'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 июля 2012, 17:05

С.КОРЗУН: Всем добрый вечер. Я – Сергей Корзун, а неделю рабочую, тяжелую июльскую неделю открывает по традиции журналист Леонид Млечин. Леонид, добрый вечер.

Л.МЛЕЧИН: Здравствуйте, Сергей Львович. Рад вас видеть.

С.КОРЗУН: Знаю, что нелегкая журналистская судьба забросила вас не в Париж на этот раз, а в Верхнеудинск, как вы говорите.

Л.МЛЕЧИН: Ну, это в мои годы, в годы гражданской войны он таким был. Сейчас это просто Улан-Удэ, да, столица Бурятии.

С.КОРЗУН: Итак, новости столицы Бурятии в изложении Леонида Млечина. Что там происходит?

Л.МЛЕЧИН: Ну, у меня там были свои цели, мы там снимали фильм, связанный с историей гражданской войны. Этот город сыграл важную роль. Бегали по всему городу, искали, где там атаман Семенов останавливался и так далее. Кроме того, там был фестиваль телевизионных фильмов и программ под названием «Моя провинция». То есть не московское телевидение, что я всегда считаю своим долгом поддержать.

С.КОРЗУН: Что-то любопытное было? Удалось посмотреть?

Л.МЛЕЧИН: Вот я поделюсь своими соображениями. Технологически и технически уровень немосковского телевидения теперь мало чем отличается от центрального. Та же техника, та же цифра, практически те же руки. Беда состоит в том, что она абсолютно шаблонна и стандартна. Один и тот же подход. Вот, если объявлена, скажем, номинация «Милосердие» или, там не знаю, «К 9 мая», или еще что-то. Ты, не глядя, еще не включив, ты знаешь, что ты увидишь и что тебе скажут. По всей стране наши коллеги говорят и показывают абсолютно одно и то же. Одними и теми же словами, одними и теми же кадрами. И я вот думаю над этим, потому что я не первый фестиваль, с чем это связано. Я думаю так. Первое, нету спроса на оригинальность. Нету спроса, потому что телевидение подконтрольное и исполняет просто свои функции в рамках местной политической жизни. Движет компанией телевизионной не естественное желание всех опередить, обставить, сделать что-то более интересное, завоевать зрителя, а исполнить свои функции, исполнить свой долг по отношению к начальству. Отсюда ну так и нечего тогда стараться, и нечего тогда придумывать. Тебя послали сделать сюжет, там, к 9 мая и ты находишь ветеранов, задаешь им одни и те же вопросы из года в год по всей стране. Показал и все.

С.КОРЗУН: Получаешь ответы тоже без вариаций, в общем.

Л.МЛЕЧИН: Этот несчастный человек уже 60 лет повторяет одно и то же, наверное, с ума сходит от того, что его спрашивают каждый год одно и то же. Ну, меняются поколения журналистов, а он…

И так обо всем практически. Ты смотришь программу новостей, какой-нибудь город большой, маленький. Никакого отношения к реальной жизни это не имеет абсолютно. Ну, берешь любой, на одном, на другом, на всех одно и то же. Там 5 сюжетов, 3 – местный руководитель, мэр, губернатор, глава администрации возлагает, участвует, выступает. А рядом ты так фоном понимаешь, что речь идет о каких-то очень серьезных проблемах, серьезнейших. Но о них нет ни слова. А вот этот, значит, персонаж – он участвует, он чего-то делает. Один культурный сюжет, не имеющий никакого отношения, и один какой-нибудь связанный с преступностью.

С.КОРЗУН: Культурка и бантик. Да, уголовка – не бантик.

Л.МЛЕЧИН: Да, уголовка и все. А реальная жизнь проходит стороной. Вот и думаешь, вина ли это наших коллег? Я думаю, что нет. Хотя, в какой-то степени да, потому что… Ну, человек должен выломиться тогда из своей жизни, он должен проявить суперинтерес, он должен проявить какие-то необыкновенные качества, из всего этого выломиться и что-то делать такое, на что нет спроса, за что его поощрять не станут.

С.КОРЗУН: И он тогда едет в Москву.

Л.МЛЕЧИН: Ну, в общем, конечно, он начинает продвигаться из меньшей станции в большую и так далее. В конце концов, да, он попадает, конечно, в какую-то крупную компанию. Это верно.

Но так не годится. Людям вот это местное телевидение обыкновенно важно. Люди же живут не федеральными каналами за пределами Москвы – они живут местным телевидением, своей жизнью. Они не получают картину своей жизни, и им не помогают разобраться в том, что происходит. Это очень точно, мне кажется, отражает нашу жизнь.

С.КОРЗУН: Леонид Млечин в программе «Особое мнение». Ну тогда становится понятно… Вопрос я, как бы, приготовил по вчерашним выборам в городе Касимове, совсем другой части большой России, по-прежнему большой России. Больше 49% по предварительным данным за «Единую Россию». Ну, выборы с тем, чтобы одного человека провели, как говорят злые языки и аналитики вместе с ними. Аналитики со злыми языками говорят, что все это сделано для того, чтобы в Совет Федерации попал некто Алексей Чесноков, который возглавляет этот список, ну, как бы, будет баллотироваться в муниципальную думу.

Тем не менее, более 49%, ну, 50% будем брать на круг – «Единая Россия». По предварительным данным 30% — КПРФ, меньше – ЛДПР, еще меньше – «Яблоко». «Яблоко» там 5 с чем-то процентов.

Куча наблюдателей из Москвы. Среди пачек чистых бюллетеней, как пишут, как говорят, находят уже подписанные бюллетени, заполненные. Но тем не менее, это, судя по всему, все равно не особо влияет на результаты выборов. И та же «Единая Россия» — 50%. Навсегда?

Л.МЛЕЧИН: За правящую партию. Люди, живущие вдали от больших городов, где перед ними открыты какие-то горизонты, а иногда и все горизонты, где открыты возможности, где можно себя реализовать и проявить, чем дальше от большого города, тем меньше возможностей для самореализации, тем человек больше зависит от власти, боится конфликтовать с властью, понимает, что там что-то случись не так и вообще всего лишишься. И образуется этот такой устойчивый тренд. Да за власть, любую власть, не важно, какую власть. За власть. Ну, от власти, все-таки, что-то идет, пенсии платят, хлеб завозят, свет дают, газ. А ты с властью поссоришься – черт его знает, отключат свет, выключат газ, хлеб не завезут. Бог его знает, что. Нет смысла человеку, нет смысла. Мы просто живем… Когда в большом городе живешь и читаешь там газеты умные, какие-то программы слушаешь по радио умные, забываешь, что жизнь у людей весьма скудная. Во многих регионах депрессивная. Возможностей не много. И работы нет. Вот, все бросить, уехать куда-то – мало у кого есть. У нас низкая мобильность, невероятно низкая. Потому что как? Там квартиры не найдешь, такой зарплаты, чтобы квартиру снимать и на семью хватало, очень мало где.

С.КОРЗУН: Не, ну Средняя Азия мобильна – вон, едет к нам Таджикистан, Узбекистан.

Л.МЛЕЧИН: Это люди едут от абсолютного нуля или от ситуации ниже нуля.

С.КОРЗУН: То есть там еще не такой ноль?

Л.МЛЕЧИН: Нет, там просто катастрофа. Если мы говорим о Таджикистане, это несуществующее государство.

С.КОРЗУН: А. Да, я имею в виду Улан-Удэ, скажем.

Л.МЛЕЧИН: А в Улан-Удэ, нет, ну, какая-то жизнь у людей есть. Она скудная, конечно. Ну, не очень такая. Но вот так вот взять и махнуть куда-то очень трудно. Поэтому надо держаться за то, что есть как-то, вести себя осторожно. Эти факторы определяют жизнь нашу.

С.КОРЗУН: Леонид Млечин. К другим темам. Совсем недавно скандально известной группе Pussy Riot продлили срок заключения еще на 6 месяцев предварительного заключения. А вот уже сейчас мы обсуждаем довольно активно инициативу депутата от «Справедливой России» генерал-майора МВД Татьяны Москальковой – она намерена ходатайствовать перед Госдумой о введении статьи в Уголовный кодекс за покушение на нравственность и грубое нарушение правил общежития, за действия, посягающие на честь и достоинство граждан, нравственные устои общества. Кое-кто уже шутит, что фантик бросишь и, пожалуйста, под эту уголовную статью ради бога можешь подойти. Что думаете об этой инициативе?

Л.МЛЕЧИН: Ну, там такой конкурс там, чувствуется, объявлен сейчас на самый оригинальный законопроект.

С.КОРЗУН: (смеется) Вы знаете или думаете?

Л.МЛЕЧИН: Я так думаю. Но я думаю, что да, такое есть.

Вы знаете, есть такие люди, которых я представляю себе. У них есть некий такой идеал. Вот, мне кажется, что этот идеал – он такой. Вот, все, кто родился, и, значит, сразу в лагерь, под конвой. Потом подрастут – на работу под конвой, на учебу под конвой. Если очень хорошо себя ведет, то расконвоировать можно – там, днем вышел, потом вернулся. Просто, вот, кто идеально с администрацией сотрудничает, ни слова никогда против не бросил, их условно-досрочно. Вот, мне кажется, что такой идеал – он у людей в голове сидит. Достичь как любого идеала пока не удается. Ну, есть трудность. Но стремление к идеалу существует. И когда возникает такая возможность, они стараются хоть немножко приблизиться. Такая мечта. Вот, есть такая целая категория людей. Вот это их мечта.

С.КОРЗУН: Во Владивосток перенесемся на секунду. Любопытное сообщение о том, что группе юношей и девушек, роуп-джамперам (это те, кто на резиновых нитках прыгают с большой высоты) предъявлено обвинение в нарушении закона о митингах. Была тренировка роуп-джамперов, собралось 50 человек. Сначала, вроде как, ничего-ничего, потом милиционеры их забрали, отвели к участковому, участковый составил протокол о нарушении, грозит штраф 20 тысяч рублей. Напомню, что совсем недавно, по-моему, там же, на Дальнем Востоке группу мусульман, которые молились на улице, тоже под этот закон подвели. То есть мы там хихикали, смеялись, серьезно кто-то относился к этому закону…

Л.МЛЕЧИН: Я – серьезно.

С.КОРЗУН: Людмила Алексеева пошла свой список гостей, как бы, представлять, чтобы они прошли оттуда туда. А, вот, правоприменительная практика уже работает.

Л.МЛЕЧИН: Есть такая наука, называется «рецепция», то есть восприятие. Потому что ты, вот, когда что-то делаешь и говоришь, ты думаешь, что вот так будет. А люди тебя воспринимают иначе. Вот, в данном случае как раз местная власть – она все правильно поняла, что вот та система законодательная, которая сейчас создается, передает им людей в полное управление. Люди теперь находятся в полной власти начальства местного – что захотят, то и сделают. И с каждым таким законом (а сезон законодательный не завершился) права власти над людьми будут возрастать. Ну, там к крепостной системе, наверное, вернуться не удастся, потому что трудновато, но они достигнут, конечно, колоссальных успехов. Открываются невероятные возможности теперь у местной власти делать все, что угодно с людьми. И они будут делать. Они будут делать, потому что у них есть свои интересы. Кто-то просто обидчивый, там покритиковал, кому-то надо план выполнить по задержанию. Да бог его знает! Просто плохое настроение. Не важно. Он хочет показать, что он – хозяин здесь, все, что угодно. Полностью люди переданы во власть местной административной структуре. Административная структура спаяна с силовыми ведомствами, люди полностью становятся беззащитными.

С.КОРЗУН: И вернемся на секунду к делу Pussy Riot. Еще одну вещь добавлю. Хамовнический суд отказался вызвать в качестве свидетелей по делу Pussy Riot президента России Владимира Путина и представителя РПЦ Патриарха Кирилла, Интерфакс сообщает. Кто бы сомневался. Или вы сомневались?

Л.МЛЕЧИН: Нет, не сомневался, нет-нет.

С.КОРЗУН: А по какому делу у нас могут вызвать? Или ни по какому делу не могут?

Л.МЛЕЧИН: У нас – ни по какому, нет-нет.

С.КОРЗУН: То есть вообще нет таких в природе дел, по которому в качестве свидетеля могли бы вызвать действующего президента России?

Л.МЛЕЧИН: Последний высокопоставленный чиновник в нашем государстве пришел в суд, причем по собственной воле – это был член Политбюро и председатель Реввоенсовета Троцкий. Он явился в суд сам и заступился там за некоего человека, чем потряс и суд, и присутствующих. С тех пор (а это был какой-то типа 18-й или 19-й год) никто из руководящих чиновников у нас в суд не являлся, естественно. Пока он руководящий чиновник. Потом-то…

С.КОРЗУН: К международным делам. В Сирию переходим. Напомню, что Леонид Млечин – гость программы «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. Дамаск назвал условия применения химического оружия. Официальный представитель сирийского правительства заявил, что его страна может применить химическое оружие только в случае начала иностранной интервенции, — Рейтерс об этом сообщает. При этом он подчеркнул, что нынешнее правительство ни при каких условиях не применит боевые отравляющие вещества против собственного населения. Ну, эксперты сомневаются, есть там вообще химическое оружие, нет там химического оружия. Вот этот представитель – он заявил также, что запасы находятся под надежной охраной сирийской армии, которая не допустит его попадание в руки террористов. Давайте о Сирии 2 слова. Возможно развитие событий с химическим оружием?

Л.МЛЕЧИН: Ну, химическое оружие – это атомная бомба для бедных, и любое государство может создать его мгновенно. Думаю, что все эти режимы химическим оружием, конечно, обладают. Саддам Хусейн применял в больших количествах и пускал его против собственного как раз населения. Применение химического оружия на поле боя не практично. А против местного населения, людей незащищенных – запросто.

Это нервы сдают и они пытаются запугать кого-то, поэтому заявление такое было сделано. Это от того, что у него же, действительно, руки уже задрожали, судя по всему. Но прежде, чем этот режим рухнет, еще поубивают людей достаточно. Я думаю, там еще много крови прольется, потому что там, ведь, на кону все. Правящее руководство понимает, что теперь они уже живыми оттуда не уйдут. А что значит «правящий клан»? Довольно много. Это алавитское офицерство с семьями, с родственниками. Это достаточное число людей и деваться им некуда, выехать им будет некуда и никто их не выпустит. Поэтому им остается одно – сражаться там до последнего. И они будут сражаться до последнего, сколько смогут. Поубивают людей, конечно.

С.КОРЗУН: В печати появились сообщения в последнее время, что на стороне повстанцев выступают и представители Аль-Каиды, и различные наемники из разных регионов мира, в том числе из Чечни.

Л.МЛЕЧИН: Ну, кто там точно присутствует из представителей иностранных государств, что установлено и подтверждено, это иранцы. Боевые отряды корпуса Стражей исламской революции давным-давно участвуют там в боевых действиях на стороне сирийского правительства, о чем один из руководителей корпуса и признался в официальном интервью на сайте информационной компании иранской. Правда, быстро убрали, но это известно. Вот, действительно, там существует и они известны своей жестокостью, и они в значительной степени там определяют этот климат.

Что касается того, кто участвует с той стороны, то там, конечно, может быть кто угодно. Это правда. Когда затевается гражданская война, это там цивилизованность всякая слетает и, наоборот, слетается туда бог знает кто. И думать, что там по ту сторону демократы, либералы, борцы за свободу, тоже смешно. Конечно, нет. Гражданская война – там все будут убивать всех. Это правда.

Ужас состоит в том, что мировое сообщество наблюдает за этим и ничего сделать не может или не хочет. И позволяет этому безумию продолжаться. Хотя, уже мировое международное право и резолюции Генеральной ассамблеи ООН призывают государства не позволять на территории каких-то государств такого рода кровопролития устраивать и требуют вмешательства в таких случаях. Требуют.

С.КОРЗУН: В чем тогда логика России и Китая, которые выступают совместно и блокируют инициативы?

Л.МЛЕЧИН: Логика разная абсолютно. Китай всегда против любого нажима извне на внутреннюю ситуацию, потому что у Китая у самого очень плохая ситуация внутри, поэтому, в принципе, не позволять принимать никакие резолюции Совета безопасности, осуждающие ситуацию внутри страны, потому что у них внутри бог знает что творится – они ж подавляют национальное движение, скажем, в Тибете или Синьцзяне самым кровавым образом.

Что касается России, то тут ситуация совсем другая. Она построена на нескольких факторах. Ну, во-первых, на антиамериканизме, конечно, потому что, вот, все им мнится, что все, что происходит в мире, это противоборство нас и американцев. Хотя, американцам меньше всего хотелось бы заниматься Сирией – век бы они ее не видели.

Второе, у нас существует огромное просирийское лобби. Через Сирию прошло колоссальное количество военных и продавцов оружия. Туда вбуханы большие деньги. У множества людей с этим связаны личные впечатления – они там хорошо жили, их там принимали, обнимали. Ну чего нет, когда мы поставляли туда оружие и кредиты давали, и так далее? Это огромное просирийское лобби, конечно, давит и требует. И там рвут на себе рубашку: «Если мы сейчас сдадим Сирию, решат, что мы ослабели. Это наш верный друг, союзник. На кого еще мы там можем положиться?» и так далее. Цена этому союзнику никакая, потому что сирийские эти руководители замечательно брали, когда им что-то было нужно. Когда они находились под угрозой, они обещали все. Как только угроза минует, они ничего не делают. Ну, замечательные ребята, известные.

Тем не менее, у сирийского лобби есть личные интересы. И оно ключевое. Повторяю, антиамериканский фактор и вот это просирийское лобби.

С.КОРЗУН: То есть Россия и Китай не единым фронтом, а совершенно разные вещи?

Л.МЛЕЧИН: По разным причинам совершенно. По разным причинам, конечно.

С.КОРЗУН: Как вы думаете, в итоге будет военное вмешательство извне?

Л.МЛЕЧИН: Ну, если еще какое-то время это будет продолжаться. Мы просто не отдаем себе отчет. У нас на экранах телевизоров, насколько я понимаю, картинка такая. Сирийские войска проводят контртеррористическую операцию, уничтожают там террористов и убийц. А у остального мира на экранах телевизоров другое – правительственные войска убивают мирное население. И до бесконечности. Общественное мнение терпеть этого не может. У нас общественное мнение значения никакого не имеет, а есть государства, где роль общественного мнения очень велика. Оно начинает давить на государство, на государственный аппарат. Государственный аппарат до какого-то времени сопротивляется. Вот уж чем точно никому сейчас из ведущих мировых держав не хотелось бы заниматься, так это Сирией. Но до бесконечности тоже невозможно.

С.КОРЗУН: То есть вы говорите, по сути, то, что СМИ виноваты, то, как они представляют эти боевые действия?

Л.МЛЕЧИН: Нет, они не представляют, они показывают, что есть. Так есть. Это, действительно, так. Сирийский режим правящий, конечно, подавляет собственный народ. Это жестокая диктатура, которая там существует давным-давно. Наконец, настал какой-то момент, когда, ну, было ощущение… Башар Асад – слабый руководитель, и какое-то вот это ощущение слабости помножилось, конечно, на межрелигиозные противоречия, потому что он представляет собой вот эту сравнительно небольшую секту алавитов, которую сунниты считают шиитами. Шииты не очень алавитов считают своими, но вот иранцы как-то признали. А что это значит шиит для суннита? Это хуже змеи, это негодяй последний, ну, если так, простыми словами. Это же жестокие противоречия. То есть просто жалкая пыль. И, вот, помноженное на эти религиозные противоречия вспыхнуло это восстание. А Асад не сумел ни пойти навстречу каким-то образом каким-то требованиям и уступить сразу, и попытаться перевести это в мирное русло, ни подавить это сразу раз и навсегда. Ну, зато теперь идет полноценная гражданская война, в которой, конечно, картинка одна – правительственные войска убивают мирное население. Это так выглядит. По-другому невозможно показать.

С.КОРЗУН: То есть нестабильность в Сирии надолго? Или есть силы, которые готовы там взять на себя управление страной, ну, после ухода Асада?

Л.МЛЕЧИН: О, бог его знает, что там после ухода Асада будет. Ничего хорошего не будет. Это страна, не имеющая никаких традиций нормального управления. Что мы удивляемся? В Ираке, ведь, до сих пор люди не в состоянии наладить свою жизнь. А почему они?.. А откуда у них возможность такая бы появилась, если в Ираке ничего кроме диктатур кровавых, сметающих друг друга, никогда не было?

С.КОРЗУН: Наша дипломатия как раз на это и упирает в конфликте с Сирией, что кто после? Асад хоть понятен.

Л.МЛЕЧИН: Ну, а понимаете, если человеку всю жизнь пеленать руки и ноги, то он никогда бегать не будет. Но рано или поздно надо ему дать возможность. Пусть он сначала поползет, потом встанет на колени, потом с колен поднимется.

С.КОРЗУН: Вы о Сирии или о России уже говорите? (смеется) Леонид Млечин. Минута у нас до перерыва. Давайте, тема понятная, в ВТО вступили мы, президент подписал там в предпоследний день документ о вступлении, через месяц окажется там. Ну, какие-то сроки. Благо или зло для России?

Л.МЛЕЧИН: Это такая, естественная вещь. Я не знаю ни одного государства, которое бы вышло из ВТО. Знаю только, что все вступают. Ну, не вступают там, естественно, Северная Корея и так далее. Ну, это просто иначе невозможно. Ну как еще? Надо состоять в этой организации. Там есть определенные правила. Ну, надо по правилам торговать. Жизнь по правилам имеет как преимущества, так и недостатки. Потому что хочется, конечно, чтобы все по правилам, а ты не по правилам – так не получается, тебе тоже приходится играть по правилам. Не всегда удачно. Когда на машине так. Я сам не вожу, но понимаю, что в некоторых случаях очень удобно правилам не подчиняться. Но если так делают все, то ездить нельзя. Поэтому, в общем, более-менее надо по правилам стараться.

С.КОРЗУН: Леонид Млечин и его особое мнение. Встретимся снова через несколько минут.

НОВОСТИ

С.КОРЗУН: Напомню, что сегодня со своим особым мнением в студии «Эха Москвы», телеканала RTVi Леонид Млечин. Ну, давайте, может, к менее серьезным новостям. Айрат нас вернул: «Зачем нас хотят вооружать пистолетиками?» — спрашивает Айрат. Дело о законодательной инициативе по разрешению короткоствола, хранения дома для защиты от разных преступных посягательств. И почему-то эксперты думают, что на этот раз вот этот закон может пройти, имеет шансы.

Л.МЛЕЧИН: Я, вы знаете, несколько лет вел социальное ток-шоу. И вот когда бывала неделя пустая, ну, никаких событий, и вот когда уже совсем от отчаяния, обсуждался вопрос, иметь или не иметь оружие.

Вы знаете, в нашей стране никогда не разрешат иметь оружие, потому что и так-то населения побаиваются власти. А если еще оружие начать им раздавать – ну что вы! Конечно, никогда. Поэтому я даже не могу понять, почему это обсуждение происходит, потому что никогда и никто не даст. Но я, кстати…

С.КОРЗУН: Ну, середина июля, в общем. Наверное, вы правы, да.

Л.МЛЕЧИН: Это смешно. Но я, честно говоря, и противник, по правде сказать. Сейчас вот эта ужасная история в Колорадо с расстрелом зрителей в кинотеатре, этот молодой человек за несколько недель по интернету закупил… У него колоссальный был же арсенал, он с 4-мя винтовками пришел. А за несколько недель, за 2, за 3 недели до этого по интернету, причем, никуда не являясь, он закупил боеприпасы. Причем, знаете, в каких количествах? 3 тысячи магазинов для полуавтоматического оружия, 3 тысячи просто для винтовок. Причем, он купил новые боеприпасы, 100 патронов, которые позволяют вести очень быструю стрельбу. Но у него, к счастью, полуавтоматическую винтовку заклинило – видно, там патрон пошел наперекос, не знаю – и поэтому он перешел на другие, менее скорострельные, поэтому убил меньше, чем собирался. В некоторых штатах есть определенные ограничения на продажу боеприпасов, а в Колорадо нет никаких – просто по интернету можешь покупать. Даже продавец не видит лица. Поэтому нет-нет, я – противник продажи оружия. Но это, повторяю, в нашей стране этот спор носит схоластический характер, он – бессмысленный.

С.КОРЗУН: Теперь о запрете, ну, вернее, призыв к запрету. Уго Чавес, оказывается, призвал сограждан отказаться от Кока-Колы. Он призвал одновременно и от Пепси-Колы заодно уж. Да, 2 гиганта у нас – не будем рекламу делать одному из них. Зато обратился к согражданам с призывом покупать фруктовые соки, произведенные в Венесуэле, а не импортируемые напитки.

Л.МЛЕЧИН: Ну, я как такой, человек, который не могу… Я много раз бросал пить эти напитки, но не смог полностью бросить.

С.КОРЗУН: То есть подсели, все-таки.

Л.МЛЕЧИН: Да. Вот, меня даже Уго Чавес не сумел бы заставить, потому что я нахожусь в этой зависимости. Теоретически прав: конечно, лучше пить фруктовые напитки. Но не дело главы государства рекомендовать людям, что им пить. Так, советовать – можно. Это, между прочим, важный вопрос. Вот, Билл Клинтон, который перенес, как известно, операцию на сердце, ведь, все последние годы занимается изменением рациона школьного питания. И он добился значительных успехов. Из рациона там изымаются, из школ все сладкие фруктовые воды, заменяются на простую воду. Действительно, сладкая вода – она вредна. Действительно, это без всяких шуток. Мало того, что там есть сахар, это просто очень плохо и для печени, это крупные молекулы и так далее. И зависимость вырабатывается от сладкой воды. Поэтому, конечно, не надо бы. Но все, что делает Чавес, носит такой карикатурный характер… Но вы знаете, им нравится. Им же нравится, потому что он же устраивает целые представления. Он, например, входит в парламент… Вот, в прямом смысле. Я вот сейчас описываю, как это. Он входит в парламент, там стоит охранник какой-нибудь, он говорит «А что ты такой грустный?» Он говорит: «У меня жена болеет». Говорит: «Ты уже отвез в больницу?» — «Нет пока». Чавес… Все телекамеры страны на него обращены, депутаты парламента, иностранные дипломаты. Он оборачивается к министру здравоохранения, говорит: «Немедленно лично отвези его жену в больницу и мне доложишь». И вся страна смотрит, говорит: «Вот наш Чавес, вот молодец!»

Ну, он устраивает такие спектакли, а жизнь там нищая, несмотря на то, что это экспортер нефти, должно быть богатое государство. Но нищее государство. Люди живут нищенски. И вот они надеются, что кто-то, вот так Чавес им жизнь наладит.

С.КОРЗУН: Хочется спросить, вы о Венесуэле или о России?

Л.МЛЕЧИН: Я в данном случае рассказывал картину из Венесуэлы. Но, к сожалению, все государства такого типа похожи друг на друга, да.

С.КОРЗУН: Кстати говоря, по поводу гамбургеров, если уж о хорошем питании. Недавний скандал (не знаю, пропустили или не пропустили) в Улан-Удэ. Нашли, якобы, уже… Червяк в салате испортил карьеру одному практически высокопоставленному чиновнику, а тут посетители Макдональдса, которым завернули все это, обнаружили, как один за другим там маленькие червячки выползали оттуда, вроде, из листьев салата. Деньги им вернули, осадок остался, идет вокруг этого, как бы, разговор и наш Онищенко, главный санитарный врач рекомендовал заодно уж не только с червяками, да и вообще гамбургеры не есть. Здесь он правильно делает?

Л.МЛЕЧИН: Он правильно делает, да. Нет, конечно, он правильно делает. Конечно, фастфуд принадлежит к числу ненужной еды. Худшее, что есть, это жареная картошка – жареная не на сковородке у мамы, а вот эта вот, вот эти вот чипсы. Это, действительно, худшее, что есть. Все, что изготавливается на вот этих вот маслах с плохим холестерином – действительно, чудовищная еда, не очень хорошая. Среди детей в Америке, поскольку это родина гамбургеров, очень много детей с ожирением. Вот, дочка Обамы – кстати, у нее тоже был повышенный вес там врач вычислил, поэтому все это изгоняется. Современные политики не едят ничего такого. Они… Знаете, вот когда выборы или еще где-то, на людях они едят, что угодно. На самом деле, никогда в частной жизни они этого не едят. Они очень заботятся о себе.

В принципе, неплохо было бы, чтобы мы все имели возможность так заботиться о себе. Но для этого нет денег у людей в большинстве. И они едят, что могут, исходя, в основном, из денежных своих возможностей. Конечно, все рационы в нашей стране должны были быть пересмотрены. У нас главная беда не от гамбургеров, конечно – у нас просто очень плохого качества еда, к сожалению.

С.КОРЗУН: Еще 2 новостные истории. Одна из них – российский оперный певец лишился главной роли из-за татуировки со свастикой. Причем, татуировка не сохранилась. Речь идет о Евгении Никитине, он вынужден был отказаться от главной роли в опере Рихарда Вагнера «Летучий голландец». Премьера должна была состояться 25 июля на фестивале в немецком Байройте.

Л.МЛЕЧИН: Да, сейчас фестиваль в Байройте открывается, да-да-да.

С.КОРЗУН: Была программа на немецком телевидении, в которой рассказывали о нем, о том, что у него раньше на груди была татуировка, которую он потом забил чем-то другим, каким-то другим рисунком. Но об этом стало известно и, учитывая, что это все происходит, в общем, в Германии, он счел важным отказаться.

Л.МЛЕЧИН: Тем более, в Байройте, то есть где вагнеровские фестивали, которые были всегда связаны с именем Гитлера, потому что он любил туда ездить, это было его любимое место, этот отпечаток близости с фашизмом для Байройта очень важен, они всячески открещиваются. Да вообще для Германии очень характерно. Вот, вы знаете, я вам такую историю расскажу. Сейчас 100 лет исполняется одному знаменитому немецкому писателю Эрвину Штриттматтеру. Он был известен. «Приключения Вернера Хольта» у него был роман, здесь переводили о немецком солдате в годы Второй мировой войны, фильм был. Он был председателем Союза писателей Восточной Германии.

И я просто хорошо знаю, потому что он когда-то сюда приезжал и моей маме сделать предложение… Я уже был маленький (это мне мама потом рассказала), он говорит: «Поехали со мной в Германию, я возьму твоего сына, он вырастит вместе с моими детьми». Он был очень уважаемый человек.

А сейчас, вот, к столетию большая была проведена работа и выяснилось, что он в годы войны служил в карательных подразделениях немецких, которые уничтожали партизан в Словакии. А потом, наоборот, в коммунистические времена сотрудничал с секретной полицией, Министерством госбезопасности ГДР. И для немцев это очень болезненно. Они продолжают копаться в своем прошлом не потому, что это вот так вот заглянуть что-то, а потому что они все пытаются понять, как жесткие режимы, тоталитарные, авторитарные калечат человека и плохое из него вытаскивают. Штриттматтер был очень хорошим, талантливым писателем и хорошим человеком. Но режим сначала фашистский, потом коммунистический толкал его к дурным поступкам, к негодяйству. Это очень важно понять.

Мы здесь у нас в стране вообще не проводим этой работы, мы вообще здесь не пытаемся разобраться все, что с нами творил и творит, и будет творить режим, что он делает с людьми.

С.КОРЗУН: Трибунала не было.

Л.МЛЕЧИН: Дело не только в трибунале. Это вопрос интеллектуального изучения, это вопрос моральных и нравственных ценностей, это вообще желание разобраться в себе, посмотреть непредвзято на себя, подойти к зеркалу, увидеть себя таким, каким ты есть. Мы совершенно не хотим этого делать.

А немцы – они все еще продолжают это делать. Поразительно! Уже сколько поколений! Этим занимаются уже поколения, которые давным-давно после войны родились, они вообще не имеют никакого отношения к фашистам. Да они могли бы сказать «Да что вы нас с этим прошлым!» Знаете, тут у нас политики часто говорят «Что мы должны опять за это? Мы уже извинялись. Что вы к нам с этим пристаете?» А они – нет, так не говорят, они все продолжают не только извиняться, что важно, они все продолжают пытаться понять, как это с человеком может произойти, чтобы больше этого не происходило. Мы не захотели этой работы произвести, поэтому мы открыли возможность для повторения этого вновь и вновь.

Человек, героев очень немного. Остальные люди гнутся и поддаются обстоятельствам не в силах противостоять. Люди там вступали в СС и еще прочее, потому что они хотели отличиться. В других условиях они не совершали бы этих преступлений.

С.КОРЗУН: Это был Леонид Млечин в программе «Особое мнение». Не успели еще одну новость, но новости не кончаются никогда. Леонид придет к нам, надеюсь, через неделю в эту студию. Спасибо за то, что пришли, отвечали на наши вопросы, немножко на вопросы наших слушателей. А вам – всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире