'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 сентября 2012, 19:08

М.КОРОЛЕВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я – Марина Королева, напротив – журналист Максим Шевченко. Максим, здравствуйте.

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте.

М.КОРОЛЕВА: «Где вы, мусульмане, в тот момент, когда оскорбляют вашего пророка?» — это один из лозунгов, под которыми проходит акция сегодня, в частности, в Секторе Газа против фильма «Невиновность мусульман». Ну, собственно, не только в Секторе Газа, акции протеста идут в Судане, Марокко, в Тунисе, в Египте они начались и так далее. В связи с этим вопрос. Давайте, вот, от слушателя вопрос: «Ваше мнение о пасторе Терри Джонсе и его фильме. Это сумасшедший провокатор, просто провокатор или просто сумасшедший?»

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я допускаю все 3 версии и к этому добавляю еще четвертую версию, что это просто управляемый конфликт, который преследует политические цели и который, собственно, был инициирован американской политической администрацией или какой-то группой американских элит для задач в отношении исламского мира в предвыборную кампанию. Собственно говоря, этот идиотский повод, фильм, автора которого никто не может найти и в интернете существуют какие-то…

М.КОРОЛЕВА: Но предполагают, да?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, какие-то сплетни. Непонятно. То ли копт, то ли израильтянин, то какие-то интервью то ли на деньги 100 евреев снял фильм, то ли не снял, то ли вообще непонятно, кто что. В общем, концов нигде нету.

Вместе с тем фильм, про который в интернете нет ничего, никакого описания кроме того, что он плохой, что на 2-х показах в Голливуде на нем никого не было, что эти 2 показа носили политический характер и проходили под охраной (тех, кто фильм снял). Этот фильм почему-то был показан в арабских странах, трейлер этого фильма с переводом на арабский язык. Это что, пастор Терри Джонс организовал показ?

М.КОРОЛЕВА: Ну а почему бы и нет?

М.ШЕВЧЕНКО: Терри Джонс? Терри Джонс – это полусумасшедший маргинал, живущий где-то между кукурузой и курами в какой-то глубинной Америке, понимаете? Он не может, не способен организовать то, что я прочитал. Я сам же не живу в арабских странах, я доверяю интернету. Несколько постов в интернете указывают, что трейлер этого фильма был показан не просто в YouTube, а по каким-то телеканалам, возможно, спутниковым телеканалам с переводом на арабский язык. Это пастор Терри Джонс на арабский язык перевел?

М.КОРОЛЕВА: Ну, с другой стороны, он уже человек знаменитый. Хоть он там и живет с курами, но его знает весь мир после того, как он сжег Коран торжественно.

М.ШЕВЧЕНКО: Об этом Коране сообщили. Меня интересует просто… Вот, я всегда, когда происходят такие события… Ведь, события же происходят не в реальной жизни, а в информационном пространстве. Я всегда задаюсь вопросом, кому это выгодно и что за этим последует. Вот, мне кажется, тут важнее анализировать не Терри Джонса или, не знаю там, все, что с ним связано, а последствия всего этого дела.

М.КОРОЛЕВА: Ну, то есть вы считаете, что это преднамеренная провокация, и указываете напрямую на американскую администрацию?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, я не указываю на администрацию. Я сказал, что, возможно, мы имеем дело с сюжетом, который был прописан в гениальном фильме с Дастином Хофманом «Хвост виляет собакой», когда была инсценирована в предвыборной ситуации некая война для того, чтобы подправить положение президента. У Обамы дела не на 5 с плюсом в Америке. Его подпирают республиканцы, его подпирает Ромни и до выборов остается совсем немного.

М.КОРОЛЕВА: Но подождите, какое же это подправление? Что тут подправляют-то?

М.ШЕВЧЕНКО: Конечно. Для Америки?

М.КОРОЛЕВА: Да.

М.ШЕВЧЕНКО: Это огромное подправление. Потому что всей Америки. На мир американцам наплевать. Но американскому избирателю показан озверевшая толпа, которая убивает посла, поджигает посольство, ненавидит США. Почему? Потому что США с их точки зрения, с интерпретации американского официального видения Америки, это страна свободы, где может быть показан любой фильм, снят любой фильм. Это страна, противопоставляющая себя тоталитаризму, диктатуре и фанатизму средневековому. Конечно, это предвыборная акция, которая, конечно, сейчас делает Обаму, его администрацию (а посол – это часть администрации, вынесенный во внешний мир) жертвой. И, конечно же, дает в руки президенту огромные козыри сейчас.

М.КОРОЛЕВА: Но жертву не выбирают саму по себе просто. За что?

М.ШЕВЧЕНКО: За то, что у Обамы плохи дела. И это переводит тему от обсуждения реформы здравоохранения в США, которая для Обамы является проигрышной, поверьте, на перевод того, как плохие мусульмане опять вслед за Бен Ладеном, приурочив к 11 сентября, атакуют Америку незадолго до президентских выборов, как Америка должна вся мобилизоваться вокруг президента, потому что никто кроме как президент сейчас не спасет Америку от тех, кто убивает американских послов.

М.КОРОЛЕВА: Максим, но мы так с вами договоримся до того, что там они сами спровоцировали убийство посла в Ливии.

М.ШЕВЧЕНКО: А я не знаю, потому что посол, как я читаю в интернете, посол и дипломаты уехали на конспиративную квартиру ЦРУ, и при выходе с этой конспиративной квартиры ЦРУ они и были убиты. Это что за конспиративная квартира? Возникает вопрос, который… Опять-таки, в интернете люди задаются этим вопросом. Либо в службе ЦРУ в Бенгази был некий крот, который слил повстанцам место, где находятся дипломаты, что их убили по выходу из квартиры. Либо это была продуманная постановочная операция, и эти дипломаты как жертвенные животные были приведены в эту квартиру, выведены, убиты неизвестными убийцами, и теперь мы видим то, что мы видим.

М.КОРОЛЕВА: Ну, такой, масштабный получается заговор-то.

М.ШЕВЧЕНКО: Это не заговор, а это хвост виляет собакой. Это классическая американская политтехнологическая постановка. Это как химическое оружие у Саддама Хусейна.

М.КОРОЛЕВА: Ну, это вы просто по Голливуду судите.

М.ШЕВЧЕНКО: Это я сужу по жизни. Соврать в Америке на самом высоком уровне можно как угодно. Вообще в современном мире везде можно соврать как угодно. Вот, сказали «У Саддама Хусейна химическое оружие». С трибуны ООН соврали, уничтожили страну, разбомбили к чертовой матери. Никакого химического оружия не обнаружили. Кто-нибудь наказан за эту ложь? Никто не наказан. Поэтому можно всё. Риму, каким является современный…

М.КОРОЛЕВА: А у нас нельзя? А у нас, вот, можно сказать, амфоры были подложены…

М.ШЕВЧЕНКО: У нас даже нельзя посадить Pussy Riot, понимаете, в тюрьму – уже весь мир протестует.

М.КОРОЛЕВА: Как это нельзя? Сидят, сидят.

М.ШЕВЧЕНКО: В Америке в Гуантанамо в клетках сидят десятки людей. Миру наплевать. Amnesty International чего-то там бьется, лепечет за это дело. Обама их обещал освободить 4 года назад во время предвыборной кампании – не освободил, ничего не меняется, но всем наплевать.

У нас 3 девицы осквернили православный храм – весь мир прямо встает на их защиту.

М.КОРОЛЕВА: И сидят, и сидят.

М.ШЕВЧЕНКО: Да.

М.КОРОЛЕВА: Журналист Максим Шевченко. Через минуту встречаемся снова.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЕВА: И мы продолжаем «Особое мнение» вместе с журналистом Максимом Шевченко. Я напомню, что на сайте «Эха Москвы» есть каналы связи с нами, выстраивается кардиограмма эфира. Ну и есть для ваших смсок +7 985 970-45-45. Вы, может быть, не успели услышать или посмотреть, Максим, но Хиллари Клинтон буквально в последний час заявила, что не то, что Госдеп не имеет никакого отношения к тому, что происходит с фильмом, но и осудила этот фильм публично.

М.ШЕВЧЕНКО: Да. А вот вы представьте себе, что Хиллари Клинтон выходит на…

М.КОРОЛЕВА: То есть она врет?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я не знаю. ...выходит на трибуну и говорит «Госдеп имеет к этому отношение, я этот фильм приветствую». Это же абсурд? Естественно, она будет…

М.КОРОЛЕВА: Но подождите. По нашим традициям она могла бы и ничего не говорить, просто промолчать.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, она не могла не говорить, когда убит посол. Убийство посла – это надо просто знать американцев. Ну, это просто… Это, считайте, объявление войны Америке. Объявление войны Америке за короткий срок до президентских выборов, конечно, повышает статус президента.

Вот, институт Гэллапа обманулся только один раз в своих прогнозах. Они всегда дают очень верный прогноз американских выборов. Когда Трумэн проигрывал и они ему говорили, что он проиграет (все опросы показывали). Незадолго до выборов Сталин испытал атомную бомбу, и Трумэн выиграл выборы. Это такой парадокс известен в политике.

Я считаю, что это то же самое. Это то же самое испытание атомной бомбы, которое позволит Обаме вылезти из той ямы, куда он скатывался последнее время.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вы имеете в виду вот прямо этот фильм? Потому что не факт, что, на самом деле, убийство посла в Ливии связано с этим. Вот, Роман из Чикаго вам пишет, например: «Это заранее спланированная акция, приуроченная к годовщине 11 сентября».

М.ШЕВЧЕНКО: Фильм – это вообще просто полная ерунда. Я вот думаю, что если бы про этот фильм никто не рассказывал, никто бы вообще не узнал бы про то, что этот фильм есть. Как бы, есть абсолютно ясные вопросы – кто его перевел на арабский? кто его показал? по каким каналам? как он стал известен широкой общественности в арабских странах? кто его продюсировал? кто организовал эти демонстрации? кто организовал атаку посольства США в Бенгази? кто организовал атаку на секретную квартиру, если это правда, то, что пишут в интернете, куда вывезли дипломатов? и почему убийца дипломатов при всем при том, что в Бенгази полно американских спецназовцев, полно американских военных вообще в Ливии? Туда высаживались американские подразделения, в ходе войны американцы курировали и установили связи практически со всеми племенами. Там это могло произойти. Что это за такая неуправляемая толпа в Бенгази, где каждая мышь перед американцами отчитывается о проделанной работе уже как целый год?

М.КОРОЛЕВА: Максим, но вы же понимаете, что мы с вами никогда не узнаем.

М.ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что это спектакль и все.

М.КОРОЛЕВА: Мы никогда не узнаем истины.

М.ШЕВЧЕНКО: Мы все узнаем рано или поздно.

М.КОРОЛЕВА: Да?

М.ШЕВЧЕНКО: Да.

М.КОРОЛЕВА: Но то, что мы можем попробовать сделать, вот то, что наш слушатель предлагает сделать вам, хотелось бы услышать ваш прогноз. будут ли нарастать антиамериканские настроения в отдельных странах мира? И чем это может закончиться для престижа США?

М.ШЕВЧЕНКО: Антиамериканские настроения нарастать больше, чем они наросли, уже дальше нарастать некуда, мне кажется. И так Америка во многих странах исламского мира в первую очередь ассоциируется с каким-то постоянным оскорблением чувств собственного достоинства мусульман, с убийством огромного количества мусульман, с оккупацией Палестины, с поддержкой Израиля в деле оккупации Палестины. В общем, с какими-то странными политтехнологическими мероприятиями в отношении Сирии и других государств, с угрозами, с публичным обсуждением, будем бомбить Иран или не будем бомбить Иран, будем бомбить это или не будем бомбить это. Американцы считают для себя вправе наносить удар ракетный по любой точке земного шара.

Вот, я был в Судане еще в 90-е годы. Помню, они охотились за Бен Ладеном и это было еще задолго до 11 сентября. Вот, они нанесли там удары. Это, кстати, было при Клинтоне, при демократах тоже. Как они говорили, «по заводу химического или бактериологического оружия». Выяснилось, что эти ракеты попали в фабрику около Хартума, на которой производилось лекарство от сонной болезни, которое является просто чумой Африки, чумой Судана. Что прозвучало? «Извините, мы ошиблись. На самом деле, там Бен Ладена не было, но вот мы разгромили эти фармацевтические фабрики, которые с огромным трудом были построены».

М.КОРОЛЕВА: Но это бывает в любой войне, правда же?

М.ШЕВЧЕНКО: Да. Это не война только была, а это просто возможность для них как и для Израиля убивать любого человека в любой точке земного шара без суда и следствия.

М.КОРОЛЕВА: Но подождите. Но это неправда. Есть международные институты, есть ООН, наконец…

М.ШЕВЧЕНКО: Какие институты?..

М.КОРОЛЕВА: ...есть Совбез ООН.

М.ШЕВЧЕНКО: ...Эта охота за террористами так называемыми воспета кино, воспета фильмами.

М.КОРОЛЕВА: Принимаются резолюции…

М.ШЕВЧЕНКО: Какие резолюции?

М.КОРОЛЕВА: Или не принимаются.

М.ШЕВЧЕНКО: О чем вы говорите? Спецслужбы США и Израиля убивают где угодно людей в любой точке земного шара. На Украине похитили палестинского инженера год назад. Вы не читали об этом?

М.КОРОЛЕВА: Нет, Максим.

М.ШЕВЧЕНКО: Просто в поезде человек ехал, его Моссад похищает, он очнулся уже в Израиле. Почему? Потому что это один из главных электриков Газы – в этом была его вина. То есть они обвинили его в том, что он – спонсор терроризма…

М.КОРОЛЕВА: Максим, вы хоть источники называйте. Ну, нельзя же просто говорить «писали в интернете».

М.ШЕВЧЕНКО: Марина, просто вы не знаете.

М.КОРОЛЕВА: Ну да.

М.ШЕВЧЕНКО: Реальная история. Когда убили представителя Хамас в Эмиратах, в гостинице там убили одного из руководителей Хамас. Когда взрывается там второй человек в Хезболле, в Дамаске его взрывают, это называется казнью людей, убийством людей. Этим почему-то надо гордиться. У нас ставят это в пример: «Ах, какие спецслужбы! Ах, какие хорошие! По всему миру убивают людей». И наши тоже начинают им подражать: там взорвали человека с сыном, понимаете, в машине Яндарбиева в Катаре, тут взорвали кого-то.

М.КОРОЛЕВА: То есть наши подражают американцам?

М.ШЕВЧЕНКО: Израильтянам в первую очередь. И американцам тоже. Я считаю, это постыдное абсолютно подражание.

М.КОРОЛЕВА: То есть Россия проводит проамериканскую и произраильскую политику?

М.ШЕВЧЕНКО: Да, конечно. Такая тенденция была. Потому что спецслужбы постоянно нам ставят в пример эти страны, которые проводят бессудные расправы по всему миру. Я считаю, что эта ситуация с этим фильмом, с разгромом посольства – это абсолютно срежиссированная американская политтехнологическая акция, в ходе которой они убили своего посла руками каких-то неизвестных бандитов, в ходе которой теперь исламский мир скомпрометирован, арабская весна скомпрометирована. Это уже теперь не арабская весна.

М.КОРОЛЕВА: А Хиллари Клинтон лжет.

М.ШЕВЧЕНКО: А Хиллари Клинтон преследует свои интересы – ей просто плевать на весь мир. Для них сегодня главное – остаться в Белом доме. Если они останутся, цена…

М.КОРОЛЕВА: Ну, я надеюсь, она не знает о том, что ей плевать на весь мир.

М.ШЕВЧЕНКО: Она прекрасно это знает, потому что мы прекрасно помним, как она себя вела и в предыдущее 4-летие. Понимаете? Они прекрасно знают, на них клейма ставить негде, на этих политических элитах. Для них главное – не вылететь из Белого дома. Ради этого даже войну можно развязать.

М.КОРОЛЕВА: У меня такое впечатление, что вы прямо о какой-то другой стране говорите. Я даже боюсь говорить, о какой.

М.ШЕВЧЕНКО: Да конечно. А вы говорите о такой стране, где девочки с пампушками пляшут на бейсбольных матчах, где Макдоналдс, где Диснейленд, где Флорида такая, где рэп и хип-хоп.

М.КОРОЛЕВА: Да-да-да. Давайте к России, а? Давайте.

М.ШЕВЧЕНКО: Мы с вами знаем разные страны, хотя, эта есть и то и то. Давайте, да.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Журналист Максим Шевченко сегодня гость программы «Особое мнение». Так вот, о России, но о России в связи с Европой. Дело в том, что Европарламент принял критическую резолюцию по положению в России. Там отмечено резкое ухудшение ситуации с правами человека в России за последние несколько месяцев. Там упоминаются законы, которые приняты российским парламентом, там упоминается любимый вами случай с Pussy Riot, там упоминается, кстати, статус Геннадия Гудкова.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, это он любимый вами.

М.КОРОЛЕВА: Нет, вами-вами.

М.ШЕВЧЕНКО: Вами любимый.

М.КОРОЛЕВА: Геннадий Гудков и предъявление обвинений участникам демонстрации в Москве. Вот, все это резко осуждается. Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента уже сегодня сказал, что Москва не может согласиться с резолюцией, поскольку она основана на неправдоподобных источниках. Что скажете?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я скажу, что подбор событий – конечно, это события мирового масштаба. 2 года 3-м девицам, которые совершили хулиганский поступок в православном храме, бизнес или ни бизнес депутата Гудкова, по поводу которого еще не вынесено решение, и судебные процессы над теми, кто организовал уличные беспорядки на улицах Москвы или не организовал – я прошу прощения заведомо у них, если они нас слушают.

То есть фактически первое, хулиганский поступок выеденного яйца не стоит просто.

М.КОРОЛЕВА: Вы про Pussy Riot?

М.ШЕВЧЕНКО: Да. Потому что если б вообще им не дали бы…

М.КОРОЛЕВА: А почему тюрьма тогда 2 года?

М.ШЕВЧЕНКО: ...2 года им не дали бы, а дали бы срок 2 недели КПЗ, там не знаю, и так далее, административный арест, штраф и тому подобные вещи… Знаете, у меня вообще есть такое глубокое подозрение, что… Я вообще не понимаю, о чем они говорят (эти американцы). Вот, к нам на «Кавказскую политику»... Мы завели сейчас рубрику «Письма из тюрьмы». К нам приходят десятки писем о похищениях людей, об убийствах, о том, что людей пытают.

Вот, в СИЗО Нальчика, откуда, слава богу, уволили этого Попова, человек зашил себе рот в знак протеста. Он был не политический, он был, как бы, блатной. Но какая разница? Все равно это человек, гражданин. Его все время бросали в карцер, били, истязали и так далее. Вот это! Но об этом вообще никто не говорит.

М.КОРОЛЕВА: Подождите-подождите. Но, может быть, если Европарламент говорит о Pussy Riot…

М.ШЕВЧЕНКО: Какие-то 3 панкуши, которые получили, на самом деле, по закону. Хотя, я считаю, что это жестокий приговор…

М.КОРОЛЕВА: Чего уж там по закону-то?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, потому что по закону.

М.КОРОЛЕВА: Да у нас премьер-министр даже говорит, что его тошнит от того, что они сделали, но это…

М.ШЕВЧЕНКО: Меня тоже тошнит от того, что они сделали, я тоже был против этого приговора.

М.КОРОЛЕВА: ...неправильное наказание.

М.ШЕВЧЕНКО: И я тоже был против этого приговора. Потому что закон просто неправильный, очень жестокий закон. Очень жестокий закон. Закон жестокий. Тюрьма не может быть предусмотрена за такое действие, я так считаю. Это моя личная позиция. Но их поступок омерзительный. Но это просто хулиганский поступок, который вызывает, понимаете ли…

М.КОРОЛЕВА: Максим, скажите, вы давно за границей не были? Давно не были за границей?

М.ШЕВЧЕНКО: Да нет, был недавно. А что?

М.КОРОЛЕВА: Ага. А вам не задавали вопросов по поводу Pussy Riot? Я давно не была, но мне все, кто приезжают сейчас из каких-то заграничных поездок, говорят, что единственный вопрос, который задают иностранцы в любой стране мира, связан с Pussy Riot.

М.ШЕВЧЕНКО: И что? Распиарили. Абсолютно распиарено. Никто не знает ни наших законов, никто не знает ни что такое православный храм, никто не знает, как себя вести в православном храме, никто не представляет, что они там делали. Весь мир (я беседовал с людьми) знает, что они выступили против Путина и за это их бросили в тюрьму. Но это же очевидная ложь. Их не за это бросили в тюрьму, их не за это посадили.

М.КОРОЛЕВА: Но подождите, есть разные версии, наверное.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет других версий. Есть домыслы, а версия одна. Их арестовали за то, что они совершили противоправное вторжение на территорию православного храма, которую их защитники называют «общественным местом», отказывая Храму Христа Спасителя в праве называться храмом, говорят «Да это не храм, это общественное место, там можно делать все, что угодно. Хочешь – зашел пописал, хочешь – зашел плюнул на пол».

М.КОРОЛЕВА: Максим, я предлагаю не уходить снова в обсуждение этого дела…

М.ШЕВЧЕНКО: Я не ухожу.

М.КОРОЛЕВА: ...просто потому, что мы, вроде бы, все здесь с вами обсудили.

М.ШЕВЧЕНКО: Просто я считаю, что это абсолютные домыслы.

М.КОРОЛЕВА: Вот смотрите, у меня такой вопрос.

М.ШЕВЧЕНКО: В России есть серьезные дела, которые никого не интересуют.

М.КОРОЛЕВА: Правильно.

М.ШЕВЧЕНКО: Ни Евросоюз, никого.

М.КОРОЛЕВА: Смотрите. Представим себе, что Европарламент принимает такую резолюцию и, да, он выносит хедлайном Pussy Riot. И он говорит про дело Гудкова. Но при этом он говорит: «Нарушаются права человека в России». Может быть, такая резолюция Европарламента поможет и тем вашим людям с зашитыми ртами?

М.ШЕВЧЕНКО: Это вряд ли, потому что у них была возможность и по этому поводу тоже высказываться. Но по поводу них никто не высказывается. Они высказываются по поводу своих компаньонов, тех, кто для них, как бы, в тусовке. Вообще защищают только свою тусовку. Вот, Магнитский – это своя тусовка, Pussy Riot – своя тусовка.

М.КОРОЛЕВА: Да Магнитский уже ничья тусовка – его просто нет в живых.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, как бы, вот эта тема, Hermitage, богатые адвокаты, богатые юристы – это все, как бы. свое. Кто будет защищать там бедных ребят, которые подняли неправомочно, может быть, мятеж, потому что ОМОН там избивал их жен, входил, топтал мечеть и так далее? Кому они интересны? Никому они не интересны. Кто вообще будет мусульман защищать? Никто их защищать не будет.

М.КОРОЛЕВА: Да что вы говорите.

М.ШЕВЧЕНКО: Конечно. Потому что нам показывают вот эти фильмы, вот эту провокацию в Ливии, показывают: «Смотрите, какие они звери. Разве их можно защищать?» Это же тоже один из мотивов этой провокации. Эта провокация готовит мироощущение западного человечества к новой большой войне, к новым бомбардировкам, обстрелам, убийствам.

М.КОРОЛЕВА: Между кем и кем?

М.ШЕВЧЕНКО: К войне против исламского мира. Очередная операция в Секторе Газа, очередная операция в Сирии, очередная бомбардировка Ирана, очередная операция кого угодно. Потому что транслируется в публичное пространство звериный образ людей.

Я вот много работал в исламском мире. Может быть, это какой-то эксклюзив? Я, вот, что я видел, что эти озверевшие толпы, которые громят посольство, вот эти люди, которые в самом исламском обществе являются маргиналами. Откуда они вдруг берутся (эти активисты), я не знаю.

Я общался в своей жизни с самыми фундаменталистскими фундаменталистами. Знаете, это люди спокойные, религиозные, фанатичные во многих вопросах. Но это не люди, которые побегут с воплями поджигать посольство и убивать посла.

М.КОРОЛЕВА: Ну, может быть, вы просто не видели их в таких условиях.

М.ШЕВЧЕНКО: Я видел в разных условиях разных людей. Но просто откуда берется вот эта шпана, которая убивает послов? А послов убивать запрещено по всем кодексам. Это у меня вопрос просто, на который я не нахожу ответа.

М.КОРОЛЕВА: Максим Шевченко, журналист. Сегодня это его особое мнение. Через несколько минут мы снова здесь.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЕВА: И мы продолжаем программу «Особое мнение». Журналист Максим Шевченко сегодня гость студии. Я напомню, что вы можете выстраивать кардиограмму эфира, голосуя на нашем сайте за слова Максима Шевченко или против его слов. Ну и +7 985 970-45-45 – это для ваших SMS-вопросов, предложений, замечаний. Я не про дело Pussy Riot, я не про это. Я про заявление Дмитрия Медведева, потому что здесь есть вопрос от слушателя. Вот это заявление о том, что его тошнит от того, что они сделали, от самого их вида, но вполне было бы достаточно условного наказания. Вот человек вас спрашивает: «Это свидетельство раскола между Кремлем и Белым домом?»

М.ШЕВЧЕНКО: А что, какая-то другая башня Кремля что-то другое заявляла, пожестче наказать?

М.КОРОЛЕВА: Ну, это не башня Кремля, конечно, это, все-таки, Белый дом.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, я не знаю. По-моему, между Путиным и Медведевым нет противоречий никаких по этому вопросу. А что, Путин говорил разве, что надо пожестче их упаковать в тюрьму?

М.КОРОЛЕВА: Нет, не говорил.

М.ШЕВЧЕНКО: Не говорил.

М.КОРОЛЕВА: Не говорил. Ну, может быть, так вот, показывал всем своим видом, что не против.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, это вы, знаете, это вы гадаете там по лицу начальства, что начальство подразумевает.

М.КОРОЛЕВА: Ну, посадили же, все-таки.

М.ШЕВЧЕНКО: Мы – люди свободные, мы по лицу начальства ничего стараемся не угадывать.

М.КОРОЛЕВА: Да мы-то тоже. Но суд есть.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, вы считаете… Да, вот весь мир считает, что посадил, конечно, никто иной как, конечно, президент. Правильно, да? Вы так считаете, ведь, да? Что ему больше заниматься нечем, как давать 2 года каким-то трем панкушам, которые ворвались…

М.КОРОЛЕВА: Да не «каким-то». Они Путина призывали прогнать, между прочим.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, вы знаете, какой эксклюзив! Путина прогнать! Тут у вас пол-Москвы, понимаете, всю зиму призывала Путина прогнать, и чего-то я не видел там отрядов кавалерии, которые их разгоняют, массовые аресты. Только ленивый не говорил прогнать Путина в декабре, январе и феврале, марте.

М.КОРОЛЕВА: Ну, правда, по 31-м числам-то, все-таки, забирают.

М.ШЕВЧЕНКО: По 31-м забирали-отпускали, забирали.. 2 года никому не дали, понимаете? Поэтому Путина прогнать – эту сказочку вы можете, Марина, рассказывать своим детям и внукам, когда они у вас вырастут, что это вот пострадавшие за Путина.

М.КОРОЛЕВА: Надо записать.

М.ШЕВЧЕНКО: Мы знаем (православные), что их посадили за то, что они вторглись на территорию православного храма. Судя по видео, им препятствовала, этому вторжению охрана, пыталась их остановить, они вырывались. Поверьте, в Америке если бы они вторглись в Рокфеллеровский центр и охрана сказал бы «Its private territory» («Это частная территория, сюда нельзя»), а они обскакали бы охрану вокруг них и там бы что-нибудь выступили, то их бы тоже подвергли…

М.КОРОЛЕВА: 2 года?

М.ШЕВЧЕНКО: Я не знаю, я не специалист в американской юриспруденции. Я думаю, что они не отделались бы просто легким увещеванием. Штраф они получили бы, по крайней мере, точно.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Но вы – специалист телевидения. Здесь вопрос, связанный с фильмом Аркадия Мамонтова. Вас спрашивают: «Вы осмелитесь поддержать его точку зрения по поводу провокации с участием Бориса Березовского в роли заказчика? Неужели, Мамонтов, действительно, верит в то, что говорит?»

М.ШЕВЧЕНКО: Я не занимался этим вопросом. Я хотел бы с Аркадием встретиться, поговорить, поспрашивать его на эту тему, какие у него есть доказательства. Как я могу поддерживать или не поддерживать авторскую версию другого человека, который, наверное, занимался этим как журналист, который, наверное, посвятил этому какую-то часть своей жизни как журналист, готовя этот специальный репортаж.

Я принял к сведению его информацию. Наверное, в этом фильме мне что-то показалось, ну, как бы, недостоверным. Какие-то оценки его личные – это его личное право. Он, может быть, чувствует себя глубоко оскорбленным человеком акцией этих девиц. И он как журналист (и я чувствую по интонации) выстраивает свою концепцию из ощущения себя православным, глубоко оскорбленным и так далее.

Мне в этом фильме другие вещи не понравились. Мне в этом фильме не понравилось, когда он там из Иерусалима делает репортаж, там он дает очень хороший синхрон раввина какого-то, потом около Аль-Аксы у него какие-то 2 паломника безымянных, паломник Самир и паломник… Что это за паломники у Аль-Аксы? Надо сказать, что это палестинцы, проживающие там в Восточном Иерусалиме и идущие к Аль-Аксе. Паломники какие-то.

М.КОРОЛЕВА: Ну да. У вас такой, специальный взгляд.

М.ШЕВЧЕНКО: Что тут специального? А что там за паломники? Что это, совершающие умру, хиджру?

М.КОРОЛЕВА: Вам виднее.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, это, вот, у меня к вам вопрос.

М.КОРОЛЕВА: Нет, у меня к вам.

М.ШЕВЧЕНКО: Что за паломники? Это коренные жители этого места. Почему-то тут мусульмане в этом фильме были деперсонифицированы. Это у меня вот такая претензия к Аркадию. Но я надеюсь, что как коллега… Я его знаю, мы вместе работали в Югославии во время войны в 1999 году. Он был там в горячих точках, в опасных местах много в своей жизни. Я надеюсь, что у нас получится с ним побеседовать. Я его обязательно спрошу.

М.КОРОЛЕВА: Все бы ничего, но, ведь, это не домашнее видео, это показывали по федеральному каналу.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну и что? Покажите другое. Давайте, снимите по RTVi другое, свою версию, покажите ее. И я буду бороться за право Мамонтова…

М.КОРОЛЕВА: Подождите, это не федеральный канал, правильно же?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну хорошо, да, да. И я буду бороться… Вам надо обязательно на федеральном? Давайте, снимите и будем на федеральных каналах показывать какую-то вашу версию.

М.КОРОЛЕВА: Это вы снимите, Максим. Это вы снимите.

М.ШЕВЧЕНКО: Я не документалист.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо.

М.ШЕВЧЕНКО: Но я обсуждал. Я посвятил в своей программе с приглашением Ксении Собчак, там, других… Разные точки зрения. И еще зимой, еще до приговора несколько программ на телевидении, в других местах и так далее. В моей программе звучали разные позиции. У меня были священники, был Марат Гельман. Ну, совершенно разные были люди. И поэтому я считаю… Я как журналист в своем формате свой журналистский долг исполнил.

М.КОРОЛЕВА: То есть вас его фильм не возмутил?

М.ШЕВЧЕНКО: Он меня не возмутил, потому что это его позиция. Это мне показалось любопытной версией, которая для меня нуждается в дополнительных доказательствах. Знаете, как у Бродского? История, рассказанная ниже, правдива. К сожалению, в наши дни не только ложь, но и простая правда нуждается в солидных учреждениях, что делает ее уже не правдой, а, собственно, лишь суммой доказательств. Посвящается Ялте. Так вот начинается поэма Бродского.

М.КОРОЛЕВА: Вот это память.

М.ШЕВЧЕНКО: Это вот то же самое, понимаете? Здесь сумма доказательств недостаточна для того, чтобы считать ее правдой. Поэтому я хотел бы, чтобы он продолжил эту тему и выложил еще какие-то документы.

М.КОРОЛЕВА: Да, я себе представляю. Хорошо. Еще вопрос, который связан с церковью и обществом, от нашего слушателя. «А, вот, почему при предыдущем Патриархе Алексее, — спрашивает слушатель, — не было конфликтов между церковью и светским обществом?»

М.ШЕВЧЕНКО: Вы чего, смеетесь, что ли, да?

М.КОРОЛЕВА: Подождите. «Может, церковь начала заниматься не свойственной ей деятельностью?»

М.ШЕВЧЕНКО: Да ладно «не было конфликтов». Какая же короткая память у наших лидеров, это просто фантастика!

М.КОРОЛЕВА: Ну подождите. Да почему же он либерал? Это обычный слушатель.

М.ШЕВЧЕНКО: Какие обычные слушатели? Общество у нас всегда либеральное. Вот даже патриотам отказывают в праве быть частью общества.

Напоминаю, фильм «Последнее искушение Христа», показанный НТВ. Какие были страшные скандалы, какие оскорбления лились в отношении Святейшего Патриарха, царство ему небесное, и в отношении церкви. Когда Патриарх отказался признать вот эту вот спродюсированную Гусинским и Киселевым тему захоронения царских останков, которая, как бы, легитимировала Ельцина и привязывала его к некоей такой, как бы, истории России, когда Патриарх это не признал. Потоки грязи просто на него вылились из либеральных источников, из либеральных СМИ. Публикации по поводу Владыки Кирилла за его активную политическую деятельность, по поводу табака то, что было инициировано.

М.КОРОЛЕВА: Какая же это политическая деятельность, табак?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, он-то занимался политической деятельностью.

М.КОРОЛЕВА: А табак и алкоголь?.. А, ну понятно.

М.ШЕВЧЕНКО: Во-первых, там ничего не было доказано. То, что писал Бычков в «Московском комсомольце», понимаете? Какие заголовки я помню там. «Митрополит Кирилл выдергивает перья из собственного хвоста» — этот заголовок я никогда не забуду. И я надеюсь, что и Павел Гусев этот заголовок тоже не забудет. И ни один православный этот заголовок не забудет.

90-е годы – это непрерывный полив грязью. Когда была Эстония и когда в Эстонии была…

М.КОРОЛЕВА: Ну подождите, такого-то резонанса не было. И уж, конечно, пьяные священники – их не заставали на улицах в спортивных машинах.

М.ШЕВЧЕНКО: И пьяные священники, и священники-гомосексуалисты были. И был скандал в Храме Всех святых на Соколе, когда там мальчиков какой-то священник заманивал. И был вокруг Екатеринбурга скандал, когда отказались принять голубого епископа, которого они объявили голубым там и так далее.

Много чего было. В чем-то это было справедливое разоблачение той грязи человеческой, которая пристает к церкви тоже и которую Патриарх Алексей так очищал, на самом деле, с любовью, постепенно, но очищал от церкви. Но это была просто ненависть, которая лилась из всех щелей этого вашего так называемого общества.

М.КОРОЛЕВА: Но сейчас-то что? Переход количества в качество, что ли?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, сейчас церковь просто такая мощная, что все это уже напоминает просто беспомощные наскоки современной атаки. Перешли уже к каким-то часам, квартирам. Тогда было более масштабно, тогда церковь еще только восстанавливалась. И я помню эти 90-е годы. Я «НГ-Религиями» занимался. Атаки были просто несравнимы с современными. Потом тогда они шли со стороны власти, тогда их инициировало просто ельцинское окружение. И, кстати, Березовский тоже тогда это делал. Конечно. А кто еще? Гусинский, Березовский. Кто тогда еще был в фаворе? Кто это все продюсировал?

М.КОРОЛЕВА: Но Березовский-то – православный человек.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну ладно.

М.КОРОЛЕВА: Да. А как же?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну и что? Во-первых, там ходили какие-то слухи, что он – старообрядец новозыбковский, понимаете, и рядом с офисом Логоваз на Новокузнецкой там за ним прекрасный храм старообрядческий новозыбковский стоит.

М.КОРОЛЕВА: Ну, давайте мы сейчас просто не будем в это уходить. Что же будет с церковью и с нами-то, Максим?

М.ШЕВЧЕНКО: Вы – православная?

М.КОРОЛЕВА: Вот это зачем вы сейчас спрашиваете?

М.ШЕВЧЕНКО: Потому что если вы не православная, то православные без вас разберутся.

М.КОРОЛЕВА: То вам со мной говорить не о чем.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет. Православные просто без вас разберутся.

М.КОРОЛЕВА: Вот это правильный подход.

М.ШЕВЧЕНКО: А если вы – православная, то тогда вы должны участвовать в том, чтобы церковь а) очищалась от блудников, от мздоимцев, от корыстолюбцев, от тех, кто не достоин носить священнический сан, чтобы позиции церкви укреплялись в России, в обществе…

М.КОРОЛЕВА: Критиковать-то можно?

М.ШЕВЧЕНКО: Критиковать можно, но критиковать нужно по делу и особым языком. Без ненависти этот язык должен быть.

М.КОРОЛЕВА: Старославянским, что ли?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет. Русским языком без ненависти. Потому что современная критика – она просто, как бы, спадает как такая шелуха, а за ней встает просто ненависть. Ненависть к церкви, ко Христу, к религии, ну и к России, в конце концов.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Мы на русском же языке вынуждены с вами закончить программу «Особое мнение». Я – Марина Королева, напротив был Максим Шевченко. Всем счастливо.

М.ШЕВЧЕНКО: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире