'Вопросы к интервью


Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр и я приветствую в этой студии главного редактора журнала «The New Times» Евгению Альбац. Здравствуйте.

Е.АЛЬБАЦ: Здравствуйте, Татьяна.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну что? До утра готовы сидеть в Госдуме для принятия закона о штрафах за нарушения на митингах. Внимательно сегодня целый день с утра все следили за этой итальянской забастовкой, которую устраивают эсеры. Что вообще в Нижней палате сейчас происходит? Как вы это оцениваете?

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что мы наблюдаем то, что, собственно, должно происходить в парламенте, когда есть люди, которые отбирают у нас права (это «Единая Россия», мы видим, что за поправки голосует, прежде всего, фракция «Единая Россия») и есть люди, которые пытаются защищать наши права – это фракция «Справедливая Россия» и целый ряд, прежде всего, депутатов этой фракции – это Илья Пономарев, это Гудков старший, Гудков младший, Зубков и так далее. Они пытаются защищать наши права.

Сегодня на сайте «Эхо Москвы» опубликовано письмо главы Совета по гражданскому обществу и правам человека при президенте РФ Михаила Федотова на имя Нарышкина, спикера Государственной Думы, в котором излагается, почему этот закон нельзя принимать, что он противоречит нормам международного права. Россия, между прочим, подписала целый ряд конвенций, в том числе европейских конвенций, которые, например, запрещают принудительные работы. А наказание в виде принудительного труда является нарушением этого международного законодательства. Там есть целый ряд других нарушений. С моей точки зрения, это безусловное нарушение закона прямого действия, а именно Конституции РФ. Вот, я не понимаю, зачем они принимали там поправку, что наказание за оружие. Собственно, в 31-й статье сказано, что граждане имеют право собираться мирно, без оружия. То ли единороссы не знают собственной Конституции, что похоже на правду, то ли они играют со всеми в такую игру. Мне кажется, что безумно важно, чтобы люди… Это можно смотреть, идет трансляция с сайта Государственной Думы, чтобы люди смотрели эти трансляции и понимали, что когда они бездумно голосовали за «Единую Россию», полагая «А, все равно они придут, а, против лома нет приема», вот пусть они увидят вот этот лом теперь в действии.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему такая спешка? Зачем? Ну, неужели от того, что сейчас срочно-срочно они примут этот закон, что-то резко изменится?

Е.АЛЬБАЦ: Потому что у власти штаны мокрые. Она безумно напугана и событиями, которые происходили в Москве 6-10 мая. И она не верит, что силовики могут справиться с ситуацией более-менее цивилизованными способами. Я думаю, что и Путин, и Медведев, и все остальные не хотят, чтобы 12 июня закончилось кровопролитием. Не потому, что они так любят своих граждан, а потому что у них дети и деньги находятся в Европе и в Америке, и они пока не готовы примерить на себя костюм батьки Лукашенко и его чиновников, которым отказано в праве въезжать в США и в Европу. Поэтому они пытаются принять то, что они называют законом и испугать людей тем, что они будут наказаны большими штрафами, административными задержаниями, принудительными работами и так далее. Мы вообще все это уже проходили. Я вот сегодня внимательным образом перечитывала знаменитую 58-ю статью. Вот, они даже (эти единороссы и господин Плигин) не понимают, насколько же они действуют в духе сталинского законодательства и сталинской 58-й статьи. Этому прощения нет. И я не сомневаюсь, что рано или поздно, но этим людям собственные дети скажут, как им стыдно за то, что они носят фамилии людей, которые принимали поправки в законодательство, которые не только ограничивают права людей, но, по сути, предоставляют силовикам право репрессий по отношению к согражданам.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То, что сейчас происходит в Госдуме, это в большей степени, как бы так помягче сформулировать, ну, не знаю, личная инициатива, сила, что-то еще конкретных людей, которых мы наблюдаем?

Е.АЛЬБАЦ: Знаете, я не проверяла, у кого там мокрые штаны во власти. Я думаю, что, в принципе, во власти… Власть безумно боится того, что… Во-первых, своего народа. Во-вторых, они боятся, что силовики, поскольку они не умеют цивилизованно проводить охрану массовых мероприятий, что это перейдет в кровопролитие и закончится крайне плохо.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А те, кто им противостоит, это несколько депутатов, в основном, это «Справедливая Россия», хотя там и коммунисты голосуют против.

Е.АЛЬБАЦ: Ну, в основном, конечно, это старший и младший Гудковы и Илья Пономарев, которые просто вызывают колоссальное уважение. Вы знаете, вот я голосовала за «Справедливую Россию» от безнадеги как многие из нас, да? За любую партию кроме известной партии, как ее принято теперь называть, ПВиЖ, «Единую Россию». Вот я впервые сегодня себе сказала «Я не зря это сделала». Потому что я вижу, как эти ребята борются за мои права. Я им просто очень благодарна за то, что они показывают, что представление о нормальном парламенте в России, все-таки, существует. Одновременно с этим мы видим позор абсолютно целого ряда депутатов, в том числе Алексея Митрофанова, который прошел по спискам «Справедливой России», а теперь такой, знаете, мальчиш-плохиш, который сидит под матрасом и какие-то гадости там выкрикиваете в спину тем, кто борется за наши права. Вот, у меня нет сомнений, что никогда больше господин Митрофанов в Государственной Думе вообще не будет. У меня никаких сомнений в этом нет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас делаем перерыв буквально одну минуту. Никуда не уходите, мы скоро продолжим.

РЕКЛАМА

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», в которой сегодня выступает главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац. К вопросу о тех, за кого голосовали и обманулись или не обманулись в своих надеждах. Очень много вопросов было адресовано вам на сайте касательно Михаила Прохорова, который объявил таки о создании партии «Гражданская платформа», правда, довольно такая, своеобразная, судя по всему, будет партия. Как вы оцениваете политическое настоящее, будущее Михаила Прохорова? Правильно ли он все делает?

Е.АЛЬБАЦ: Знаете, я голосовала за Ирину Дмитриевну Прохорову, за сестру Михаила Дмитриевича.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы не одиноки.

Е.АЛЬБАЦ: Я никогда бы не голосовала за Прохорова. То, что им представлено, это такая попытка, с моей точки зрения, сохранить хоть как-то лицо. За него довольно много людей отдали свои голоса. Больше 7% по официальным данным, по подсчетам около 13% по стране. Он занял первое место по Москве, он занял первое место среди российских диаспор в целом ряде стран мира, почти везде в Европе, в США и так далее. Он сказал, что он создаст свою партию, что он будет продолжать заниматься политикой. Все ждали-ждали-ждали-ждали. Потом стало понятно, что стоять прямо всегда трудно, что для него люди, которые за него голосовали, они, в общем, ничего не значат. Такой материал. Это очень обидно, поэтому все дальнейшие упражнения с этой партией, которую он создает, но в которую он не входит и в которой не будет членов, а будет только 500 человек и это какие-то профессионалы, это все детский сад из серии «Вот, ребят, я еще раз вас попытаюсь обмануть». Совершенно бесполезно – уже не обманет.

Ну… Ничего нового. Наверное, он – хороший бизнесмен. Политик он нулевой.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще одна тема, которую тоже наши слушатели просят вас прокомментировать, это ситуация вокруг Сирии. Вот сейчас приходят сообщения о том, что госсекретарь США предложила России и Китаю принять участие в процессе урегулирования ситуации в Сирии. Ну и из Китая сегодня приходят сообщения о том, что Китай вместе с Россией выступают против иностранного вмешательства в Сирии. Опять вот эта вот вилка: мы с Китаем думаем так, а весь остальной мир думает по-другому.

Е.АЛЬБАЦ: Вот мы опубликовали в этом номере репортаж из Сирии. Вот, я вам покажу фотографии. Когда Владимир Путин был то ли в Париже, то ли в Германии, он, по-моему, сказал, 14 человек там в Хуле погибло. Там только детей погибло 49 человек, а всего в этой страшной резне погибло 116 гражданских лиц. Вот это дети, которым ножом по горлу. Вот это лежат дети. А здесь это гробики детей, которых хоронят. Вот это стыд, в котором мы, поскольку мы являемся гражданами страны, которая поддерживает этот мерзкий режим в Сирии, мы несем за это ответственность. Ужасно противно чувствовать, что ты несешь за это ответственность. Хотя, казалось бы, наш журнал много публиковал о Сирии и мы публикуем репортажи и сирийских политологов, и так далее, и так далее, и так далее. Это, конечно, стыд и позор в том, что российское государство и, прежде всего, президент Путин так поддерживает, так защищает диктатора, который с легкостью привел свою страну в гражданскую войну. В Сирии понятно, что уже гражданская война. Это уже понятно. Это можно было остановить, но, как пишет у нас один сирийский политолог, Хайсам Бадерхан, он пишет о том, что, к сожалению, точка невозврата пройдена и, к сожалению, Сирия вступает в гражданскую войну. Это значит, что будут сотни и сотни жертв и тысячи жертв среди гражданского населения. Гражданская война – это всегда страшно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Роль международного сообщества. Понятно, что все эти попытки, план Аннана и прочие уже, судя по всему, ничего не изменят. Иностранное вмешательство?

Е.АЛЬБАЦ: Я не знаю, насколько там что-то… Когда идет гражданская война, к сожалению, иностранное вмешательство в прямом виде не слишком работает. Оно, собственно, и так существует. Мы же знаем, что российские спецслужбы предоставили Асаду съемку баз и мест концентрации оппозиции. Для этого специально туда выезжали представители наших спецслужб. Так я понимаю, что оппозиции тоже помогают разными путями, помогают в том числе, видимо, и США. Во всяком случае, оружие откуда-то у них появляется.

Самое, понимаете, опасное во всем этом, что это приводит к радикализации с той и с другой стороны, и в результате мы можем получить то, что мы сейчас рискуем получить в том же Египте, когда к власти на смену диктатору будут приходить крайне радикальные религиозные силы. Почему? Потому что это, вот, мало у нас понимают, что в условиях вот этих жестких авторитарных режимов в арабских странах единственное место, где люди могут собираться и где они могут как-то организоваться, — это мечети. Образуются исламские партии, и Братья-мусульмане получают такую поддержку вовсе не потому, что в этих странах люди мечтают жить при шариате. Они образуются ровно потому, что нигде больше кроме мечети они не могут собираться. Поэтому люди приходят на пятничный намаз в мечеть, там они беседуют, организуются, там, конечно же, клерики играют очень большое значение. И в результате этого и образуются партии, в том числе партии радикального ислама. Вот же в чем еще этот кошмар, понимаете?

И, к сожалению, когда в Сирии будет дальше проливаться кровь, это будет, безусловно, играть на руку самым радикальным силам. Я уж не говорю о том, что мы же знаем, что по всему арабскому миру прошли демонстрации перед российскими консульствами после того, как Россия заветировала вместе с Китаем решение Совета безопасности ООН по Сирии. Когда-то арабский мир был союзником Советского Союза. Он для нас потерян окончательно и бесповоротно. Но это бог с ним.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы и очень хорошо дружили с Ливией, пока Каддафи был жив.

Е.АЛЬБАЦ: Ну да. Нет, мы вообще любим диктаторов с деньгами. Это вообще главная страсть. Вот, у господина Лукашенко нет денег, поэтому мы его, конечно, скорее ненавидим, да?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С Китаем ничего так.

Е.АЛЬБАЦ: Да. Ну, с Китаем мы вынуждены дружить, потому что от Китая зависят цены на нефть. Вот сейчас пришел очень плохой анализ по Китаю, да? Экономический рост там замедляется, причем замедляется резко. И то же самое происходит в Индии – очень плохой анализ по Индии. Отсюда и падение цены на нефть, что для нас, для России, для бюджета, я имею в виду для российского государства прежде всего очень печально. Да, мы любим иметь дело с диктаторами, потому что это люди, которые нашим правителям, прежде всего, Путину значительно ближе по духу, они друг друга лучше понимают.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В этом плане насколько для вас были интересны первые официальные визиты Владимира Путина?

Е.АЛЬБАЦ: Ну, это было понятно, что отказ поехать на «Восьмерку» в Кэмп-Дэвид, в США – это был такой плевок в сторону Америки, прежде всего, президента США Барака Обамы. Соответственно, встреча, объятия двух ненавидящих друг друга правителей, одного полудиктатора, второго диктатора (я имею в виду Путина и Лукашенко), визит в Белоруссию – конечно, это была абсолютно знаковая вещь. Путин продемонстрировал, что он одержим миссией восстановления империи. Ни для кого это не новость. Это просто для нас, к сожалению, может очень плохо закончиться. Но он же об этом не думает, он хочет остаться в истории не только человеком, который никак не мог отодрать себя от властного кресла. А таких людей не уважают в мире. Это говорит о слабости человека, прежде всего, о слабости политика. Поэтому он хочет остаться в истории как собиратель земель, как человек, который возродит империю. Вот, собственно, это сигнал.

Ну а дальше Франция и Германия, где Путина встретили свистом и плакатами. Если он их читал, то они должны были бы быть для него довольно болезненными. Он понимает, что, в общем, в Европе его даже при всей зависимости Европы от нашего газа, его не очень будут принимать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну. Владимир Путин так или иначе уже 12 лет у власти, и, наверное, уже какой-то след в российской истории оставил.

Е.АЛЬБАЦ: И, наверное, хватит. Наверное, хватит. Он оставил, безусловно, след в российской истории в первые 2-3 года своего правления. Он пытался проводить какие-то важные институциональные реформы и мы помним, что был принят новый Таможенный кодекс и Налоговый кодекс, и закон о лицензировании, который немножко снизил барьеры для бизнеса, но при этом оставил все права лицензий для силовиков и в результате мы получили силовую олигархию. Он останется в истории как человек, который окончательно уничтожил демократические институты в России. Он останется в истории как человек, который отобрал права у граждан РФ. Я не завидую тому, что он о себе может прочитать в истории. В лучшем случае там будут даты жизни, а в худшем случае… Не, я не хотела бы прочитать то, что он может прочитать, если бы я была на его месте, что, конечно, никогда не может быть.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Евгения Альбац в программе «Особое мнение». Тут вот спрашивают у вас, просят прокомментировать слова Владимира Путина по поводу Михаила Ходорковского как раз в ходе этой поездки. Он там сказал, что Ходорковский – не политический заключенный и что дело уголовное. За этим последовали комментарии адвокатов Ходорковского, потому что Европейский суд говорил исключительно про арест. Как вы считаете, это незнание ситуации или сознательное такое, вот, «я считаю, что было вот так вот. Всё»?

Е.АЛЬБАЦ: Нет, это просто классическое передергивание. Это классический прием 5-го управления КГБ СССР, идеологической контрразведки. Вот, вы вспомните, что Путин свои принципы и свои методы, и свою идеологию изложил в интервью от первого лица, который делали Геворкян, Колесников и Наталья Тимакова. Он там рассказывает о том, как они замечательно обдурили диссидентов. Вот, диссиденты там должны были прийти, возлагать к памятнику цветы, а они там, в общем, устроили подставу и все это дело. И он радостно говорит: «Как мы обдурили!» Вот это в большой степени отражает представления этого человека о том, что хорошо и плохо. Для него слов «честь» и «честность» не существует. И это, кстати, почувствовали граждане РФ. Согласно опросу Левады, только 7% граждан России полагают его честным человеком. Вообще этот опрос Левады крайне точно и крайне недвусмысленно высказался о Путине, и  прежде всего о его качествах как человека и как политика.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас делаем перерыв буквально 3 минуты. Никуда не уходите, мы скоро продолжим.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», в гостях сегодня у меня Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Тут очень бурная реакция и на Сирию, и на обсуждение Владимира Путина. Вот, пару реплик от наших слушателей. «Кровь в Сирии льют партизаны, вооруженные натовским оружием».

Е.АЛЬБАЦ: Это неправда. Там идет гражданская война. Там теперь идет гражданская война. Эту гражданскую войну можно было остановить, можно было предотвратить. Именно потому, что Россия и Китай заветировали решение Совета безопасности ООН, то есть связали руки международной общественности, которая могла бы что-то сделать, хотя бы был шанс. Гарантий никаких, но был хотя бы шанс.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще одна реплика от Алексея из Новосибирска: «Если Путин сможет собрать земли русские, то народ простит ему все моменты, связанные с зажимом демократических прав. Уж поверьте».

Е.АЛЬБАЦ: Я не очень понимаю, о чем говорит Сергей. Вообще это хорошо бы посмотреть географическую карту, Сергей, что он имеет в виду.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Восстановление империи. Вот этот Евразийский союз, про который постоянно говорит Владимир Путин. Представляете, будет одна такая здоровущая почти СССР, только без Украины и Грузии – вряд ли они как-то будут иметь дело с Россией.

Е.АЛЬБАЦ: Ну нет. На самом деле, нельзя говорить о возрождении империи без Украины. И мне совершенно непонятно, как Путин собирается это сделать. Я не знаю, он будет воевать, что ли, с Украиной? Невозможно говорить о возрождении империи без этого. Очевидно, что там не будет и Прибалтики. Очевидно, что России совершенно не нужны Туркменистан, Таджикистан, Узбекистан, потому что это только проблемы на собственную голову и так далее. Я не очень понимаю, как Путин собирается это делать. Но совершенно очевидно, что у него есть такая задача, такая цель.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По экономике хотелось бы поподробнее с вами поговорить. Последние несколько дней очень серьезные изменения происходят на биржах, видим мы ослабление рубля плюс цены на нефть. Для России это достаточно серьезно. Ожидать ли нам нового кризиса?

Е.АЛЬБАЦ: Ну, видимое ослабление рубля – это следствие падения цен на нефть, да? Вот ровно в такой зависимости это происходит. Можно говорить о том, что в последнее время сложился целый ряд событий, которые будут должны снижать цену на нефть. Это замедление экономического роста в Китае, это очень нехорошая статистика по Индии, это рост безработицы в США, это проблемы в Еврозоне, которые в свою очередь серьезным образом влияют на экономику Китая, поскольку экономика Китая – это экономика заказа, она живет на заказе из этих стран. Хотя, существуют на этот счет разные точки зрения. Насколько я понимаю из своих бесед с разными экономистами, банкирами, финансистами и так далее, мы сейчас присутствуем в самом начале разворачивающейся второй волны экономического кризиса. Но если раньше это вдруг на нас обрушилось в 2008 году, прежде всего потому, что ЦБ держал курс рубля, то после 2008 года была изменена курсовая политика ЦБ, сейчас плавающий курс и это позволяет и банкам, и потребителям больше лавировать на финансовом рынке и не оказываться загнанным в угол, как это произошло в 2008 году.

Насколько я понимаю, сейчас, собственно, мы входим в самое начало экономического кризиса. Хотя, понятно, еще Егор Тимурович Гайдар говорил о том, что ни один приличный экономист никогда не возьмется прогнозировать цены на нефть. Но целый ряд косвенных признаков говорит о том, что цены на нефть будут идти вниз. Во всяком случае, у всех больших банков и, естественно, у правительства РФ (я надеюсь, что у правительства чего-то есть – у банков-то понятно, что есть), существуют стратегии поведения при цене на нефть в 80 долларов и в 60 долларов. Соответственно, если так сильно будет падать цена на нефть, то да, у России есть очень хорошие запасы, резервы Центрального банка. Они снизились за последний месяц, по-моему, на 2,7%. Этого хватит, наверное, на год. Наверное, есть возможность занять на внешнем рынке и, наверное, это хватит еще на год, чтобы более-менее как-то тащить этот бюджет и эти колоссальные розданные Путиным обязательства, которые, на самом деле, совершенно невыполнимы. Это вот еще один такой обманный трюк Владимира Путина.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но когда накладывается кризис политический, который, я думаю, вряд ли кто оспорит, что в стране сейчас политический кризис, и кризис экономический друг на друга, как-то совсем будет тяжко правительству.

Е.АЛЬБАЦ: Происходит смена режима. В таких ситуациях происходит смена режима.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Готовы ли к этому и рассматривается ли такой сценарий, как вы считаете?

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что… Понимаете, мы же видим еще одну очень важную вещь – это колоссальное бегство капитала. Мы видим, что русские деньги скупают недвижимость по всей Европе. И прежде всего, конечно, в Великобритании. То же самое, кстати, делают итальянцы. 8% русских денег сейчас скупило в Великобритании, 8% итальянских денег. Итальянцы бегут от угрозы дефолта, а у нас деньги бегут от политических рисков. И это очень серьезная вещь. Не только потому, что деньги уходят, потому что это показывает, насколько же не доверяют институтам государства инвесторы и собственные, и пришлые. И не доверяют, потому что в России не сохранны права собственности, прежде всего, самые важные. Все отлично понимают, что если завтра Путин решит, что надо отобрать у кого-нибудь компашку или решит прислать доктора, как это было с компанией Мечел, как мы все помним, в 2008 году, что обрушило фондовый рынок, то он легко это сделает. Или, там я не знаю, компании Роснефть потребуются еще какие-нибудь месторождения, которые находятся в собственности у других нефтяных частных компаний, да? Короче, права собственности в России абсолютно несохранны. Люди пытаются инвестировать в недвижимость и в землю, но при этом также понятно, что в любую секунду они эту землю могут потерять. Это первое и главное.

Второе, защитить свои права собственности в России невозможно, потому что в России не работают суды. Более-менее работает арбитраж. Но когда дело доходит до общего судопроизводства, то там работают телефонное право и деньги. Ничего другого. Ровно поэтому отсюда уходят деньги.

Так что тут накладывается целый ряд обстоятельств. Но сложение политического и экономического кризиса чаще чем нет приводит к смене режима.

Другой вопрос, что ребята, которые сейчас находятся у власти, они, в общем, не обременены гуманитарными ценностями и они не будут 10 раз задумываться как задумывался Горбачев, стрелять или не стрелять. Я не думаю, что у нас есть хороший шанс на эволюционную смену режима. Хотя, другие считают, например, Сергей Гуриев считает, что когда Путин почувствует, что власть у него выпадает из рук, он пойдет на то, чтобы были проведены перевыборы Государственной Думы. А я обращу ваше внимание, что вот это безобразие сегодня с нашими правами в Государственной Думе устраивает партия, которая нелегитимна, да? Мы знаем, какой объем фальсификаций был во время парламентских выборов. И весь этот парламент, конечно же, нелегитимен и большинство в парламенте, прежде всего. Тогда он пойдет на перевыборы Государственной Думы, а Государственная Дума может назначить новые президентские выборы.

Это, конечно, был бы идеальный эволюционный путь, который позволил бы стране обойтись без крови. Но судя по тому, как Путин защищает Башара Асада, он вполне готов прийти к тому варианту, который мы сейчас видим в Сирии.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Какова вероятность того, что там условный Уралвагонзавод повернется спиной к Путину и будет против него?

Е.АЛЬБАЦ: Уралвагонзавод – это несуществующий миф, это все же придумка такая пиарочников, которые там сидят и устраивают…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Создать иллюзию поддержки?

Е.АЛЬБАЦ: Да. Ну что такое?.. Никакого Уралвагонзавода как силы не существует. Это же смешно все. Понятно, что если будет разворачиваться экономический кризис, то это, прежде всего, ударит по неимущим слоям населения и по рабочим, по сельскохозяйственным служащим прежде всего. Поэтому какая там поддержка? Путин будет пытаться забрасывать их деньгами, но денег же не хватит, в конце концов. Так что об этом даже смешно говорить. Это работа на тех, кто смотрит Первый и второй канал. Вот, им кажется: «О, рабочие за Путина». О чем вы говорите? Уралвагонзавод всегда голосовал за коммунистов. Всегда. И только перед парламентскими выборами…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Где эти коммунисты, хочется спросить?

Е.АЛЬБАЦ: Это был абсолютно обанкротившийся и лежащий завод. Путин своим распоряжением подкинул им пару сотен миллионов для того, чтобы завод мог заново производить танки. Не очень понятно, нужны ли эти танки, сколько нужно этих танков и так далее. Это же сделано не из экономических соображений, а исключительно из политической целесообразности.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. Евгения Альбац выступала сегодня в программе «Особое мнение». Всем счастливо.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире