'Вопросы к интервью
К.БАСИЛАШВИЛИ: Здравствуйте. В эфире, действительно, программа «Особое мнение». Меня зовут Ксения Басилашвили, и я приветствую блистательного Александра Проханова. Советский Союз. Здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Восхитительная Ксения, здравствуйте.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Здравствуйте. Мы начали с комплимента. Неизвестно, чем же закончатся эти недолгие минуты с вами.

А.ПРОХАНОВ: Может, пока не поздно, и закончить на этом?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Может быть. Но мы не будем этого делать. Таков жанр. Мы будем продолжать сидеть с вами в эфире. Итак, мой первый вопрос. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, вот, каков срок будет наиболее адекватным для того, чтобы, все-таки, девушки из группы Pussy Riot искупили свою вину? Сегодня суд продлил им содержание еще на один месяц.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, для того, чтобы они стали звездами мирового шоу-бизнеса (а, ведь, их популярность растет)...

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, я не знаю, какая там популярность?

А.ПРОХАНОВ: Ну что вы, они стали знаменитостью, мировой знаменитостью.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, человек 200, может быть, пришло их поддержать.

А.ПРОХАНОВ: Ну, 200 – да. Но там готовится корпус морской пехоты США, чтобы в случае чего одиночными пикетами усилить эту негустую толпу. Для того, чтобы, действительно, они стали вот такими вот звездами мирового шоу-бизнеса, потому что американский Конгресс готов вступиться за них…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это ваши источники.

А.ПРОХАНОВ: Мои источники, да. Нет, 7 лет тюрьмы – конечно, многовато для девок. Точно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нет, но в данном случае почему, все-таки, как вы думаете, все продлевают и продлевают срок? Ваше мнение?

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, это, все-таки, каверзы тех скрытых либеральных компонентов властной вертикали, которые вредят государству тем самым. Они усиливают симпатии к этим мученицам всего остального общества и, конечно, падает авторитет государства. Их можно было бы отпустить. Уже сейчас можно было бы отпустить. Вот, видит бог. Я уж настолько был против них, настолько они мне были отвратительны, настолько я считал, что это пакостники такие. Но сейчас это уже перешло через край, потому что они надоели, дико надоели. Надоели комментарии в их защиту, эти одиночные пикеты. Это все излишне. Вымести все это, выкинуть все это к шутам собачьим из поля информационного и забыть это все, ну, до новой, конечно, их пакости. Тогда опять все сначала.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А как поступить с Патриархом Кириллом, которого тоже никак не могут забыть, и, вот, вручили ему Серебряную калошу за часы Брегет? Что здесь делать?

А.ПРОХАНОВ: Ну, мы же знаем, что либеральные такие вот рифмоплеты-смехачи – они как таксы. Они как в кого-нибудь вцепятся, так и повиснут на нем. Вот, как на медведе, вот так и на Кирилле они повисли и будут его трепать и мучить, и бить. Это я по себе знаю.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Несправедливо, вы считаете, да?

А.ПРОХАНОВ: Вот, вы посмотрите, сколько на мне такс висит.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я не вижу.

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы не видите, потому что…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вы блистательны.

А.ПРОХАНОВ: Ну, и таксы блистательны. Я думаю, что и Патриарха они тоже будут трепать, мучить. И дай бог Кириллу терпения и такого, внутреннего стоицизма.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть и Патриарх, и Pussy Riot – это одна компания, как я понимаю с ваших слов?

А.ПРОХАНОВ: Ну, по существу, да, конечно. И те, и другие оказались в центре вот этих вот скандалов клерикальных или контрклерикальных. Ну что поделать? Мир так тесен. И здесь непонятно, кто из нас Pussy Riot, а кто Патриарх.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Александр Проханов, это понятно всем. +7 985 970-45-45, я принимаю ваши SMS и кардиограмма на сайте «Эха Москвы» тоже уже работает. Скажите, пожалуйста, Александр Андреевич, у вас, ведь, есть высшее образование?

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, я – самоучка.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Самоучка. Не получали.

А.ПРОХАНОВ: Я – самоучка, а диплом куплен. Признаюсь теперь. Я учился всему сам. Чему-нибудь и как-нибудь.

К.БАСИЛАШВИЛИ: В то время разве покупали диплом?

А.ПРОХАНОВ: Конечно, господи! Там покупали не только диплом. Похоронки покупали.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть Советский Союз был коррумпирован настолько?

А.ПРОХАНОВ: Если нужно было скрыться, например, диссиденту какому-нибудь от преследования КГБ, покупали свидетельство о смерти и все. Приходили с обыском, а он им раз и…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Все было коррумпировано в Союзе, а вы все время ратуете за восстановление. Что же восстанавливать-то, да? Ну а, все-таки, если вспомнить прошлое, высшее образование есть, да?

А.ПРОХАНОВ: Ну, по-моему, есть, да. По-моему, есть.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, есть. А как вы тогда относитесь к инициативе близкого вам, я знаю, очень человека Игоря Холманских, который считает, что не нужно на Урале идти получать высшее образование, то есть лучше бы не получать высшее образование, а продолжать рабочие династии? Вы, человек, который так близок Уралу, как вы прокомментируете эту его мысль?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я – одна из вершин уральских, вы знаете, да? Это очень старый хребет, такой, поношенный, подержанный. Вот, я – одна из вершин этого хребта.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я просто знаю, что вы недавно спустились оттуда, с уральских гор.

А.ПРОХАНОВ: Это не совсем недавно, я вчера оттуда спустился. А до этого я виделся с Игорем Рюриковичем Холманских, он меня принимал в своей резиденции, мы беседовали с ним.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Сначала ответьте, пожалуйста, на вопрос, а потом о своих впечатлениях.

А.ПРОХАНОВ: Значит, это очень такой, серьезный, взвешенный, думающий человек, знающий проблемы Урала. Это не какой-нибудь там верхогляд. Он мучительно переживает отсутствие на этих мощных возрождающихся уральских предприятиях кадров рабочих, потому что заводы, как бы, восстановились, они делают супертехнику, а рабочих не хватает. И он смотрит на вот эти толпы выходящих из вузов молодых людей, получающих образование, юристов, там не знаю, журналистов, и понимает, что эти люди потом, получив это высшее образование, никогда не найдут себе реальной профессии, они будут заниматься какой-нибудь чепухой, в торговлю пойдут. И он просто призывает их, что «Друзья мои, молодые мои, идите после школы на наши восхитительные заводы, которые делают поразительную технику военную, мирную, вертолеты, космическую технику. Поступайте на эти станки, которые мы приобрели, равных которым нет. А потом в процессе работы вы получите и высшее образование, вы защититесь, вы станете, может быть, директорами этих предприятий со временем, вы пройдете очень мощный путь и сформируетесь как личности». Вот, что он имел в виду. А его – как всегда либералы что-то выхватили, перехватили, переиначили, задурили, оскорбили, замотали. Вот, таксы. Это таксы либеральной пропаганды. Я просто рад, что это, действительно, человек, который делал танки, и часть этой танковой брони вошла в его темперамент, в его психику и он не поддастся этим технологиям.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но он уже успел изменить моральный внутренний и внешний облик Урала (этот человек)?

А.ПРОХАНОВ: Нет, он, конечно, не успел изменить и он не собирается делать, потому что он сам является результатом того, что он родился на Урале. Урал формировал его внутренний облик, его внешность, его сдержанность, его интонации, его ощущение драмы, уральской драмы.

К.БАСИЛАШВИЛИ: В чем драма Урала?

А.ПРОХАНОВ: Драма Урала в том, что это некогда великая индустриальная область грандиозная, которая имеет все – космос, уран, рудники, научные учреждения, высшие школы, заводы удивительных машин – и все это находится в очень тяжелом состоянии. 90-е годы, после 1991 года, когда уральский такой, вот, как бы, уральский президент Ельцин уничтожил Советский Союз и стал громить советскую цивилизацию, там ужасное состояние. Я ездил по поселкам, где когда-то были рудники платины, рудники золота. Все это рухнуло, люди там просто в ужасном состоянии.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Мы продолжим это путешествие с Александром Прохановым чуть позже.

РЕКЛАМА

К.БАСИЛАШВИЛИ: Мы продолжаем «Особое мнение» вместе с Александром Прохановым. В России зарегистрирована первая легальная националистическая партия «Российский общенародный союз». Кем будет востребована эта партия, на ваш взгляд?

А.ПРОХАНОВ: Она будет востребована огромным количеством русских людей. Причем, и лидер партии Сергей Николаевич Бабурин мне очень хорошо известен, я с ним дружу и помню его блистательные выступления в Верховном совете в 1993 году и мученическое его поведение во время этого восстания народного. И мне очень хорошо знаком Ваня Миронов. Это молодой националист, по-своему блестящий человек, который недавно защитил диссертацию по Аляске, по отчуждению Аляски от России в свое время, то есть он такой, интеллектуал молодой. И сочетание вот этого уже поседевшего в боях Бабурина, повторю, очень гуманного человека, гуманного националиста, такого, православного, мягкого, бархатного националиста и такого, жесткого националиста как Ваня Миронов, мне кажется, этой партии придаст такую многомерность.

Я очень рад, я услышал о программе этой партии от Миронова, что это не является узконационалистической партией. Это не партия националистов, требующих изгнания Кавказа из состава России, такого вот преследования инородцев. Это имперская партия, это партия, которая трактует русский национализм как национализм имперского типа. Русский националист – это тот, кто создает великие империи.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, вы знаете, я как раз распечатала себе некоторые тезисы партийные, могу их сейчас процитировать. Ну, например, один из них: «На что имеют право русские, русские, русские». Ну, правда, это надо дать еще определение, кто такой русский. Вот, мы с вами можем называть русскими или нет?

А.ПРОХАНОВ: Ну, давайте дадим определение, кто такие евреи или кто такие англосаксы, или кто такие пингвины, или кто такие папоротники?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, евреи, кстати, сами легко отвечают на этот вопрос, кто может называться, да?

А.ПРОХАНОВ: Я не знаю.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А, вот, у русских есть такой критерий?

А.ПРОХАНОВ: Есть несколько критериев. Русские – это те, кто готов умереть за Россию. Русские – это те, кто готов умереть за Россию. Русские – это те, кто обожает свою родину, даже тогда, когда она в великих печалях и в великих скорбях, и он все равно находит ее восхитительной и божественной. И, конечно, если глубоко, русский – это тот, в ком живут глубинные мессианские русские корни, кто отвечает требованиям русского мессианства. А русское мессианство связано с взысканием царствия небесного, в идее в идеале райской жизни, в идеале создания на земле рая господнего, создание общества абсолютной справедливости, общества абсолютного добра. И русское сознание, и русская философия государственная всегда говорила, что миссия России и миссия русских – это создать абсолютно другой, асимметричный этому миру мир.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть я с фамилией Басилашвили (условно говорю) могу вступить в эту партию, не буду ей чужда, да?

А.ПРОХАНОВ: Абсолютно. Боже мой! Конечно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо. Я поняла ваше объяснение.

А.ПРОХАНОВ: Хотите, я даже вам рекомендацию дам?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, я воспользуюсь ею, если будет необходимость.

А.ПРОХАНОВ: Ладно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Скажите, пожалуйста, как вам кажется, это будет оппозиционная партия?

А.ПРОХАНОВ: Это будет зависеть от того, какой будет власть. Если власть будет продолжать… Если, скажем, власть будет либеральной, например, ну, вот, не дай бог, там вот, скажем, Шендерович войдет в Кремль и станет президентом России. Это будет либеральная власть. То эта партия будет, конечно, ультраоппозиционной.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, я имею в виду нынешние условия.

А.ПРОХАНОВ: Нынешние условия переменны, они колеблющиеся. Власть дуалистична. С одной стороны, она продолжает быть либеральной, экономический курс чудовищный, либеральный, вымывается каждая копейка, заработанная в России и Русь страдает от дистрофии. А с другой стороны, есть риторика политическая, есть симптоматика.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но я-то вижу как раз, что они подают себя как достаточно оппозиционная партия. Я процитирую: «Русский имеет право на собственное общинное устройство, имеет право на любые мирские объединения, сходы, собрания, сборы, шествия и другое без каких-либо ограничений».

А.ПРОХАНОВ: Ну какие это?.. Это сейчас уже допустимо. Кто мешает русским двигаться в Русских маршах внутри Болотных маршей? Эти ограничения уже отсутствуют. Другое дело, русские, конечно, имеют право на то, чтобы иметь свои мощные телевизионные каналы, чтобы русофобия, которая стала практически нормой всех либеральных мышлений, передач, чтобы она была отметаема, чтобы русским перестали говорить, что русская история – это тупик, что русские – это рабы, что русские – это несостоявшийся народ, что все русские вожди – либо идиоты, либо кровопийцы, что вся русская жизнь – это плаха или тюрьма.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Или «русский имеет право на сохранение и развитие своего этноса, отпор геноцида, вплоть до уничтожения его носителей». Вот этот пункт мне показался интересным.

А.ПРОХАНОВ: Еще раз скажите?

К.БАСИЛАШВИЛИ: «Русский имеет право на сохранение и развитие своего этноса, отпор геноциду вплоть до уничтожения его носителей».

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно. Я подписываюсь под этим. Потому что, скажем, евреи же уничтожали носителей и утвердителей еврейского геноцида. А что может быть страшнее для народа, если его уничтожают, если у него, скажем, у русского народа отняли сейчас великую имперскую задачу, которой он жил на протяжении тысячелетий и сделали его безработным народом, грубо говоря, отняли великое имперское государство и поставили в условиях экономической жизни, когда русские вымирают, тоскуют? Я вам только что сказал, Урал, эти городки, эти маленькие поселки, которые имели свои небольшие производства компактные, там были школы, там были больницы, там были инженеры, там были свои маленькие такие вот общины интеллигенции. Все это разрушено. И русские вымирают. Конечно, это геноцид, экономический геноцид. И уничтожение носителей геноцида – конечно. Просто взять скалку – и по башке, по башке, по башке.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо. А тогда можно сказать, что у нас уже и в действующей власти есть последователи этой партии. Господин Мединский – ваш любимый персонаж и, я знаю, вы с ним дискутировали публично здесь, на «Эхе Москвы» — он высказался за запрещение показа публичного фильма «Советский Союз», потому что этот фильм может оскорбить вкусы и права ветеранов. Как раз все это вписывается в концепцию партии националистической, которая говорит о защите от глумления и бесстыдства в СМИ.

А.ПРОХАНОВ: Ну, видите ли, во-первых, Советский Союз – это категория достаточно спорная для националистов. Потому что новые националисты имперского типа – они будут воссоздавать не Советский Союз, они, скорее, будут воссоздавать Евразийский Союз, то есть новую, Пятую Империю. Это раз.

Во-вторых, конечно же… Ну, я не могу судить о фильме, я не вправе это делать, потому что я – художник и не могу говорить, каков этот фильм. Я просто эхо.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вы его не видели, да?

А.ПРОХАНОВ: Я его не видел, вернее, и не увижу. Но мне просто интересно, что сейчас устраивается охота за победой. Вот, тема победы – она должна быть осквернена, она должна быть уничтожена. Я не говорю о фильме «Советский Союз». Вот в этом 20-летнем походе против всего советского, когда затаптывался сталинизм, затаптывались советские ценности. Оказывается, у нас в Советском Союзе была ужасная культура, были чудовищные условия для интеллигенции. Вчера Альбац говорила, что для нее Советский Союз – это черно-белый вариант и, конечно, вот эти удивительные советские военные песни, и удивительный театр «Современник» — это чудовищное что-то, по-видимому, если верить ей, что вся вот эта советская школа живописи – это что-то ужасное.

То есть вот эта охота за советским – она удалась почти до конца кроме одного. Победу не удалось растоптать. А, вот, если удастся растоптать победу, то тогда с советским периодом покончено. Не может быть так, что был чудовищный, страшный, безбожный, зверский, свинский период советский, но внутри этого периода была божественная, восхитительная, мистическая, общечеловеческая по значению победа. Не бывает так.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А вам кажется, что государство вольно решать, что нам смотреть, а что нет, что видеть, а что нет?

А.ПРОХАНОВ: Нет, не вольно. Я думаю, что если, например, детям нашим с утра, там не знаю, 10-летним с утра, как они просыпаются, показывать порнографию и изнасилования, государство не вправе вмешиваться. Надо как можно больше детям показывать мерзостей, отвратительных вещей. И не только детям.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но у нас никто и не вмешивается – у нас телевидение и показывает полно сериалов. Включите телевизор. Как много людей отказались. У нас что, вмешиваются в это министры? Нет. Вот, конкретный фильм возник – все вмешиваются.

А.ПРОХАНОВ: Так вы спросили у меня, вправе ли они вмешиваться. Я иронически ответил.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я чувствую, что это ирония, да.

А.ПРОХАНОВ: А вот если после того как…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но ветераны, ведь, не дети?

А.ПРОХАНОВ: Ветераны не дети, они не дети, они слабее, чем дети, они беззащитнее, чем дети. Это люди, которые готовы уйти. Если они уйдут из жизни, оставив за собой разоренное горящее отечество, они будут понимать, что их жизнь прошла напрасно. Если они поймут, что Гитлер добился своего и план Барбаросса через усилия Ельцина осуществлен, нет Советского Союза, нет коммунизма, нет великой армии, нет великой истории, нет великого народа-победителя, они повесятся сразу же после этих фильмов. И их травят. Их добивают. Но добивают не их. Повторяю, добивают победу. Потому что если победа окажется не победой, а цена победы окажется такова, что и воевать-то не следовало, надо было просто сдаться и пустить Гитлера до Урала, то тогда, конечно, с советизмом будет покончено. Поэтому господин Мединский – кто его знает? Он вообще странный человек (Владимир Мединский). У меня с ним были отношения, он мне казался очень интересным человеком. Но его фальстарт с переименованием улиц – это абсолютно антисоветская акция. Эта идея вынести Ленина из Мавзолея, которая сейчас раскручена, она вброшена им… Это дохлая кошка. Эта идея вброшена в период, когда начата революция. В стране идет революция и на площади Болотной, которая хочет смести правительство, включая Мединского… Там же огромный красный сегмент, там половина площади – красная, вторая половина – она националистическая, и там крохотная либеральная прослойка. И он вбрасывает эту провокацию.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Здесь нас исправляют, ну, точнее меня (это я дала неправильное название), фильм называется, конечно, «Служу Советскому Союзу», а не просто «Советский Союз». Спасибо большое слушателям и зрителям, которые обратили внимание.

А.ПРОХАНОВ: Повторяю, я считаю, что Мединский – очень противоречивый человек. Он – человек без стержня. Он ступил на эту должность как носитель русской идеологии, мифа о России. Он отвергает наветы на Россию всяких иностранцев и иноплеменных философов, историков. Это, как бы, хорошо. С другой стороны, вначале он вступился в этот ужасный, фальшивый, такой, смехотворный, пустой…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Кто эти иноплеменные философы и историки, от которых обязательно нужно очищать Россию?

А.ПРОХАНОВ: Кто это?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну вот вы сейчас сказали о каких-то (извините, я просто зацепилась за эту фразу), об иноплеменных историках. Ну, масса есть историков.

А.ПРОХАНОВ: Ну, там, бароны, которые приезжали в XVI-м, XVII-м, XVIII-м, XIX-м веке и так далее.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А, то есть их знать и не нужно, и читать тоже не надо.

А.ПРОХАНОВ: Нет, почему? Они просто заполонили историографию современную и выработали представление о России в Европе в данном случае как о зверской, чудовищной стране, где сплошная кровь и насилие. И Мединский боролся с этим. Но так он боролся, что сейчас по существу непонятно, кто он. Он пригласил к себе в советники госпожу Прохорову, чтобы скорее сказать либеральному крылу, что «не волнуйтесь, я-то ваш, я вовсе не какой-то там русофил». Поэтому…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Другая тема перед новостями, буквально минута у вас на ответ. Вы удовлетворены той ситуацией, которая сложилась после встречи главного редактора «Новой газеты» с главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным? Тема закрыта для вас?

А.ПРОХАНОВ: Нет, она только открывается для меня. Я считаю, что это позор Бастрыкина признаться и извиниться перед «Новой газетой» и перед Соколовым. Это просто позор ведомства и позор его как силовика. Он в данном случае демонстрирует себя не как силовик, а как слабовик. Потому что Следственный комитет провел спецоперацию, то есть обыски накануне этих шествий. Это была по-своему блестящая спецоперация, которая подрезала поджилки у ряда организаторов и митинг прошел достаточно спокойно. Это была спецоперация. После этого Муратов провел встречную блестящую спецоперацию, опубликовав открытое письмо и показав, что Бастрыкин по существу существо подсудное, его необходимо либо вывести за пределы Следственного комитета, либо судить. И он тем самым показал публике, что эти обыски – это чудовищно и это свинство. То есть он дискредитировал Следственный комитет и спецоперацию.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вы так трактуете эту тему, да? Мы продолжим после выпуска новостей на волнах «Эха Москвы» «Особое мнение» с Александром Прохановым.

НОВОСТИ

К.БАСИЛАШВИЛИ: Александр Проханов в программе «Особое мнение», эфир ведет Ксения Басилашвили. Александр Проханов сейчас поделился собственной версией того эпизода, который произошел между «Новой газетой» и господином Бастрыкиным. Пожалуйста.

А.ПРОХАНОВ: Да, я буду очень краток. Повторяю, спецоперация Следственного комитета перед началом шествия была своевременной и блистательной, произвела достаточно правильное действие. Потом не менее, повторяю, блистательной была встречная операция Муратова с этим открытым письмом, где изобличался человекоубийца Бастрыкин. И эффект вот той первой операции Следственного комитета был сведен почти на нет, было показано, что это ужасный орган и комитет, и деньги Ксении Собчак собраны на паперти Ксенией, которая вечерами стоит у церкви и ей просто подают милостыню.

Но после того, как Бастрыкин извинился, после того, как он взял эту вину на себя, вместо того, чтобы обвинить Муратова в клевете, во лжи, уголовное дело завести на него, потому что, ведь, не было свидетелей всего этого, не было ни одного, кто видел все это. И поэтому Бастрыкин мог сказать, что это все ложь и это была бы встречная спецоперация.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, но никто не говорил, что это ложь, понимаете?

А.ПРОХАНОВ: Он должен был сказать это, это была его святая обязанность как силовика.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, может, это и не есть ложь?

А.ПРОХАНОВ: Нет, он должен сказать, что не было эпизода, не было разговоров, не было угрозы, не было леска, что это все Муратов придумал, что это выдумано. Ведь, власть, которую представляет…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Значит, не выдумано, раз не говорит.

А.ПРОХАНОВ: Ведь, власть, которую представляет Бастрыкин, и оппозиция, которую здесь представляет Муратов, они ведут между собой войны информационные, беспощадные войны.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Что должно быть? Следствие, суд?

А.ПРОХАНОВ: Сейчас я не знаю. Я просто испытываю отвращение к Следственному комитету и к поведению его лидера. Так не должен был поступать лидер, ведущий войну, смертельную войну. Понимаете? И он подставил и свой комитет, и себя, и силовиков, и власть в целом. Я думаю, что ему надо уйти из комитета. А уж это дело Евгении Альбац доводить его до тюрьмы.

Кстати, вот был в колонии, в Нижнем Тагиле есть колония специальная для силовиков, для милиции – может, там он окажется. Я ужасно угнетен этим проигрышем власти.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Следственный комитет, Александр Проханов. К вам приходят вопросы, точнее, комментарии к той теме, которую мы затронули в прошлой половине часа касательно «Служу Советскому Союзу» и как это может обидеть ветеранов. И, вот, наши слушатели пишут, что, все-таки, обижает их не фильм, а то, как они живут, вот этот образ жизни.

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно, как они живут и то, что…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это важнее, а не фильм.

А.ПРОХАНОВ: Ну, тот, кто пишет это, они живут вместе с ветеранами, они знают, что именно это обижает ветеранов, а не то, что ветеранам говорят, что они напрасно жили, воевали, не на той стороне воевали. Не это. Ветеранам нужна колбаса. Вот это человек так думает. Он не прав. Ветеранов обижает все, что связано с перечеркиванием их жизни и судьбы.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо, принят ваш ответ. И опять о войне. Скажите, пожалуйста, все-таки, что происходит между Россией и Сирией? Ваша версия? Поставляем мы оружие или нет?

А.ПРОХАНОВ: Мы поставляем в Сирию оружие согласно договоренностям контрактным, которые мы заключили с Сирией, и это оружие идет. Другое дело, что часть этого вооружения, эти контракты прерваны, потому что мы подписались под санкциями определенными и, скажем, крупные зенитно-ракетные комплексы типа С-300 мы не поставляем Сирии как и Ирану. Но все остальные виды вооружений, не способствующие разжиганию этого конфликта, на случай бесконтактной войны, которую могут развязать против Сирии как против Ливии, мы продолжаем поставлять. И будем продолжать. То, что там задержали этот наш транспорт с вертолетами, ну, задержали, потому что это… Там его задержали по нескольким причинам. Потому что этот транспорт пошел один. В советское время с этим транспортом пошло бы 2 СКРа-сторожевика и какой-нибудь большой противолодочный корабль. И никакая там Шотландия или, там не знаю, Северная Франция не в состоянии были бы задержать этот кортеж. Но сейчас нету флота, другая позиция, какие-то юридические нормы. Пошлем этот корабль из Черного моря через Босфор и Дарданеллы. Нет – через Каспий на Иран. Эти вертолеты дойдут. И техника идет, и русская техника – она по-прежнему блистательна…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Может быть, этого мало? Может быть, следует в какой-то степени, перечеркнув международные санкции, помогать своим друзьям больше, поставлять больше современного, качественного оружия, в том числе и то, которое выпускает Уралвагонзавод?

А.ПРОХАНОВ: Я надеюсь, что это так, потому что государство любое (и американское в том числе) – оно очень часто в случае необходимости перечеркивает и санкции, и договоренности международного плана, и решения Совбеза. Они делают это так, как необходимо государству. И Уралвагонзавод производит, повторяю, блистательную технику, это лучшие танки мира. Танк Т-90 – это лучший танк мира, о нем распространяют мифы, что этот танк хуже и дороже какого-нибудь Абрамса или Леопарда. Это ложь, это прекрасный мощный танк, у которого экипаж состоит из 3-х, а не из 4-х как у американцев людей. Он низкорослый, у него могучая тяга, мощнейшее вооружение. Этот танк приобретает Индия, а Индия — очень привередливый заказчик, она бы дурной танк не приобретала.

Поэтому я, побывав на Уралвагонзаводе, а потом сев на этот русский танк и совершив на танкодроме путешествие длиною в 20 километров, я ощутил себя очень таким, уверенным, сильным человеком. Тем более, что русские…

К.БАСИЛАШВИЛИ: О чем бы мы ни говорили с Александром Прохановым, мы все равно говорим об Уралвагонзаводе. Это неизбежно просто.

А.ПРОХАНОВ: Это связано с тем, что Уралвагонзавод – это государство. И это завод государства. Такой завод мог построить только Советский Союз. И только люди сегодняшнего Урала могли сохранить этот завод. Второй раз такой завод России не построить, но сберечь этот завод им удалось, это грандиозный подвиг. И то, что Путин свою кадровую политику меняет и взял уже трех людей в свою новую гвардию, в число своих преображенцев и семеновцев с Уралвагонзавода говорит, что, конечно, этот завод – государственник. И, повторяю, сев в этот танк Т-90 и покрутившись в этом стальном железном вальсе, я подумал, что наших вот этих болотников бы посадить туда.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нас не потопишь. Раз уж вы заговорили об Америке, вопрос от Дмитрия пришел.

А.ПРОХАНОВ: Нет, нас потопить можно. Но если, повторяю, вместо того, чтобы делать обыск у Ксении Собчак посадить ее в танк Т-90 и вместе с Шендеровичем покатать по этим ухабам, они бы вышли оттуда патриотами России, уверяю вас.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это обновление такое. То есть не строить танки, а именно кататься в них.

А.ПРОХАНОВ: Это преображение.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Потому что, может быть, и направить как раз их на строительство и, может быть, они очистятся таким образом? «Бомбить Сирию будут?» — спрашивает Дмитрий.

А.ПРОХАНОВ: Нет, Сирию бомбить не будут, потому что об этом сказал, кстати, и Путин, который вернулся после встречи с Обамой. Сирию удалось отстоять, военного вмешательства, еврейского вопроса не будет еще и потому, что Сирия в отличие от Ливии обладает зенитно-ракетными комплексами «Панцирь» русского производства, которые не позволят американцам или натовцам осуществить бесконтактную войну против Сирии.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Россия в данном случае сыграет свою роль?

А.ПРОХАНОВ: Она уже играет. Слава тебе, господи, что в России есть и остается роль на Ближнем Востоке. Не только у Израиля и Америки. У России есть своя роль на Ближнем Востоке, и я думаю, что эта роль у России останется и внутри самой России.

К.БАСИЛАШВИЛИ: +7 985 970-45-45. Ира уточняет у вас: «Зачем при ядерном вооружении танки?»

А.ПРОХАНОВ: Ядерное вооружение с 1945 года не было применено ни разу. А локальные войны и все остальные войны велись с помощью неядерного оружия. И танки – это необходимый элемент локальных войн. Правда, у нас была огромная армада танков, стоявших под Магдебургом, которая должна была в случае ядерной войны пройти сквозь ядерное пепелище, защищаясь броней, до Ла-Манша за 24 часа. Но концепция вот этой большой ядерной войны в Европе – она уже отошла на задний план. Но концепция малых войн (а такие войны велись у нас совсем недавно в Грузии, в Цхинвали, российско-грузинская война, обе Чечни) – это войны с применением танков.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть мы готовимся к таким войнам, раз такой почет Уралвагонзаводу?

А.ПРОХАНОВ: Слава богу, что мы готовимся. Мы начали. Робко и непоследовательно мы начали готовиться к этим войнам, а также к большой войне, которая, по-видимому. неизбежна.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вопрос от Елены, издателя: «Только ли русские имеют право уничтожать носителей геноцида? Или все народы? Например, если чеченцы считают, что носителями геноцида являются русские, они могут их уничтожать? А если нет, то почему русские имеют такое право, а остальные нет? И зачем тогда суды?»

А.ПРОХАНОВ: Ну, во-первых, носителями геноцида… И чеченцы, которые считают русских носителями геноцида, они уничтожают русских – и через теракты, взрывая детей и в Норд-Осте, и в Беслане, и через 2 чеченские войны. Они занимаются этим. Вот, русские не занимаются уничтожением носителей геноцида и в этом смысле они, как бы, отстают. Это отсталый народ.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Суды тогда зачем, действительно? Это самосуд получается.

А.ПРОХАНОВ: А зачем евреи, которые отыскивали и вылавливали…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нет, ну, причем здесь евреи? Когда это было, понимаете? Мы сейчас вспомним с вами древнюю историю, когда не было того понимания государства…

А.ПРОХАНОВ: Это была древняя история. Я считаю, что Холокост – это, конечно, тора. Это тора, это тора.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо, вы о Холокосте. Я не о Холокосте. Я спрашиваю, вот сейчас призыв, действительно, вот этой вот зарегистрированной партии к уничтожению…

А.ПРОХАНОВ: Но они же не говорят, как уничтожать. Это я так, несколько вульгарно, иронично к вам…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я просто читаю: «Уничтожать» и все.

А.ПРОХАНОВ: Давайте их отлавливать. Давайте их отлавливать и судить, давайте судить Ельцина и ельцинизм, главного устроителя геноцида русского народа. Давайте судить хотя бы заочно, задним числом Ельцина и всех, кто вместе с ним участвовал в этой кошмарной истории уничтожения русской государственности. Будем судить, конечно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Александр Андреевич, буквально 40 секунд на ответ. Блистательный вопрос от нашего слушателя: «Как спасти Ассанжа? Как вы считаете?»

А.ПРОХАНОВ: Ассанжа?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да?

А.ПРОХАНОВ: Послать туда меня с двумя танками Т-90.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нет, ну правда?

А.ПРОХАНОВ: Ну как? Его никак не спасти. Его не спасти, он уже спасен. Он уже великий. Смерть Ассанжа не сделает его менее великим. Даже если его сейчас интернируют, даже если его будут мучить, Ассанж уже зарегистрировал себя в книге почетных граждан земли как абсолютно благородный великий человек. Чего его спасать? Он спасен уже.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Спасибо. Это был Александр Проханов, программа «Особое мнение», эфир провела Ксения Басилашвили.

А.ПРОХАНОВ: Спасибо.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире