'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 25 декабря 2012, 19:08

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, наш гость сегодня – журналист Леонид Радзиховский, чему я очень рада. Здравствуйте.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Спасибо.

О.ЖУРАВЛЁВА: Накопилось как всегда вопросов. Бываете редко, но зато метко.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вас оставить же нельзя без присмотра.

О.ЖУРАВЛЁВА: Конечно. Слава богу, наконец, разберемся. Вот, сформулирован вопрос прямо на SMS очень быстро: «Что думает Радзиховский про усыновление детей?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Никого не усыновлял никогда в жизни. Что думаю про закон.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, по поводу закона есть вопрос, кстати говоря, еще более сложный, как раз в любимом вами конспирологическом духе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Мною? Вы меня забыли совсем, Оля.

О.ЖУРАВЛЁВА: Оппонент2012 пишет следующее: «В драконовском законе одна поганая статья №4 маскирует не менее поганую №3, которая позволяет властям практически расправляться с любой общественной организацией, партией, объединением и тому подобным. Там речь идет об американском влиянии, американских агентах, деньгах и так далее». Как кажется Оппоненту, что в случае возмущения статьей №4, поправим, а статья №3 проскочит без проблем. Что это какая-то сложная такая многоходовая комбинация, на самом деле.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Боже мой! Кого ж обманывать-то? Оппонента2012? Ради него все делают?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, его-то не обманешь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот. Даже его не обманешь. А больше некого просто. Нет, закон этот, видите ли, вот этот антидетский или антиинвалидный, или как его там называют закон, я бы тут несколько аспектов взял. Ну, во-первых, если вас интересует мое особое мнение об этом законе, то это, действительно, такой закон подлости и закон глупости.

Прежде всего, что с ним будет (вот, прогноз). Закон этот работать не будет. Я писал несколько раз на вашем сайте, что Магнитский акт наше начальство съест и заест сахаром, и я до сих пор придерживаюсь этой точки зрения.

Значит, каким образом закон работать не будет? Элементарно, Ватсон. Вступает в действие он формально даже. Да, Путин его подпишет – это без вопросов, тут никаких сомнений нет. Тем более, он его подпишет, что на сайте американского Конгресса и на сайте администрации обсуждался вопрос о том, чтобы Путина не пустить в Америку. Ну, понятно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но это тоже как-то так, спустили.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Быстро ушло, да. Тем не менее, он его подпишет на 100%. Но это ровным счетом ничего не значит, поскольку а) закон вступает в силу не после подписания Путиным, а после того, как заканчивается срок действия какого-то там соглашения с Америкой. Это еще год, весь 2013-й год. И в течение этого 2013 года старое правило будет действовать, раз. И будет действовать какая-то там комиссия, которую создадут. И эта комиссия тихо-мирно спустит это дело на тормозах, внесут какие-то правки, поправки, переправки. И через год, когда этот закон должен будет вступить в силу, нифига он в силу не вступит. То есть та часть, вот эта поправка на подлость, так сказать, по поводу детей в силу не вступит и практическое значение этого закона (узкопрактическое) или этой поправки, детской поправки, узкопрактическое значение этой детской поправки равно нулю.

Тем не менее, сама по себе вся эта байда с этим законом имеет, с моей точки зрения, много аспектов и она, действительно, важна. Первый аспект заключается в том, что вот сегодня я читал интересные материалы опроса, который проводил ФОМ, фонд Общественное мнение.

О.ЖУРАВЛЁВА: 56%.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Это очень авторитетный фонд, его руководитель – Ослон. Сколько бы там какие-то люди ни ругались, никто из социологов никогда не говорил, что Ослон подделывает цифры. Поэтому это один из тех фондов, которым можно доверять. 56% граждан России поддерживают, 21% против и 23% не могут определиться.

Очень интересны мотивы этих людей, но об этом можно отдельную передачу проводить. Потому что я вот сам достаточно много общаюсь с обычными гражданами, и любопытные выслушивал от них объяснения, почему они за. Кстати, в основном, люди, с которыми я разговаривал, поддерживают этот закон.

Ну, в двух словах если сказать, то мотивы такие. Как-то мы должны отреагировать на то, что нас опустили. В этой ситуации граждане себя от начальства абсолютно не отделяют. Это первое. Второе, когда говоришь «Слушайте, ну зачем же это делать с помощью детей?», говорят «А чего ж мы, будем торговать детьми? Давайте и органами торговать будем». Когда я говорю, что, ну, все-таки, детям там, наверное, лучше, они говорят «Может, и лучше. А если мы это дело не прекратим, им там всегда будет лучше. А если мы прекратим, то начнем здесь улучшать ситуацию, давать деньги на детские дома, на усыновление, им тут станет лучше, а иначе это никогда не кончится».

Еще одна интересная деталь, что граждане абсолютно не понимают в большинстве, нафига американцам брать детей, тем более инвалидов, тем более больных. Ну, в упор не понимают. Говорят «Тут какая-то подлянка. Наверное, на органы разбирают».

О.ЖУРАВЛЁВА: И депутаты нам все время говорят о том: «Это же огромные деньги», как бы намекая, что эти деньги кто-то зарабатывает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Зарабатывает.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но зарабатывают наши граждане, которые сидят в неких конторах, например.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, видите ли, вот это я вам сказал мнение вокс попули, по крайней мере, значительной части этого вокс попули.

Что касается депутатов, то там тоже интересно. Ну, есть там люди с песьими головами. Вот, выступала депутат Горячева, которая просто цитировала фильм «Женитьба Бальзаминова», что живут там люди с песьими головами (американцы то есть) и эти люди с песьими головами часть детей разбирают на органы, опять же… Прям, вот эта разборка на органы – это у нас какая-то национальная идея.

О.ЖУРАВЛЁВА: А с остальными сексуальными утехами занимаются.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Фиг там! Сексуальные утехи – это я уж не знаю, откуда.

О.ЖУРАВЛЁВА: А! В армию, в армию!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Превращают их в зомби, и эти зомби, то есть дауны безрукие-безногие, превращенные в зомби, будут брошены на нашу страну в тот день, когда начнется что? Мировая война между Россией и США.

Ну вот есть поклонники идеи, что американцы – это люди с песьими головами и зомби. Есть люди, которые на этом деле пытаются чего-то там карьеру какую-то сделать. А большинство – это затюканные трусливые конформисты, которые не для того становились депутатами (а надо пройти длинный путь, чтобы стать депутатом), чтобы потерять всю свою карьеру и все свое положение из-за какого-то дурацкого голосования.

Вот такие мотивы депутатов. Я прочел про 8 депутатов, которые голосовали против. Очень любопытно. Двое – это профессиональные оппозиционеры, это не обсуждается. Один – академик Алферов, единственный в стране лауреат Нобелевской премии по науке, ему можно все в этой стране, вообще все. Один – председатель общества слепых, который не понаслышке знает, что такое быть инвалидом и как относятся к инвалидам здесь. Один – это известный очень бизнесмен, мультимиллионер Петров, владелец фирмы, которая торгует автомобилями. Кстати, его миллионы делают его скорее уязвимым, нежели неуязвимым, так что честь ему и хвала. Один – мой знакомый, депутат Зубов, которого политическая карьера заканчивается, но тем не менее проявил, несомненно, мужество и пошел против течения. И один вообще мне абсолютно неизвестный, по-видимому никому неизвестный депутат от «Единой России», что особенно поразительно, почему-то из Костромской области. Фамилия никому ничего не говорит, мотивы загадочны.

О.ЖУРАВЛЁВА: Сорвался с цепи – такой вариант тоже возможен.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Маловероятен, но…

О.ЖУРАВЛЁВА: Это Леонид Радзиховский. Мы продолжим выслушивать его особое мнение в одноименной программе. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, мой собеседник – журналист Леонид Радзиховский. И мы продолжаем. По поводу уже сказанного вами, Леонид, есть 2 вопроса. Один – есть ли у этого закона хоть какие-то плюсы для детей? – интересуется Алина. Есть плюсы? Вот так, прямо навскидку можете сказать?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не вижу у этого закона никаких плюсов ни для детей, ни для взрослых. Еще раз повторяю, с моей точки зрения это закон то, что называется моральный идиотизм в нравственном аспекте и интеллектуальный идиотизм вообще.

Что произошло, собственно говоря? Американцы приняли этот самый акт Магнитского. Я не верю, что это был святой акт гуманитарной помощи и желания спасти человечество от его несовершенства. Это, конечно, была рассчитанная пощечина в адрес российского руководства и российского чиновничества. Для кого-то это руководство и чиновничество равняется России, для кого-то не равняется России – тут разные есть точки зрения. Но российское начальство американцы абсолютно отчетливо опустили. Причем, опустили крайне болезненно, потому что для российского начальства только американцы, господа в пробковых шлемах и большие белые господа – это люди. С ними считаются, на них смотрят, их мнение очень важно. И вообще главное счастье, когда у вас есть все, главное счастье – попасть в закрытый клуб белых господ на равных, например, сидеть как мы с вами и обсуждать судьбы мира – сколько ракет снимете вы, сколько ракет поставим мы, у нас СС20, у вас СС40. При этом сигары, при этом кофе. Равные господа, судьбы мира.

И вдруг из-за этого роскошного палисандрового стола вас опускают и говорят «Да вообще, ребята, вы какие-то нувориши, вы, простите, воры. Вообще вы непонятно кто». Это, действительно, корпоративно-личное оскорбление для российского начальства несомненное, рассчитанное корпоративно-личное оскорбление.

Но в случае корпоративно-личных оскорблений можно вести себя по-разному. Можно было просто издать гневную фетву от МИДа, сказать «Вы – козлы» и на этом успокоиться, и поставить точку. Можно было нанести симметричный удар.

О.ЖУРАВЛЁВА: Закрыть счета в наших банках.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, нет, нет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, просто даже самые отъявленные депутаты понимали, что это совсем смешно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Сложно. Сначала открыть, потом закрыть. Нет. Гораздо проще. У американского закона Магнитского есть авторы. Насколько я знаю, это сенатор Кардин и еще там какие-то сенаторы. Вот, конкретно эти сенаторы объявляются невъездными на территорию России.

О.ЖУРАВЛЁВА: Персоны нон-грата.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Персоны нон-грата. Не знаю, рвался ли сенатор Кардин в Россию или не рвался, то это несомненно пощечина господину сенатору и тем господам конгрессменам, которые активно писали этот закон. Американский сенатор не привык, что его не пускают куда бы то ни было кроме разве что Северной Кореи.

Это был бы симметричный ответ: вы нас опустили, мы вас опустили. Но это невозможный ответ. Почему? Потому что московский райком боится вашингтонского обкома. Боится по многим причинам – по шкурным, потому что у кого-то там дети, деньги и так далее, по психологическим, просто потому, что то – обком… И наши хорошо понимают, что то – обком.

О.ЖУРАВЛЁВА: А это – домком.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А мы – домком, совершенно верно. Психологически. Наконец, это нельзя сделать или страшно, точнее, сделать по той простой причине, что если мы объявим, что сюда не пускают авторов закона Магнитского, то после этого уж точно депутатов российской Думы туда пускать не будут. То есть это вот такая эскалация. Значит, этого сделать нельзя.

Таким образом, остался выход или написать гневное заявление МИДа и успокоиться, или отыграться на ком-то. Решили отыграться на ком? Отнюдь не на детях-инвалидах, которые вообще никого не интересуют, а отыграться на маленьких американцах, на том американском быдле, которое сдуру по непонятным причинам усыновляет наших детей. Усыновляете? Вот вам, а не усыновлять. Получите кукиш с маслом.

Отыгрались. То, что при этом пострадают какие-то наши там сироты, это, естественно, вообще никому в голову не приходило. Кто они такие? Какие сироты? Вы чего? В старые добрые времена таких сирот дюжинами обменивали за борзую. Пока было настоящее крепостное право, десяток таких сирот меняли на борзую. Поскольку психология крепостная отнюдь не изменилась, то, естественно, никому в голову просто не могло прийти, что какие-то там… Вот, мы вас так ущучим, господа американцы. Те, кто усыновляют, это не сенаторы, не конгрессмены, не министры, а мы вас. Промахнулись. Недооценили размер скандала.

В общем, эта история, на мой вкус, она больше всего похожа, знаете, на что? Как если бы американцы после 11 сентября в отместку террористам разбомбили бы парочку своих детских домов где-нибудь в Техасе или в Коннектикуте. Вот, в Америке такая мысль слишком сложна для их евклидовского ума. А у нас самое оно.

Промахнулись. Разгорелся скандал. Конечно, 21% в России, который против, большой проблемы не составляет. Реакция нашего общества была, на самом деле, очень слабенькая. 100 тысяч подписей в 15-миллионной Москве – это ноль. Реакция американского общества, 45 тысяч подписей, которые почти все русские, — это вообще ноль. Американская администрация даже сняла эту заяву с сайта.

Тем не менее, при том, что подписей мало, а шуму много. Крик большой. И это дело свернут, предварительно дополнительно показав себя во всей красе, дополнительно показав, что вот 2 мира: у нас такая психология, а у них такая психология. То есть, действительно, полярное отношение к тому, что называется «права человека», «гуманитарные ценности» и так далее, и так далее. Показав все это всем, после этого дадут задний ход и все вернется на круги своя. Естественно, даже смешно обсуждать, что кого-то из наших депутатов куда-то не пустят. Всех повсюду пустят.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но вообще было бы хорошо, если бы кого-то из наших депутатов куда-то не пустили или кому-то бы счет долларовый закрыли, я не знаю там. Ну, хоть какая-то мелкая гадость. Разве бы вот те же 56% не были бы тихонечко рады?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Рады. Потому что эти 56%, я думаю, их психология такая: «Американцы – суки и врут, и детей мучают. Наши начальники – суки и ворье».

О.ЖУРАВЛЁВА: Но это наши.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Но суки и ворье.

О.ЖУРАВЛЁВА: Тем не менее, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Детей вообще, конечно, жалко, хотя, на хрен этих инвалидов кто-то берет. Понять совершенно невозможно, но вообще, конечно, жалко. Но своих не отдадим. Вот волк, коза и капуста, которые в одной голове присутствуют одномоментно. И если бы кого-то из наших депутатов опустили, то у народа было бы амбивалентное чувство. С одной стороны, наших бьют, а с другой стороны, ему, суке конкретно поделом.

Кстати, один из уроков этого закона заключается вот в чем. Что хотя 56% его поддерживает, но вздуть волну праведного патриотического гнева, такую, настоящую «Пусть ярость благородная вскипает как волна, идет война народная, священная война», вот, вздуть войну праведного гнева против американцев абсолютно не получилось и по причине общей апатии общества, и по той причине, что общество, все-таки, очень плохо относится к родному российскому начальству. К американцам оно относится, конечно же, еще хуже, вне всякого сомнения. Но и к родному российскому начальству относится очень плохо, себя с ним не отождествляет.

Да, есть связующее звено – государство. Мы все там в одном государстве и так далее. Тем не менее, отношение к своему начальству очень плохое. И это, я думаю, было для нашего начальства одним из главных и самых неприятных уроков из всей этой истории. Не получилось…

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть, по-хорошему, они на нас злятся.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: На кого «на вас»? На «Эхо Москвы»?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, я имею в виду на граждан.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, разумеется. Не на себя же. А на кого им злиться?

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, пожалуйста, Борису ответьте: «Как объясните, что Госдума плюс Совет Федерации, плюс президент, ну, администрация президента и все присные его почти единогласно за, а у народа другая пропорция во мнениях?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А у народа много других пропорций по сравнению с Госдумой и администрацией президента. Вообще во всем другие пропорции. Например, я сегодня посмотрел на сайте «Эха Москвы» блог Навального, где описывается жизнь…

О.ЖУРАВЛЁВА: Депутата Железняка.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: ...жизнь депутата Железняка. Ну, просто совсем другие пропорции во всем, понимаете? У начальства пропорции, еще раз повторяю, как в большом клубе с большими белыми господами курить корона-корона и пить в Куршавеле коньяк вместе. А у народа совсем другие проблемы и темы.

Что правда, то правда. Те 56%, которые за, и те 23%, которые колеблются, своих представителей в Думе имеют. Это, прежде всего, люди с песьими головами, это конформисты. Это большой набор. А тот 21%, который против, своих представителей в Думе практически не имеет, если не считать 8-ми депутатов. Это верно: эти люди или не голосуют вообще, или, может быть, какая-то часть из них и голосовала, ну, допустим, за тех же коммунистов или за эсеров, предположим. А, может быть, кто-то и за «Единую Россию».

О.ЖУРАВЛЁВА: Или за кого-то, кто не прошел никуда.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Или за кого-то, кто не прошел никуда. Но реально своих представителей в Думе они не имеют. Так что можно сказать, что наша Дума к вопросу о легитимности, легитимна на 79%.

О.ЖУРАВЛЁВА: А общество консолидировано на 70%.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А общество консолидировано на те же 79%.

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите, пожалуйста, Леонид, а вы смотрели выступление, точнее, не выступление Путина, а встречу Путина с журналистами?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Смотрели.

О.ЖУРАВЛЁВА: Что-то новенькое вам открылось вот в этой последней встрече?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Открылось.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, Леван из Тбилиси интересуется: «Как вам журналист Маша из Приморья?» Мария, Леван. Это важно. Мне было прямо удивительно, вот это вот при всем нашем обычном быте и при нашей обычной консолидации общества вдруг встречать абсолютно здоровых людей, которые имеют здоровые реакции и задают нормальные вопросы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, лижут…

О.ЖУРАВЛЁВА: Мне кажется, это забытая вещь какая-то.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Лижут на порядок меньше – это факт. И то, что лижут на порядок меньше… Ну, мне, вот, говорили специалисты, что все это было отчасти согласовано – это, действительно, наверное, так. Но что значит «согласовано»? Согласовываются темы. А способ изложения никто не согласовывает. Лижут меньше, и это переход, как мне кажется, к другой теме, которая меня интересует сегодня, собственно ради которой я отчасти и пришел, итоги года. Вот, один из итогов года заключается в том, что лижут меньше.

О.ЖУРАВЛЁВА: Почему, как вам кажется? Это же выгодно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это не очень выгодно. Это и выгодно, и невыгодно. Например, в узкой журналистской тусовке лизать не очень выгодно, потому что когда ты лижешь сегодня, ты оказываешься в положении лизуна-изгоя. А быть лизуном-изгоем – это сомнительное удовольствие. Может быть, деньги тебе подкинут, а, может, и нет. Но ты в своей журналистской тусовке оказываешься каким-то козлом. А быть козлом, в общем, далеко не все стремятся. Но это внутрикорпоративные дела.

А главное – лижут меньше, потому что боятся меньше, потому что с гордостью могу отметить еще одно свое предсказание, которое…

О.ЖУРАВЛЁВА: Про гайки?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Которое я делал вопреки всем. Все кричали «Гайки! Гайки! Вот, крутят гайки, вот, прямо вот…» Я говорил «Никаких гаек никто крутить не будет. Во-первых, не захочет, во-вторых, не сможет, в-третьих, не нужно». Гайки не закрутили, и прямое тому доказательство – вот эта малолизучая конференция. Если б закрутили, то…

О.ЖУРАВЛЁВА: Но! Кое-кому гайки подкручивают. И мы обязательно продолжим этот разговор. Это «Особое мнение» Леонида Радзиховского. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях журналист Леонид Радзиховский и мы продолжаем. До перерыва, Леонид, вы сказали, что гайки не крутят.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не крутятся. Гайки не крутятся.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да, недостаточно крутятся. Ну, это, видимо, ключи не те. Но тогда скажите, пожалуйста, о чем же говорит бесконечная совершенно пляска вокруг, например, Развозжаева, который и 500 шапок 15 лет назад украл, и разбоем занимался, и пропал вообще (еле нашли) бог знает где. И Навальный, который чего только не украл.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, то, что наезжают на отдельных граждан, это факт. Реально они что-то украли или нет, это знают только демократически восторженные слушатели, именуемые в просторечии демшиза, которые знают, что они не могли украсть ничего по определению, потому что они – это они. Я этого не знаю. Может быть, они украли. Может быть, они не украли. Ясно одно, что повышенное внимание к ним прокуратуры никак не объясняется тем, что 15 лет назад он украл какие-то шапки. Так же как повышенное внимание прокуратуры к Навальному никак не объясняется теми довольно несуразными цифрами хищений.

Естественно, власть кого-то подвинчивает. Но глобально, если говорить не об отдельных чудиках, а об обществе, свободы слова за этот год, мягко говоря, меньше не стало. Это касается: нет цензуры в интернете, нет цензуры на радио, по-прежнему течет дождь вовсю на своем канале.

Статусные оппозиционеры так называемые, о которых я надеюсь еще несколько добрых слов сказать, никакого урона не понесли. Ксении Собчак с извинениями вернули 2 или 3 миллиона долларов, которые она случайно забыла у себя в квартире, и так далее. Абсолютно никаких ограничений не произошло с теми бизнесменами, про которых говорят (правда или не правда, не знаю), что они дают деньги оппозиции. Таким образом с этой точки зрения придраться не к чему. На центральных телеканалах как была цензура, так и осталась. Но градус административного бешенства, бешенства административной матки, я извиняюсь, он больше на центральных каналах не стал.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но у нас есть канал НТВ. Достаточно центральный, который в этом году просто приобрел абсолютно технологическую функцию, да? Мы сейчас вам такое порасскажем, а завтра выйдет товарищ Маркин и скажет, что «мы все это проверяем тщательно, это все очень мило и убедительно».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Канал НТВ всегда был скандально желтым каналом. Я сидел при Александре Втором Освободителе, при Александре Третьем Миротворце. И при Гусинском это был скандальнейший желтый канал. Желтизна была немножко в другую сторону. Но мое ощущение следующее: ни страха в обществе не стало больше, ни административного прессинга в отношении обычных граждан, не тех, кого обвиняют, что они там подрались с милицией и так далее. Не стало больше.

Даже какие-то объявили послабления. Ну вот, например, Путин объявил, что будет возвращена система, когда половину депутатов избирают по одномандатным округам. Правда, тут же объяснили, что это делается вовсе не ради демократии, а ради спасения пошатнувшейся «Единой России». Наверное, это правда. Но с другой стороны, если бы он это не объявил, то сказали бы, что он даже на такую уступку не идет. И, все-таки, эти одномандатники – это единственная лазейка, через которую независимые депутаты, ну, тот же Рыжков, скажем, может быть, Касьянов, если ему повезет, имеют шанс попасть в Думу.

Да, принят закон еще один, о котором мало кто говорит, который отменяет абсолютно безумные принципы формирования Совета Федерации, когда случайные люди, вообще не имеющие никакого отношения к области, просто назначались губернатором за деньги или не за деньги членами Совета Федерации.

Таким образом завинчивание не произошло. Я думаю, по двум причинам. Во-первых, потому что не крутится.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть уже некуда?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет! Некуда? Это в России-то некуда? Вы что, издеваетесь? Слава богу, откройте школьный учебник истории хотя бы в объеме журнала «Дилетант»...

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну хорошо, ладно. Завязла гайка, не крутится по какой-то причине. Так?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А второе, не больно хотят крутить. Дело в том, что… Я бы сказал, что…

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть и они нас не боятся, правильно? Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Абсолютно. Абсолютно. И правильно делают. Здесь я хотел бы прочитать краткую лекцию для своих восторженных почитателей из числа демшизы, которые целый год со мной ведут вежливую и содержательную дискуссию. Дело заключается вот в чем. Путин очень надоел людям за 13 лет. В открытой стране надоедание происходит быстро. Для того, чтобы надоедания не происходило, надо творить чудеса, непрерывные чудеса, чего он творить, естественно, не может. Но! Для того, чтобы энергия раздражения, усталости, недовольства и так далее, и так далее превратилась в энергию действия, нужны какие-то люди, которые это делают.

В течение этого года у власти появился хороший и эффективный помощник. Наша власть, как известно, в Думе построена 4-мя колоннами – ЕР, ЛДПР, КПРФ и СР. И вот за этот год обозначилась пятая колонна поддержки власти, так называемая «несистемная оппозиция».

Сначала я думал, что это просто обыкновенная российская интеллигентская глупость, неумение что бы то ни было делать, инфантилизм, чистоплюйство.

О.ЖУРАВЛЁВА: А теперь вы видите в этом кровавую руку?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Заговор. Теперь я в этом вижу системный глобальный чудовищный заговор. Ну, я шучу, естественно, никакого заговора тут нет, но я просто хочу сказать, что пока у вас такая внесистемная оппозиция, вам никакие гайки не нужны. У меня была на сайте «Эха Москвы» дискуссия с одним из лидеров оппозиции, которого я не хочу называть лишний раз по его светлому имени. И он, естественно, написал, что я как агент ФСБ гроблю оппозицию, у меня задание-спецзадание гробить оппозицию. Я ему написал, что зачем же гробить оппозицию мне, когда с таким успехом это делаете вы сами? Я никогда не смогу с вами соревноваться в этом деле. Все проблемы власти создает оппозиция? Нет. Все проблемы власти создает только и исключительно власть. Все провалы оппозиции – это заслуга исключительно самой оппозиции.

Значит, тут можно кратко перечислить несколько пунктов. Первый, в течение года эти люди не предложили ни одного лозунга на своих митингах. В Twitter’е, в Facebook они пишут разные интересные вещи, но на всех их митингах, заседаниях и так далее, и так далее звучат по-прежнему абсолютно безумные нереализуемые идеи или вообще никаких идей. Я, кстати, сформулировал для себя по аналогии с Оруэллом, у которого, помните, 3 принципа Ангсоца (мир – это война, свобода – это рабство и так далее), я сформулировал 3 принципа российской оппозиции. Меньшинство – это большинство, кричалка – это креатив, нетерпимость – это либерализм. Вот это 3 кита, на которых стоит наша…

Не знаю, в чем тут дело, как говорится, это глупость или измена – это пусть последующие историки устанавливают. Но неспособность организоваться, зато способность на своих КС’ах кататься известным способом, стуча лысинами по паркету, нежелание предлагать людям никаких лозунгов, нежелание выходить за пределы кафе «Жан-Жак» и такой социальный расизм «Вот, мы – рукопожатная тусовка, а все остальные – вообще не пойми кто»...

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, мне кажется, что здесь вы несколько…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Преувеличиваю?

О.ЖУРАВЛЁВА: Усугубляете, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Возможно. Я говорю свое особое мнение. Так вот комбинация всех этих факторов означает одно. Эти люди так до сих пор и не поняли, что даже очень большая интеллигентская кухня – это совсем не политика и совсем не митинг. И когда они собираются на митинг, получается очень большая интеллигентская кухня, о чем потом они с удовольствием пишут «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Правильно. Если вы хотите потусоваться, это здорово. Если вы хотите заниматься политикой, то есть перейти от пустейшей болтовни к делу, нужен один маленький фактор – политическая воля и политическое желание. У вас нету ни того, ни другого. Соответственно, о чем можно говорить?

О.ЖУРАВЛЁВА: У нас осталось буквально полторы минуты. Скажите, пожалуйста, у вас есть какой-то макет лозунга, который можно было бы использовать?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, разумеется.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы говорите, лозунг не был предложен. У вас есть свой собственный, личный лозунг, вот, текущего момента?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И я, и масса других людей предлагали эти лозунги в течение года 100 раз. Сократите военные расходы и тратьте деньги на больницы, продайте президентские дворцы и дайте эти деньги студентам на повышение стипендий. Сегодня это может быть связано с детьми-инвалидами. Они, так называемая оппозиция каждый раз сначала пропускают момент, потом устраивают какое-то непотребство под видом митинга ни о чем, ну, просто, опять же, «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». А потом объясняют, что их прессует режим. Причем, уважающие себя нормальные люди говорят «Да, конечно, оппозиция у нас плохая, но есть у нас, товарищи, отдельные тактические недостатки, надо их перестроить». Нет, это не тактика – это смысл всего этого действа: имитация, сознательная имитация оппозиционной деятельности с абсолютно понятным смыслом. К власти эти люди не стремятся и прекрасно понимают, что она им не светит. А для того, чтобы снимать свою оппозиционную ренту как то поездки, общение в Конгрессе США, престиж здесь, пиар, получение грантов и так далее, и так далее, абсолютно все равно собираете вы толпу в 10 тысяч человек, в 100 тысяч человек или в 50 тысяч человек. А хлопот собирать большие толпы гораздо больше, усилий больше, проблем больше. Так зачем же я буду вкладывать десятерные усилия, когда ренту я могу снять и так?

Так вот эта имитация оппозиции – это один из очень важных факторов, стабилизирующих нашу политику. Я думаю, что и в следующем году будет стабилизировать.

О.ЖУРАВЛЁВА: И это Леонид Радзиховский со своим особым мнением. Всем большое спасибо, всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире