'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 03 октября 2012, 19:08

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день. Это программа «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова. Александр Проханов сегодня с нами в этом эфире. Добрый вечер, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: Ну и начнем мы, конечно, с этой новости про лесные пожары в Европе. Как сказал директор ФСБ Александр Бортников, их, оказывается, устраивали террористы из Аль-Каиды. Между тем, организация Гринпис, например, в лице ее российского представителя Ивана Блокова сказала, что по его данным чаще всего причиной пожаров становится человеческая небрежность, ну, как обычно там, сигареты, пожары и все такое прочее. Вам какая версия кажется более убедительной?

А.ПРОХАНОВ: Мне интереснее, конечно, версия, связанная с Аль-Каидой. Она просто интереснее. Потому что человеческая небрежность…

О.БЫЧКОВА: Можно кино снять, например. Можно книжку написать, да.

А.ПРОХАНОВ: Человеческая небрежность связана с началом Второй мировой войны, например. Или человеческая небрежность связана с ситуацией на Фукусиме. А человеческая небрежность – она имеет способы превращаться в инструмент управления процессами историческими. Значит, за небрежностью человеческой может стоять человек, который, наоборот, чрезвычайно брежен, чрезвычайно упорен, чрезвычайно осмотрителен. И биологическое оружие, или экологическое оружие – это же не блеф. Экологическое оружие – это целая теория, это целые разработки.

Например, меня поразили… Я слушал доклад о том, что российские гидросооружения находятся не просто в ужасном состоянии, они еще совершенно не охраняются. И поэтому какая-то небрежность или умышленная акция, направленная против какого-нибудь шлюза или какой-нибудь дамбы, приведет к катастрофическим последствиям. И ненужно взрывать ядерные заряды. Просто, скажем, если прорвет плотину Саяно-Шушенской ГЭС, 3 миллиона исчезнет с лица Земли.

О.БЫЧКОВА: Ну а как нам вписать тогда?.. Я совершенно с вами согласна, мне тоже такое нравится. Пьяный Вася идет по просеке и бросает окурок.

А.ПРОХАНОВ: Да. И окурок не загорается.

О.БЫЧКОВА: И все. И Аль-Каида идет курить.

А.ПРОХАНОВ: И Аль-Каида забирается в такие сушняки, где все воспламенено, она выбирает день, когда в сосняках, уже в вершинах такой, спиртовой синий огонь пламенеет, готов вот-вот возгореться, где пахнет канифолью от всех стволов. И он, действительно, оставляет там маленький сверточек марганцовки с глицерином, и все это загорается. Потому что, повторяю, сжечь Саровский центр (а он чуть было не сгорел во время наших чудовищных пожаров) – это большой соблазн.

О.БЫЧКОВА: Это тоже была Аль-Каида?

А.ПРОХАНОВ: Это очень большой соблазн для диверсии. Хотя, ведь, в то время, когда горела вся Россия, я-то говорил, что это восстание лесов против человека, который, по существу, уничтожает природу русскую.

О.БЫЧКОВА: Но теперь директор ФСБ убедил вас изменить свою концепцию.

А.ПРОХАНОВ: Нет. Но тогда же в эту пору поговаривали, что это действует американское оружие, которое находится на Аляске, экологическое оружие, которое использует эффект Теслы, которое управляет вот этими тепловыми потоками. То есть экологическое оружие – это не блеф, это реальность, и в какой-то момент оно может быть…

О.БЫЧКОВА: А это когда было? Подождите. Это, вот, когда вокруг Москвы тут все горело, да? Вот, 3 года назад?

А.ПРОХАНОВ: Ну, когда вся страна горела. Когда самое страшное, когда горела Нижегородская губерния и огонь подбирался к ядерным объектам, к Сарову.

О.БЫЧКОВА: То есть за эти несколько лет экологическое оружие, использующее эффекты Теслы, находящееся на Северном полюсе, вот эта, я не знаю, лазерная пушка, она перешла из рук американской военщины в руки Аль-Каиды? Они захватили ее за все это время, пока мы тут мирно спали?

А.ПРОХАНОВ: Нет, быть может, и так, потому что время бежит, и оружие массового уничтожения распространяется, оно становится очень популярным. Его охранять невозможно (это оружие), оно может распространяться куда угодно. Поэтому мне эта версия кажется интересной. А иначе для чего им было высказывать эту версию? Ну, чтобы прибавить вес своим спецслужбам? Это была, может быть, такая сенсационная утечка.

О.БЫЧКОВА: Мы и так знаем, что они держат ситуацию под контролем, правда? У нас ничего, ведь, больше само не взрывается, не горит? Только лес в Испании, больше ничего.

А.ПРОХАНОВ: Во всяком случае, вот эти чудовищные пожары, прокатившиеся по Северной Европе, они были с превышением горючести своей. Там какая-то нечистая сила, конечно, была. Хотя, лето было жаркое, конечно, было безводье. Но, ведь, западный мир – он готов к стихийным бедствиям, под каждой елкой стоит бочка с водой.

О.БЫЧКОВА: Но вы согласны с тем, что господин Бортников и российская Федеральная служба безопасности могут еще поучить западных товарищей тому, как бороться с террористами и агентами Аль-Каиды? Правда же?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я думаю, что ФСБ ведет сейчас затяжную, очень мучительную, сложную, не скажу победоносную, но войну на Кавказе. И в этом она приобретает огромный опыт. Может быть, опыт гораздо больший, чем израильские спецслужбы, воюя с палестинцами. Поэтому я бы так не сбрасывал со счетов опыт ФСБ.

Был момент, когда… Это было, может быть, лет 6 тому назад, когда Патрушев, по-моему, еще, предупредил. Была такая утечка, он сказал, что готовятся серьезные террористические акты на гидросооружениях России. Это была такая, пугающая утечка. Слава богу, ничего не произошло. Может быть, это была утечка сделана для того, чтобы мобилизовать службы, которые охраняют эти гидросооружения. Они, действительно, в ужасном положении.

О.БЫЧКОВА: А других способов мобилизовать эти службы нету?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я думаю, что когда мобилизуют народ, все способы хороши – от орденов почетного легиона до расстрелов.

О.БЫЧКОВА: Боже мой. Ну хорошо. Давайте про расстрелы тогда. Тут спрашивают слушатели многие именно вас о том, что происходило в октябре 1993 года? Есть конкретные вопросы от наших слушателей. И, конечно, это важная тема, реально важная без шуток, к которой мы сейчас вернемся через минуту в продолжении программы «Особое мнение».

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Александр Проханов. Октябрь 1993 года. Многие слушатели вас об этом спрашивают, в том числе о том, как, спустя много времени, вы оцениваете эти события? Вот, я тоже эти события наблюдала вблизи. Ну, «тоже» — это я, конечно, самонадеянно говорю, но, тем не менее, я тоже там была и я это видела. И честно говоря, у меня нет желания вспоминать о том, что там происходило. У вас как?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я постоянно вспоминаю, особенно вот эти дни – они такие, мистические дни. И каким-то образом планета опять оказывается в том месте вселенной, где тогда стреляли эти танки. Но я сейчас после того, как я написал свой роман «Красно-коричневый», конечно, я не занимаюсь аналитикой. Я вот закрываю глаза как сейчас и я вижу Альберта Макашова в черном берете на балконе, я вижу журавлей, которые третьего числа вечером летели над Домом советов. Я вижу белое как смерть лицо Бабурина, который понимал, что случилось, когда осуществился прорыв. Я помню, как мы прорывались в этом все убыстряющемся беге от Октябрьской площади по Садовому кольцу, как разбегались в разные стороны омоновцы и внутренние войска, и летели каски у нас под ногами. Я помню, когда подбегали к уже разорванному кольцу Бруно, короче, проволока была разбита этими грузовиками. 2 или 3 баркашовца в камуфляже, переступая, танцуя в каком-то потрясающем жутком балете, они автоматами крошили стекла мэрии, и эти стекла опускались. Я помню, как трепетал воздух около моего уха у Останкино и безумное лицо механика-водителя, который выглядывал из БТРа, который носился в толпе. И какой-то паренек молодой совершенно – он сливал из бензобака Жигулей, стоящих здесь, бензин и кидал в сторону этого БТРа. И все это, повторяю, сливается для меня, спустя уже много лет, во что-то, как ни странно, во что-то красно-коричневое, в какую-то огромную красно-коричневую икону, которая для меня и для моих друзей была и поминальной иконой, и иконой светоносной, такой, молитвенной иконой.

И вспоминая об этом времени, и вспоминая о чудовищном расстреле из танков, и вспоминая о выборах в Думу вот этой Конституции ельцинской, на крови замешанной, и вспоминая, как проходили эти выборы, и вспоминая Карякина, который, видя, что патриоты, лдпровцы и коммунисты захватывают регион за регионом на этих выборах, как он крикнул «Россия, ты сошла с ума!», я вдруг понимаю, что баррикадники, погибшие на баррикадах от пулеметов, они защищали Советский Союз, они защищали вот этот советский имперский проект с опозданием на 2 года. Не в 1991-м, а в 1993-м году. И в этом смысле это были последние солдаты красной империи.

Но все то, что произошло после этого, вот эта победа патриотов, отступление либералов, крах либерального проекта, уничтожение всех символов и святынь либерализма – это действует этих последних первыми. И последние станут первыми.

И вот эта новая русская государственность, как ни странно, она зародилась там же, на костях этих баррикадников.

О.БЫЧКОВА: Новая русская государственность – вы какую государственность имеете в виду? «Единую Россию»?

А.ПРОХАНОВ: Вот та государственность, в которой мы сейчас с вами и живем, та неполноценная, противоречивая, мучительная государственность.

О.БЫЧКОВА: Лживая.

А.ПРОХАНОВ: Лживая и удивительно светоносно правдивая. Это государственность, которая мучительно восстанавливается на пепелище 90-х годов, когда у России не было государства, когда Россией правили балбесы, сатанисты политические. Вот эта государственность зародилась там на баррикадах во время этой кровавой казни. И вот я так на это смотрю мистически, метафизически. Для меня 1993-й год сейчас стал иконой, на которую я молюсь (не только я, и многие другие друзья), конечно, может быть, мифологической иконой, но также это послужило поразительным вот этим историческим толчком, который испепелил все ельцинское окружение.

О.БЫЧКОВА: То есть вот это вот постоянное вранье, фальсификации, вот эти всевозможные полеты с разными представителями флоры и фауны, вот это вот все, вот все, что мы называем таким возвращением застойного совка – это то, ради чего погибали люди на баррикадах 1993 года? Вы это приветствуете?

А.ПРОХАНОВ: Я приветствую прекращение распада России, который прекратился после смерти Ельцина, который запустил чудовищный процесс распада России. Этот процесс был остановлен.

О.БЫЧКОВА: И до сих пор?..

А.ПРОХАНОВ: М?

О.БЫЧКОВА: И сейчас тоже у нас все с этим очень хорошо.

А.ПРОХАНОВ: Я приветствую возвращение государства в те места, откуда оно было изгнано в 90-е годы.

О.БЫЧКОВА: Давайте поговорим про распад России. Я поняла вас. Или про единство России, вернее, давайте поговорим. Вот у нас есть свежая тема про дагестанскую свадьбу, которая тут ездила по Тверской и то ли постреливала из травматического оружия, то ли не постреливала. Но так или иначе история получилась скандальная с участием правоохранительных органов и массовой общественности, которая, по-моему, как никакая другая история из того, о чем мы сейчас говорим с вами, демонстрирует единство российского народа, различных этносов, нерушимую связь разных субъектов этой прекрасной Федерации. Вам не кажется?

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно, вы иронизируете. Вы же считаете нашу родину самой прекрасной, светлой, единой и неделимой. На самом деле, вы же любите нашу страну и нет места злорадству по поводу…

О.БЫЧКОВА: А причем тут любовь к стране? Я говорю о другом совершенно…

А.ПРОХАНОВ: .,.И нет места злорадствовать по поводу того, что в обществе происходит смертельная схватка. В обществе идет смертельная схватка между государством, которое пытается уцелеть, и силами, которые пытаются срезать и опрокинуть это противоречивое, набитое противоречиями государство.

Что касается вот этого безумства. Видите, конечно, первое, что приходит на ум, это обвинения наших силовиков, особенно живущих здесь, в Москве, в центре. Силовиков, которые трусливы, которые коррумпированы, которые боятся пассионарных чеченцев и дагестанцев, которые не хотят с ними связываться, которые падки на большие деньги, которыми располагают кавказцы…

О.БЫЧКОВА: И даже на маленькие, да.

А.ПРОХАНОВ: ...которые совершают вот эти чудовищные, по существу, должностные преступления, которые приводят потом к Манежке, к возмущению вот этого русского оскорбленного большинства, приводят к тому, что уральские деревни вооружаются то кольями, то обрезами и отбивают атаки кавказцев. И этих случаев очень много. И, конечно, вот эти коррумпированные силовики – они отвратительны.

Что они делают? Они, по существу, оставляют русскую массу без защиты. И русская масса возмущена этим. И в русской массе зреет протест. Протест, который превратится в вооруженный протест, в погромы. И этот протест направлен против кавказцев, которые притесняют московское или, там не знаю, уральское русское население, и русские люди именно в них видят источник своих бед. И это огромное заблуждение. И русские националисты, которые возглавляют стихийное движение русских, они говорят, что «Довольно кормить Кавказ», «Сбросим Кавказ с плеч России», «Долой паразитов», «Республика Русь», «Россия для русских». Все это провоцирует вот эти чудовищные тенденции распада.

Но, ведь, в основе вот этой драмы лежит даже не социальный и не политический, а чисто этнический фактор. Народы Кавказа, несмотря на чеченские войны, они переживают пассионарный взлет. Это народ сильный, он умножает себя, он развивается, в нем очень сильная эксцентричная молодежь, им тесно жить в своих ареалах, они выдавили оттуда почти всех русских, они двинулись в Ставрополье, они заселяют Ставрополье и русские города.

А русский народ страшно ослаблен. В нем отсутствует то былое мужество…

О.БЫЧКОВА: Ему нечего противопоставить этому напору.

А.ПРОХАНОВ: Это народ отступающий. Русский народ – народ отступающий, потому что он находится под чудовищным воздействием. Русский народ спаивают. Огромная мафия спиртовая, которая господствует, ее не обуздало правительство. Русский народ посадили на иглу, он превратился в народ-наркоман. Русский народ растлевают постоянно, ему предлагают ценности, которые превращают мужчину в слизь, в соплю. Русскому народу все время говорят «Ты, русский народ, никчемный, твоя история бессмысленна, твоя страна гадкая, твои вожди и цари, и святые – это все люди плахи, люди крови». У русского народа отняли работу. Ведь, больше половины России безработна. Это не просто работа у станков, например, у закрытых заводов или на полях. Это работа, имперская работа.

О.БЫЧКОВА: Александр Андреевич, только скажите мне…

А.ПРОХАНОВ: И вот повторяю.

О.БЫЧКОВА: Можно я вас перебью на секунду?

А.ПРОХАНОВ: Нет-нет, я сейчас договорю, потому что моя история (НЕРАЗБОРЧИВО). Поэтому задача – не просто поставить в строй вот этих разнуздавшихся силовиков и окликнуть вот этих безумных без стыда и совести золотую молодежь кавказскую, которая здесь гоняет, может быть, на русские деньги покупает свои Лексусы. А это могли бы сделать Кадыров, это мог бы сделать Евкуров, это могли бы сделать лидеры кавказских республик – их слушают эти люди.

О.БЫЧКОВА: Но они же, вроде, пытаются это делать.

А.ПРОХАНОВ: Очень вяло, очень неинтересно. А задача – вернуть русским их силу, их крепость, их мощь. Русский фактор – он не в том, чтобы выдавить и изгнать кавказцев, а в том, чтобы опять русские стали самым значительным, самым сильным и волевым народом нашей новой империи. И необходимо создать имперскую идеологию, по которой кавказцы не являются народами-придатками, они не являются народами-паразитами, они являются такими же имперскообразующими народами как и русские.

О.БЫЧКОВА: Но если идеология не создается, понимаете?.. Ну, вот, уже сколько говорят об этом лет?

А.ПРОХАНОВ: Она создается, уверяю вас.

О.БЫЧКОВА: Если она не выходит, этот каменный цветок, значит, нету ее, значит, неоткуда ее взять.

А.ПРОХАНОВ: Она создается. Уверяю. Вот, повторяю…

О.БЫЧКОВА: Ну, от того, что сидят какие-нибудь, я не знаю, маргинальные философы в интернетах и думают, что они создают идеологию и русскую философию, это же не значит, что она создается.

А.ПРОХАНОВ: Ну, назовите русских философов маргинальными. Давайте. Можно назвать маргинальным вообще весь русский народ. А я думаю, что сегодня власть, которая страшно травмирована событиями на Болотной, раз, событиями в Сирии, два, приближением войны к российским рубежам, пониманием того, что в мире происходит схватка идеологий и в этой схватке Россия занимает жалкое место, она очень обеспокоена и озабочена созданием русской идеологии.

О.БЫЧКОВА: А вам не кажется, что вот эти люди, о которых вы упомянули, вот эти молодые люди, чей выход на Болотную страшно травмировал власть, — это носители вот этой новой сильной смелой, такой, бескомпромиссной, во многом, идеологии и, главное, очень позитивной, которая не сводится к тому, чтобы, например, прогнать всех кавказцев отсюда?

А.ПРОХАНОВ: Там нет идеологии, там пиар-технологии либерального толка.

О.БЫЧКОВА: А откуда вы знаете?

А.ПРОХАНОВ: Откуда я знаю?

О.БЫЧКОВА: Да?

А.ПРОХАНОВ: По невежеству своему, по отстраненности своей от русской жизни, по недомыслию своему.

О.БЫЧКОВА: Александр Андреевич, а почему американскому народу, например, никто не говорит, что он… Как вы там сказали? Мразь, слизь или там что-то еще в этом роде.

А.ПРОХАНОВ: А знаете почему?

О.БЫЧКОВА: Почему?

А.ПРОХАНОВ: Потому что если, например, какие-нибудь сикухи придут в какую-нибудь протестантскую церковь в Штатах и устроят там скандал, их просто загребут и посадят на 10 лет в тюрягу.

О.БЫЧКОВА: Нет.

А.ПРОХАНОВ: Там очень жестко государство обходится…

О.БЫЧКОВА: Они все время туда приходят и их никто не загребает.

А.ПРОХАНОВ: Нет. Нет, Оля. Они не приходят туда. Американцы очень следят за символами. Голливуд никогда не покажет фильмы, где американцы проигрывают, или фильм с дурным концом.

О.БЫЧКОВА: Да полно таких фильмов.

А.ПРОХАНОВ: Да никаких нет таких фильмов. Вы знаете, мне рассказывали, Михалков, который делал «Сибирского цирюльника» для Голливуда, он ошибся – он проститутку сделал американкой. Поэтому Голливуд не захотел его прокатывать. Англичанка – да, но не американка.

О.БЫЧКОВА: Какая бестактность со стороны Михалкова.

А.ПРОХАНОВ: Поэтому, повторяю, сегодняшняя российская государственность создает свою идеологию. И за это, конечно, ее ненавидят (эту государственность). Посмотрите, как ненавидят Россию и ее лидера за рубежом. Одна эта ненависть лютая – она заставляет, может быть, даже полюбить Путина.

О.БЫЧКОВА: Только потому, что они все его ненавидят?

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно, если…

О.БЫЧКОВА: Ну, конечно, надо полюбить. Конечно.

А.ПРОХАНОВ: Если такой массированный организованный удар ненависти по лидеру государства, ну, что это такое?

О.БЫЧКОВА: Ну да. Для этого же нет абсолютно никаких оснований, причин никаких нет.

А.ПРОХАНОВ: Нет, а почему Мадонна его ненавидит?

О.БЫЧКОВА: Мы живем в гордом процветающем справедливом государстве. Да, да.

А.ПРОХАНОВ: Нет, просто ведется…

О.БЫЧКОВА: Я понимаю вас, Александр Андреевич. Я согласна с вами.

А.ПРОХАНОВ: Ну, слава богу.

О.БЫЧКОВА: Кругом враги.

А.ПРОХАНОВ: Наконец-то я вас переубедил, Оля.

О.БЫЧКОВА: Спасибо большое. Александр Проханов.

А.ПРОХАНОВ: Наконец-то вы с нами, да-да-да.

О.БЫЧКОВА: Мы сейчас сделаем перерыв на несколько минут. Я с вами, конечно…

А.ПРОХАНОВ: Вы с нами, с нами, дорогая моя.

О.БЫЧКОВА: Я буду еще через несколько минут в программе «Особое мнение».

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Александр Проханов. Ну вот вас спрашивают, конечно, как грузина, вас спрашивают: «Какие у вас вызывают эмоции демократические выборы в Грузии? – спрашивает Илья из Ярославля. — Зависть или гнев? Может, сострадание? Родина Сталина показывает нам урок антидиктатуры. Не правда ли, символично?»

А.ПРОХАНОВ: Нет, у меня там остались кое-кто из моих молокан. Но практически грузины выдавили всех наших людей из Грузии как все кавказцы.

О.БЫЧКОВА: Но вы же сами давно оттуда выдавились? Вы там родились, в Тбилиси?

А.ПРОХАНОВ: Я там родился и через буквально 2 недели вернулся на свою реальную, московскую родину. Эти выборы не трогали меня. И я думаю, что Грузия – это образец вот такого процветания, которое предложил миру Саакашвили. Даже сказал, что Грузия стала ключевой страной мира. Я совершенно поразился. Блестящая формулировка: Грузия – ключевая страна мира.

Но Саакашвили потерпел поражение из-за своей авантюры, из-за потери Осетии Южной и Абхазии. Население не простило ему этого.

О.БЫЧКОВА: Не простило, да.

А.ПРОХАНОВ: Не простило. И его поражение связано именно с этим.

О.БЫЧКОВА: Да. Но он позволил, тем не менее, в своей стране победить оппозиции на выборах. Это же круто?

А.ПРОХАНОВ: Нет, ну а что ему оставалось делать?

О.БЫЧКОВА: Ну как «что оставалось делать?»? А то мы не знаем, что ему оставалось делать. Позвать Чурова, написать «146%». Да мало ли способов? Мы знаем.

А.ПРОХАНОВ: Ну, не получилось, не получилось.

О.БЫЧКОВА: Вот, лох. Лох, да. Неудачник.

А.ПРОХАНОВ: Он получил так мало голосов, что фальсификация на 80% все равно не принесла ему победы. Важно то, что он проиграл как неудачник, как президент-неудачник. И как бы он ни расхваливал грузинское чудо, прекращение коррупции, все это – витрина, блестящая витрина.

О.БЫЧКОВА: Но это есть. Это, на самом деле, так.

А.ПРОХАНОВ: Я знаю блестящие тюрьмы. Я мечтал поселиться в грузинской тюрьме. Это роскошные тюрьмы, это абсолютно…

О.БЫЧКОВА: Не показывайте на себе, Александр Андреевич, на всякий случай.

А.ПРОХАНОВ: Да. Это абсолютно геополитическое такое триумфальное шествие. Это витрина. Повторяю, это витрина. Витрина, в которой, конечно, немалую роль играют транши, огромные деньги, огромные кредиты, которые получил Саакашвили. Я, правда, не следил, куда направлены эти кредиты. Конечно, какая-то часть идет на строительство дорог и на благосостояние. Но это же деньги не заработанные.

О.БЫЧКОВА: Ну, вы давно были в Грузии?

А.ПРОХАНОВ: Я очень давно был в Грузии.

О.БЫЧКОВА: Я была сейчас летом там, только что.

А.ПРОХАНОВ: Не, ну вам же не показывали расходные статьи. Эти деньги не заработанные.

О.БЫЧКОВА: Нет, мне вообще никакие статьи не показывали. Но я могу вам сказать, что меня поразило там больше всего, вот, честно. Я даже не ожидала, что я это увижу, ну, не думала об этом. То есть там, действительно, в Тбилиси построено большое количество современных зданий, там, дороги – ну, это вот то, что производит впечатление. Но видно в городе, что, конечно, не все просто. И людям живется непросто, и экономика не процветает. Ну, это все видно в Тбилиси. Но! Когда отъезжаешь от Тбилиси и едешь дальше по какому-нибудь шоссе уже мимо деревень, мимо каких-то мест, где живут люди уже не в городе, а где они работают на земле, я вдруг обнаружила, что это совершенно другая картина, нежели мы видим, например, отъехав от Москвы или от другого большого города в России.

А.ПРОХАНОВ: Да, конечно-конечно.

О.БЫЧКОВА: Потому что там люди выглядят намного лучше, чем люди, которые живут в Тбилиси. То есть понятно, они пашут, у них там стоят крепкие дома, там какие-то стоят виноградники, понимаете, хозяйства. Видно, что это не Швейцария какая-нибудь, конечно же, но понятно, что люди стоят на своих ногах, они обрабатывают землю, получают плоды своего труда и это их кормит, и это все работает. И они не выглядят депрессивными, знаете там, умирающими.

А.ПРОХАНОВ: Да, конечно. Согласен, да.

О.БЫЧКОВА: Вот это вот самое большое впечатление от того, что я видела в Грузии, если честно.

А.ПРОХАНОВ: Да-да-да. Ну, как и в Белоруссии, кстати.

О.БЫЧКОВА: Не знаю в Белоруссии.

А.ПРОХАНОВ: Ну, так же, так же. Выезжаешь за Минск и ты видишь прекрасные деревни, людей работающих, трактора на полях, стада.

О.БЫЧКОВА: Ну, вы любите Лукашенко, а не любите Саакашвили.

А.ПРОХАНОВ: Я же не сказал, что я отрицаю ваш опыт. Он мне нравится, я сравнил его с Белоруссией. И я езжу по своим родным провинциям из Москвы, я вижу разгромленные деревни, эти огромные руины этих огромных скотоводческих…

О.БЫЧКОВА: Людей, которые потеряли смысл, что самое страшное.

А.ПРОХАНОВ: Людей, у которых отняли после 1991 года, смысл жизни. И нас уверяют, что в России не было сельского хозяйства, что Сталин погубил крестьян. А вот эти все руины огромные, эти башни водонапорные взорванные, эти телятники, эти скотники разрушенные – это что? Это от царя, что ли, досталось нам? Это была огромная крестьянская индустрия.

О.БЫЧКОВА: Ну, скажите, круто, что Саакашвили признал свое поражение и ушел в оппозицию? Вы представляете, Путин сказал «Да, за меня проголосовало мало людей и я ухожу в оппозицию, и буду теперь оттуда».

А.ПРОХАНОВ: Ну, вот, я этого никогда не скажу. Когда он после двух своих сроков стал передавать власть Медведеву, для меня это было просто потрясение. Я считал, что он должен остаться на третий срок и запускать развитие.

О.БЫЧКОВА: Четвертый, пятый…

А.ПРОХАНОВ: На свой третий срок. На пятый, на двадцать пятый, лишь бы он запустил развитие. Потому что мне наплевать на конституционную систему. Вон, в Кении, например, блестящая демократия. Кения – она вся мертва.

О.БЫЧКОВА: Вы не видите связи между людьми в русской деревне, которые потеряли смысл жизни, и 28-м сроком Путина?

А.ПРОХАНОВ: Нет, этой связи нет. Есть смысл в концепции вот этого либерализма экономического, который поставил русского работника за пределы бытия. Русский труд на полях, на заводах, на космодромах, в школах – он не перестал цениться. Сюда приезжают…

О.БЫЧКОВА: Ну, конечно: Сталин ценил очень сильно русский труд в советских колхозах, где у крестьян не было даже паспортов. Прекрасно ценил. И они даже не получали денег за свой труд.

А.ПРОХАНОВ: Ну, будем спорить. Ну, Сталин оставил в руинах страну. Он получил страну блестящую, сверкающую и оставил нам эти руины. Он проиграл войну в 1945 году, это пораженец он был. Действительно, он был большой неудачник. Он оставил страну без атомной бомбы, без космоса…

О.БЫЧКОВА: Ладно, про Сталина мы уже говорили. Все, мы поняли. Да, у Сталина было…

А.ПРОХАНОВ: Да. Значит, до Сталина и сегодняшним правителям, и правителям всего XXI века тянуться и не дотянуться.

О.БЫЧКОВА: И слава тебе, господи.

А.ПРОХАНОВ: И слава вам, господи…

О.БЫЧКОВА: Аминь.

А.ПРОХАНОВ: А я считаю, что Сталин, по существу, тень Сталина или миф Сталина – он двигается по России, он спасает остатки России, он стимулирует Путина создавать Евразийский союз, то есть второй СССР.

О.БЫЧКОВА: А вот тут вас, знаете, что еще все спрашивают? У нас как раз несколько минут осталось. У Путина юбилей через несколько дней. И, например, Дмитрий спрашивает: «Какой подарок вы готовите ему на юбилей?»

А.ПРОХАНОВ: Путину?

О.БЫЧКОВА: Да?

А.ПРОХАНОВ: Я знаю, что на него направлено такое количество темных сил… Маги, колдуны творят черные мессы, его ненавидят, его демонизируют. Огромное количество телекамер его убивают, в дни его рождения убили Политковскую… Он, по существу, находится в облаке тьмы. Но это облако тьмы разбивается о моления, которые устраивают в монастырях, на приходах…

О.БЫЧКОВА: Вы хотите сказать, что он – князь тьмы?

А.ПРОХАНОВ: Я хочу сказать, что князья тьмы ополчились на Путина. Но люди света или духи света…

О.БЫЧКОВА: А он – ангел света.

А.ПРОХАНОВ: А он является мессианским русским лидером, который должен восстановить русское государство. И поэтому мой подарок Путину – я просто помолюсь за Владимира Владимировича, скажу «Владимир Владимирович, дай бог тебе терпения, дай бог тебе упорства и пусть тебя не оставляют силы небесные». Вот, что я скажу. Это мой подарок ему.

О.БЫЧКОВА: А если он за 12 лет не восстановил русское государство, то нужно ему дать еще лет 120, пока не восстановит?

А.ПРОХАНОВ: Да, конечно. Он получил власть в период, когда русское государство было оккупировано и вообще государства не было. Оно было оккупировано. И он мучительно выбивается из-под оккупации, громя вот эти вот некоммерческие организации.

О.БЫЧКОВА: Да, шпионские, понимаю.

А.ПРОХАНОВ: Шпионские организации, реально шпионские.

О.БЫЧКОВА: Может быть, кто-нибудь другой мог бы это сделать лучше?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что Немцов. Мне кажется, вот, его мог сменить Немцов. Либо Немцов, либо, может быть, Виктор Шендерович. Вот, я думаю, что, все-таки, Шендерович с большим успехом.

О.БЫЧКОВА: Мне кажется, Шендерович не претендует на это.

А.ПРОХАНОВ: Нет, он не претендует к сожалению большому, к моему сожалению. Вот, он зря не входит в Координационный комитет. Я думаю, что при Шендеровиче расцвели бы нивы, я думаю, что при Шендеровиче замычали бы коровы в этих вот коровниках. Это второй только человек. А так больше я не вижу альтернативы.

О.БЫЧКОВА: Ну хорошо, мы спросим у Шендеровича, безусловно, как он насчет того, чтобы замычали коров и заколосились нивы или, наоборот, замычали нивы…

А.ПРОХАНОВ: Он готов поддержать мычание коров.

О.БЫЧКОВА: А вы думаете, что у Владимира Путина еще надолго хватит, как бы это сказать, энергии для того, чтобы, все-таки, довести это дело до конца, которое он не мог довести в течение 12 лет?

А.ПРОХАНОВ: Не знаю. Повторяю, для меня это большой вопрос, Путин должен осознать свое мессианство, он должен его осознать. Он, повторяю, находится..

О.БЫЧКОВА: А он его осознал, как вы думаете? Или нет?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что его мечта – СССР, вот эта компенсаторная мечта и реализована в проекте Евразийского союза. И развитие, которое он с таким скрипом, так медленно, но, все-таки, затеял, направив в развитие ВПК гигантские деньги, вот эти 2 формы мессианства живут в нем. Но, повторяю, слишком велики вот эти силы тьмы, огромные метафизические удары идут по нему, я просто слышу, как его доспех звенит и гнется от этих ударов.

О.БЫЧКОВА: Ну, конечно. Если силы тьмы возглавляет Шендерович, то я считаю, что у Путина просто нет шансов.

А.ПРОХАНОВ: Нет, я не говорю… Шендерович – он, наоборот, альтернатива Путину, он сильнее Путина гораздо. Коровы при Шендеровиче будут хохотать от его шуток, и надои будут увеличиваться непомерно.

О.БЫЧКОВА: Коровы – да, коровы, конечно. Коровы будут хохотать. Они уже хохочут, собственно, уже цель достигнута.

А.ПРОХАНОВ: Да, да, да.

О.БЫЧКОВА: Спасибо большое. Александр Проханов был сегодня гостем программы «Особое мнение».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире