'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 28 августа 2012, 19:08

М.КОРОЛЕВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я – Марина Королева, напротив – Валерия Новодворская, публицист. Валерия Ильинична, здравствуйте.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Здравствуйте, Мариночка. У нас все мокрое, серое, унылое.

М.КОРОЛЕВА: Ну, не все так плохо. У нас Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я думаю, за безысходным летом наступает безысходная осень.

М.КОРОЛЕВА: Ну, впрочем, фейерверки ожидаются.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Вот это самое безысходное и есть.

М.КОРОЛЕВА: Вы же сами говорите, фейерверки.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Еще не состоялся этот проклятый слет АТЭС, еще никакие судьбоносные исторические решения не приняты. Еще руины, которые вы видели 5 лет назад на острове Русский, не зачищены. Уж, конечно, там ничего не нарисуется.

М.КОРОЛЕВА: Ну, посмотрим, Валерия Ильинична. Мы с вами не видели.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Зато армия, простите, становится на Курильские острова со стиснутыми зубами и мы их никому не отдадим. Пусть там последние несчастные жители скончаются от холода и голода, но Японии не отдадим. Но фейерверк. Заранее фейерверк заготовили.

М.КОРОЛЕВА: А чем вам не нравится фейерверк по поводу открытия саммита АТЭС?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А мне не нравятся фейерверки в контексте нашей злополучной истории вообще. Потому что самое главное у нас – это или когда все встают… Помните, как съезды кончались? Или Интернационал поют, или фейерверки запускают. И поэтому мы на 600 лет примерно в лучшем случае и отстали от США и Европы. Вот, в связи с этими фейерверками.

М.КОРОЛЕВА: Ну, с другой стороны, у них тоже фейерверки-то запускают по случаю праздников.

В.НОВОДВОРСКАЯ: У них есть основания. Они просто не планируют фейерверки. Сначала они долго и тяжко трудились без всяких фейерверков, пока не построили эту самую Америку, лидера свободного мира. Да и Европа тоже не с фейерверков начинала. Мы начинаем с фейерверков. Ну, как в Лужниках. Выходит маленький хорошенький член тандемчика и говорит «Вот, привет. Мы 4 года назад так решили, что сейчас у нас будет рокировочка». И дальше торжественная после…

М.КОРОЛЕВА: Ну, тогда, кажется, фейерверка не было.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. После торжественной части начинается хорошая жизнь тоже, банкет. Банкет требует продолжения. Пока мы не утратим свой бездумный легковесный, ни на чем не основанный исторический оптимизм и не поймем, что страна пропадает и что пропадать ей осталось, в общем-то, очень недолго, чтобы вообще исчезнуть с географических карт (и это еще не самое страшное будет), мы с места не сдвинемся.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Валерия Ильинична, раз уж мы заговорили об оптимизме или пессимизме, о перспективе страны, я тогда готова вам привести цитату Владимира Путина. Он это произнес сегодня в Татарстане, когда вручал Орден мужества вдове погибшего начальника духовного управления мусульман республики. Помните, была такая история, когда там был взрыв, погиб человек, второй был тяжело ранен. Так вот Путин сегодня сказал следующее: «Нельзя победить единый многонациональный мощный российский народ, потому что на стороне правды и справедливости миллионы людей. Российское общество не удастся расколоть по национальному и религиозному признаку».

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, для того, чтобы расколоть по религиозному признаку, они сделали все вместе с РПЦ.

М.КОРОЛЕВА: «Они»?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, они, наши мудрые власти, которые продиктовали этот чудовищный приговор бедным девушкам. Девушки, судя по интервью, которое наш журнал же, Зоя Светова у них взяла, они умнее и Путина, и РПЦ вместе взятых. Они, конечно, понимают, что сделали что-то не то, недопоняли… Но не икается же сейчас после того, как с ними так поступили. И уж по крайней мере, против идеи спиливания крестов они и выступили – это такого рода поддержка со стороны этих дур Фемен им не нужна. То есть девушки-то нормальные. Власть не нормальная.

Многонациональный народ. А он не оговорился, случайно? Не сказал «советский народ»?

М.КОРОЛЕВА: «Многонациональный мощный российский народ».

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ага. Вот странно.

М.КОРОЛЕВА: Никаких оговорок.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Странно. Это их любимое было выражение «многонациональный советский народ». Многонациональный народ…

М.КОРОЛЕВА: Но разве это не так, Валерия Ильинична? Подождите. Ну, разве это не так? Действительно, многонациональный.

В.НОВОДВОРСКАЯ: ...пребывает в прострации. Каждый думает только о себе, но не той извилиной, не понимая, что не удастся выжить при чекистской хунте, захватившей власть, при социализме, о котором многие грезят и мечтают, при возврате к советским стандартам, о чем тоже многие думают с утра до ночи.

Народ пребывает в прострации. То ли это кома, то ли это спячка. Именно поэтому Путин может произносить речи, что не удастся. Да, не удастся. Не удается поднять народ.

Другое дело, что оппозиция не предлагает этому народу для того, чтобы подняться, нормальные лозунги. Я бы даже посоветовала народу тапочки не надевать, пока он не услышит вот это повторение гайдаровского лозунга «Свобода, собственность, законность. Достраиваем капитализм, делаем западный выбор».

Вот это только-только прозвучало в конце августа, несколько дней назад. У меня даже уши подросли, как лопухи стали такие большие-большие, вытянулись от радости, что в кои веки состоялся нормальный митинг впервые, наверное, за год. И Навальный у нас в нем участвовал, что очень хорошо для Навального и сулит ему большие перспективы на будущее, и нам всем. Митинг по поводу августовских событий.

М.КОРОЛЕВА: У Белого дома?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да.

М.КОРОЛЕВА: Но, ведь, он был очень немногочисленный, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Не важно. Он был правильный. Мало золотник, но дорог. Для того, чтобы все пришли и восстали, и встали под святое знамя (просвещенный народ), главное – выкинуть правильный лозунг «У власти – наследники ГКЧП. Гкчписты захватили власть».

М.КОРОЛЕВА: Валерия Новодворская, публицист сегодня гость программы «Особое мнение». Мы встретимся буквально через минуту.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЕВА: И сегодня это особое мнение публициста Валерии Новодворской. У нас тут, кстати, выстраивается кардиограмма эфира на нашем сайте echo.msk.ru. Кроме того, вы можете писать, присылать смски +7 985 970-45-45. И в Twitter’е есть аккаунт @vyzvon.

Валерия Ильинична, вы сказали о том, что Россия находится в такой спячке. Действительно, кто-то вас поддерживает, на сайте вам пишут: «Почему глубинка находится в анабиозе и продолжает оказывать доверие существующему режиму?» С другой стороны, если посмотреть на события последнего времени, ну, ничего себе, какая спячка, особенно в связи с тем, о чем вы говорили – там, РПЦ, власть, дело Pussy Riot, приговор. И вот те самые крестоповалы, как их уже окрестили. Ведь это, простите, произошло не в Москве, это произошло в той самой глубинке: Архангельская область, Челябинская область. Это что такое?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, не исключено, что это, конечно, знаменитое дело о поджоге Рейхстага. Не исключено, что сами и свалили, чтобы показать, мол, не защищайте очень.

М.КОРОЛЕВА: Да ладно? Провокация, что ли?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Вы знаете, в стране, где происходит взрыв домов подручными чекистскими средствами, чему же удивляться, если крест спилить проще? Ну, не думаю, что в этих глухих деревнях, абсолютно медвежьей глубинке (именно медвежьей, заметьте – обратите внимание на тотемное животное). Я не думаю, что там сидят в большом количестве свободомыслящие молодые люди, атеисты или сторонники панк-молебнов и панк-ансамблей. Какие-то уж очень глухие для этого края. И они, дружно помахивая пилами, там идут, заметьте, в Киеве.

М.КОРОЛЕВА: Ну да. Оттуда все началось.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ведь, не где-нибудь в глухой деревушке, а в крупном городе это произошло. Поэтому я не верю, что кто-то специально как-то в ночи поехал в Архангельск и еще куда-то, и стал срочно там что-то пилить. Не похоже. Спилили бы что-нибудь на главной площади какого-нибудь города даже и ночью, если бы хотели.

М.КОРОЛЕВА: Ну смотрите. Может быть, прослышали подростки местные, ну вот напились, да? Прослышали про Pussy Riot, посмотрели что-то в новостях…

В.НОВОДВОРСКАЯ: И вдруг воспылали неприязнью к РПЦ, да?

М.КОРОЛЕВА: Ну, допустим.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, не верю. Не верю, не верится. Очень странно.

М.КОРОЛЕВА: А зачем тогда?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, зачем – это понятно, это к бабке не ходи. Чтобы не защищали, чтобы не убивались по поводу заключения девушек: «Вот смотрите, мы были правы. Кто за ними идет. Начинается война с церковью». Ну, честное слово, крестовый поход хочется организовать против такой церкви. Я уже организовала явочным порядком. Я свое обещание выполнила.

М.КОРОЛЕВА: Это как же?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я выполнила свое обещание, я наложила на РПЦ интердикт. Пока девушки в тюрьме, я не подойду ни к одному храму, который находится под юрисдикцией РПЦ. Кстати, почему у нас девушки сидят? Почему? Потому что вот этот план солидарности, эта акция гражданского неповиновения не выполнена. А то девушек приговорили, а на завтра во всех (в Москве, кстати, в Петербурге, во всех крупных городах, где это можно зафиксировать) приходят священники РПЦ в храмы, а служить не с кем, храм пустой абсолютно, хоть шаром покати.

М.КОРОЛЕВА: Ну ничего, им не привыкать. Было такое при советской власти.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Когда это было при советской власти? Стоиков было очень мало. Все остальные полезли в обновленцы и стали с этой советской властью очень бодро сотрудничать. Отец Глеб Якунин и отец Александр Мень, и отец Александр Борисов – это не большинство, это такое же исчезающее малое меньшинство как, скажем, Борис Немцов и Владимир Рыжков. Или такие вот люди как Ирена Лесневская среди нашего бизнеса.

Поэтому девушки были бы уже на свободе. Верховный суд бы сел, срочно бы отменил приговор. А так куда торопиться? Все продолжается. Народ безмолвствует. Они и инквизиторами не брезгуют. И это очень плохо, потому что нам только еще не хватало возвращения к дохристианским временам языческим. Но люди не будут черпать моральные нормы из учения, хотя христианство здесь абсолютно не виновато. Но, к сожалению, оно ответит (бедное) по полной программе за грехи и злодеяния тех, кто его официально на государственном уровне исповедует, то есть ни в чем не повинный Христос ответит за Кирилла.

М.КОРОЛЕВА: Ну, Валерия Ильинична, вы же сами говорите, христианство ни в чем не виновато.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, оно не виновато.

М.КОРОЛЕВА: А призываете объявить бойкот церкви.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Церковь – это не христианство. Церковь – это официоз, это государственный институт. Вера и религия – это разные вещи. Во-первых, есть еще католичество, можно туда обратиться. Есть протестантизм. Есть честные священники-неформалы такие как отец Глеб Якунин, отец Яков Кротов (мой духовник), пожалуйста, Украинская Автокефальная церковь. Нет проблем.

Христианство – это не здание, христианство – это тот дух, который внутри здания. Вот, после того, что случилось, в Храм Христа Спасителя ходить уже бесполезно – там поселились призраки инквизиции, там санбенито, костры, великий инквизитор Торквемада. И в этом храме и раньше было неуютно, а теперь и вовсе плохо будет.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. А если девушки из Pussy Riot выйдут на свободу, вы вернетесь в церковь?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, я туда и вовсе не хожу, мне достаточно нашей общины отца Якова Кротова, и у нас свои помещения. У нас, кстати, ведь, нельзя построить ничего без ведома РПЦ, она никому не разрешает, они – монополисты. Ну вот если бы народ честно ломанулся бы от этой церкви, отрекся бы от нее, пока она не выполнит то, что люди у нее на ступеньках просили… Блаженны милостивые. Вот, как их там встретят, когда они туда придут? У меня такое ощущение, что они не верят в бога и не считают, что им придется после смерти отвечать на страшном суде.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Давайте мы наш сейчас теософский спор вернем как-то в политическое русло. Мы с вами об оппозиции не договорили. Вы начали говорить о митинге возле Белого дома. Я вас хочу спросить по поводу Алексея Навального, которого вы упомянули. Вы, наверное, слышали, что сегодня был обыск на фабрике его родителей, на фабрике лозоплетения у родителей Навального.

Вот вас спрашивают тут, кстати: «Какое политическое будущее, как вам кажется, у Навального, Яшина, Удальцова, Собчак, Охлобыстина?» Вот такой вот ряд выстраивают.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, знаете, ряд довольно странный. С каких это пор Охлобыстин относится к оппозиции?

М.КОРОЛЕВА: Ну как? «Правое дело».

В.НОВОДВОРСКАЯ: Какое, простите?.. Это такая суперобложечка на организацию апофеоза. Отвратительный консерватизм, отвратительный фундаментализм. Кто Охлобыстина может принять за оппозицию?

М.КОРОЛЕВА: Давайте с Навального.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Что касается Навального, то они будут ему всячески портить настроение, и ему, и его родителям.

М.КОРОЛЕВА: То есть вам кажется, что это такая просто акция легкого устрашения?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, они его пробуют на зуб как монету. Они всех оппозиционеров пробуют на зуб, как, монета фальшивая или настоящая. Если он не будет обращать на это внимание (по-моему, он не собирается обращать на это внимание), покажет, что он сильный человек, то есть шансы, что этот дурацкий процесс лесоповальный не дойдет до логического конца.

М.КОРОЛЕВА: По Кировлесу вы имеете в виду?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. У сильного всегда больше шансов победить. Мужество знает цель. Главное, идти в правильном направлении, вправо, а не влево.

М.КОРОЛЕВА: Ничего себе. Вспомним Ходорковского. Тоже мужества, наверное, было не занимать. Сидит, однако.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вы знаете, Марина, там была предыстория. Прежде чем посадить Ходорковского они, во-первых, не знали, что он обретет в себе силы и что они так себя будут вести, и он, и Пичугин, и Лебедев, и Светлана Бахмина.

М.КОРОЛЕВА: А то они его не видели до этого.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. Они его до этого не видели, потому что до этого он никакой политикой не занимался, до этого, когда ему предлагали заняться защитой бизнеса, он ответил предлагавшим политической защитой: «А мне это надо?» Он не понимал, что надо бороться с этой системой. Он это понял, когда оказался там, внутри. Если бы он понял это раньше, возможно бы… Ну, может быть, все равно бы с ним так поступили, но здесь для них был момент неожиданности.

Конечно, они хотели поделить его компанию, они хотели покорыствоваться. Очень хотели. Но если бы они знали, чего им это будет стоить, потому что люди оказались, в основном, настоящие (Алексанян даже жизнью, собственно, пожертвовал, чтобы не сделать подлость), то, может быть, они бы туда и не полезли.

Потом здесь не было солидарности бизнеса. Кто за ними встал? Кто закрыл свои предприятия? Кто организовал забастовку? Какие бизнесмены сказали «Мы с этой властью не сотрудничаем»?

М.КОРОЛЕВА: А сейчас-то, Валерия Ильинична? Ну, сейчас? Ну, представьте себе, кто встанет за Навального? Какая солидарность бизнеса? Фабрики лозоплетения?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, фабрики лозоплетения, конечно, не встанут, но Навальный себя и не представляет бизнесменом. Здесь, скорее, адвокаты должны встать. Он же юрист, здесь должны адвокаты встать в ряд.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вы себе это как представляете?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну и правая оппозиция должна защищать, естественно, Навального.

М.КОРОЛЕВА: А она будет?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Оппозиция, естественно, будет защищать Навального. Даже я буду, потому что дело абсолютно, несмотря на все наши разногласия, дело абсолютно лживое, абсолютно ложное, подлое, сталинский процесс. Здесь нельзя не вмешаться.

Мы все должны встретиться на той площадке, на которой мы стояли 21 год назад у Белого дома. И кричали тогда «Хунте хана!», свергали Дзержинского с пьедестала, хотели даже Ленина из Мавзолея выкопать, там кричали «Долой ГКЧП!» Люди веровали в Запад, в прогресс, в капитализм, они хотели отрешиться от старого мира. Когда мы все встретимся на этой площадке, считайте, что половина дела будет сделана.

М.КОРОЛЕВА: Пока, Валерия Ильинична, обливают синей тушью памятник Ельцину в Екатеринбурге. И никто этому не противодействует.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Вот я обратила на это внимание, какие-то мерзавцы, да еще в Екатеринбурге облили синей тушью памятник человеку, который, как минимум, развалил СССР.

М.КОРОЛЕВА: И как раз вот в эти августовские дни. Я напомню, Валерия Новодворская, публицист – гость программы «Особое мнение». Всего несколько минут, и мы снова в этой студии.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЕВА: И сегодня это особое мнение Валерии Новодворской, публициста. +7 985 970-45-45, в Twitter’е аккаунт @vyzvon, все остальные каналы связи найдете на нашем сайте.

Мы с вами тут заговорили об осквернении памятника Ельцину. Ну, действительно, ужасное событие. Кстати, Наина Иосифовна очень расстроилась, до слез просто.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, кстати, ведь, в Копенгагене даже безобидной Русалочке то и дело снимают голову в цивилизованном государстве. Может быть, это не имеет политического смысла, может быть, это отдельный какой-то маразматик, вандал. Ну, Русалочка в чем виновата? Андерсен. Ну, берут, снимают голову. Потом приходят реставраторы, ставят ее обратно.

М.КОРОЛЕВА: Ну, здесь-то мы понимаем, по крайней мере, что речь идет об обычном вандализме, да? Или сумасшествии. Но здесь-то с Ельциным, кажется, все понятно.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну да. Важно, чтобы в стране стояли правильные памятники. То есть пока мы не поставим памятники Ельцину и Гайдару, не начнем таскать к ним цветы, нам хорошей жизни…

М.КОРОЛЕВА: Во всех городах?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, зачем во всех городах? У Ельцина это нормально в Екатеринбурге, в Москве. Гайдару тоже в Москве можно поставить, благо он – москвич.

М.КОРОЛЕВА: Не боитесь, что охраны не напасемся, Валерия Ильинична?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Так вот если не напасемся, не видать нам хорошей жизни. В стране должны стоять правильные памятники. Не может возродиться страна, где в Мавзолее валяется или Ленин, или Гитлер, или Мао Цзэдун, или Ким Ир Сен. Ну, вот, век воли не видать. Не получится ничего. Поэтому история с Латвией – она тоже показательная. В стране должны…

М.КОРОЛЕВА: Ну, вы имеете в виду возможный снос памятника советским солдатам, о котором говорил министр обороны Латвии?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Министр обороны совершенно прав.

М.КОРОЛЕВА: Прав?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Мы с Константином Боровым были в Латвии в марте, убедились в том, что господин мэр Риги – агент ФСБ, который даже не скрывает, что получает деньги из российского посольства…

М.КОРОЛЕВА: Да ладно, Валерия Ильинична? Нил Ушаков? Мэр Риги?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, Нил Ушаков, мэр Риги.

М.КОРОЛЕВА: Но его же выбрали.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, его выбрали. Может быть, верили, что он объединит 2 общины. Но там на наших глазах перед референдумом он там раскалывал 2 общины и вообще сбросил маску, перестал скрывать свои визиты в российское посольство, Ненормально ставить на земле Латвии памятники как гитлеровским солдатам (слава богу, нет такого памятника), так и советским солдатам, завоевателям.

М.КОРОЛЕВА: Ну вы сравните. Ну как?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это одно и то же. Нет разницы между теми, кто подписывал пакт Молотов-Риббентроп. Молотов…

М.КОРОЛЕВА: Но, ведь, советские солдаты не подписывали его – они просто жизни свои положили непонятно за что.

В.НОВОДВОРСКАЯ: А гитлеровские солдаты тоже не подписывали. Сейчас найдется какая-нибудь организация бывших вермахтовцев или эсесовцев, которая скажет, что «мы освобождали Европу от большевизма» — я вам таких очень много могу показать.

Не важно. Нет освободителей. Это мы можем ставить памятники такого рода, если захотим. Они у нас, по-моему, и стоят. Хотя, я не думаю, что мы должны себе ставить памятники после этой войны. Лучше подумать, почему она началась и что надо было сделать, чтобы ее предотвратить.

Пакт Молотов-Риббентроп – это ключ к пониманию того, что случилось. Ну уж наши несчастные колонии – Грузия, там, Литва, Латвия, Эстония – сначала немцы их оккупировали… Нет, сначала мы, потом немцы, потом опять мы. Завоевателям не ставят памятники. Это нормально.

М.КОРОЛЕВА: Подождите. Но не считаете же вы, что нужно сейчас памятники, например, по всей Европе советскому солдату взять да снести?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А знаете, снесли во многих местах.

М.КОРОЛЕВА: Ну, где-то перенесли. Ну, как в Эстонии, например – там перенесли, но не снесли.

В.НОВОДВОРСКАЯ: В Венгрии поставили на кладбище, на военное. А танк, который стоял в Праге и его аккуратно красили в красный цвет (это уж точно правильно было сделано), тоже куда-то укатился. В Венгрии все эти памятники ликвидированы, в Грузии они ликвидируются, в Молдове принято решение их ликвидировать. Я помню, литовцы в конце советской оккупации, где-то на грани 1991 года у нас спрашивали, у членов Демократического союза, могут ли они памятник Пушкину перенести в Литературный музей. За это стихотворение «О чем шумите вы, народные витии?», за приветствие тем, кто подавлял польское восстание 1963 года? Мы им сказали: «Да, вы правы». Взяли и с бульвара перенесли в Литературный музей. Надо платить по своим счетам. Империя зла имела предысторию, Российскую империю. Тоже никто не поблагодарит. И если мы будем ссориться с людьми из-за того, что они плохо относятся к нашим завоеваниям и не хотят нас благодарить за Варшавский договор, за то, что мы их поработили (Восточную Европу и страны Балтии), нам лучше тогда ни с кем не разговаривать.

М.КОРОЛЕВА: Валерия Ильинична, подождите, но вы же историк по образованию, да?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я по образованию, скорее, словесник и лингвист. Но историк… Я – катакомбный историк.

М.КОРОЛЕВА: Катакомбный историк. Прекрасно, хорошо. Тогда у меня к вам, смотрите, такой вопрос. Может быть, есть более простой выход? Смотрите, сколько трудов: сносить памятники, переносить, передвигать. Может быть, вообще лучше ничего не трогать? в конце концов, это вот такие вот символы истории. Может быть, достаточно того, чтобы рядом с памятником стояла какая-то табличка, указатель, что вот это, например, был тиран, а это, например, был прекрасный человек?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Знаете, дорогая марина, тогда придется присылать ограниченный воинский контингент не только в Афганистан, но и во все европейские страны, чтобы они все это охраняли. Люди не хотят жить под властью чужих злых богов, не хотят жить под многочисленными Ленинами, под Сталинами…

М.КОРОЛЕВА: Не хотят помнить, не хотят вспоминать, не хотят осмысливать.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. Они не хотят с этим жить дальше. Они не хотят жить с издержками нашей истории. Они хотят иметь свою историю. И наши преступления они приветствовать не хотят и принимать. Они все делают правильно. Все взаимосвязано. Грузинская антикоррупционная реформа, вот то, что им удалось побороть коррупцию, и то, что сейчас английский язык становится, по сути дела, вторым языком и уже в начальных школах сидят преподаватели прямо из Великобритании и США, и то, что они строят, засучив рукава, капитализм, это прямо связано с отказом от советского прошлого. Нельзя неправильно мыслить и правильно строить, надо идти вперед. Пока мы не решим, что то, что у нас позади, это проклятье, мы ничего не сможем сделать, мы не пойдем вперед. Нам надо… Помните, как в «Покаянии»? Взять вот этого своего отца, преступника, сталиниста за ноги и выбросить его на свалку. Что имеется в виду? Самим свои памятники свергать, не дожидаясь, пока нас об этом попросят.

М.КОРОЛЕВА: Кошмарный совет, по-моему.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нормальный совет.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Потому что это памятники не великой русской литературе, не русским ученым, это памятники тоталитаризму. Мавзолей самим надо сносить, не дожидаясь, пока кто-нибудь нам окажет шефскую помощь. И красные звезды над Кремлем тоже самим надо сбивать. Не можем? Значит, у нас нет будущего.

М.КОРОЛЕВА: А звезды-то зачем сбивать?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Простите, большевистский символ. По-моему, там как-то лучше государственный герб поставить, да?

М.КОРОЛЕВА: Но все, ведь, будут спорить, а какой герб тогда. Кто-то тоже предложит советский герб.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну хорошо. Давайте референдум проведем, предложим несколько вариантов гербов. Хотя, геральдика – там, в основном, птички, орлы, соколы. Ну, соловьев не бывает, довольно редко – все больше хищники типа львов, медведей. Так геральдика устроена. Но уж извините, советская символика… Ну, не свастику же нам ставить. А чем лучше серп и молот? Это одно и то же.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Довольно много у меня тут вопросов осталось, но я задам, пожалуй, уже только один. Он касается решения по поводу гайд-парка в Москве. Вы знаете, что выделено 2 места московскими властями, Сокольники и Парк Горького. Вот, наши слушатели спрашивают…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, меня очень оскорбило это решение.

М.КОРОЛЕВА: ...пойдете ли вы на митинги в гайд-парки, которые предлагается создать в Москве?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Мы уже через это проходили. С этого начиналась горбачевская Перестройка, когда нам великодушно сказали «А не хотите ли вы митинговать в Лужниках? Никто не увидит, никто не услышит. Идите туда. А вообще-то лучше в ближайший лес, чтобы совсем было хорош. А на площади зачем народ мутить?» Это паллиатив, это замета… Кстати, где лондонский гайд-парк расположен, это я вам могу сказать. Он в центре города расположен.

М.КОРОЛЕВА: Это правда.

В.НОВОДВОРСКАЯ: И я мимо проезжала. И никто не пойдет…

М.КОРОЛЕВА: Ну, Парк Горького тоже.

В.НОВОДВОРСКАЯ: ...из серьезных людей в гайд-парк, потому что там, простите, парламент есть, который является местом для дискуссий, и оппозиция не ютится по гайд-паркам, а она в парламенте сидит. И свободная печать, и Би-Би-Си, и сколько угодно газет с любым направлением. Не надо делать вид, что мы подражаем Западу – это попытка обмануть, это попытка никогда больше уже не обсуждать вопрос ни о Болотной, ни о Сахарова, ни о Пушкинской, ни о Триумфальной. Вот вам, пожалуйста, лесочек и сидите там на пеньке. Я предлагаю всем с негодованием отвергнуть эту подачку.

М.КОРОЛЕВА: Валерия Новодворская, которую, как я поняла, вы не увидите в Парке Горького, но в студии «Эха Москвы» увидите наверняка и ее особое мнение. Я – Марина Королева. Всем счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире