террористы… во-первых, я не знаю, наверное, спутниковая группировка российская фиксирует вплоть до сетчатки глаза, цвета волос, роста, веса параметры убитых террористов и говорит типа: «Бегите туда и вынимайте – у него в этом кармане лежит паспорт, и там еще прописка стоит».

Ну слушайте, так можно все что угодно говорить. Поэтому вот есть, скажем так, пропагандистско-пиаровская составляющая, когда правительство, президент говорит: «Мы защищаем интересы России, мы защищаем интересы нашего союзника, законного президента. И мы достигли своих целей». Да, страшная трагедия, да, люди погибли. Ну да, неприятно. Но дальше что? Ответ циничный: «А вы думаете, было бы лучше, если бы эти 2 тысячи террористов, которые мы убили в Сирии, пришли бы в Россию воевать? Уж лучше пусть они воюют в Сирии, а мы их там будем бомбить с воздуха».

Что касается египетского рынка, то я так понимаю, что сейчас Министерство транспорта России или российские службы безопасности, они делают все возможное, чтобы Египет открыть. То есть и Египет идет навстречу, потому что он понимает, что для него это огромные потери рынка. Поэтому не надо удивляться, что в самое ближайшее время мы узнаем о том, что египетский рынок будет открыт.

И.Воробьева То есть, условно говоря, мы слышим то, что нам говорят по телевизору об итогах этой операции, что основные задачи выполнены – это одни итоги, которые официальные. А другие итоги, которые наши слушатели, в том числе… вот тут пишут: «224 погибших в сбитом самолете; Турция – враг, Египет – почти враг, курорты закрыты – а ИГИЛ не разгромлен».

С.Алексашенко Нет, слушайте. Египет не враг, и никакого осложнения политических отношений с Египтом у нас не было, то есть вообще даже намека на это не было, потому что никто никогда не говорил, что египетские власти причастны к этому теракту. То есть, я думаю, что политические отношения… не знаю – спросите представителей МИДа, они вам скажут, что «у нас там все хорошо, и посмотрите на динамику контактов – там ничего не меняется».

С Турцией – да. Но, знаете, во внешней политике крупные державы, которые пытаются играть в геополитику, они вынуждены нести какие-то расходы на проведение внешней политики, в том числе, платить союзникам и платить за ослабление позиции соперников. Ну вот так получилось, что Турция решила не быть российским союзником, а Турция решила быть оппонентом России. Ну и России для того, чтобы сдерживать оппонента, пришлось заплатить, в том числе, и турецкими санкциями, в том числе, снижением продовольствия на прилавках российских магазинов. Но опять, есть геополитический интерес, и политики, они мыслят ими – ну, глобально. Зачем нам помидоры и огурцы? Да бог с ними! Вот окунуть ноги… сапоги в воды Индийского океана или какого-нибудь моря – вымыть – вот это дело!

На самом деле, говоря о недекларированных итогах сирийской компании, я думаю, что такие военное-политические отношения России с Ираном очень сильно укрепились. То есть научились две страны, у которых по большому счету есть какой-то такой, дружественный нейтралитет, вот они научились проводить совместную военную кампанию. И это означает, что для России гарантируется рынок сбыта вооружения. Там Иран, Ирак, Сирия будут покупать российское вооружение – уже хорошо для нынешней власти, для многих российских заводов оборонных. Минобороны уже сказало, Сергей Чемезов заявил, что гособоронзаказ будет в этом году сокращаться на 10%. Вот нашли, куда сбывать свои ракеты. Тоже неплохо, правда?

Я.Широков А вообще, вы к чьей точке зрения склоняетесь: тех, кто говорит, что, действительно, вывод российского контингента в Сирии или тех, кто говорят, что это просто такое громкое название «вывод», а на самом деле забрали часть ненужных самолетов, которые просто не пригодятся в ближайшее время.

С.Алексашенко: Военный бюджет России – 3 триллиона 600 млрд рублей. 0,7% оборонного бюджета страны

С.Алексашенко Яков, поживем – увидим. Чего мы пытаемся угадать? Опять я повторю то, с чего начал: Владимир Путин отличается непредсказуемостью своих действий. И можем с удивлением для себя через пару недель узнать, что военная группировка России начнет увеличиваться, потому что там произошло какое-то обострение – тьфу-тьфу-тьфу! Плюю через левое плечо – перемирие сорвано и поэтому необходимо резко увеличить. Ну не знаем. Давайте поживем – увидим. Пока ситуация, на мой взгляд, прозрачная и понятная.

Возможно каким-то дополнительным импульсом того, что начались мирные переговоры и что, действительно, там военно-политическая ситуация внутри Сирии, не беря проблемы взаимоотношений с исламскими террористами, она как-то нормализовалась и успокоилась.

Ведь, на самом деле, нужно вспомнить, что буквально на днях был сбит самолет сирийских ВВС и сбит, судя по всему, американским «Стингером». А вот уже, если это правда и если поверить в то, что в руках то ли о оппозиции, то ли у исламистов оказались ракеты воздушной защиты, то вообще-то говоря, риск того, что Сирия может превратиться в Афганистан для России, они резко возрастают. И, я думаю, что, знаете, всегда есть капля, которая дополняет бочку, или соломинка, ломающая хребет верблюда – вот, возможно, это сбитый МИГ и стал таким импульсом для Владимира Путина, чтобы сказать: «Так, давайте-ка… Вот хороший момент уйти». В английском языке момент – это opportunity – возможность. И, собственно говоря, когда Владимира Путина называют оппортунистическим политиком – это не то, что как у нас Карл Каутский, оппортунисты, которые все время против, а здесь, наоборот, он воспользовался возможностью.

И в этом отношении – я как-то пару лет назад уже написал – что для Владимира Путина любимый вид спорта не шахматы, где нужно стратегию рассчитывать, а дзюдо. Вот совершил бросок резкий вперед, выиграл очко и – раз! – встал в защиту снова, вернулся в исходное положение. Вот, по-моему, на самом деле, выглядит все примерно так. И, подозреваю, что российский президент достаточно удовлетворен теми достигнутыми результатами.

Я.Широков Кстати, вы сейчас вспомнили Афганскую войну. И просто небольшая ремарка. У меня сегодня с утра было такое тревожное ощущение дежавю. Я недавно буквально читал в истории афганской войны о том, что разговоры о том, что количество военнослужащих в Афганистане будет сокращаться и будет доведено до минимума – об этом разговоры и декларации шли чуть ли не с весны 80-го года. То есть я говорю, что есть какое-то тревожное ощущение, как будто мы наблюдаем если не повторение, то, по крайней мере, практически одни и те же события только в других вариациях, в других условиях.

С.Алексашенко Яков, я помню 80-й год, я уже был достаточно сознательным человеком. И с того времени информационный мир сильно изменился. Вот в 80-м году единственными источниками информации о том, что происходило в Афганистане и тоже такими… искаженными, были вражеские голоса — «Голос Америки», ВВС, «Немецкая волна» — которые там чего-то рассказывали, и то не особенно говорили о том, сколько советских военнослужащих находится в Афганистане и что с ними там происходит.

Сегодня возможности космической разведки позволяют пересчитать эти самолеты. Зафиксировать бортовые номера, пересчитать количество военнослужащих российских, которые находятся на территории этих сирийских военных баз. Возможностей получения информации намного больше. И для того, чтобы убедиться, что в Афганистане Советский Союз не выводит, а наоборот, наращивает контингент и увеличивает свои потери, для того, чтобы принять решение, что, вообще-то грубо говоря, с этой бессмысленной войной пора заканчивать, понадобилось 10 лет.

А вот здесь как-то и мы получаем информацию – мы – те, кого интересует, население, журналисты – мы получаем информацию о том, что происходит в Сирии в режиме реального времени фактически. Поэтому, знаете, правда это или неправда, похоже это или не похоже, аналогия не аналогия – давайте чуть-чуть подождем. Не будем сейчас делать выводы. Подождем. Вот пока, если верить тому, что говорят российские власти, если верить тому, что заявил российский президента, ситуация выглядит как win-win, выиграли обе стороны: и Россия, и Америка, и Сирии тоже стало лучше, потому что война закончилась. Слава богу, что люди перестали стрелять друг в друга.

И.Воробьева Вообще-то нет. Говорят, что авиаудары продолжались сегодня.

С.Алексашенко Ира, давайте хотя бы пару недель подождем. Потому что перемирие – сколько оно там, неделю назад было объявлено, две недели назад? – две недели назад объявлено перемирие, и точно совершенно, что даже если были выстрелы, даже если были бы авиаудары, то за эти две недели ситуация гораздо спокойней, чем она была четыре недели назад, и слава богу. Чтобы оценить, насколько действенно перемирие, насколько реален уход российских военных из Сирии, или это, действительно, вывод самолетов, которые не нужны, избыточны, которые тяжело применять, которые часто ломаются, расходы на обслуживание которых высоки, высокотехнологичные, которые не нужны сегодня в Сирии. Давайте месяц подождем, и мы все с вами поймем сразу.

Я.Широков Не могу не спросить еще один вопрос про Сирию и ситуацию. Вот как-то на российском рубле все это может отразиться?

С.Алексашенко Нет, конечно. Российский рубль – это валюта не политическая. Она не зависит от политических колебаний в России. Чего бы в России ни происходило, с точки зрения политики, рубль вообще никак, фиолетово… Рубль привязан к цене на нефть. Иран отказался идти на замораживание добычи нефти – нефть стала дешеветь – рубль стал дешеветь.

Казалось бы, Россия замирилась с Америкой, отношения политические должны улучшаться, рубль должен укрепляться. Ничего подобного: нефть дешевеет – рубль дорожает, нефть дорожает – рубль дорожает.

И.Воробьева О событиях в России хотелось бы тоже поговорить. Экономист Сергей Алексашенко у нас на связи по Скайпу. Об арестах, которые сегодня происходят в Министерстве культуры. Там задержано по делу хищении госсредств несколько чиновников. Это замминистра Григорий Пирумов, а также директор департамента управления имущества и инвестиционной политики и его заместитель. Чиновников подозревают в хищении средств, которые были выделены на проведение реставрационных работ на объекты культурного наследия. Там много разных всяких объектов: там и в Псковской области, Эрмитаж и многое другое.

С.Алексашенко: Не надо удивляться, что в самое ближайшее время мы узнаем о том, что египетский рынок будет открыт

Вы верите во что: в то, что антикоррупционное что-то там сработало, и чиновников начали задерживать, или кто-то кому-то помешал в очередной раз?

С.Алексашенко Я скорее придерживаюсь первой гипотезы, что все-таки избирательное применение антикоррупционного законодательства в России, оно санкционированно. И если посмотреть историю последнего года, полутора, двух, то редкий месяц проходит без того, чтобы нам не сообщили об аресте какого-нибудь министра, губернатора, зам губернатора, мэра и так далее. Это стало какой-то нормой вещей. И сказать, что это политика и что уровень коррупции снижается, невозможно. Это даже президент Путин, выступая на коллегии МВД признал, что с коррупцией никакого стратегического успеха достичь не удается. Правда, почему-то обвинил в этом сотрудников МВД. Я думаю, что как раз точно совершенно не они виноваты в коррупции и не с них надо начинать.

Понятно, что, когда президент говорит об этой проблеме, как о ключевой проблеме на коллегии МВД, значит все-таки уровень коррупции его тоже беспокоит. Значит, он внутренне понимает, что не по чину берут, что хотелось бы особенно в этих условиях, когда цена на нефть подешевела, когда нефтегазовые доходы в бюджете снизились на 40% — ну вот типа: «Ребята, знайте меру, умерьте свои аппетиты». И вот как это… на то она и кошка, чтобы мыши боялись. Вот, чтобы вы боялись, мы будем так потихонечку, избирательно, случайным образом: сегодня — Минкультуры, завтра — мин Дальнего востока, послезавтра — Минфин или там Тверская, Калининская, Тьмутараканская область — будем вот так потихонечку выдергивать. Мы же не можем всех посадить, мы же не можем всех взять и посадить сразу, потому что после этого сразу государственная машина перестанет работать. А вот так избирательно – глядишь, кто-то испугается, а кто-то, наоборот, скажет: «Ну, до меня дело не дойдет». Мало ли таких замминистров, которые что-то зарабатывают на бюджетных деньгах.

И.Воробьева А как вы считаете, Владимир Мединский ответственен за то, что его заместитель, может быть, такое сделал? У нас нет пока решения суда, только подозрения.

С.Алексашенко Ира, вы знаете, министр, как говорится, отвечает за все, что происходит у него в министерстве, потому что, в конечном итоге, он предлагает своих заместителей, и он работает с ними. Но, с другой стороны, я достаточно хорошо понимаю, что любой замминистра, любой директор департамента – у него такой объем работы, такой объем деталей и конкретных вещей, что далеко обо всем министр или его руководитель знает. Поэтому говорить о том, что Владимир Мединский был в доле… Я вообще, считаю, что он достаточно богатый человек.

И.Воробьева Нет, я не говорю, что в доле, но отвечать он должен как руководитель.

С.Алексашенко Морально – должен. Но, вы знаете, в семье не без урода. И говорить, что это Мединский во всем виноват, что он такого человека выдвинул… Это проще всего сделать, что он во всем виноват. Тогда, вообще говоря, виноват премьер-министр Медведев или кто там подписал постановление – может быть, Путин – три года назад…

И.Воробьева Нет-нет-нет, подождите секундочку.

С.Алексашенко Стоп! Кто подписал постановление этого Пирумова замом министра?

И.Воробьева Заместителей назначают по представлению министра.

С.Алексашенко Не важно. Кто подписал, кто принял решение?

И.Воробьева Конечно, руководитель правительства.

С.Алексашенко: АвтоВАЗу нужно продать 200-300 тысяч автомобилей, чтобы чувствовать себя уверенно

С.Алексашенко Нет. Руководитель правительства имеет право не подписать. У него тысяча человек с лишним работает в аппарате Белого дома, включая спецслужбы, которые обязаны были этого Пирумова проверить. Поэтому давайте не будем обвинять, а сделаем перерыв на новости.

И.Воробьева Какая прелесть! Отлично. Наш соведущий экономист Сергей Алексашенко. Продолжим через несколько минут.

НОВОСТИ

И.Воробьева – 1535 в столице. Продолжается «Персонально ваш». Сегодня, как всегда по вторникам, по Скайпу у нас экономист Сергей Алексашенко.

Я.Широков Мы, конечно, обсуждаем задержания в Министерстве культуры одного замминистра и двух руководителей департаментов. Ну, а кроме того само уголовное дело, связанное с реставрацией таких знаковых объектов культуры, как Изборская крепость и Эрмитаж и еще целого ряда объектов. Это дело о хищении средств.

Сергей, у меня такой вопрос, вот смотрите, у нас уже есть сообщения от пресс-секретаря министра, который говорит, что Мединский и сам намеревался инициировать проверку против замминистра Григория Пирумова, который был задержан. Не говорит это все-таки о том, что министр уже знал, но почему-то не торопился или почему-то не успел раньше ФСБ заявить об этом факте?

С.Алексашенко: Казалось бы, Россия замирилась с Америкой, рубль должен укрепляться. Ничего подобного

С.Алексашенко Не знаю. Ведь, на самом деле, в любом министерстве есть свое контрольно-ревизионное управление, которое проверяет бюджетные расходы. Есть Счетная палата, которая контролирует использование бюджетных средств. Есть оперативная информация, получаемая ФСБ, получаемая Министерством внутренних дел, Следственным комитетом. И между этими ведомствами обмен информацией идет. Он идет как официальными письмами, секретными, ДСП-шными, так и телефонными разговорами. И мы с вами, боюсь, что никогда не узнаем по этому конкретному делу, так же, как мы по делу Хорошавина ничего не знаем или по делу Коми-группировки, организованной преступной группировке, захватившей всю республику. Мы никогда не узнаем, что послужило…, откуда начали распутывать эту цепочку, что стало первым, кто эту информацию передал.

Опять, мне кажется, мы начинаем сейчас гадать о вещах, где у нас просто нет информации. То есть вот знал или не знал Мединский? Вот его пресс-секретарь сказал, знал, и вообще, он чуть ли не написал бумагу, ну просто он хотел убедиться… Знаете, у него же нет следственного опыта, и нельзя обвинять человека, не имея достаточных оснований. Ведь ФСБ может арестовать любого человека, любого чиновника на основании оперативной информации. Полномочия у этой организации достаточно широкие, и принимая решения об аресте, у них есть какая-то своя логика и своя практика работы.

Министру написать письмо в ФСБ, в МВД: «Вот, вы знаете, у меня такой замминистра – ворует!» — ну это, во-первых, не очень часто происходит, боюсь, что даже очень редко происходит. Ну и, во-вторых, нужно иметь какое-то политическое мужество. Ведь отличие министра от оперативного сотрудника ФСБ оперативный сотрудник ФСБ обязан сообщать о своих подозрениях, а вот министр… представляете, он напишет официальную бумагу, за своей подписью, на бланке, а потом выяснится, что эта информация не подтверждена. Так ведь на него же можно в суд с делом о клевете пойти, правда?

Поэтому, знал не знал Мединский, участвовал, не участвовал – мы гадаем при полном отсутствии информации. Мне кажется, вопрос не сильно принципиальный. Вопрос принципиальный в том, что применение законодательства в антикоррупционной практике идет избирательно. Это, собственно говоря, да.

Так же, как на самом деле, избирательно идет применение этого закона о запрете на оборот технических средств, по которому сейчас против Натальи Пелевиной возбуждено уголовное дело. Ведь закон существует уже сколько-то времени, но все эти устройства совершенно спокойно продаются в российских магазинах. И никакой борьбы с этим не идет. А вот, если нужно политического активиста посадить в тюрьму или против него возбудить уголовное дело, то, пожалуйста, достается закон – и мгновенно возбуждается уголовное дело. Поэтому это главное, и, собственно, на это у нас должно быть внимание сконцентрировано – что избирательное законодательство. И требовать нужно от властей, что «ребята, вот есть закон, так давайте его сделаем равным для всех».

Я.Широков Вообще, кстати, интересно, что самим этим делом занимается ФСБ. Если мы вспомним Хорошавина и Гайзера, то обычный Следственный комитет участвовал во всех этих делах.

И.Воробьева В этот раз другое…

С.Алексашенко Мне кажется, что там тоже ФСБ было. Мне кажется, что и в том, и в другом случае арест производили эфэсбэшники.

И.Воробьева По крайней мере, ФСБ возбуждает уголовное дело, что для нас несколько необычно. Обычно Следственный комитет ведь возбуждает. Давайте мы перестанем говорить на темы арестов, поскольку, я думаю, мы еще не один раз о них поговорим. Сейчас будут вскрываться всякие подробности и так далее.

Хотелось бы спросить вот о чем: вы знали, что у нас замечательные отношения с Марокко?

С.Алексашенко Нет, не знал. Я даже вообще не знал, что у нас есть отношения с Марокко? Ну логически они есть, а вот что кроме этого…

И.Воробьева Понимаете, у нас замечательные отношения с Марокко. Это сегодня сказал Владимир Путин в ходе предстоящих переговоров на высшем уровне. И он обеспокоен тем, что снижается объем экспорта некоторых видов марокканских фруктов в Россию. Он не понимает, почему упали поставки, например, апельсинов и овощей – томатов – в Россию. И он говорит, что тем более, что у нас есть определенные ограничения на поставку подобных продуктов из стран Евросоюза.

Тут в этом всем, конечно, нет никакой новости, а есть интересное такое видение Владимира Путина всех стран, с которыми у нас пока еще остались какие-то нормальные отношения. Правильно я понимаю, что их не так много в принципе осталось?

С.Алексашенко Нет, смотрите, если количество смотреть, то из 200 с чем-то стран, которые существуют в мире, отношения у нас испорчены — не знаю – с четвертью, с 50-ю, если всю Европу посчитать и весь западный цивилизованный мир, стран 50. Так что количественно стран, с которыми у нас хорошие отношения, много.

С.Алексашенко: Требовать нужно от властей: «ребята, вот есть закон, так давайте его сделаем равным для всех»

Другое дело, что количество в данном случае не означает качество. И у нас с какими-нибудь островами Вануату или еще что-нибудь в Тихом океане, где много островных государств, могут быть очень хорошие отношения. Только от этого нам — России – как-то не жарко ни холодно. И если для Владимира Путина вопрос поставки марокканских апельсинов, действительно, является главным и единственной целью его повестки в его внешнеполитической деятельности, не считая сирийской кампании, в общем, конечно, печально.

Потому что, мне кажется, что для российской экономики, какие апельсины привозить – марокканские, египетские или, может быть, турецкие или мексиканские – ну это должен бизнес решать, бизнес и потребители. Потребители голосуют рублем, а бизнес считает, что ему выгоднее. Президент занимается экспортом-импортом апельсинов – это как-то смешно совсем происходит.

Я вот посмотрел: задержание Хорошавина осуществляло ФСБ тоже.

Я.Широков Значит, это общая как бы канва…

С.Алексашенко Да, просто чиновников такого уровня, видимо, должна задерживать… Вот тоже показывать, что они тоже работают.

Я.Широков Просто запомнилось, что все эти задержания комментировали в Следственном комитете, в первую очередь – Маркин.

С.Алексашенко Ничего страшного. Давайте про апельсины – это интересней!

И.Воробьева Нет, про апельсины – классно. Я тут еще про МВД поговорила бы. Дело в том, что я все никак не могу остановиться: читать выступление Владимира Путина – он сегодня выступал на коллегии МВД и сказал, что народ поддерживает репрессивные меры против нарушителей закона. Давайте я процитирую лучше: «Даже, когда сотрудники органов внутренних дел применяют, прямо скажем, репрессивные меры государственные к тем, кто преступает закон, люди видят, что это делается в интересах всего общества, и это вызывает поддержку со стороны народа». То есть, президент признает, что МВД применяет репрессивные меры государственные к тем, кто преступает закон. Как вы считаете, это нормально так говорить? Это что значит?

С.Алексашенко Ира, мне кажется, слово «репрессия»... Когда государство сажает в тюрьму, то в принципе это можно называть репрессиями. Когда коррупционеров сажают в тюрьму, то в принципе это тоже репрессивные действия. Но я думаю, что Владимир Путин имел скорее это в виду. То есть вряд ли у него в голове была аналогия, что это репрессия образца 37-го года. Я думаю, что это применение силовых возможностей государства.

Из контекста выступления, из контекста того, что Владимир Путин как президент санкционирует для силовых структур… Владимир Путин как политик искренний, и очень часто говорит, много рассказывает о своих мотивациях, о причинах своих поступков, но я не помню у него рассказов о том, что избирательное применение законодательства – это то, что он санкционирует. Он не хочет на эту тему говорить, ему никто на эту тему вопросов не задает.

С.Алексашенко: Президент занимается экспортом-импортом апельсинов – это как-то смешно совсем происходит

Но по большому счету, репрессии – это же не против замминистра Пирумова. Мы не знаем, но, как говорится, следствие покажет, суд докажет, воровал он или не воровал, были факты коррупции и казнокрадства или не было. Но, скажем, применение статей об обороте технических средств, под которую попала Наталья Пелевина – это избирательное законодательство. Регистрация блогеров – это избирательное законодательство. То есть, вообще говоря, если предположить, что за оборот технических средств нужно сажать всех, то мы должны увидеть посаду десятков и сотен владельцев этих магазинов. Чего-то мы не видим. Поэтому репрессий нет.

А политические репрессии – репрессии против политической оппозиции – это явно не та тема, которую Владимир Путин готов публично обсуждать, тем более, на коллегии МВД. Поэтому, мне кажется, что здесь, знаете, слово использовано, но без какого-то дополнительного смысла.

Я.Широков Ну хорошо. Еще более приземленная тема. Не могу никак забыть про эту тему. Сегодня у нас сменился наконец в АвтоВАЗе гендиректор, президент, точнее. Там закончилась долгая, длинная опера. Возглавил теперь Николя Мор, который возглавлял румынскую Dacia. Что теперь стоит ожидать… я бы не сказал, поклонникам отечественного автопрома, но тем, кто покупает эти машины? Что теперь будет с АвтоВАЗом?

С.Алексашенко Яков, давайте разделим вопрос на две части. Первое: что будет с машинами от АвтоВАЗа: ВАЗами, «Приорами», «Вестами» и прочими? У меня нет своей машины тольяттинского производства, но я на них время от времени езжу на разных. И я могу сказать честно, что в принципе машина улучшается. И последние модели АвтоВАЗа уже напоминают автомобили западных глобальных автокомпаний, и что-то у них похожее на автомобиль есть.

Я.Широков Ну это заслуга Бу Андресона.

С.Алексашенко Это заслуга не Бу Андресона. Это заслуга вообще еще Игоря Комарова, который с 2009 года реализовывал программу вывода АвтоВАЗа из кризиса, заслуга в первую очередь альянса «Рено-Ниссан», который решил не закрывать свои инвестиции в Россию, а решил пойти на более широкое сотрудничество, открыл свою базу для комплектующих, стал проводить унификацию платформ. То есть АвтоВАЗ стал, на самом деле, самым, можно сказать, младшим, последним в линейке качества автомобилем в альянс «Рено-Ниссан».

И я надеюсь, что поскольку-постольку «Рено-Ниссан» и деньги дополнительные вкладывает и своего менеджера назначает, в принципе эта компания, японско-французский альянс, они являются контролирующим акционером АвтоВАЗа, они вкладывают все больше и больше денег, я так понимаю, что все-таки им совестно, выпускать автомобили плохого качества. То есть они могут быть дешевые, у них могут быть низкие потребительские качества… никто же не спорит, что «Жигули» АвтоВАЗа хуже, чем «Мерседес», БМВ или «Ауди». Да, хуже, но это не означает, что их нельзя сравнивать с «Фордом», «Судзуки» или чем-то еще. И, я думаю, что качество автомобиля, оно будет продолжать повышаться, может быть, это будет очень медленно, но, тем не менее движение в эту сторону будет продолжаться.

А вторая часть вопроса, это: «Что будет с заводом? Ведь опять таки после программы выхода из кризиса 2009 года и такая очень глубокая реструктуризация всей ситуации на АвтоВАЗе привела к тому, что французы, «Рено-Ниссан» согласились инвестировать в развитие, и мощности АвтоВАЗа уже увеличились в полтора раза, и в принципе есть проект увеличения до двух раз. То есть с 700 тысяч автомобилей – сейчас миллион 100 — хотят в принципе до миллиона 400 тысяч автомобилей довести мощности АвтоВАЗа. То есть в принципе эти решения принимаются в расчете на то, что российский авторынок будет быстро восстанавливаться, и что он будет если не самым крупным в Европе, по крайней мере, вторым после Германии он точно останется. А выясняется, что кризис, а выясняется, что падение доходов населения, а выясняется, что спрос на автомобили резко упал. То есть январь-февраль этого года – там очередное падение на 20% к началу прошлого года, и вообще ниже всех возможных уровней. Там с 2008 года идет подробная статистика. Вот ниже, чем любой предыдущий год. И самое главное, что шансов на восстановление авторынка, по крайней мере в этом году я не вижу.

Опять возвращаясь к кризису 2005 года, рост продаж автомобилей заметный начался весной 2010, а вот самая нижняя точка падения доходов населения – это был июль август 2009. То есть понадобилось 9 месяцев, вот уже как 9 месяцев доходы населения росли, и только после этого отреагировал спрос на автомобили. Сейчас у нас доходы населения продолжают падать, и соответственно, только от той точки, когда они перестанут падать, еще вперед посчитайте 9 месяцев – спрос на автомобили начнет возрастать. То есть понятно, что это не проблема, не перспектива этого года. Это уже откладывается на 2017 год.

И вот у завода созданы явно избыточные мощности, и они используются сегодня на 30%. И это проблема предприятия. И там можно быть Ли Якоккой, который выводил «Крайслер» из кризиса, но ты в этой ситуации не можешь сделать ничего. У тебя есть избыточные мощности, новые, хорошие, на которых ты можешь производить автомобили, и есть обнищавшее население – обнищавшее, наверное, громко сказано – но население, доходы которого резко упали и которое решило экономить во всем, и в первую очередь на покупках автомобилей, которое говорит: «Нет, стоп, ребята, сейчас не самое хорошее время покупать машины. Не потому, что они плохие они, может быть, даже лучше, чем два года назад – у нас денег нет».

И, я боюсь, что эта задача, которую решить новому президенту АвтоВАЗа точно будет не под силу. Здесь мало чего от него зависит. И, может быть, единственное можно в какую сторону смотреть – если «Рено» начнет продвигать автомобили российской сборки на внешних рынках. То есть хотя бы на экспорт их поставлять чтобы хоть как-то увеличивать загрузку. Ну, потому что увеличить внутренний спрос никакой президент АвтоВАЗа не в состоянии. Точно – не его задача, не его компетенция.

Я.Широков А куда, например, можно будет поставлять наши машины? Индия – вряд ли. Там «Тата Моторс» этот.

С.Алексашенко: Репрессии против политической оппозиции – явно не та тема, которую Путин готов публично обсуждать

С.Алексашенко Ну и что? Слушайте, в Индии – там миллиард населения. А страны Северной Африки, где климат достаточно неплохой, сухой, и на автомобиле такой повышенной… не проходимости, а устойчивости к плохим дорогам, они могут очень даже пригодиться. В Латинскую Америку могут пригодиться. Ведь понятно, что вряд ли российские автомобили заполонят рынки Европы и США, Канады, Австралии и Новой Зеландии, но ведь основной рост спроса на автомобили будет в развивающемся мире.

И нужно понимать, что АвтоВАЗу нужно продать 200-300 тысяч автомобилей, чтобы чувствовать себя уверенно. Вот 200-300 тысяч автомобилей в год при мировом рынке, который, по-моему, миллионов 70, это вообще доля процента. То есть для того, чтобы продать на российском рынке – около 300 тысяч продал АвтоВАЗ в прошлом году – чтобы увеличить на 300 тысяч, нужно, чтобы российский рынок увеличился вдвое, предполагая, что доля АвтоВАЗа не будет меняться. Но поверить, что российский рынок увеличиться в два раза даже за два года – я не знаю, вряд ли такое случиться, готов поспорить. А вот продать 200 тысяч на мировом рынке, где 70 миллионов – наверное, задача более решаемая.

Поэтому, если в этом направлении будет работать президент АвтоВАЗа, если в этом будет состоять стратегия «Рено-Ниссан», то тогда, наверное, у АвтоВАЗа будет свет в конце тоннеля. А если он будет концентрироваться только на внутренних проблемах, и АвтоВАЗ будет функционировать как российское предприятие, ориентированное на российский рынок и на рынок Казахстана, куда будут поставляться комплекты для сборки, тогда ничего хорошего с АвтоВАЗом не будет, и через пару лет мы узнаем, что и этот президент АвтоВАЗа не справился со своими обязанности.

И.Воробьева Еще Lada X-Ray отличная реклама, мне очень нравится. Между тем наше время закончилось, к сожалению, по крайней мере, в этом вторник. Спасибо огромное! У нас по Скайпу был экономист Сергей Алексашенко. Увидимся, услышимся через неделю с вами.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире