'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 28 ноября 2012, 17:08

С. КОРЗУН — Всех приветствую. Сергей Корзун у микрофона. Как всегда по средам, как часто это бывает, программа «Особое мнение» с особым запахом денег, экономики, финансов, ну и скандалов, конечно. Сергей Алексашенко гость нашей студии. Добрый вечер, Сергей.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Добрый вечер, Сергей.

С. КОРЗУН — Начнём с опроса. Казалось бы, опрос и опрос. Левада-центр его провёл в октябре, всероссийский. Это относительно иммигрантов. Возьмём экономическую часть. Опросы-то действительно опросами, но у нас так часто получается, что руководство страны и президент, в частности, поступки свои, не скажу выверяет по опросам, но удивительно принимает какие-то меры, которые связаны с тем, за что большинство населения.

С. АЛЕКСАШЕНКО — С настроениями. Опора на большинство такая. «Колебался вместе с линией партии».

С. КОРЗУН — Вот, смотрите. О чём думают 23 опрошенных россиян? Они отмечают негативную роль иммигрантов на рынке труда. 67% респондентов говорят, что они отбирают работу местных жителей. Только 12% считают, что они, наоборот, восполняют нехватку рабочих рук на малоквалифицированной и низкооплачиваемой работе.

Есть проблемы, говорим долго, с экономической точки зрения иммигранты зачем нам и почему 23 россиян так настроены отрицательно?

С. АЛЕКСАШЕНКО — От неграмотности, Сергей. Это 23 россиян не имеют ни малейшего понятия о том, что происходит в стране и в каком состоянии находится рынок труда. Сегодня с утра слышал сообщение, что в России количество трудовых вакансий в полтора раза превышает количество безработных. В полтора раза безработных превышает. То есть у нас вакансий, свободных рабочих мест, куда нужны рабочие руки, ну, гораздо больше, чем людей, которые числят себя безработными. Поэтому о каком вытеснении рабочей силы может вообще идти речь в нашей стране, я плохо понимаю.

Я готов понять тех россиян, которые сидят и ждут, когда работа приедет к нему, к дому и скажет – парень, выходи, мы тебе заплатим немереное количество денег, только выйди на работу, оторви свою задницу от кресла или от дивана, да? И пиво поставь. Ну, можешь пиво с собой взять. Но мы тебя всё равно возьмём на работу. Ты нам нужен.

Нет. Нет такого, да? За работой нужно ехать. Работа не всегда бывает чистой. Работа не всегда бывает приятной. Работа бывает тяжелой, работа бывает сложной. Мигранты на это готовы. Мигранты на это готовы. И я что-то давно не видел очередей из граждан Российской Федерации, которые стоят, например, в ЖЭКи московские и хотят поработать дворниками. Нет таких очередей. Никто там не хочет работать дворниками. Ни из Москвы, ни из Иваново, ни из Петропавловска-Камчатского не приезжают в Москву и говорят – возьмите нас дворниками. Или водителями автобусов, или водителями троллейбусов. Нету таких россиян. Почему-то приезжают из соседних стран, из других стран, где за московскую зарплату готовы работать.

С. КОРЗУН — Значит ли это, что российская экономика не работоспособна?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Сергей, российская экономика находится в неблагоприятной демографической ситуации. У нас потребность в трудовых ресурсов. Вспомним президента бывшего Медведева, ныне премьер-министра, и почивший лозунг о модернизации. Ведь лозунг о модернизации – это лозунг о приведении экономики в том числе в современное состояние, повышение производительности труда, когда рабочая сила высвобождается. А у нас она не высвобождается. У нас предприятия архаичные. Поэтому рабочих мест возникает всё больше и больше, сфера услуг расширяется, туда нужен приток рабочей силы, а она ниоткуда не уходит, да, потому что везде как работали, так и работали. И дальше у нас буквально, знаете, с точки зрения экономиста это завтра, да, не знаю, с 2014, 2015, 2016 года начинается достаточно быстрое сокращение лиц трудоспособного возраста. Просто так демография складывается, да?

С. КОРЗУН — То есть меньше рождалось и больше на пенсию уходит.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Да, сейчас будет очень интенсивно выходить на пенсию и входит в трудоспособный возраст, поколение такое, где мало рождалось детей. И у нас 10 лет, примерно с 2015 года по 2025 эти процессы будут идти очень интенсивно. Такие ножницы демографические. И будет ситуация ещё хуже. У нас количество людей в трудоспособном возрасте, по-моему, с 74 миллионов снижается до 66 по прогнозу Росстата, то есть очень серьёзно, больше чем на 10%. Соответственно, количество пенсионеров растёт. И эти 8 миллионов рабочих мест, да, они освободятся. И если к нам не приедут мигранты…

Причём, высвобождаются… хорошо, там, дворники высвободились, да? Мы их заместили. Хорошо. Будут высвобождаться инженеры, да? Будут освобождаться операторы атомных электростанций? Сергей, понимаете?

Когда мы говорим о состоянии российской экономики, она действительно демографически с точки зрения рынка труда… ситуация гораздо хуже, чем нам кажется.

Поэтому те люди, которые говорят, что мы без мигрантов обойдёмся и они ухудшают условия на рынке труда, они просто неграмотные. И мне, честно говоря, не хочется верить в то, что наши руководители тоже так думают. Хочется верить, что у них всё-таки есть информация, на основании которой…

С. КОРЗУН — То есть всё-таки соответствующие постановления правительства по ограничению трудовой миграции не появятся?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Сергей, я знаю, что по крайней мере в правительственных кругах идёт очень интенсивная дискуссия, скажем так, подготовительная работа, с тем чтобы либерализовать рынок труда ещё больше в России, потому что, ну, эта ситуация – она счётная, да? Здесь ничего нельзя изменить. Можно приказать Минтруда и повысить уровень рождаемости в стране к 2018 году. Но от того, что повысится уровень рождаемости к 2018 году, трудоспособное население возникнет ещё через 20 лет. Вы не можете родить двадцатилетних, которые сразу завтра выйдут в трудовой возраст. Это ничего нельзя сделать. Это уже траектория задана на 20 лет вперёд. Поэтому, настолько я знаю, в правительстве дискуссия идёт. Решений пока нет.

С. КОРЗУН — Клонировать, клонировать, только клонировать.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Всё равно 20 лет ждать, Сергей.

С. КОРЗУН — Сейчас уже 3D-принтеры есть, пускай людей печатают тогда.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Разве что так.

С. КОРЗУН — К делу Скрынник, так называемому делу Скрынник. «Сегодня пресс-секретарь президента заявил, что бывший министр сельского хозяйства Елена Скрынник не является помощником главы государства, — сообщает Интерфакс, — таким образом опровергнута связь с Кремлём». В основе у нас вторую неделю подряд некая известная передача, где бьют по коррупции со всей силой. Страшная цифра 39 миллиардов рублей там появилась дефицита. Вообще сама история начала раскручиваться ещё с весны 2012 года, как нам напоминают, там первые обвинения появились. Олег Донских там был объявлен в розыск, и так далее. Что в этой истории правда, что неправда, на ваш взгляд?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Сергей, сегодня с утра посмотрел передачу специально, да? И веер, знаете, как радуга мнений. Значит, первое – это достойно такой советско-геббельсовской пропаганды. То есть просто сам по себе характер фильма… делу Скрынник так посвящён очень-очень маленький сюжет. Вообще говоря, фильм называется «Всласть имущие», и речь идёт о бюрократах, которые живут очень богато.

С. КОРЗУН — И не всегда в России.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Начинается с не в России, на средиземноморском побережье Франции со всеми несоответствующими видами, а потом в российскую глубинку. Этот фильм – он рассчитан на рядового российского зрителя, на обывателя. И там показывается, как бюрократ районного уровня Тьмутараканской области, говорится, что у него такая машина, и показывается машина с мигалкой, которая проезжает по Тверской мимо здания Моссовета. То есть какое отношение этот чиновник имеет к Моссовету, непонятно, но весь фильм выдержан в таком тоне, да? То есть с точки зрения доверия меня как человека, оно падает сразу в усмерть, потом что я понимаю, что фильм построен на лживом сочетании слов и картинки. Возможно, в словах есть правда. Но картинка её не подтверждается. И я понимаю, что есть различия. Это первое.

Второе. Фильм не о Елене Скрынник. Фильм о том, что многие российские чиновники живут слишком богато, что, вообще-то говоря, на свою зарплату они так жить не могут. И в этом отношении Аркадий Мамонтов, мне кажется, он, вообще говоря, такой засланный казачок оппозиционных сил. Не знаю, Немцов с Навальным его подкупили, и он сделал такой фильм, который говорит – вот, чиновники все, начиная от министра и кончая Пупкиным, да, вот, куда ни плюнь, у кого-то бриллиантовые часы, кто-то украл миллиард, у кого-то дом на Рублёвке, где только один винный погреб стоит миллионы долларов, у кого-то машина с мигалкой в его деревне, у кого-то особняк и так далее.

То есть создатели фильма смогли каким-то образом за очень короткое время создать картину, что, вообще говоря, российские чиновники точно воруют, взятки… точно каким-то образом живут не по средствам. Причём, весь спектр – от верху и донизу. За это ему надо сказать спасибо, да? То есть я думаю, что если создатели фильма хотели, чтобы население, как это сказать, у него потихоньку ярость благородная к чиновникам вскипала, они этого добиваются. Ещё три таких фильма – и народ точно пойдёт громить чиновников.

С. КОРЗУН — Как-то и без того все знают, что воруют все. Совершенно общее ощущение.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Сергей, это знают в пределах Садового кольца. Мы же понимаем, что телеканал «Россия» рассчитан на другую аудиторию.

С. КОРЗУН — По-моему, всё-таки в общественном мнении крепко сидит, что если чиновник, то значит точно ворует.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Показывают, что воруют. То есть широко и все. Пункт третий, по Елене Скрынник. Из самого фильма одна фраза звучит о её вовлечённости в том, что деньги перечислялись на счета компании, которая была создана ею, учредителем которой она была. То есть она могла быть учредителем много-много лет назад, когда она занималась коммерческой деятельностью, вообще даже в негосударственной сфере, а потом эту компанию могла продать, да? И, вообще-то говоря, в тот момент, когда деньги перечислялись, она могла не иметь к ней никакого отношения. Поэтому сама фраза, что была учредителем, она для меня не звучит доказательством.

С. КОРЗУН — То есть вы не утверждаете была – не была, просто обращаете…

С. АЛЕКСАШЕНКО — Я обращаю внимание, что фильм… в её адрес самой не было никаких чётких, что она что-то сделала сама. Там на самом деле обвинение адрес непонятного неструктурированного руководства компании «Росагролизинг». То есть даже, знаете, с прокурорским делом о нелегальных казино вошло слово «решалы», да, вот такое в наш лексикон. Там был Донских – это такой решала в «Росагролизинге», через которого решали все вопросы, там, получить, откатить, вот, он был вроде таким похожим по содержанию фильма, что он был таким решалой. И кому он деньги давал, куда.

Дальше у меня возникает следующий сюжет. 40 миллиардов. Звучит «39 миллиардов». Не поленился. Заглянул в отчётность «Росагролизинга», благо она имеется на сайте компании, там, 2008-2009 год. Елена Скрынник была генеральным директором компании до мая 2008 года, когда её назначили министром. Значит, на начало 2008 года весь портфель, вообще всё, что «Росагролизинг», весь баланс выданных кредитов составлял примерно 50 миллиардов рублей. И в течение 2008 года выдано ещё 25, но будем считать, что до мая выдано 10. Итого 60. Поверить, что из 60 миллиардов украли 40, я не могу. Потому что там в отчёте написано столько-то единиц техники, столько-то голов племенного скота. То есть есть какие-то количественные факты, которые что-то стоят. То есть поверить, что украли 2/3, не могу.

Но и Елена Скрынник защищается. Она же сегодня с утра дала интервью «Комсомольской правде». Тоже защищается плохо. Она сказала, что всего задолженность на момент её ухода была миллиард рублей. Не миллиард рублей, а 40 миллиардов, да? То есть у меня пока нет доверия ни к какой стороне. То есть по разговорам участников рынка, я пообщался с теми, кто связан с лизингом сельскохозяйственной техники на стороне получателя. Откаты были. Откаты были большие, да? Кто получал, как получал, пусть следствие разбирается.

И последний момент, самый последний момент. Я понимаю, что мы сюжет затягивает, но всё-таки. Третий министр из правительства Владимира Путина. Сердюков, Скрынник и Басаргин. Ведь Басаргин через своего первого зама, который занимался… Панов, по-моему, фамилия, который председатель правительства Пермского края и Дальнего Востока, как раз программы строительства АТЭС. Третий министр правительства Владимира Путина уже готов выступать свидетелем. Я, конечно, понимаю, что шансы на то, что они станут обвиняемыми, крайне малы. Но, вообще-то говоря, получается, что как-то уж очень много, (у нас министров не очень много, их меньше 20, да?) уже три министра явно замазанных…

С. КОРЗУН — В свидетели.

С. АЛЕКСАШЕНКО — В таких сильно неприятных вещах, связанных где-то с воровством, где-то в хищениях, где-то с неумением управлять собственностью.

С. КОРЗУН — К чему вы клоните?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Ни к чему. Я просто обращаю внимание, что один раз – это случайность, два раза – это совпадение, а три раза – это уже закономерность.

С. КОРЗУН — Мой вопрос связан с тем, что понятно, что этот фильм, который я тоже посмотрел, правда, частично, ну, большую частью, даже часть обсуждения его. Ну, журналистским расследованием его назвать никак нельзя.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Конечно.

С. КОРЗУН — Там объединены некоторые разрозненные документы, сведено всё к одной теме. Чей это сигнал и что он значит на главном государственном канале?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Сергей, пока я готов… мне кажется, что власть… Всё-таки дискуссия вокруг коррупции, вокруг того, что чиновники живут не по чину в прошлом году или в этом году, в 2012, после всех… и открытое правительство, и протестные настроения, протестные митинги в Москве, всё-таки тема коррупции – она всплыла на самый верх, вообще в центр общественного внимания. И власть на неё как-то должна отреагировать. Смотрите, власть очень умно реагирует на все вызовы, да? Вы хотели демократизации – вот вам изменение избирательного законодательства. Не такое, как вы хотели, корявое, где-то ещё хуже, но типа мы вам пошли навстречу, есть, чем отбрехаться. Вот, вы хотели коррупцию – вот вам борьба с коррупцией.

Я уже когда-то говорил, 2-3 передачи назад, что пока я не вижу в этом деле системность, но сам себе повторяю, что третий министр – это всё-таки уже похоже на закономерность. Это надо приветствовать, да? Уже хотя бы само желание разобраться с этими сюжетами, которые публике известны давно, это уже надо сказать – спасибо, ребята, разбирайтесь, молодцы, мы считаем, что вы делаете правильное дело.

Главное теперь надо дождаться, что будет результатом. Потому что вспомните, чуть больше полутора лет назад с какой помпой нам было преподнесено это игровое дело прокуроров подмосковных. И всё, их чуть ли не на месте преступления их схватили. И всё уже понятно, и вся цепочка пирамиды, и кто что делал, и фамилии, и адреса, и явки, и… всё было ясно. Всё в газетах было написано. С помпой арестовывали, продавали…

С. КОРЗУН — В том числе за границей.

С. АЛЕКСАШЕНКО — За границей преследовали, добивались выдачи. А теперь пш-ш-ш… и ничего нету. Всех выпускают. Генеральная прокуратура успешно опротестовывает в Верховном суде незаконный арест обвиняемых. Что-то я не помню ни одного случая, чтобы Генеральная прокуратура опротестовала незаконный арест хоть кого-то из оппозиционеров, да, там, Бориса Немцова, когда его на 15 суток посадили. Не дождёшься. А тут – раз, прошло полтора года – и дела нету. И выясняется, что улик нет и доказательств нет. Сейчас нам объявят, что и состава преступления, оказывается, не было, что и вообще это и не казино были, а вообще так просто ребята встречались пивка попить, да?

Поэтому мне кажется, что, опять, нужно взять паузу и посмотреть, чем это закончится. Чем это закончится в деле «Оборонсервиса» и Министерства Обороны, чем это закончится с саммитом АТЭС во Владивостоке, чем это закончится с «Росагролизингом». Может быть, последуют какие-то следующие разоблачения, в следующую среду мы с вами ещё о каком-то министре будем говорить. Может быть. Но это пока не результат, да? Это дымовая завеса для общественного мнения. Пока на большее это не тянет.

С. КОРЗУН — Сергей Алексашенко в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVI. Вопрос одобрения бюджета на будущий год Советом Федерации. Это случилось. Вопрос технический или нет? Напомню параметры, которые здесь приводятся. Дефицит 0,8% ожидаемого ВВП. Крупнейшие статьи расходов – социальная политика 4 триллиона, национальная оборона – 2,1, национальная безопасность и правоохранительная деятельность – ещё 2, то есть вместе больше, чем на социальную политику. Соответственно, у нас образование, здравоохранение – это 627 миллиардов и 507 миллиардов соответственно. Инфляция 5,5%. Технический совершенно вопрос. Уже всё отспорили по поводу бюджета. Менять не будем. Правильно, неправильно?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Сергей, мне кажется, что вообще Совет Федерации уже давно выполняет техническую функцию. Особенно в вопросах бюджетного законодательства.

С. КОРЗУН — Нет, ну есть процедура. Дальше что, президент должен подписать?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Должен президент подписать в течение двух недель.

С. КОРЗУН — То есть технически будет это, и всё…

С. АЛЕКСАШЕНКО — У меня нет ни малейших сомнений в том, что…

С. КОРЗУН — Корректировать будем, как корректировали всё последнее время?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Если цены на нефть не изменятся, то вряд ли будут корректировки бюджета. Потому что доходов дополнительных не будет. Только если что-то к концу года Минфин вдруг не сможет израсходовать, да? Знаете, ведь Минфин – он всегда создаёт в бюджете некие резервы, да? Вдруг ситуация будет хуже, и нужно будет сокращать, да? Или деньги перераспределить с одной статьи на другую. Такой бюджет в Минфине есть всегда. Я думаю, что если корректировки будут, то именно такого типа к осени следующего года… понятно, что ситуация уже ясная, конец года уже виден, значит, можно резерв вынуть и принести на стол начальника, сказать – гражданин начальник, можете поделить, есть маленький пирожок. И начальник скажет спасибо.

С. КОРЗУН — Вдогон к этой теме. Так называемый «клуб богатых стран», то есть Организация экономического сотрудничества и развития, понизил прогноз по росту ВВП России. 2012 год – 3,4, 2013 год – 3,8. Тогда как раньше прогнозировал на 1% практически больше – 4,5 в 2012, по крайней мере. Чего они знают, чего мы не знаем? Или мы тоже всё это знаем?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Нет, наоборот, мы всё это знаем. Просто эксперты ОЭСРа – они получили последние данные Росстата на третьем квартале, которые были достаточно удручающими. Я, по-моему, проводил эти цифру, что первые три квартала этого года у нас экономика росла со скоростью меньше 2% в годовом выражении. Я всё понимаю, я верю, что Росстат выполнит приказ, если бы ему так… и нарисует сумасшедшие темпы роста в четвёртом квартале, и мы 3,8 даже можем достичь. Но, вообще-то говоря, это уже будет очевидная такая дутая цифра. Я думаю, что 3,4 на этот год – это такой усредненно-хороший прогноз, который близок к действительности.

3,8 на следующий год мне кажется явно завышенной цифрой, потому что в этом году очень плохая динамика инвестиций. Нет инвестиций – в следующем году нет роста. Поэтому мне кажется, что эксперты ОЭСРа – они ещё раз в следующем году пересмотрят цифры и понизят её ещё больше.

С. КОРЗУН — Для людей, для наших слушателей, зрителей что это значит? Такие относительно низкие темпы роста, стагнация…

С. АЛЕКСАШЕНКО — Знаете, стагнация – это всё-таки 0,5, когда экономика вообще не растёт. Эти цифры роста означают следующее, что денег у государства больше не будет. И если вы надеялись на то, что государство повысит вам пенсии, повысит вам зарплаты, или государство купит у вас какую-то продукцию для своих учреждений больше, чем вы хотели или больше, чем вы планировали, то денег на это у государства не будет. И все надежды на своё благополучие, которое вы связывали с государством 5 лет назад, 10 лет назад, этому время закончилось. Жить надо по средствам.

С. КОРЗУН — Но по обещаниям будет всё-таки государственная…

С. АЛЕКСАШЕНКО — Конечно. У меня нет ни малейших сомнений в том, что бюджет будет исполнен при любых ценах на нефть, то есть резервы у Минфина достаточно большие, поэтому я не думаю, что будут какие-то проблемы с общим исполнением бюджета.

С. КОРЗУН — Сергей Алексашенко. Это «Особое мнение». Мы вернёмся в эту студию буквально через 2-3 минуты, для того чтобы ответить на ваши вопросы и рассмотреть ещё несколько актуальных тем. Встречаемся скоро.



НОВОСТИ



С. КОРЗУН — Напомню, что сегодня в программе «Особое мнение» Сергей Алексашенко. Тема про бюджет и даже коррупцию, и дело Скрынник не особо затронуло наших зрителей и слушателей.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Ну, надоело. Сколько можно?

С. КОРЗУН — А первая тема – тут готовы с вами поспорить. Давайте поспорим. Валерий из города Коврова: «При всём уважении к Алексашенко не могу согласиться. Вакансий много, но оплата труда у нас в городе составляет 10 тысяч рублей. Оплата за квартиру – 6. За что, спрашивается, работать?».

С. АЛЕКСАШЕНКО — Ну, почему-то мигранты за эти деньги работают.

С. КОРЗУН — Ну, они по-другому, наверное, вопросы жизни решают.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Подождите. Я же об этом говорил, что люди, приезжающие из других стран, готовы работать за существенно меньшие деньги или жить в гораздо более тяжёлых условиях. У нас же… ничего не знаю про Валерия из Коврова, да, в каких условиях он живёт, но известны случаи, когда люди, работающие, получающие в Москве зарплату 12-15 тысяч рублей, при этом живут в трёхкомнатной квартире в пределах Садового кольца, рыночная стоимость которой минимум полмиллиона долларов.

С. КОРЗУН — А скорее всего сдают.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Разные люди есть. Кто-то сдаёт, кто-то живёт. И когда им говоришь – слушайте, да вы продайте свою квартиру, купите себе квартиру в два раза дешевле, положите деньги в банк, который будет платить вам нормальные проценты, вы будете на проценты получать больше, чем свою зарплату. Ну как я продам эту квартиру? Я здесь вырос. Знаете, или так, или так. У нас по-разному бывает. Так вот, мигранты готовы работать. Они получают 10 тысяч и будут работать в две смены на двух работах, получать 20000, платить за жилье 6 000 не в одиночку, а делить пополам или на троих, или на четверых, да? У них другое понимание денег, у них другая цена денег. А мы считаем, что нет, нам должны заплатить всё и сразу по полной программе.

С. КОРЗУН — Любопытное сообщение, но конца, к сожалению, нет, не подписался человек. Читаю, как написано: «Мигранты демпингуют уровень зарплат. Коренным этих денег мало. В Таджикистане 10-15 тысяч рублей в самый раз. А в ТСЖ и прочих муниципалитетах их зарплатах пилят…». Дальше на этом месте оборвалось.

С. АЛЕКСАШЕНКО -Всяко бывает.

С. КОРЗУН — Вопрос о демпинге. Это демпинг такой? Это в рыночных условиях существуют гастарбайтеры?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Ещё раз. Я не видел и не слышал ни одного желающего москвича работать дворником.

С. КОРЗУН — Есть, есть, здесь продолжают с вами спорить, есть люди, которые готовы работать. Сейчас даже найду сообщение.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Я готов, Сергей, можно не искать. Насколько я понимаю, любая организация, которая… ну, дворников приглашает московское правительство, да? А чтобы получить разрешение на приглашение мигрантов, это же официальная работа, они должны доказать, что нет спроса со стороны граждан Российской Федерации. Вы можете пойти и отспорить свои права, сказать, что я хочу, поэтому извольте мне, московское правительство, представить эту работу, потому что я её заслужил. Я живу в этой стране, я живу в этом городе. У меня первоочередное право на эту работу. Я думаю, что суд будет на вашей стороне.

С. КОРЗУН — Ок. Закрыли эту тему. Берём новую. А давайте не нашу возьмём. Вот, мэр Лондона Борис Джонсон, находясь с деловым визитом в Индии, высмеял социалистическое правительство Франции за нежелание сотрудничать с «Арселор Миттал», об этом пишет газета «Financial Times». «Сонкюлоты, — сказал он, — похоже, пришли к власти в Париже». Пошутил, конечно. Тем не менее, собственно, новое социалистическое правительство Франции.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Оно очень социалистическое, это правда.

С. КОРЗУН — Очень социалистическое. Кому выгодно, чтобы такие компании, как «Арселор Миттал»… то есть он приглашает в Лондон приехать их? Там-то их примут хорошо, и всё будет нормально. Потеряет на этом Париж? Выиграет на этом Лондон?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Я вспоминаю эту историю, когда в середине 1990-ых, когда я работал в Центральном Банке, у нас был вопрос, где создавать штаб-квартиру вот этого банковского холдинга из росзагранбанков – Париж или Лондон, мы долго обсуждали эту проблему. В конце концов решили делать её в Лондоне именно из-за условий трудового законодательства. И налоги чуть-чуть пониже, но самое главное – трудовое законодательство гораздо более гибкое и больше в пользу работодателя. И, как практика показывает, это решение было правильным.

Во Франции с «Арселор Миттал» — там проблема следующая, что эта компания – она глобальная, у неё есть металлургические мощности во многих регионах мира, в том числе и на Украине. И во Франции, в Лихтенштейне, в Индии. Собственно, Миттал – это миллиардер индийский, он оттуда родом. И спрос на сталь резко падает. Европа замедляется, весь мир замедляется, спрос на инвестиции падает, спрос на сталь падает. Он решил закрыть два завода во Франции как наиболее дорогие во всём своём спектре предприятий. Это не понравилось французскому президенту Олланду, и он выступил с такой критикой, я сейчас дословно не помню, типа «не хотите здесь работать – убирайтесь, нам и без вас здесь хорошо».

С. КОРЗУН — Он так же, между прочим, своим богачам, миллиардерам, да…

С. АЛЕКСАШЕНКО — Он со своими миллиардерами точно так же обходится. Собственно, одно из первых его решений – резко поднять налоги на богатых людей, на что богатые люди стали быстренько перерегистрироваться в другие страны Европейского сообщества, благо, там это сделать гораздо проще, например, так же как у нас регистрацию, да, из одного города в другой переехали перерегистрировался. После этого президент Олланд сказал, что его неправильно поняли, он имел другое в виду, но то, что у него такая социалистическая классовая ненависть к буржуазии, к бизнесменам, похоже, что это правда. И я думаю, что…

И нельзя сталелитейные мощности перевезти в Лондон. Завод – он отличается тем, что нельзя его так взять, с одного места перевезти на другое. Я думаю, что вообще в Лондоне не место металлургическим заводам. Но я думаю, что если президент Олланд не поменяет свою точку зрения, то, в общем, во Франции будет какое-то такое же бегство капитала, какое мы наблюдаем в России. Проблема та же самая. Неблагоприятный инвестиционный климат, и бизнесмены чувствуют, реагируют на это очень быстро. Собственно говоря, «Миттал» — это яркий пример этого.

С. КОРЗУН — Ещё одно любопытное сообщение. Джек-пот в полмиллиарда долларов. Лотерейная лихорадка. Максимальная, напоминаю, это была 600 с чем-то миллионов, да, понятно, на руки получают, если сразу, то несколько меньше – 327 и так далее, и тому подобное. И возникает вполне естественный вопрос – а чего у нас-то нет? В Европе тоже сотни миллионов евро разыгрываются эти джек-поты, наверное, хорошая доходная статья там государства, или нет. Почему в России, вроде стране играющей во всё и вовсю, даже специально из-за того, что дети вовлекались в игры, и все зоны освободили от этих игральных автоматов и прочее, не распространена государственная лотерея. Может, государство теряет на этом?

С. АЛЕКСАШЕНКО — Теряет. Конечно, теряет. Я, насколько понимаю, есть несколько попыток уже в очередной раз… заканчивается концессия или условие договора, одна из компаний-организаторов лотереи, такой всероссийской, у неё срок заканчивается, нужно проводить новый конкурс. Минфин выставляет какие-то совершенно невообразимые условия. При этом не даёт никаких льгот, никаких поблажек, никаких стимулов. Ведь национальная лотерея, чтоб её раскрутить не то что до сотен миллионов долларов, но хотя бы до миллионов долларов премиального фонда – это нужно очень много средств в рекламу вложить. Ведь сам по себе премиальный фонд – он составляет дай бог если 10% от всех денег. Деньги же уходят, в общем, на обслуживание, ну в смысле…

С. КОРЗУН — На выплаты этих 10%.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Выплаты больше идут. Налоги, в общем, административные расходы – они очень большие. И реклама занимает больше всего денег. И чтобы раскрутиться, нужно много тратить на рекламу. Чтобы получать рекламу на телевизионных каналов… для этого давление Минфина должно быть чуть-чуть поменьше. Если мы хотим на этом зарабатывать. Мне кажется, что наша… я даже не знаю, это такая классовая ненависть к буржуазии, то же самое к игровым автоматам и вообще ко всему игорному бизнесу. Ведь у нас же лет 5 назад были закрыты все эти казино в Москве. Если не побольше. Зоны выделили, а там же ничего не создано. То есть в Азове один-два игровых учреждений, а все остальные зоны – они так и не создались. Мне кажется, что просто Минфин… мелочи для него это, да? Ему проще экспортную пошлину на нефть на один доллар подвинуть туда-сюда, и все доходы от игрового бизнеса у него в кармане, правда? Ну, что…

С. КОРЗУН — Большая страда. Мелочёвка просто.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Мелочёвка, конечно. Они этого не видят. Им этого не нужно.

С. КОРЗУН — Напоследок потребительский вопрос от Марата, очень просит, умоляет просто рассказать об этом, именно об акцизах на бензин, о планах Минтранса по росту цены на бензин до 34 рублей. «У нас не Лихтенштейн и не Монако», — говорит Марат.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Это не Минтранс, а Минфин. И эти акцизы на бензин действительно будут повышены с 1 января 2013 года, и, по-моему, ещё раз они повышаются с 1 января 2014 года. И 34 рубля за бензин – это вполне реалистичная такая цена на горизонте. Я думаю, что к этому надо готовиться. Но…

С. КОРЗУН — Для России нормально-ненормально сравнивать с разными странами? Потому что она Америку перегонит в этом…

С. АЛЕКСАШЕНКО — При нынешних ценах на нефть мы чуть-чуть перегоняем Америку по цене бензина. Мы сильно отстаём от Европу и мы сильно обгоняем… сильно выше цена бензина, чем в нефтедобывающих странах типа Саудовской Аравии, Египта. То есть все ближневосточные страны добывают свою нефть… у нас будет цена бензина выше, чем в Мексике. То есть нефтедобывающие страны – в них меньше. В России выше цена.

С. КОРЗУН — Видимо, ещё один способ возможного сокращения пробок на дорогах.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Нет, для пробок нужно рублей 50 делать. Тогда пробок не будет.

С. КОРЗУН — Совет от Алексашенко. Это было «Особое мнение». Спасибо, всего доброго.

С. АЛЕКСАШЕНКО — Спасибо, до свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире