'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 25 июня 2012, 17:08



С.КОРЗУН: Добрый вечер всем, это программа «Особое мнение», Сергей Корзун у микрофона. Мой гость сегодня в этой программе – писатель, политик Эдуард Лимонов. Эдуард Вениаминович, добрый вечер.

Э.ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

С.КОРЗУН: Зная вашу пылкую любовь и страсть к Алексею Навальному, который является вашим конкурентом на политических подмостках, начну прямо с сообщения о том, что сегодня принято решение и более чем 800 миллионами голосов акций (ну, там триллион с чем-то общее количество), соответственно, Алексей Навальный… Это новость февральская еще, тогда его предложили в совет директоров Аэрофлота. А сегодня он утвержден и уже знает, что есть программа и готов работать по этой программе.

Вот смотрите, помните старый фильм, в котором женщины уже в волейбол играют («Старики-разбойники», по-моему, или какой-то из этих фильмов).

Э.ЛИМОНОВ: Не помню.

С.КОРЗУН: То есть Навальный входит в официальные органы. А вы?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, знаете, я и Навальный – два разные континента, ничего общего между нами совершенно нет.

С.КОРЗУН: Ну я поэтому иронично сказал, что «зная вашу любовь к Навальному», да.

Э.ЛИМОНОВ: Я, во-первых, уже 18 лет являюсь председателем политической партии вначале одной, потом она была запрещена. Кстати, единственная партия, не религиозная российская партия, которая была запрещена в 2007 году. А Навальный, насколько я знаю, председателем никакой партии или главой какой-нибудь политической организации не был и не является. Я отношусь к нему очень с большим интересом, и вовсе не считаю, что мы с ним каким-то образом где-то конкурируем. Он, ну, немножко резкое скажу, ну, такой по профессии кляузник, да? Я захожу на его ЖЖ и смотрю, там масса документов каких-то, очень путанных и очень скучных, на мой взгляд. Это не моя стихия, я никому не пытаюсь доказать, что у нас есть партия жуликов и воров. Я никому не доказываю. Я 18 лет тому назад для себя решил, что это так. Я отталкиваюсь от презумпции виновности этой власти, и никому ничего не доказываю. У нас разная работа: он пропагандирует буржуазию, буржуазия его очень любит за это. Ей нужно было проснуться, ей нужны доказательства, что власть у нас такая, сякая. А мне – я все свои доказательства собрал еще в 90-х годах, да? Когда о Навальном никто и не слышал, партия «Другая Россия» выходила на улицы в 2000 году, а точнее 23 февраля 2000 года впервые: «Путин, мы тебя не звали. Уходи». Еще он не был избран президентом, да? И «Долой самодержавие и престолонаследие». Вот, у нас было 2 таких гигантских на всю Тверскую лозунга. Поэтому не надо меня помещать в категорию противников Навального – я его не противник. Но я, безусловно, скептически настроенный недоверчивый Фома Неверующий, который на все это смотрит и изучает своим хитрым глазком и прикидывает, чего он такое. Я пока для себя, вот, ценности Навального не понимаю. Не понимаю. Когда его все называют политиком, я его не вправе назвать политиком, потому что по моим стандартам он не является носителем ни единой политической идеи. Он, скорее всего, за честную власть, за Россию без произвола и коррупции.

С.КОРЗУН: Это не идея политическая, вы считаете?

Э.ЛИМОНОВ: Нет, это не идея политическая, потому что, по сути, за этим лозунгом вот таким «Россия без произвола и коррупции» скрывается что? Скрывается тот же самый, абсолютно обдираловский режим экономический, тот же самый, который нам правящая клика у власти столько лет навязывает. Это то же самое, но без произвола и коррупции. А вы можете поверить, что все будет без произвола и коррупции? Я, вот, нет. Я, вот, как большая российская толпа, весь наш большой российский народ, я смотрю на это (это Ремизов говорил) хитрым глазком, вот я смотрю на это и не верю. Потому что сегодня нам говорят «Без произвола», а вдруг будет? Сегодня нам говорят «Без коррупции», а я думаю, она будет. И поэтому это, вот, буржуазное, он – кумир буржуазии, он – герой буржуазии (Навальный). Но он не мой герой.

Теперь к Аэрофлоту давайте перекинемся. Я не ахти какой там суперспециалист, но я уже что-то навел справки и понял, что он будет делать в совете директоров. Он будет защищать интересы, безусловно, акционеров. Интересы акционеров часто расходятся и в большинстве случаев расходятся с интересами потребителей, например. Акционеры хотят получить большие дивиденды от Аэрофлота, а потребители хотят прокатиться на чартерах и подешевле. Это закономерно.

С.КОРЗУН: Там, кстати, в акционерах больше половины – государственная доля.

Э.ЛИМОНОВ: Я знаю, 51%.

С.КОРЗУН: Да.

Э.ЛИМОНОВ: Он ставит себя в очень двусмысленное положение, безусловно, этим назначением, что бы там ни говорили. Сколько бы процентов там за него ни голосовало, даже на радио «Эхо Москвы» доходит до 96, но он ставит себя в двусмысленное положение. В двусмысленном положении находятся и его товарищи по бунту, буржуазному бунту, который мы наблюдали почти 6 месяцев.

Ну, смотрите. Есть у нас Пономарев Илья и есть Ксения Собчак, оба – дети сенаторов, золотая молодежь. Ну, вот, это герои буржуазии, да? Но это не мои герои, поэтому я не могу их принять. Я всю жизнь пытался быть народным героем. Не знаю, насколько мне это удается, но я буду и дальше пытаться быть народным героем, а не героем буржуазии. С буржуазией у меня очень плохие отношения. Они меня не любят, я слишком для них хорош, умен и талантлив – это мое твердое убеждение, обвиняйте меня хоть в мании величия. Не столь важно. Важно, что да, у меня конфликт с этим классом, я увел часть детей буржуазии, особенно мелкой, и надеюсь увести еще большее количество. А вообще идеология буржуазии – пошлая, вульгарная и мне она неприятна.

С.КОРЗУН: Чтобы завершить эту тему Навального и Аэрофлота, вопрос такой. Ну, первый короткий: «Вы считаете Навального независимым человеком?» Он стал там независимым директором. Независимым человеком.

Э.ЛИМОНОВ: Я думаю, что пока то, что он зависим, не доказано. Значит, он – независимый человек пока, да.

С.КОРЗУН: «Принесет ли пользу независимый директор с юридическим образованием, с тем бекграундом, который у него есть, именно Аэрофлоту?»

Э.ЛИМОНОВ: Принесет. На мой взгляд…

С.КОРЗУН: «А потребителям?»

Э.ЛИМОНОВ: А потребителям – нет. Ну, нет. Потому что сама роль члена совета директоров, пусть и независимая, она предполагает, что он будет блюсти интересы совета директоров, интересы компании, иначе зачем его туда назначали?

С.КОРЗУН: То есть вы не верите, что интересы владельцев и интересы бизнеса могут или совпадают иногда с интересами потребителей?

Э.ЛИМОНОВ: Нет, не совпадают. Они даже не совпадают с интересами работающих в этой компании. Иначе у нас бы не было забастовок.

С.КОРЗУН: Про забастовки тоже вас спрашивают. Ну, давайте, может, на этом вопросе как идет у нас, так и идет: «Не считаете ли вы, что пора начать забастовки?» Вот, от Ретро поступило предложение: «Эдуард Вениаминович, может, бастовать? Идея нового протеста – забастовка предпринимателей. Посмотреть, что выйдет из этого (забастовка предупредительная)». Это относительно форм борьбы для тех, кто борется.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, давайте начнем с того, что, все-таки, нужно иметь профсоюзы, чтобы они бастовали, да? Для начала. А у нас крайне мало, действительно, народных независимых профсоюзов. Есть профсоюз Шмакова, который наследие советского режима. Шмаков фактически, ну, министр по профсоюзам в правительстве. Конечно, он не отстаивает интересы рабочего класса или трудящихся, ну, в общем, наемных работников. Он не отстаивает интересы.

С.КОРЗУН: Ну, он уверяет, что отстаивает.

Э.ЛИМОНОВ: Профсоюзы нужно создавать. У нас есть какое-то количество профсоюзов, и мы, «Другая Россия» в свое время, а до нее еще и партия, которую запретили, Национал-большевистская партия, участвовали, например, в возникновении, мы помогали профсоюзникам в Сургуте. Мы даже захватили здание Сургутнефтегаза в Москве в свое время, чем рабочие, вступившие в профсоюз, были очень довольны. Мы эту их проблему вынесли тогда на общероссийскую сцену политическую.

Потом мы в свое время мирным путем захватили администрацию завода, выпускающего «Волги», о которых мы с вами только что разговаривали до эфира. И мы пытались активно участвовать. Но в те времена…

С.КОРЗУН: Не получилось?

Э.ЛИМОНОВ: Не получилось. Знаете, почему? По робости рабочих. Они всеми силами (я вам честно это говорю), они всеми силами отталкивали политическую помощь, они не хотели, боялись, видимо.

С.КОРЗУН: Ну, может быть, считая, что проще договориться с работодателем?

Э.ЛИМОНОВ: Может быть, сейчас, все-таки, меняется, да? Смелости больше вокруг нас, мы видим это. Может быть, сейчас да, может быть. Но, на мой взгляд, надо сейчас перейти к предварительному этапу, надо создавать профсоюзы.

С.КОРЗУН: Профсоюзы и рабочих,и бизнесменов? Поскольку в вопросе там было как раз о представителях бизнеса.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, бизнесмены – это не моя чашка чая, я не против них, но я, вот, буду говорить о людях, которые работают, то есть я имею в виду…

С.КОРЗУН: Но мелкий бизнес работает.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, будем говорить о 4-м сословии – это те, кто продают свой труд, у кого нет средств производства, да? Вот, будем говорить о них. Туда же можно отнести кого угодно, вплоть до писателей. Вот, ходила там Лига избирателей. Ребята, вы удосужились бы, здорово было бы, если бы вы создали профсоюз писателей, свободный и независимый. Это было бы офигенно.

С.КОРЗУН: Ну, Союз писателей был у нас в советское время.

Э.ЛИМОНОВ: Не, ну они же не те. Мы же говорим «свой», вот такой. Быков там во главе, он же активист. Пускай будет во главе этого всего дела. Пускай будет…

С.КОРЗУН: И перед кем отстаивать интересы? Перед издателями, что ли? Или перед читателями?

Э.ЛИМОНОВ: Вот, на Западе… Уж не перед читателями. Например, в спорах с издателями или в спорах с властью, которая не помогает абсолютно бизнесу этому. Книжному бизнесу никто не помогает. Это не так. В других странах все дело обстоит не так.

Но не будем углубляться в эту историю. На мой взгляд, профсоюзы – это очень перспективная вещь, надо создавать профсоюзы повсюду. Не создавать вот эти какие-то летучие сообщества там в интернете, в Facebook. А давайте создавать профсоюзы. Каждая отрасль – прекрасно. Всегда можно хоть профсоюз блогеров. Тоже хорошо.

И после этого, вот после этого связи между людьми становятся сильнее, потому что тот же самый профиль работы предполагает те же нужды в жизни. И таким образом, если мы сумеем Россию каким-то образом опрофсоюзить, то это будет шаг вперед. А потом забастовки.

С.КОРЗУН: Два конкретных вопроса, про «Другую Россию» спрашивают: «Не собираетесь ли по-прежнему регистрировать ее?» Сейчас найду, кем задан этот вопрос.

Э.ЛИМОНОВ: Да не столь важно. Собственно, люди же не претендуют на то, что мы должны их там… Если вы хотите, скажите, мы услышим имя этого достойного человека. «Другую Россию» регистрировать… Смотрите, у нас уже подали документы в Минюст свыше 180 организаций. И это, конечно, издевка, это, конечно, ну, сатанизм такой. Я когда-то назвал это политическим сатанизмом, я держусь за это определение. Это со стороны власти, во-первых, мошенничество, а во-вторых, действительно, с такой дьявольской усмешкой говорят: «А, у вас не было партий? Вот, держите их, вот вам целое мусорное ведро всякого дерьма, разбирайтесь там, кто есть кто». А там будет в большинстве своем, конечно, черт знает что. Туда придут шизофреники, которые способны представить списки из 500 человек. Это очень дьявольский ход, отвратительный. Ну как? Это мошенничество. И отвратительный ход власти.

С.КОРЗУН: И вы в этой дьявольщине не участвуете?

Э.ЛИМОНОВ: Мы пока не торопимся. Давайте говорить серьезно.

С.КОРЗУН: То есть не исключаете, но и не подаете на регистрацию?

Э.ЛИМОНОВ: Нет. Давайте говорить серьезно. До следующих выборов, что-либо значащих в жизни нашей страны, то есть до выборов в Госдуму, еще чуть меньше 5 лет. А все остальные вот эти вот сейчас набросились жадно, кого-то выбрали в муниципальные выборы. Вы увидите, как они все завянут от этой глупой работы через полгода, потому что это поначалу так здорово, вроде, ты ни на что не влияешь. Теория малых дел в нашей стране не годится, у нас все сверху. У нас, все-таки, налицо вертикаль власти, которую, даже если не строят, она есть и будет. И пока не разрушена одна вертикаль, не построишь что-либо на ее месте.

С.КОРЗУН: Эдуард Лимонов, напомню, в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. Еще к сегодняшним событиям. Сегодня стало известно, что еще 2 человека, Валентин Гефтер и Борис Пустынцев вышли из президентского Совета по правам человека. Как оцениваете их поступок? Что вообще думаете об этом президентском Совете?

Э.ЛИМОНОВ: Я вот тут уже видел Гефтера уходящего у вас в кулуарах радио «Эхо Москвы» и я ему сказал: «Вот, наконец, давно бы так. Чего вы вообще там делали?» На мой взгляд, прошла вот эта эпоха сотрудничества с властью. Прошла она. Она была возможна… Знаете, это началось еще при Ельцине, когда были надежды. Ну, у буржуазии были (у меня не было). Что можно наладить, можно что-то навязывать свое власти. Это было в тот период, когда еще не определился звериный лик режима. Это не мое определение «кровавый», но звериный есть, можно «звериный» говорить. Карикатурный такой. А теперь он уже определился. Что вы?.. Почему позорит свои седины Людмила Михайловна Алексеева, пытаясь там чего-то шустрить? Ну, спасут полчеловека, а одновременно легитимизируют насилие над 10-тью тысячами своим присутствием там в кресле. Вот это спор, который однозначно решается в пользу таких как я. Действительно, спасут там полчеловека, полтора человека, а легитимизируют содержание за решеткой 10 тысяч.

С.КОРЗУН: Еще одно событие, о котором стало известно сегодня. Это не то, что событие, хотя может. Все-таки, несмотря на то, что вы говорите, что не надо там Facebook и прочего, но в блогах пишут многие и находят довольно любопытные вещи. Вот, например, на сайте нового министра культуры Владимира Мединского обнаружили серию анекдотов. Про кого, как вы думаете, эти анекдоты?

Э.ЛИМОНОВ: Про кого же?

С.КОРЗУН: Читаю один из них. Сразу двое там. Тут показывали, как Путин на своей «Волге» ездил с Патриархом Кириллом. Обычные люди в машине иконки клеят. Вот, смешно, не смешно? Не вопрос, да? Такой, серьезный разговор. Значит, анекдоты о Путине и Патриархе на сайте Владимира Мединского.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, может быть, это лицо, вот, такое новое лицо министра культуры. Вообще министр культуры – зачем он нужен? Вот, я – культура, еще кто-то у нас есть культура, да? А зачем мне министр?

С.КОРЗУН: То есть вам министр не нужен?

Э.ЛИМОНОВ: Абсолютно. А что мне? Я рубля не получил ни от Министерства культуры. Я никогда не получил никакой весточки от них. Они никогда не упомянули моего имени. Я-то есть, а, вот, министры – я уже живу при 5-м или 6-м, или, там, 10-м. Мне совершенно наплевать на это затхлое Министерство культуры. Ну, наплевать просто вот на эту ковровую дорожку вонючую на их, на все их появления, на весь их понт. Это жонглирование. Ну что?.. Мы же серьезные люди.

С.КОРЗУН: Не, а к вопросу об иерархии. Потому что при всей кажущейся забавности этого вопроса, есть вопрос серьезный. Например, человек, который в вашей партии отвечает за культуру, за оборону, за что угодно, вот он создает свой сайт, на котором публикует анекдоты про вас. И не очень смешные. Смешные и не очень смешные.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, я могу вам сказать. Когда я был председателем партии и к тому же совмещал эту должность с должностью главного редактора газеты «Лимонка», к нам люди присылали – Лимонка в Лимонова с глубокой критикой меня. Мы, хохоча, это все публиковали. Я бы и сегодня это опубликовал. У меня нет боязни перед прессой. А анекдот – я считаю, это форма признания. Когда о тебе сочиняют анекдоты, значит, ты вошел глубоко в эту народную жизнь, в кухню ты вошел к каждому и там сидят, о тебе травят. Может быть, ты бы хотел себя видеть в другом свете, но все равно это форма признания. Во.

С.КОРЗУН: То есть бояться этого не надо?

Э.ЛИМОНОВ: Не надо…

С.КОРЗУН: И на месте Путина вы бы не обратили на это внимание? И посмеялись бы просто?

Э.ЛИМОНОВ: Я бы не обратил внимание. На месте Путина я бы и Ходорковского давно выпустил и сказал бы: «Я не знаю, виноват ты, парень, или нет. Вот тебе чемоданчик, вот тебе тысяча долларов внутри, вот я тебе пижаму дарю» и посадил бы его в самолет в Швейцарию.

С.КОРЗУН: Даже несмотря на то, что он – типичный представитель не просто буржуазии, а сверхкрупной буржуазии?

Э.ЛИМОНОВ: Я не против буржуазии. Я сознаю, что этот класс у нас существует, что у него есть свои права. Я не против класса, я против 7, 10, 15 человек, против лидеров буржуазии, которые ведут себя высокомерно, которые противопоставляют себя всему нашему народу и его интересам. Вот, я против этого.

С.КОРЗУН: 2,5 минуты до перерыва у нас. Есть вопрос, присланный сразу как минимум тремя людьми до эфира: «Озвучьте, пожалуйста, внятно главную цель вашей борьбы». И второй вопрос сразу: «Уважаемый Сергей Корзун, спросите, пожалуйста, ну чё ему надо? Никак не могу уловить это». Можете в трех-пяти фразах описать, к чему вы хотите прийти, какое общество построить?

Э.ЛИМОНОВ: Одного высокопоставленного из аятолл спросили на французском телевидении: «Вы можете за 5 секунд объяснить нам сущность ислама?» Ну, это бред, ребята. Моя цель точно такая же, как цель любого политика – это повлиять на политику моей страны таким образом, чтобы те свои населения, которых я считаю достойными (это огромное количество людей), все практически, чтобы судьба их была иной. Или несколько иной. Если я не буду иметь, например, преобладающего количества мест в парламенте будущем российском, то хотя бы повлиять на общую политику, чтобы, наконец, народ получил что-то. Квартиры, например, получил. Я бы построил как Хрущев каждому по квартире. Я думаю, что меня бы вспоминали, они бы забыли все остальное. Они бы вспоминали меня только как доброго дядю Эдю, который дал им в зубы молодежи, каждому свою территорию.

С.КОРЗУН: Эдуард, не обижайтесь, но вы говорите как Ксения Собчак на том митинге на Проспекте Сахарова, по-моему: «Я хочу влиять на власть, но не стать властью». Вы не хотите стать властью?

Э.ЛИМОНОВ: Нет, я хочу сказать, что я не знаю, чего хочет Собчак и мне это неведомо, да? Я из другого мира совершенно.

С.КОРЗУН: Вы хотите статью властью или только влиять?

Э.ЛИМОНОВ: Я хочу стать властью, да, для того, чтобы влиять. Вы не изолируете одну проблему от другой. Если бы я мог сейчас в своем положении как литератора, известного человека в стране, если бы я мог на нее влиять, я, может быть, этим бы и ограничился. Ну, у нас такая власть, на которую невозможно влиять со стороны и, следовательно, да, нужно четко и ясно, спокойно сказать «Да, мы хотим власти, чтобы изменить судьбу наших сограждан».

С.КОРЗУН: Эдуард Лимонов, писатель и политик – гость программы «Особое мнение». Продолжим этот разговор через пару минут.

НОВОСТИ

С.КОРЗУН: Напомню, сегодня в программе «Особое мнение» — Эдуард Лимонов. Давайте-ка к международным событиям обратимся на некоторое время, если вы не возражаете.

Э.ЛИМОНОВ: Давайте.

С.КОРЗУН: В Египте – новый президент Мохаммед Мурси. Военные, в частности генерал Ахмед Шафик проиграл эти выборы, 4% или около того, не сразу объявили результаты. Но, тем не менее, результаты объявлены и утверждены. Что ждет Египет и Ближний Восток, на ваш взгляд?

Э.ЛИМОНОВ: Боюсь оказаться неточным пророком, но мне кажется, что будет прагматическое какое-то решение проблемы. Я думаю, что это согласовано и с армией, которая очень влиятельна, как мы все знаем, в Египте. И хотелось бы и поздравить этих людей. Все-таки, они шли 80 лет к власти, где-то с 20-х годов Мусульманские братья шли туда. И они таким количеством трупов за это заплатили… За одно только покушение на Садата в 1980 году, по-моему, были повешены где-то, ну, сотня, наверное, Мусульманских братьев.

С.КОРЗУН: Правильно ли я понимаю, что вы с уважением относитесь к их борьбе?

Э.ЛИМОНОВ: Я с уважением отношусь к победе, заплаченной такой дорогой ценой, и что их не сумели разгромить, и что они прошли через… По-моему, даже больше 80 лет существует эта политическая организация. Конечно, за упорство, за то, что они оплатили жертвами это все.

Другое дело, как мы все оцениваем это. Ну вот больше всех беспокоятся наши туристские агентства, что перестанут ездить наши туристы туда, что введут более жесткие ограничения на присутствие туристов, может быть, женщинам российским запретят расхаживать в купальниках. Может быть, не будут продавать алкоголь и, естественно, туристы туда не будут ехать. Это, по-моему, самая большая сейчас, трепетная проблема.

С.КОРЗУН: Но вас это не волнует? Вы же не выездной по-прежнему, да?

Э.ЛИМОНОВ: Я не выездной. Политических отношений у нас с восставшим Египтом нет никаких. Если с Мубараком были какие-то, то с этим новым ничего. Поэтому ну чего еще? Торговли, по-моему, тоже никакой особой нет, насколько я знаю. Поэтому ну что? Проблема лежит чисто на уровне туристического бизнеса.

Мне кажется, что эти умудренные опытом борьбы Мусульманские братья не будут следовать буквально своим лозунгам, то есть там… Вы помните, да? «Наша Конституция – это Коран, и наш путь – это джихад» и так далее.

С.КОРЗУН: А если будут? Если дело со словом не разойдется?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, значит, будем жить с этим. У нас и своих таких проблем огромное количество.

С.КОРЗУН: Сближение с Ираном не пугает, о котором уже заявил Мурси?

Э.ЛИМОНОВ: Их сближение с Ираном?

С.КОРЗУН: Да.

Э.ЛИМОНОВ: Иран к России относится вполне лояльно, ни на что особенно не претендует. Потом я бы вообще дал бы странам жить так, как они хотят. Вот, не надо все это нивелировать и пытаться добиться, чтобы везде, во всех странах мира были западные демократии. Они не будут. В Китае никогда не будет западной демократии ввиду особенности китайской истории, китайского народа и так далее.

Тут надо, все же, не зарываться, потому что вот этот сам термин ужасный американцы ввели «страны-изгои». Что такое изгои? А вот они так живут. Вот, живут они так. Чего вы? Бомбардировать их будете? Вот, вы уже выбомбили Ливию, теперь там вообще кошмар. Раньше хоть какой-то был там… Был там Каддафи во главе, была страна единая. А теперь она уже почти на 4 региона распалась, все ловят и убивают всех и так будет продолжаться бог знает сколько.

Вон, в Анголе 26 лет шла гражданская война. Не надо пытаться всех обратить в свою веру. Надо, все-таки, вернуться к старому доброму понятию суверенитета страны, международных прав. Потому что я по сути своей не антиамериканец, пусть меня не понимают превратно. И я не антизападный человек. Но я против западного империализма и культурного империализма, империализма в области ментальности и в области нравов. И когда всех пытаются заставить жить как янки живут или как там живут британцы, ну, это занятие для остолопов. Тот, кто понимает немножко мир и понимает всю удивительную справедливость разных нравов, тот не будет ломиться и насаждать везде эти тюремные законы а-ля янки. Это же тюремное: не хотите – мы вас, гадом, выбомбим.

Вот сейчас смотрите (я отвлекусь ровно на 2 предложения). Вот то, что мы наблюдаем сейчас, наблюдали в Ливии и сейчас наблюдаем в Сирии, это абсолютно четко выраженная борьба с последними социалистическими режимами в Африке и на Ближнем Востоке. Это та же идея американцев, когда они боролись против коммунизма долго, с надрывом, 3 миллиона убитых в Корее, да? И вот они до сих пор продолжают…

С.КОРЗУН: Ну, добороли, ведь, практически.

Э.ЛИМОНОВ: А чего добороли? Кого? Китай они не побороли, Китай сделался таким драконом.

С.КОРЗУН: Ну, советский коммунизм добороли, во многом, они. Ну, некоторые считают, что он по внутренним причинам распался.

Э.ЛИМОНОВ: Ну и что? Счастья это никому пока не приносит. Я думаю, и самим США не принесет. И поэтому они продолжают тупую политику. Нам кажется, что они умные, а они продолжают ту же тупую политику: «Давайте уберем эти режимы. Смотрите, что на их месте вырастает. Смотрите, что мы видим, что вырастает. Вырастают ультраэкстремистские режимы исламского типа».

С.КОРЗУН: Но я не думаю, что американцы, условно говоря американцы, боролись именно с социалистическими режимами.

Э.ЛИМОНОВ: Да, боролись. Поверьте мне.

С.КОРЗУН: Они же не Швецию, не Норвегию оккупировали. Они – диктаторские режимы.

Э.ЛИМОНОВ: Диктаторские режимы?

С.КОРЗУН: Социализм и диктатура – вот, они вместе.

Э.ЛИМОНОВ: Да нет. Башар Асад – кто угодно, но диктатором его назвать можно только приблизительно. Разве что папа у него был крутой.

С.КОРЗУН: Ну, Хусейн. Саддам Хусейн.

Э.ЛИМОНОВ: А чего Хусейн? Вот, он был, он скреплял это все. А что мы видим сейчас? Каждый день взрывы в Багдаде. Сколько лет уже после окончания войны? Сколько людей отправляется на тот свет? Идет война между суннитами и шиитами, идет борьба курдов за независимость. Это только так, навскидку 3 проблемы огромных, которые раздирают Ирак.

Вот, надо сказать, что, может быть, жесткие режимы в ряде случаев или среди народов, которые устроены не по-европейски, вот, они, возможно, имеют смысл какой-то. И не надо было со всей свирепостью вешать. Все это постыдно вторгаться. 2 раза вторгались, вешали. Вообще все это…

Это империализм, западный империализм. То же самое, что Крестовые походы. Мусульмане правы. Запад лезет туда со своими ботами.

С.КОРЗУН: На секунду вернусь к одному из предыдущих вопросов о ваших целях, да? Вы ушли от него. Ваша цель – защита, как будто МЧС. Тем не менее, какой режим (не удержусь) вы считаете для России наиболее приемлемым? Социалистический?

Э.ЛИМОНОВ: Я считаю, что, прежде всего, следует провести выборы, свободные выборы в парламент. И тогда мы посмотрим, какое у нас реальное табло, какая у нас картина, кто чего хочет, какие группы населения чего хотят. После этого надо избрать приоритеты, сформировать, безусловно, коалиционное правительство и продолжать двигаться. То, что кто-нибудь на первых свободных выборах, кто-либо добьется, какая-либо партия добьется абсолютного большинства, в это я не верю, нет, конечно. У нас абсолютно явно дифференцированные есть группы населения. У них есть предпочтения, это да. Но чтобы какая-то группа населения преобладала бы в своих желаниях и могла бы избрать абсолютное большинство, этого не будет по меньшей мере, пока несколько лет не будут существовать свободные СМИ в стране, которые будут представлять открыто политические партии, и те политические партии смогут изложить свои точки зрения. Тогда народ разберется.

С.КОРЗУН: Полторы минуты до конца, у нас, видимо, уже последний вопрос. Лева49 спрашивает вас: «Эдуард, почему левое движение не дистанцируется решительно от либералов? Почему нет организаторов митингов и шествий за экономические права граждан?»

Э.ЛИМОНОВ: Начнем с того, что у нас…

С.КОРЗУН: Коротко, если возможно.

Э.ЛИМОНОВ: Да, коротко-коротко. У нас вот те люди, которые выходили на все площади и все проспекты нашего города в последние 6 месяцев, они, конечно, не поголовно либералы. Это идиоту ясно. Просто либералы как наиболее многоголовая и многоглаголящая гидра – они, как бы, сумели собрать вокруг себя еще и всех остальных. И поэтому левые в это время были заняты, они думали «Авось, либералы и мы с ними вместе победим, авось и нам что-то достанется». Поэтому сейчас будет после того, как уже звуки бала отгремели, будет, видимо, следующий бал готовиться и он не замедлит состояться. Но там, наверняка, уже либералы не будут играть вот эту первую роль, и там будут уже выработаны и, наверное, уже вырабатываются какие-то левые требования, левые интересы. Это будет-будет. Я вам обещаю.

С.КОРЗУН: И экономические требования? – это вторая часть вопроса.

Э.ЛИМОНОВ: И экономические требования, безусловно. Для тех слоев населения, для которых важнее всего добиться благосостояния и пропитания хотя бы какого-то нормального, вот да, для них и экономические. Вообще для всех. Но одновременно, конечно, есть люди, для которых политические свободы, например, важнее.

С.КОРЗУН: Эдуард Лимонов, это было его особое мнение на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. Спасибо за то, что пришли, отвечали на наши вопросы и вопросы слушателей.

Э.ЛИМОНОВ: Спасибо вам за то, что приглашаете.

С.КОРЗУН: Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире