'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 03 июля 2012, 17:08

А.ПЛЮЩЕВ: Здравствуйте. Меня зовут Александр Плющев, в эфире программа «Особое мнение». Ваши SMS сюда поступают по номеру +7 985 970-45-45,Twitter – аккаунт @vyzvon. В гостях у нас сегодня Михаил Веллер. Михаил Иосифович, добрый вечер.

М.ВЕЛЛЕР: Вечер добрый.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну и кардиограмма эфира, которая отражает ваше отношение к происходящему, точнее, к сказанному, она отображается на сайте «Эха Москвы», там, где идет трансляция Сетевизора – вы можете поддержать или, наоборот, попротиворечить нашему сегодняшнему гостю. Михаил Веллер.

Начнем, с вашего позволения, с одной из горячих внешнеполитических тем насчет поездки Дмитрия Медведева на Курильские острова. Он в этом смысле среди российских лидеров, среди российских главных управленцев рекордсмен, поскольку уже дважды там побывал. До него из российских лидеров и единожды никто не ездил. Да даже Владимир Путин туда не ездил. Каждый раз это вызывает недовольство японского МИДа, поскольку очень чувствительная для Японии тема. Как бы вы прокомментировали?

М.ВЕЛЛЕР: Ну, во-первых, почему бы одному благородному дону не съездить в гости к другим благородным донам? Во-вторых, надо же подходить к вопросу диалектически. Пока Медведев летит на Курилы, пока он летит обратно, его нет в Москве и он в сущности ни в чем не участвует. А в то же время посетил одну из самых дальних гаваней Союза (уже России).

Таким образом он меньше путается у Путина под ногами, а в то же время присутствует в телевизоре. Это надо понимать. Это совершенно грамотное продолжение политики тандема. Первое.

Второе. Вот, он подарил владивостокцам мост на остров Русский. Лучше бы он им подарил по новому чемодану. Как они будут пользоваться этим мостом, я не знаю, потому что, как правило, у мостов есть только два назначения. Первое, по ним можно ездить. Второе, их можно взрывать. Взрывать этот мост незачем – в свой срок он разрушится сам. Ездить по нему некуда, потому что делать на острове Русский нечего. Но мост стоит большой, красивый, который помог заработать массу денег своим людям.

Теперь что касается японцев. Возможно, японцы должны были пригласить посла России и выкупать его в шампанском с криками «Банзай!» по поводу того, что Медведев прилетел на Курильские острова. Нет, они позвали, сказали, что вообще-то им это не нравится. Им это раньше не нравилось и потом будет не нравиться. И вот они сообщают это послу (такое протокольное мероприятие).

Я думаю, что вот если бы мост построили как следует, то еще лет через 20, 30, 40 Китай и Япония приложили бы определенные усилия к тому, чтобы завладеть этим мостом. Японцы бы кричали, что «Мост наш!», а китайцы бы кричали, что «Мост наш!» Давно известно, что реалистам надо изучать автомат Калашникова.

Таким образом это протокольное мероприятие не должно никого волновать. Тут вы понимаете, в стране категорически не хватает дорог, народу категорические не хватает жилья, мосты в Центральной России над маленькими речушками проваливаются, нельзя проехать, а мы строим мост на остров Русский. Ну, построили и построили.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, прямо скажем, мост на остров Русский хотя и находится в том же регионе, весьма далеко от Курильских островов располагается. И это, может быть, немного другая тема, с вашего позволения. Но складывалась интересная ситуация. После первой поездки Дмитрия Медведева на Курильские острова Владимир Путин, ведя предвыборную кампанию, вроде бы не исключил, что вопрос о Курильских островах надо решать. И в Японии это восприняли как, может быть, некоторую подвижку в возможных переговорах. И как мы сейчас слышали в новостях, отношения улучшались (так говорили в Японии). И вдруг вот такой очередной демарш. Причем, Путин остается, получается, чистым – он может совершенно спокойно прийти, сказать «Ну, я-то не ездил. Давайте решать дальше».

М.ВЕЛЛЕР: Вот вы знаете, нельзя исключать этот прекрасный дипломатический оборот. Нельзя исключать, что завтра русские ученые изобретут эликсир бессмертия. Также нельзя исключать, что через 2 года прилетит комета и уничтожит Землю. Мы не исключаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Об этом в конце программы, кстати.

М.ВЕЛЛЕР: Простите.

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да. Извините.

М.ВЕЛЛЕР: Я прошу извинения.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. То есть вы хотите сказать, что все возможно и такое развитие событий тоже?

М.ВЕЛЛЕР: Никому не нужные в России Курильские острова являются разменной политической картой.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть их в случае чего отдадут?

М.ВЕЛЛЕР: Они существуют для политических дискуссий, для демонстрации политической воли, которой нет, для демонстрации патриотизма, которого нет, для демонстрации политической линии, которой нет. Мы не можем поднимать экономику, мы не желаем (мы – это не мы, это ребята, которые за красным забором) менять налоговую политику вместо того, чтобы произносить слово «диверсификация». Диверсификация – это означает хватит туземцам торговать сырьем, давайте чего-нибудь делать руками и умом.

Если экспорт и добычу сырья обложить таким налогом, чтобы это было маловыгодно, а производство и экспорт высокотехнологичной продукции на ряд лет от налогов освободить вообще и напротив предоставлять бюджетные льготы, то капитал сам перерулит из экспорта сырья в производство и экспорт высокотехнологичной продукции. Это называется «таблица умножения типа дважды четыре – восемь». Но из-за этого на первых порах в течение какого-то времени экспортеры будут терпеть убытки, потому что короткий рубль должен сменяться длинным, потому что сначала нужно будет вложиться в технологическую базу. А на хрена в нее вкладываться, если вдруг завтра будет революция или, не дай бог, смена президента? Поэтому говорится о диверсификации. А вот чтобы говорить об этом меньше, мы никогда никому не отдадим Курильские острова. Вот, все пропьем, но флот не опозорим. Глупости это все.

А.ПЛЮЩЕВ: Но с вашей точки зрения, насчет островов – там может быть вообще компромисс или нет? Тем более, что когда вспоминают о других территориях, как-то забывают насчет территориальной проблемы с Китаем, которая была урегулирована отдачей территории. Территориальной проблемой с Норвегией, когда была урегулирована проблема отдачей морских территорий.

М.ВЕЛЛЕР: Мы не хотим говорить о следующем вслух. У нас плодородные, пахотные земли сокращаются на многие и многие квадратные километры и тысячи километров ежегодно. У нас население (об этом говорится больше) сокращается ежегодно. Страна слабеет ежегодно. И вместо того, чтобы сосредоточить усилия на подъеме себя в важнейших точках, занимаются отвлекающей ерундой типа Курильских островов. Забыть о них давно пора – заниматься надо реальными проблемами.

А.ПЛЮЩЕВ: О’кей. Давайте о реальных проблемах. ВТО – реальная проблема или нет?

М.ВЕЛЛЕР: В высшей степени реальная проблема. Я долго не верил своему ограниченному уму, что для России это очень вредно, пока экономисты, которых я глубоко уважаю, Михаил Делягин, Сергей Андреев и Никита Кричевский сказали мне то же самое, что я думал сам. Конечно, это окончательный конец (извините за оборот) своей экономики. Это выгодно экспортерам (а экспортируют у нас сырье), это выгодно импортерам (а импортируют у нас товары потребления). Собственному производителю чего бы то ни было руками это, разумеется, не выгодно. А раз не выгодно, то нет рабочих мест. Нет мест – нет зарплаты, нет зарплаты – ты ничего не потребишь. Кругом может быть масса всего, чего угодно. Или у тебя нет работы и денег – ты можешь идти в бандиты, в гастарбайтеры в богатую страну или в наркоманы, или повеситься.

ВТО – это добивание собственной экономики.

А.ПЛЮЩЕВ: Собственного производства.

М.ВЕЛЛЕР: Именно так. Производство – это база экономики. Но! Экономика сильно добывающая. Ну да, если мы были Вольтой с ракетой (конечно, не Вольной – это злая шутка), то мы превращаемся во что-то вроде не то Ирана, не то Саудовской Аравии, только гораздо беднее и вороватее. По части воровства арабам до нас догнать не догнать – это совершенно понятно. Так вот давайте проведем референдум? Нет, ни в коем случае. Давайте прочитаем весь текст договора и обсудим на парламенте? Нет, ни в коем случае. Совершенно понятно, кто это продавливает и зачем это продавливают.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, насколько я понимаю, парламент-то ратифицировал вступление в ВТО. Теперь осталось только обращение депутатов в Конституционный суд, который сегодня должен был приступить к рассмотрению (сегодня не будет решения, сегодня просто должен был приступить к рассмотрению этого дела).

М.ВЕЛЛЕР: Благодаря квалифицированной и грамотно проведенной выборной кампании, парламент ратифицирует все, что ему будет указано, вплоть до самороспуска и расстрела. Парламент – хороший, понятливый, политику партии «Единой России» в частности понимает правильно. Если бы это было выставлено на публичное обсуждение в парламенте, то шума было бы много, потому что в течение ряда лет наши руководители категорически уклонялись от вопроса, зачем же нам это надо, приводя в ответ лживые псевдоаргументы, какие-то, кухонные такие, пенсионерские: «Ну как же? Ну смотрите, вот Китай вступил и как все хорошо». Китай? Прекрасно. А давайте, ребята, мы расстреляем всех главных коррупционеров. С кого будем начинать?

Ну о чем тут говорить, боже мой! К сожалению, это очередной этап по пути развивающейся, ускоряющейся гибели страны, о чем сейчас необходимо говорить прямо. Потому что точка перегиба остается все дальше и дальше за спиной, положение наше трагическое.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, насколько я понимаю, у Китая с собственным производством-то после вступления в ВТО большой беды не произошло.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно справедливо. Потому что у Китая существует дешевая раб.сила. У Китая гораздо лучше с воровством, в смысле хуже – там за это расстреливают. Китайцы массу всего производят, и стоит оно дешево. И они как завалили всю Европу кроссовками, так мировые обувщики несколько подзабалдели. В результате по России ездят джипы «Великая Стена».

А.ПЛЮЩЕВ: Это правда.

М.ВЕЛЛЕР: Но вы замучаетесь искать джип «Ниву» в Китае за полной к тому ненадобностью. В Китае совершенно иная политико-экономическая структура. Нужно, наконец, осознать. У нас, такое ощущение, не осознает никто, Александр, честное слово, что существующая политико-экономическая система во всей своей структуре – это для России не то, что трагедия, это категорически не подходит. Вот здесь Кущевская – это самый простой пример.

Вопрос. При советской власти было бы возможно такое зверство в Кущевской? Ответ: нет, невозможно. Если бы это было, то после войны расстреляли бы всех прямо у завалинки по особому закону о борьбе с бандитизмом. В советские времена если бы оказалось, что милиция причастна, ребят, здесь бы несколько человек из милицейской вертикали, возможно, от расстрела бы не отвертелись.

Что же касается губернатора, простите, секретаря Обкома, страшно себе представить, что было бы с секретарем Обкома, у которого было бы такое-то. То есть как минимум инфаркт в отдельной палате с телевизором. Это минимум.

Вопрос. Если бы было самоуправление по казачьему типу в тех местах, то есть население имело бы оружие, собирался бы казачий круг, решал бы вопросы, это было бы возможно? Да ни в коем случае. Да были бы такие живодеры – да ребята тут же похватали бы клинки и стволы, и перестреляли бы душегубов на месте! О чем вы говорите!

А у нас создана система, когда нет ни тоталитаризма, который позволяет убивать только себе, но остальным не сметь. Не реального самоуправления, когда твои сограждане за зверства тебе тут же башку отвинтят, а у нас есть нечто посередине. С одной стороны, вполне вертикальная власть. С другой стороны, она вполне продажная. С третьей стороны, либерально-рыночные ценности, что означает: делай деньги всеми способами. Четвертое, и тебе за это ничего не будет, если ты сумеешь договориться.

Вот эта модель России не подходит никак, потому что мы не сумеем всех перевоспитать, не изменяя существующей базы. И народ всегда знал, что или нужен крутой хозяин типа хоть царя, хоть Сталина, хоть кого, или перестаньте вязать руки, перестаньте запрещать и защищать себя, перестаньте запрещать иметь оружие для самообороны от бандитов, у которых оружие есть, перестаньте затыкать рот по любому поводу. А у нас он затыкается.

То есть то, что происходит с фондом «Город без наркотиков» в Екатеринбурге – это ярчайший пример. Полиция запрещает народу защищать себя от наркотиков.

А.ПЛЮЩЕВ: Не хочу показаться затыкающим рот, честное слово, но мне кажется, мы немного далеко отошли от темы ВТО.

М.ВЕЛЛЕР: Нет. Это все точно то же самое. Это аспект неподходящей политико-экономической системы. Но если вы против, я готов следовать за вами.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте попробовать следовать. Раз начали с аббревиатур (с ВТО), перейдем на НКО. Тема эта будет, я думаю, до ближайшей пятницы как минимум.

М.ВЕЛЛЕР: НКО – это было Наркомат обороны.

А.ПЛЮЩЕВ: Теперь – некоммерческие организации. В пятницу будут рассматривать в Госдуме законопроект об НКО нашумевший. И вот каждый день находятся новые организации, которые под него подпадают. Вчера в этой же студии мы обсуждали с Николаем Троицким, что может попасть под него Русская Православная Церковь. Мы очень за нее обеспокоены. Сегодня выяснилось, что, например, Горбачев-фонд тоже запросто подпадает.

Слушатели иронизируют по этому поводу. Вас, например, спрашивают: «Госкомпании охотно берут кредиты на Западе. Являются ли они иностранными агентами?» Давайте поговорим про некоммерческие организации.

М.ВЕЛЛЕР: Являются, являются. Смотрите. С одной стороны, казалось бы, коммерческие организации, которые берут деньги на Западе, они в большей степени агенты прямого экономического влияния Запада. Когда вдруг оказывается, что все наши крупнейшие стратегические объекты зарегистрированы где-то на Каймановых, на Виржинских, на Кипре, на Бали и так далее, слушайте, это же все, получается, наша экономика управляется с Запада и деньги на свою деятельность получает с Запада. Миленькое экономическое положение. Это с одной стороны.

С другой стороны, в некоммерческих организациях как правило работают люди, к бизнесу не склонные уже по своим душевным качествам. Они с точки зрения рынка какие-то наивные, простодушные, такие, неумелые. Они думают о другом. У них по жизни функция иная, потому что, на самом деле, что может быть проще, чем создать однодневную поганку, посредническую фирму, которая будет получать оттуда деньги и за эти деньги, допустим, будет покупать у некоммерческой организации, которая тут же станет коммерческой (одного бухгалтера наймешь на договор), допустим, спички по цене тысяча долларов за коробку. Все! И больше нет совершенно никаких претензий. И вы замучаетесь доказывать, что это незаконный бизнес.

Все это, на самом деле, всем совершенно понятно. Идет подавление любой оппозиции по всему полю. Это делается под самыми разными марками. Желательно, чтобы это было на лапах помягче и чтобы звуку шло потише. А то, под каким антуражем это подается, не имеет никакого значения. Коммерческие, некоммерческие, с Запада, не с Запада. Что за ерунда? Сегодня парни водку пьют, а завтра планы продают. Надел джинсы, значит, агент Пентагона, понимаешь. Это же все несерьезно.

А.ПЛЮЩЕВ: Кардиограмма эфира есть на сайте «Эха Москвы» и там стабильная поддержка у Михаила Веллера выше 85% я вижу. Если вы согласны в чем-то, поддержите его. Не согласны – также возразите. Транслирует нашу программу компания Сетевизор на сайте «Эха Москвы». SMS +7 985 970-45-45, Twitter – аккаунт @vyzvon, куда тоже поступают ваши вопросы и я их фиксирую. Михаил Веллер сегодня в студии программы «Особое мнение».

Значит, если законопроект об НКО вдруг не пройдет, то вы будете рады, лично вы?

М.ВЕЛЛЕР: Разумеется. Хотя, это не будет иметь никакого значения во всем движении не то лавины, не то парового катка.

Вот смотрите, церковь у нас некоммерческая организация, но под церковью, как известно, успешно трудился целый ряд фирм. И таким образом отцы церкви имели возможность поддерживать западную промышленность путем покупки автомобилей, часов, ну и прочих видеомагнитофонов. И ничего. Другое дело, что там работают более ушлые парни, чем в каких-то там Хельсинских группах и так далее, и тому подобное.

На самом деле, я повторяю, когда черт предлагает тебе сыграть в карты, не надо обращать внимания на то, как он сдает. Надо думать о том, для чего ему с тобой играть. Так вот нужно прищучить любую оппозицию. Под каким соусом – это не имеет никакого значения.

А.ПЛЮЩЕВ: Я сегодня читал вашу биографию, и меня там поразило число видов деятельности, которыми вы занимались, Михаил Иосифович.

М.ВЕЛЛЕР: Я никогда не занимался некоммерческой деятельностью…

А.ПЛЮЩЕВ: Не-не-не, я не об этом совершенно.

М.ВЕЛЛЕР: ...финансируемой из-за рубежа.

А.ПЛЮЩЕВ: Совершенно не об этом.

М.ВЕЛЛЕР: Вот. Вот это точно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, слава богу. Там про перегонщика скота из Монголии интересно написано.

М.ВЕЛЛЕР: Если мы посвятим мне следующую передачу, ну, я с радостью. Хотя, боюсь, что это не имеет отношения к теме сегодняшнего разговора.

А.ПЛЮЩЕВ: Я к другому вопросу совершенно, как ни странно, к Олимпиаде. И поясню, почему я зашел именно так. Потому что сегодня был объявлен размер премиальных для наших олимпийцев – по 4 миллиона рублей. В нем нет ничего необычного, уже несколько лет эта цифра примерно эквивалентна 100 тысячам евро. Но я подумал, что если бы Михаил Веллер был олимпийцем, ну, судя из его биографии, то я думаю, что призовые за Олимпиаду были бы вещью необязательной, потому что вы там все из интереса делали. Это вопрос… Подождите. А вопрос вот о чем. Не о вас, конечно, извините, ради бога, а о вашем особом мнении насчет того, должны ли быть премиальные за Олимпиаду, когда люди фактически сражаются за страну? Или, может быть, они должны быть много больше? Я не знаю.

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, вот, во время войны люди воевали не за деньги, а за родину. Даже если иногда позади был замполит с ТТ. Но тем не менее, за каждый подбитый танк и сбитый самолет, и уничтоженное орудие определенные деньги платились, вы знаете? Потом об этом перестали писать, потом отменили. Таким образом, поскольку работают профессионалы и родина поощряет своих героев, это все нормально. Ненормально другое – когда собирается голытьба, у которой в жизни ничего нет кроме как болеть за любимую команду, и смотрят, как на поле 22 миллионера гоняют мячик. И при этом фанаты думают, что миллионеры гоняют мячик для них. Вот это уже, наверное, немного чересчур. Не должно быть такого дисбаланса между спортсменами, которые за свою родину, и деньгами, что они в этой родине в общем и целом совсем хозяева. Должно быть как-то поравнее. А так деньги… Вот почему только спортсменам? Давали бы всем по 100 тысяч евро в год, и в стране была бы прекрасная жизнь.

А.ПЛЮЩЕВ: И гигантская инфляция, мне кажется, заодно.

М.ВЕЛЛЕР: Нет-нет! Это все псевдоэкономисты, которые прогадили все, что было в 90-е годы, и сейчас им объясняют, что если много денег, то инфляция. Когда у миллиардеров много денег, это почему-то не инфляция. А, вот, когда врачам, учителям, нищим бюджетникам дать деньги, вот это, кричат миллиардеры, тогда будет инфляция. Вот за это в Китае и расстреливают тех, кто миллиардеры.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый Михаил Веллер сегодня гость программы «Особое мнение».

М.ВЕЛЛЕР: Я очень добрый – я сказал про Китай.

А.ПЛЮЩЕВ: Через 3 минуты мы продолжим с ним. Не расходитесь.

НОВОСТИ

А.ПЛЮЩЕВ: Программа «Особое мнение», Александр Плющев, в гостях – Михаил Веллер. И SMS +7 985 970-45-45, Twitter – аккаунт @vyzvon. Также не забывайте про трансляцию в Сетевизоре и кардиограмму эфира там же.

Свежая новость про принятие парламентом Украины в целом законопроекта о русском языке. Если он будет подписан президентом (это, напомню, Виктор Янукович), русский язык получит статус регионального там, где он является родным для как минимум 10% населения. Это 13 из 27 административно-территориальных единиц Украины, напоминает нам агентство РИА Новости.

М.ВЕЛЛЕР: Очень интересно, что скажет Янукович по этому поводу. В общем и целом это, разумеется, справедливо, это, разумеется, хорошо для всех, для кого русский язык родной. Это нормально. В то же время это, разумеется, подрывает единство Украины как единого государства с точки зрения чистой политики вне моральных оценок. Это тоже понятно совершенно любому.

Интересно, как поведет себя Янукович в этом случае. Но я думаю, что он уйдет со своего поста в любом случае раньше, чем Украина развалится. Так что, пожалуй, есть смысл подписать. Я так думаю. Все это совершенно нормально и справедливо.

А.ПЛЮЩЕВ: Вернемся к России. Одна из главных новостей последних суток – это взлом почты Навального и, соответственно, публикация переписки его с Белых. Речь не столько о них самих, сколько о том, можно ли использовать материалы, добытые преступным путем, для расследования каких-либо вещей, которые мы считаем преступлением.

М.ВЕЛЛЕР: Вы меня удивляете. Что значит «можно»? Нужно! Необходимо! Как справедливо заметил товарищ Вышинский Андрей Януарьевич, царица доказательств – это признание. Так вот взять так, чтобы мумия сама сообщила, какого она века и какой династии. А уж что касается доказательств, конечно, мы не в какой-то презренной растленной Америке, где за незаконную добычу вещдоков можно сесть, а ни один суд их не учтет. Поэтому у них с их демократией чего-то с экономикой, знаете, в порядке, и едут от нас туда, а не от них сюда. Заметьте, они живут в гигантский долг и так неплохо. А мы живем с огромными деньгами, которые вкладываем в Америку, я бы сказал, заметно хуже. Может быть, поучиться.

Таким образом ребята, которые это взломали, наработали себе на срок. А которые это используют, наработали себе на отрешение от должности, на судебные разбирательства и также на срок. Но поскольку понятно, что они выполняют заказ, чей надо заказ, то они вам сообщат, что это все нормально.

Ну вот это правосудие по-русски – оно глубоко печально. Это называется «Мы сделаем то, чего захотим, а не нравится – выкручивайся как можешь». Я нахожу, что здесь нет даже предмета обсуждения кроме некоторого (НЕРАЗБОРЧИВО). Вот, позвольте, еще два, все-таки, предложения, два предложения о фонде «Город без наркотиков». Кто должен сидеть за то, что наркоманка умерла в больнице? Должен сидеть глава отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Екатеринбургского УВД, потому что его прямая обязанность, чтобы на вверенной ему территории наркотиков не было и за каждый труп наркомана он должен отвечать лично.

И начальник «гор» или «облздрава», как он называется на новоязе. Потому что если у него люди дохнут, гния от наркотиков, помирая от энцефалита, от чего угодно, он должен отвечать своей головой, что у него население нездорово. Вместо этого тех, кто подбирает уже полутрупы, за которых родители слезно просят, трясут их. Нашли стрелочников. Да вы с ума сошли! Что же это такое, понимаете?

Гражданское общество. Вот, его додавить вместе с некоммерческими организациями. Я удивлен еще, что Ройзману пока не пришили финансирование из-за границы. Я думаю, надо поработать в этом направлении. Вот, сделал какую-нибудь ювелирку и толкнул какому-то иностранцу. А, ведь, это финансирование из-за границы.

А.ПЛЮЩЕВ: Чисто филологический сейчас был пример, потому что были обещаны два предложения. Вот так у филологов выглядят два предложения, я так понимаю, Михаил Иосифович.

М.ВЕЛЛЕР: Нет. Это у парламентариев.

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) Хорошо. Я даже боюсь задавать следующий вопрос – не закончится ли он «Городом без наркотиков». Про Pussy Riot спрашивали вас радиослушатели. Они не нашли. Проштудировали весь список подписантов за освобождение, не нашли вашей подписи.

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, подпись моя там есть, стоит она примерно в 28-й тысяче, поставлена она 2-го числа. Времени точно не помню. Ну, это где-то было вечером, в районе часа ночи. Я не владею вот этой постановкой, когда поставить по фамилиям и так далее, потому что я только в субботу вечером вернулся с Философского конгресса из Нижнего Новгорода, который, кстати, СМИ не освещался никак. Вот, у нас Pussy Riot – все средства. А кто там философствует, какие-то шизики и придурки где-то в Нижнем во главе с академиками – кого это, в сущности, волнует по сравнению с переменами в ток-шоу «Дом-2»? Да-да, в такой стране живем. Таким образом подпись там моя есть, а уж кому ее искать, это, ребят, я не знаю.

Теперь что касается Pussy Riot. Когда эти ребята из «Войны» нарисовали детородный орган на Литейном мосту, который поднялся 40-метровы пролетом в сторону большого дома на Литейном, по-моему, это была шутка в добром стиле, хотя, разумеется, к искусству это не имело никакого отношения. Не больше, чем соответствующий жест, когда ребром левой руки ударяют по локтевому сгибу правой руки, показывая это начальнику. Когда за это дали премию за современное искусство, ну, я не знаю. Приколисты они там.

Когда упомянутая группа Pussy Riot устраивает свальный сексуальный акт в Зоологическом музее, то они как минимум заработали себе на месяц мести метелкой улицы, потому что это не более, чем элементарное хамство, рассчитанное на то, чтобы шокировать окружающую публику. Не сделали ничего. Вот тогда нужно было прихватывать и давать месяц или два. И это было бы совершенно справедливо. А лучше высечь.

Что касается сейчас, то совершенно понятно, что по большой дурости и дегенерации системы как политической, так и церковной из девок сделали совершеннейших мучениц, прославленных на весь мир, потому что они спели «Богородица, спаси нас от Путина, от путинской шайки» и так далее. Ну, спели, ну и что? Вот такая оппозиция. И об этом говорили тысячу раз. Выпороть и сдать на 2 месяца в монастырь работать на монастырском огороде и думать о душе. Это было бы совершенно нормально и справедливо, и все были бы за. И все сказали бы, как мудра и терпима церковь, как справедливы власти и как батюшка наш снисходителен к критике в свой адрес. А вместо этого получите мучеников. Чистые идиоты. Сейчас из каждой сделают Анну Ахматову.

А.ПЛЮЩЕВ: Я под конец программы хочу вот что сделать. Я принял в своей адрес критику насчет того, что Философский конгресс не освещали.

М.ВЕЛЛЕР: А почему в свой-то? Вас там не было.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, СМИ же. Значит, СМИ не освещали. Давайте немного пофилософствуем с вашего позволения. Завтра просто в ЦЕРНе должны объявить об открытии в том или ином виде бозона Хиггса. И я сегодня подумал, что это должно соотноситься с вашей теорией энергоэволюционизма. Давайте пофилософствуем (вот у нас 2 минуты буквально осталось) над развитием Вселенной, начиная с большого взрыва, и заканчивая тем, чем все это закончится.

Меня интересует больше всего аспект нашего самопознания Вселенной. Вот, мы, ковыряясь, до бозонов Хиггса идем к собственному уничтожению или к собственному совершенствованию? Или это одно и то же? Я не знаю.

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, примерно на эту тему я и делал доклад на Философском конгрессе по секции «Философия и история», и потом еще сравнительно длинная лекция в библиотеке. Значит, доказывая существование новых квазичастиц, квазисубчастиц или их открывая, мы вскрываем механизм происходящего. Но как я понимаю, на сущность понимания происходящего это влияет достаточно мало. Это еще один кирпичик в подтверждение теории. С тех пор как Чарльз Дарвин более или менее через 50 лет после Ламарка сколотил теорию эволюции одновременно с созданием теории термодинамики, с тех пор, как в конце XIX века это стало оформляться в некую единую философию, течение которой было прервано Первой мировой, когда рухнуло все и философия позитивистского толка превратилась в экзистенциализм, что, в общем, ну, скорее психология, изучение роли человека.

Так вот это никак не влияет на нашу деятельность. Это один из моментов нашего изучения всего. Изучение всего – это, разумеется, часть владения всем. «Знание – сила», — сказал Фрэнсис Бэкон в Англии и достаточно давно. Это еще одно доказательство того, что мы продолжаем познавать, а познание безгранично и наше овладение окружающей энергией материи тоже, в сущности своей, безгранично. И до тех пор, пока мы не сделаем все, что можем, мы (а, вернее, наши потомки после человечества) не успокоимся. Но глядя на нас, тупых и безруких сегодня, можно совершенно не бояться скорого конца света, допустим, в сентябре 2012-го. Наши далекие правнуки будут еще от этого так же далеки, как мы.

А.ПЛЮЩЕВ: Зато мы близки к концу нашей программы «Особое мнение», гостем которой был сегодня Михаил Веллер. Я – Александр Плющев. До свидания.

М.ВЕЛЛЕР: Спасибо большое всем.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире