'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 сентября 2012, 17:08

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый день, добрый вечер. Смотрите вы и слушаете программу «Особое мнение». В гостях сегодня журналист и писатель Виктор Шендерович. Виктор Анатольевич, добрый день.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый день.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть у нас специальный номер связи для вопросов Шендеровичу +7 985 970-45-45 или Twitter-аккаунт @vyzvon, есть и кардиограмма эфира, где можно подтвердить, согласиться с Виктором Анатольевичем, а можно ему возразить таким образом. Там же идет и видеотрансляция нашей сегодняшней встречи.

Верховный суд разрешил гражданам причинять вред преступникам при задержании, но без капканов. Сегодня было, действительно, важное решение Верховного суда, потому что иные граждане еще подумают 10 раз, применять ли силу к преступникам, если они видят, что совершается преступление, потому что это может обернуться против них. Речь не идет о самообороне, а речь идет о чем-то, в чем граждане не участвуют, но могут задержать преступника.

С другой стороны, нельзя применять при этом капканы и ловушки, как мы это хорошо видели в фильме «Берегись автомобиля».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, первое, что приходит в голову…

А.ПЛЮЩЕВ: И суд пока не определился в одном вопросе – в каких случаях гражданам будет разрешено обороняться от сотрудников правоохранительных органов.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А вопрос уже насущный. То есть, о том, что придется обороняться, речи не идет, вопрос – как. Как можно обороняться? Это забавная постановка вопроса сама по себе, — характерная постановка вопроса. Это не теория (обороняться). Вот, я, например, несколько раз без всякой теории думал, чего мне делать. Были ситуации, когда мне, в общем… Были бы физические возможности, я начал бы обороняться от сотрудника. Там есть такая формулировка (если — к началу): «разумная сила». Ты же понимаешь, что это не юридическая формулировка. То есть юридически она полая абсолютно. Потому что кто будет потом определять, разумно или нет? Я считаю, что было разумно ударить тебя по кумполу так, чтобы ты вырубился. Вот, мне так казалось, что это абсолютно разумно, если ты так там как-то себя ведешь. А на суде выяснится, что это было неразумное, что я должен был тебе сказать… Как один мой знакомый из Монреаля сказал: «Как остановить толпу пьяных разбушевавшихся канадцев? Надо им сказать «Прекратите, пожалуйста». Понимаешь, да? Ну, это такая шутка монреальская. Вот, в нашем случае: «прекратите, пожалуйста» я могу сказать, но не получится, боюсь. Не канадцы. Не канадское уважение к закону, ну и так далее. Поэтому сама по себе постановка вопроса правильная, действительно, и вполне насущная. А дальше как это будет применяться на местности, ну вот посмотрим. Я думаю, что, на самом деле, настоящий информационный повод появится, когда появится первый случай применения на практике. Вот, когда кто-нибудь кого-нибудь начнет задерживать вот так или оказывать сопротивление сотруднику полиции… — и вот посмотрим мы правоприменение в этом случае. Потому что теоретически — да, все хорошо.

А.ПЛЮЩЕВ: Тогда перейдем к политическим вопросам. Сегодня был большой такой скандал. Сначала начиналось так, как скандал, а потом, вроде бы, как-то замялось немножко. Это про Парламентскую ассамблею Совета Европы, куда председателем нашей Госдумы сказал, что с докладом не поедет. Думали, поедет ли вся делегация или нет. Но потом решили, что делегация поедет, и, стиснув зубы (там была цитата одного из депутатов), будет работать в некомфортных и неблагоприятных условиях. С одной стороны, зачем им туда ехать, если там им некомфортно?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Действительно. Чего? Посидели бы дома в хорошей компании, друг с другом.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, раз Нарышкин уже не едет. С другой стороны, может быть, все-таки, надо как-то страну там представлять и как-то с Европой-то взаимодействовать уже.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Страну мы представили вполне уже своими действиями. И Нарышкина, до Нарышкина (НЕРАЗБОРЧИВО) страна. Потому что чего, собственно, ужасного требовала эта Ассамблея, если так вспомнить? Она требовала: восстановления избирательного права фактически в России, отказаться от практики слияния правящей партии с государством, прекратить подавление свободы выражения мнений, удержаться от контроля за соцсетями, попыток дискредитировать НКО, прекратить преследование правозащитников, расследовать эти случаи, привлечь виновных в нарушении прав человека на Северном Кавказе, расследовать случаи применения пыток. Это только Страсбургу надо расследовать случаи? Нам это не надо? Вот, нам с тобой, россиянам?.. Не надо расследовать случаи применения пыток и убийств на Северном Кавказе? Да? Пересмотреть приговор Pussy Riot, который, в общем, к закону заведомо никакого отношения не имеет. Кроме того, ассамблея попросила выполнить требования предыдущих резолюций, — ну, в частности, убрать свои войска с захваченных территорий. На это — такая нервная реакция. Это воспринимается как агрессия! То есть мы настаиваем, (если русским языком, с парламентского переводить на русский), — мы настаиваем на своем праве класть кучи и на своей территории, и на территории сопредельных государств (как в случае с оккупацией грузинских территорий), и страшно обижаемся, когда нам указывают на необходимость эти кучи как-то убирать. Вот тут огромная гордость, да? Ущемление национального суверенитета. Как же так? Это что-то, может быть, новое для людей молодых. Для меня все эти интонации – это густой-густой «совок», да? Кругом враги, все против нас, мы – оплот мира и социализма, все люди доброй воли, они вот здесь с нами, а снаружи только все враги.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот насчет интонаций, кстати. Очень интересно. Вы сказали, мы – оплот мира и социализма. Я тоже чуть-чуть застал Советский Союз и я помню эти интонации. Но! Сейчас я конкретно этой интонации не очень слышу. Я слышу больше другую. Мне интересно, как ваши ощущения в этом смысле.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не-не, не социализма. Про социализм речь не идет. Речь идет — об интонации.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, понятно, о чем речь. Я же про интонацию, да. И мне кажется, что сейчас превалирует другая, то есть другие еще хуже или другие – такое же дерьмо, как и мы.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не, это было: «А вы негров линчуете». Мы боролись за Леонарда Пелтиера и Анджелу Дэвис. Вы это уже не застали, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Как это? Застал. Абсолютно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Застал? Такой старенький? Ты боролся за Леонарда Пелтиера?

А.ПЛЮЩЕВ: А то. Он же слепой был, ну и все такое.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ух ты. Молодец. Помнишь, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. И Анджелу Дэвис там, все дела.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я молодость положил свою на борьбу за освобождение Леонарда Пелтиера!

А.ПЛЮЩЕВ: Как же. И с доктором Хайдером я застал, конечно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да-да-да. Вот на это ушла молодость. Поэтому это вот «У вас негров линчуют, у вас на себя посмотрите» — это вообще ничего… Вообще новое тут они не изобретут. Это — совок. Это совок на новом витке – на новом витке ущемленного самолюбия, обиды. Мы ничего не можем возразить по существу, как не могли в совок возразить по существу, потому что: политзаключенные есть? Есть. Демократия есть? Нет. Ну и так далее. Оккупация есть, интервенция есть? Есть. Мы ничего не могли возразить по существу, поэтому дальше в ход шло Гостелерадио, как и сейчас, и вот эти интонации в Совете безопасности ООН.

А.ПЛЮЩЕВ: Там же еще… Вы просто писатель, Виктор Анатольевич, мне важно очень чувство стиля в этом смысле. И там же еще такая штука, что угрожали усилением мониторинга.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Страшная угроза.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Передача мониторинга Совету министров ЕС. Это уже совсем другая история, как бы. Это фактически, что тебя ставят на строгий контроль.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: А это унизительно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вот! Вот это и есть то, о чем я сказал в самом начале. К вопросу о том, что есть унижение.

А.ПЛЮЩЕВ: Типа, раньше нам доверяли.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Что есть унижение? Ну, ребята, ну, давайте еще в Казани проведем семинар по усовершенствованию полицейских, научим всех засовывать бутылки в задницы, а потом будем обижаться, что нас хотят мониторить. Нам не доверяют, видите ли, да? Еще пара интервенций, еще пара политических убийств, еще Кадырову дать побольше полномочий, еще того, еще сего. Еще пара Чуровых (выборов под Чурова), да? А потом скажем «Чего вы нам не доверяете?» Это был такой анекдот про тещу, да? «Злые вы. Уйду я от вас». Вот это вот из той серии. Да, за тещей мониторинг нужен теперь уже — после того, что она сделала с супом…

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, если говорить о делах внутренних, вот у нас тут постоянно теперь депутаты и сенаторы просто под большой лупой все и мы рассматриваем, как они выполняют ли свои декларации о доходах, чего у них с бизнесом и так далее.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: У кого они под лупой?

А.ПЛЮЩЕВ: Вы в прошлый раз говорили неделю назад, что единороссы там своих не сдают (ну, у нас был разговор такой). А вот сегодня, с одной стороны, Комиссия по этике не нашла оснований для приостановления деятельности депутата Митрофанова, которого Комитет по СМИ возглавлять отправляют. А с другой стороны, депутата Кнышова и еще нескольких со столь же известными фамилиями, все-таки, могут, ну так, выражаясь футбольным языком, выставить на трансфер.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я думаю, пожурят. Посмотрим-посмотрим.

А.ПЛЮЩЕВ: Потому что отправили их дела следователям, чтобы они там как-то документы на них.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вот. Значит, идем по умному варианту. Мы говорили о двух вариантах – тупой и еще тупее. Идем по не самому тупому варианту – поизображают равноудаленность. Но случай с Митрофановым, раз уж ты его упомянул, он совершенно замечательный. Потому что Митрофанов – ведь, он даже в нашем охотнорядском пейзаже, где нос приходится зажимать просто на каждом шагу, он обладает особой вонючестью, если ты помнишь, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, он яркий просто. Просто яркий.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, это можно назвать яркостью. Это вопрос терминологии. Это, действительно, яркий. Его даже когда не видно, — его унюхаешь, да? От его дел идет густой… Так сказать, от его практики, да? Он совершенно уникальный человек в этом смысле. Этот несет… Как это у Ежи Леца было сказано? — что знаменосец не давал себя отвлечь сменой знамени. Вот это про Митрофанова. Он не дает себя отвлечь сменой знамени – он несет любое, лишь бы платили. Он как блоха перескочил с Жириновского на Миронова, сейчас с Миронова перескочил, собственно, присосался уже к самоё Государственной Думе… Верный борец за Путина и путинское, несгибаемый совершенно борец за вертикаль и против всего, чего власть, да? Дальше с ним случилась смешная вещь. Какое это было… — это в начале мая было! Он был взят с поличным при передаче вымогателям 200 тысяч, — в этой (их) компании. Митрофанов обещал помочь бизнесмену Жарову в решении некоего вопроса в независимом российском суде. Это я цитирую СМИ.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, это бизнесмен и пенсионер Жаров, доселе никому неизвестный, утверждает. Будем справедливы.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да-да-да. Тем не менее, он был взят с поличным полицией при передаче меченых купюр.

А.ПЛЮЩЕВ: Говорит Жаров.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, нет! Была взята подписка о невыезде. Я цитирую СМИ, а не Жарова, многочисленные СМИ, которые об этом сообщали.

А.ПЛЮЩЕВ: Но СМИ цитируют Жарова.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: СМИ цитируют всех подряд, да? Тем не менее, задержание было. Задержание было! На полчаса задержали… Их всех (взяли) – уроженца Ингушетии Радиша Сутиева, судебного пристава Али Кодзоева, помощника Митрофанова (некто Деревщиков) и самого Митрофанова. Через полчаса его отпустили самого по случаю многовековой его неприкосновенности. А этих отпустили, что интересно, под подписку о невыезде, хотя они были взяты с поличным. Заметьте, девочек из Pussy Riot многие месяцы водили в наручниках и держали в СИЗО. Людей, взятых с поличным, в общем, в составе организованной преступной группы, называя вещи своими именами, — их отпустили под подписку о невыезде и они немедленно скрылись, один по сведениям газеты: уже на Кипре, а другой в Испании. А Митрофанов получил повышение. И это очень правильно со стороны дедушки Пу или того, кто стоял за этим повышением. Потому что Митрофанов… Помнишь, как Мюллер говорил про Холтофа? «Этот будет землю рыть». Митрофанов с этим висящим… так сказать, пойманный, сидящий на этом крючке уже, — он будет проявлять такую инициативу, он нам так законодательно сейчас поможет с тобой, Саш, в работе СМИ, что мало нам не покажется. Это, ну, так сказать, совершенно очевидно. Это вот история одна. И я сейчас хочу совершенно неожиданно другую историю рассказать.

А.ПЛЮЩЕВ: Единственное что, да, можем перейти. Просто все, что СМИ цитируют по этому поводу, по задержанию Митрофанова – это со слов Жарова цитируется его жалоба.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не-не-не. Ты сейчас говоришь о его новейшей жалобе Нарышкину. А я сейчас говорю о сообщениях СМИ, что были задержаны.

А.ПЛЮЩЕВ: Ранее?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, ранее.

А.ПЛЮЩЕВ: О’кей.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: В мае были задержаны! И были фотографии, и так далее. Были задержаны. Это сообщали СМИ. Никакого опровержения ни от какого Митрофанова тогда не поступало, что это не он и хата не его. Задержали. И отпустили, потому что он неприкосновенный у нас пожизненно, в отличие от Гудкова. Ну, пока чего-нибудь не скажет.

А.ПЛЮЩЕВ: О’кей. Переходим к чему вы хотели.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Переходим к чему. Другая история. Как она связана с историей Митрофанова? Ну, попробую. Это ссылка на LiveJournal. Значит, врач службы экстренной помощи рассказывает о реальной жизни своей службы «Медицина катастроф». Без помещений, без бензина и без радиочастот для связи…

А.ПЛЮЩЕВ: Без обезболивающих.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Без обезболивающих, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, там с обезболивающих все начинается в этом посте.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. В тексте очень много мата, и вот это: «кремлевский, млять, аксакал» — это самое мягкое из обращений там, да? Там без «бипа» не цитируется это. Но чувства врача, который без наркоза ведет травмированного в ДТП ребенка и люди умирают просто от боли, да? А наркоконтроль (в скобках прилагательное — «бип», нецитируемое), запретил обезболивающее. Нету у них, они работают без обезболивающих. В разрухе на уровне Гражданской войны то, что он там описывает и фотографирует. Это разруха, да? На фоне, значит, цитата: «а у вас, бип, саммиты АТЭС, Олимпиада, Чемпионат мира по футболу и прочее бип», да? Ну, конец цитаты, потому что дальше один сплошной бип только и больше ничего. Значит, вот это… Понимаешь, это к вопросу о распаде России. Без Навального, без Каспарова, своим ходом… Вот эти два факта. А дело происходит, между прочим, не на Чукотке, дело происходит в ближайшем Подмосковье. Значит, страна, в которой вот уже просто за пределами… Как только кончается власть непосредственно центральная, вот за этим забором условно кремлевским, за Садовым кольцом просто кончается финансирование, — нет денег на обезболивающее, нет денег скорой помощи. Он там пишет и про пожарную часть. Нет ничего. Огнетушителей, ничего нет. Просто голо. Нету денег на это!

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, рынды вернули, всё.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. И все. Значит, вот, страна, у которой нету денег на экстренную медицину, ни на какую медицину, ни на какую пожарную часть, ни на что нет денег, на больных детей нет денег… Переполнен интернет – в любой Facebook глянь — там крик о помощи: умирает этот ребенок, этот, другой… Я говорю только о детях, я уж о взрослых не говорю. О детях! Нет денег на лекарства, нет денег на лекарства у государства. И при этом 500 миллиардов, да, Сочи и так далее, и так далее. Это одна картинка. Вторая картинка распада – это депутат Митрофанов, который получает повышение после этой истории. Истории, которая означала бы абсолютный конец по крайней мере публичной карьеры для любого политика в Европе и в Америке. Это точка, всё! Тебя нету в политике после этого сюжета. И быть не может. Может, ты отобьешься в суде и получишь немного, да? Но уже все, — в политике тебя нет. Тебе деньги никто, копейки не даст казенных попавшемуся на этом. Вот этот Митрофанов со своим мешком баксов и растопыренными пальцами и новой должностью, — и вот этот нищий без обезболивающего, медицина и нищие врачи – это и есть распад государства. Подчеркиваю, никакой Навальный— Удальцов-Немцов тут совершенно не причем.

А.ПЛЮЩЕВ: Я бы хотел остановиться на этой теме. В государстве ли он происходит? Или как было сказано, в головах? Я вот о чем. О том, что, может быть, средний обыватель, если мы его себе вдруг представим, может быть, он и скажет «Конечно, жалко детей, которые попали в катастрофу или которые умирают без обезболивающего». Но, во-первых, может быть и правильно делают, что наркотики убирают у них, потому что они фарцуют наркотиками…

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Смотри, я понял мысль.

А.ПЛЮЩЕВ: И с другой стороны, ну, здорово, что Чемпионат мира будет у нас. И Олимпиада «Жаркая. Твоя. Зимняя».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Кстати, этот слоган…

А.ПЛЮЩЕВ: Мы после поговорим о нем.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Слоган очень подошел бы Великой Октябрьской революции. «Зимний… Твой…» — вот это вот…

А.ПЛЮЩЕВ: «Жаркая. Зимняя. Твоя»?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, просто «Зимний. Твой» — вот это тоже хорошо. Значит, смотри. По поводу Наркоконтроля. Вот этот же врач там пишет, что это просто тупость, потому что то, что запрещено, никаким клофелинщикам не нужно. Он подробно довольно в этом разбирается. Я не силен в этой теме, но врач-то силен в этой теме. Он пишет: «Глупость». И много раз мы слышали о том, что это глупость, что этот запрет носит совершенно номенклатурный и коррупционный характер, а вовсе не в заботе о нашем здоровье. Но в любом случае — люди умирают без обезболивающего. Какая забота о здоровье, да? О чем речь? Это первое. Второе. Может быть, есть какое-то количество граждан, спившихся окончательно, которые будут считать, что пускай умирают дети, а Чемпионат мира по футболу важнее. Или деградированных, или странных… Братцы, значит, либо надо просто завязывать со страной, либо попробовать произвести однажды голосование. Запустить механизм политики. Вот, какое отношение эта история имеет к политике, — история, описанная врачом? Самое прямое. Потому что эта система может существовать, вот это положение дел — только в закупоренной системе, там, где общество с властью никак не соотносится. Дело в том, что на Путина обезболивающее есть, и бензин у него есть, и радиочастота у него есть. И никак, ему никакого интереса нету в этом, да? Никакого! А выборов, чтобы его сменить, нету, и суда независимого нету. Значит, общество существует отдельно со своими проблемами (теми или другими), власть — отдельно. Сменяется это в результате выборов честных. И вот тогда пусть выйдет партия любителей футбола в Саранске — и партия, которая скажет «давайте лучше будут жить дети», если уж выбирать, куда деть 500 миллиардов. Давайте решим, куда деть 500 миллиардов? — на Сочи или на спасение детей. Давайте, пусть поконкурируют и без Чурова посчитают. Если общество проголосует за Олимпиаду в Сочи и за смерть детей, — ну, хорошо, значит, тогда мы будем знать, что такое общество.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы сейчас не знаете?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Оно не такое. Не надо валять дурака. Нет! Это сейчас текст Радзиховского, что мы все дебилы… Нет, не все дебилы. И довольно много людей, которые не хотят, чтобы умирали дети, да? В данном случае строчка Маяковского в буквальном смысле. Вот, не любят. И считают, что 500 миллиардов следует потратить туда, а не сюда, И считают, что нужно провести честные выборы и так далее. Не надо решать за народ и сейчас заведомо говорить, что — «ну, они ж такие». Я встречал дебилов несколько в своей жизни. Но вообще по большей части я встречал людей, которым можно что-то объяснить. И я пытаюсь это делать. И должен тебе сказать, у меня был даже опыт совершенно даже не в МГУ, а когда я ходил на выборы в 2005 году — во Внуково, с бывшими стюардессами, в самых что ни на есть таких (НЕРАЗБОРЧИВО), да? Со старушками и так далее. Можно разговаривать спокойно, не надо людей держать за дебилов. Можно. Значит, если все закупорить, — ну, тогда вперед, тогда давайте пусть дети вымирают, а мы будем праздновать Олимпиаду. Успехов в спорте.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас еще одна минута до перерыва. Я начну вопрос, а у вас будет время подумать, а у слушателей будет время отправить еще вопросы свои по +7 985 970-45-45 или Twitter-аккаунт @vyzvon. Возможно, вы помните историю с мэром Дзержинска Нижегородской области, который написал заявление о выходе из «Единой России». Ну, недавно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, да.

А.ПЛЮЩЕВ: А сегодня стало известно о том, что за критику партии изнутри должности лишился член петербургской ячейки «Единой России» Валерий Федотов. Это нормальный процесс, свойственный для любой партии – ну, там, обновление, кто-то уходит, кто-то приходит, тем более такой крупной…

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, это не обновление как раз.

А.ПЛЮЩЕВ: ...как «Единой России».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, вот как раз это…

А.ПЛЮЩЕВ: Или тенденция? Вот это и обсудим через несколько минут, сразу после новостей и рекламы.

НОВОСТИ

А.ПЛЮЩЕВ: Продолжаем мы программу «Особое мнение» с Виктором Шендеровичем. Остановились мы на процессах в «Единой России». И вот то, о чем мы раньше не слышали, когда мэры выходят из партии…

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Но ты сказал слово «обновление» — мы на этом остановились. Что это обновление. Обновление – это как раз когда внутри партии появляется какой-то условный горбачев и начинает говорить человеческим языком. И вдруг, когда лидер людоедской партии начинает говорить об общечеловеческих ценностях, — вот тут мы навостряем ушки и говорим «Ага. Обновление какое-то». Да?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну вот у них в петербургской ячейке был Валерий Федотов, который выступил.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Но был да сплыл.

А.ПЛЮЩЕВ: Поддержал Pussy Riot, кстати.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Но! Вот его уже и нету в «Единой России», вот уже его и нету на руководящей должности, да? Так вот это, наоборот, закупорка. Это был бы хороший факт, если бы внутри элиты (ну, назовем это элитой по факту, не по интеллектуальному и нравственному потенциалу, а по факту того, что они наверху, — давай считать, что те, кто наверху, это элита), так вот было бы хорошо, конечно, если бы в элите появились какие-то вот такого рода сигналы в сторону очеловечивания какого-то и эволюции. Но ты говоришь, что подавляются на уровне дарвинизма, да? Наоборот, не дарвинизма, а — «собаки Павлова». Подавляются, да? Ты сказал, вылез – получи. Вот, Митрофанов на повышение, потому что вылизал все, что можно. А этот покритиковал – ушел. Значит, таким образом выстраивается сигнальная система — так, да? Люди понимают, что за чем последует: где тебе пирожок, а где дадут по рукам. Вот, значит, партия закупоривается. И бог бы с ней, с партией, повторяю. Но когда партия становится… Вот, она закупоривает историческое течение… А мы знаем такие партии, да? Ну, там КПСС была, НСДАП, там разные партии… Трудовая партия Кореи… Это не партия, конечно, никакая, это властная верхушка, которая закупоривает течение. Сквозь нее уже не пройти, выборов нет. Поэтому партийная жизнь этой, с позволения сказать, партии становится уже важной для всех. Так же, как мы в 80-х были заложниками КПСС и внимательно смотрели, кто там, Лигачев или Яковлев? Потому что это касалось не КПСС, а меня, да? Вот точно так же вдруг сейчас процессы в «Единой России»… Надежды мало. Мы видим, что «Единая Россия» закупоривается. А дело-то важное. Вот, к вопросу о том… Вот эта история о том… «Кто про что, а вшивый про баню»: про то, как работают механизмы. Вот такая история в Англии или во Франции с тем, что под Парижем в нищете «Медицина катастроф», нет обезболивающих, все разворовано, разобрано, а начальство в этот момент массово входит в список Forbes при гибнущих детях… Вот это, вот такой пост – сегодня же это было бы главной темой в больших СМИ. Не в LiveJournal, а в больших СМИ, на телевидении. Сегодня же были бы митинги, сегодня же был бы скандал, парламентское расследование, куда девались деньги и так далее, и так далее… Это было бы — сегодня же. И либо правящая партия что-то немедленно сама попыталась бы сделать, либо она теряла бы рейтинг, ну и так далее. А дальше – выборы, и дальше нет такой партии у руля. Вот, даже один этот факт стал бы скандалом. А мы каждый день по 15-20 поводов, которые могли бы взорвать политическое пространство. Вот Митрофанов… Вот два за два дня, да? Митрофанов и это – это двеистории, каждая из которых взорвала бы к чертовой матери политическую действительность в любой европейской стране.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте перейдем к одной из тем, которая взорвала, как вы выражаетесь, политическую действительность по всему миру – это про ролик «Невинность мусульман». Сегодня есть еще один повод его вспомнить. Вконтакте – есть такая социальная сеть в России – удалила все ролики, связанные с этим фильмом, и создатель этой соцсети Павел Дуров написал у себя в Twitter’е – я цитирую полностью, это цитата – «Посмотрел нашумевшую «Невинность мусульман». Убого, малобюджетно, не дискуссионно. Удалил. Даешь качественное антиисламское кино».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это лукаво. Лукаво он высказался. И мы все понимаем, что он лукавит, да? Нет, он – владелец, он может, что угодно.

А.ПЛЮЩЕВ: Он – совладелец.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Совладелец, да. А мое дело – оценивать это. Все понимают, что идет шантаж, все понимают, что идет давление, все понимают, что сейчас решается, по каким правилам мир будет жить дальше. На обиженных воду возят, говорит русская пословица. Если человек хочет обидеться, он обидится. Это его дело. Для этого есть суд в цивилизованных странах. А если тебя берут в заложники и говорят «Я обиделся, поэтому я тебе жизни не дам» — «А почему?» — «А потому что ты меня обидел». Это вот уже не к миру, а к нам прямое отношение в том числе имеет, да? Вот — этот закон. Я прочел принятое в первом чтении вот это про..

А.ПЛЮЩЕВ: Оскорбление чувств верующих.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Там не только «чувств»! Там еще и убеждения.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, религиозных убеждений все равно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вот, мое религиозное убеждение, то есть вера моя заключается в том, что бога нет. У меня нет никаких доказательств Большого взрыва при себе (я в студию не принес).

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, там по закону, там это касается основополагающих религий и традиционных, и так далее.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я не понимаю. Я не понимаю, почему все равнее меня. Вот, я читаю, что «по просьбе ГИБДД в Свердловской области преподобным настоятелем Гермогеном был освещен Серовский тракт, где было много ДТП». Вот, мои чувства оскорблены. Моя атеистическая психика разломана в куски этим заявлением! Я хотел бы слупить со Свердловского ГИБДД 500 тысяч рублей, потому что по моему убеждению, которое оскорблено, преподобный Гермоген мог окропить, а мог пописать на эту трассу – количество ДТП от этого не увеличится. Это мое убеждение. И то, что ГИБДД, существующее на мои деньги, в том числе на мои, да? Ну, на деньги свердловчан. Меня это оскорбляет, Мой мозг взрывается от этого. Значит, братцы мои, давайте мухи отдельно, котлеты отдельно. Кстати говоря, очень верно кто-то заметил… Ой, жалко. Надо было… Я не выписал, кто это. Замечательный человек, который написал в Facebook же где-то, на этих просторах… — что как раз верующего ничего оскорбить не может. С ним – Бог. Или Аллах, или Будда. Кто там у него, да? С ним – Бог. Что его может оскорбить? Что какой-то человек, недоумок вроде меня, в это не верит? Как может оскорбить религиозного человека то, что кто-то по соседству с ним не верит? Точно так же, как и меня не может оскорбить, если он верит. Это его вера, — веруй на здоровье! А когда человек начинает вламываться ко мне или на Винзавод (ряженые казаки, имеющие мало отношения к Григорию Мелехову, как мне кажется, да?), где ряженые казаки вламываются, то это уже не имеет никакого отношения ни к вере… Это их бог обидел, извини. Они – оскорбленные разумом. Значит, они хотят быть обиженными. У них другого дела нет как быть обиженными. Он ходит и ищет, чтобы его кто-нибудь обидел, да? Тогда он на своем месте, тогда он может как-то реализоваться. Мы знаем довольно много религиозных мыслителей всевозможных, — никто из них не сдирал никакие майки ни с кого. Они как-то себе верили, мыслили, жили, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Только что мы с вами убедились в меркантильности Виктора Анатольевича, который даже 500 тысяч готов с родного ГИБДД слупить.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Я жду. Я жду со Свердловского ГИБДД, потому что мой мозг оскорблен совершенно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Лишь бы только денег подзаработать. На этой неделе я был свидетелем и все мы были свидетелями, в общем, удивительной вещи. Виктор Шендерович критикует американские власти.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Это про закрытие радио «Свобода».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да-да-да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, кстати, ваши коллеги по радио «Свобода»... О закрытии вещания, разумеется, на Россию, да? Ваши коллеги многие, те, которые закончили там работать, их комментарии, в общем, были не столь жестки как ваш. Ваш мне показался, пожалуй, самым таким, критичным.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, можно списать на вздорность характера, конечно. Но понимаете, какая штука? Вещание радио «Свобода» в России год за годом (я там довольно давно работал, девять лет) сжималось законодательным образом. Нас вытесняли, выгоняли, закрывали вещание… «глушилки» были и так далее. То есть такой вполне себе совок с использованием, поддавливанием этого законодательного ресурса. Радио «Свобода» было свернуто фактически законодательно Путиным и его партией. Сейчас мы узнаем, что, оказывается, эту партию Госдепартамент поддерживал финансово в то время, как сокращал финансирование радио «Свобода». Это не означает, что не было там тех или других проблем на радио, что нельзя было там чего-то улучшать. Но приход расстрельной команды на этаж… Я это все проходил в другом масштабе на НТВ, и мы знаем, чем это… С этого не начинаются удачные проекты. Мы видим, во что выродилось и НТВ, и журнал «Итоги». С массовых увольнений по списку, с выбрасывания целых команд с этажа, про многих из которых я могу сказать, что это совершенная элита журналистики, радиожурналистики и просто это замечательные, очень профессиональные, интеллигентные, хорошо работающие люди и так далее… Вот, когда выбрасываются… Ну, уровень менеджерский… Я писал об этом, я позволю себе процитировать себя, что это не «Макдональдс», где можно заменить состав в один день, да? Радио «Свобода» — туда люди десятилетиями накапливали человеческий материал. Иногда — десятилетиями. Там был очень качественный и подобранный… И это был не только кусок хлеба, конечно, для этих людей. Безусловно. И, вот, когда поступают как в «Макдональдсе», вот так вот просто скопом всех, то это говорит о довольно специфическом менеджерском представлении. Эти люди, ну, вот, они себя во всей красе показали. Вообще, «Свободе» не очень везло на варягов-начальников – я об этом тоже писал. Ну что же? Они получат… Там есть обратная связь, да? А американская бюрократия – ну что же, почему же ей не быть? Вот, она такая, да. Ну, это нормально. Ну, человечество вообще состоит вот из этого по большей части. Бюрократия состоит из этого. Другое дело, что в Америке несколько больше возможностей для обратной связи. Вот мы сейчас и посмотрим.

А.ПЛЮЩЕВ: Виктор Шендерович – гость программы «Особое мнение», писатель и журналист был сегодня у нас в гостях. Меня зовут Александр Плющев. Спасибо и до свидания.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире