'Вопросы к интервью
А.САМСОНОВА: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Тоня Самсонова, у меня в гостях – Эдуард Лимонов, писатель и политик. Писатель, который не пошел на прогулку с писателями, на Контрольную прогулку.

Э.ЛИМОНОВ: Я бы пошел с Солженицыным и Бродским. Но их нет.

А.САМСОНОВА: А почему с Быковым и Акуниным не пойдете?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, они помельче как-то.

А.САМСОНОВА: Они знают о том, что вы так думаете о них?

Э.ЛИМОНОВ: Ну вот теперь будут знать. Не приставайте ко мне.

А.САМСОНОВА: Калибр писателей не понравился.

Э.ЛИМОНОВ: Вам нужен обязательно какой-нибудь скандал, чтобы спровоцировать меня на то, что я чего-нибудь сказал нехорошее в адрес… А я, видите, сказал…

А.САМСОНОВА: Вас и провоцировать не надо.

Э.ЛИМОНОВ: А я сказал хорошее в адрес Бродского и Солженицына – вот, с ними бы я пошел на прогулку.

А.САМСОНОВА: Ну, правда, почему вы не пошли на прогулку?

Э.ЛИМОНОВ: Я 3 года обращался к писателям и говорил им «Приходите на Триумфальную площадь. Вместе добудем нашу свободу собраний – она нужна всем». И я видел периодически одного там, двух писателей раз в 3 месяца где-нибудь, а то и раз в год. Потому что там могут руку сломать на Триумфальной, могут приготовить судьбу Мохнаткина (уедешь на пару лет), 15 суток могут впаять запросто или 5, или 10. И, вот, господа писатели, я заметил, они смелеют, когда за это ничего не бывает. Вот тогда они смелые такие. Они выждали после 6-го сколько там? Дней 5. Посмотрели, никого не разгоняют, оглянулись по сторонам… Я, конечно, ехидный человек, язык у меня злой. Но это правда. Оглянулись и пошли: «Вот сейчас можно». Да? А вы приходите. Вот, у меня 31-го числа опять все то же действо на Триумфальной. Наверняка, власти его не разрешат. Приходите 31 мая в 18 часов, писатели, буду счастлив вас увидеть.

А.САМСОНОВА: 31-го Абая.

Э.ЛИМОНОВ: Мая-мая.

А.САМСОНОВА: Ну хорошо, сходили бы на Болотную – там могли и руку сломать.

Э.ЛИМОНОВ: Давайте сменим тему. А если хотите, я вам отвечу сразу за все Болотные и не Болотные. У России был шанс, у московской интеллигенции, у российской интеллигенции был шанс. 10 декабря был шанс. Если бы остались на Площади Революции, ненасильственным путем, 200 метров прошли бы, встали бы у ЦИКа и потребовали отмены выборов. Немцов предал, сдал в своих личных интересах.

Потом был шанс 5-го марта. Я говорил «Приходите на Лубянскую площадь, идем к ЦИКу». Долго пыхтели, долго кричали «Да, мы придем на Лубянскую!» и пришли на Пушкинскую в результате. Зачем? Отовсюду далеко. Значит, второй шанс провалили. Наконец, уже самые яростные не выдержали и 6-го мая сами рванулись. Ну, довольно бессмысленно. Каменный мост перекрыт, отовсюду далеко, стратегически место абсолютно неудобное. Но это доказательство того, что люди не выдержали вот той осторожной и, по сути своей, предательской политики, которую вели все эти месяцы либеральные вожди, буржуазные лидеры, как я их называю по старинке.

Что дальше? Чего вы хотите? Вы спрашиваете, почему я?..

А.САМСОНОВА: Если бы вы были там. Вот, люди не выдержали.

Э.ЛИМОНОВ: Я не хочу быть, участвовать в этом поражении. Я не хочу быть ответственным даже чуть-чуть за поражение. Пускай за него будут ответственны те, кто неукоснительно, не отклоняясь с дороги, вел людей к этому поражению.

А.САМСОНОВА: Я тогда не очень понимаю. Вы в своем Живом Журнале написали, что создана революционная ситуация и сейчас уже очевидно, что все, что начинается какая-то революция.

Э.ЛИМОНОВ: Это ваша интерпретация.

А.САМСОНОВА: Ну хорошо, тогда давайте в вашей интерпретации. Ваши слова в вашей интерпретации.

Э.ЛИМОНОВ: Я хочу сказать, что несомненно, это безусловно, что московская интеллигенция проснулась. Давайте говорить о московской интеллигенции, потому что, ну, в других городах тоже происходят акции протеста, но они достаточно малочисленны пока. Увидим, что будет. И, безусловно, вот это недовольство, вот этот абсолютно уже… Вся интеллигенция перешла в лагерь, враждебный Путину, враждебный тандему. В этом никаких сомнений нет.

Я могу сказать, что я даже недооценил ярость этого протеста, ее продолжительность. Я думал, что все закончится где-то после 5-го марта. А люди очень злые. Значит, есть все предпосылки для того, чтобы в будущем где-нибудь к осени мы добились, действительно, смены власти. Нам нужна смена власти, я это говорю откровенно. Нам нужна ненасильственная смена власти, вот, давление постоянное на власть. Поэтому я приветствую все акции сопротивления. Я, естественно, человек, который начал это давным-давно и другой позиции у меня не может быть (это все понятно), но я предпочитаю, чтобы на этом витке истории за то поражение, которое мы потерпели все (а мы его потерпели), были бы ответственны другие люди. Вот чего я хочу. Все просто.

А.САМСОНОВА: А как вы видите свою роль в новом движении, к которому созрели люди?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, вы знаете, роль у нас у всех такая. Чего добился, то есть до чего достукался, то это ты и имеешь. Я считаю, что, вот, после 10 декабря я оставался в политической изоляции, безусловно. И я, и мои товарищи по партии, поскольку мы – единственные, кто остался… Я уже употреблял это, вот, уподобил нас 300-м спартанцам. Вот, мы остались на Площади Революции. Мы ничего уже не могли изменить. Но мы отстояли, как бы, позицию, которая была единственно верной. Теперь все больше людей говорят «Лимонов был прав, а мы считали его сумасшедшим, а мы не думали». А вот теперь понятно.

То есть я почему начал проповедовать? Потому что я понял, что люди не понимают, массы вот эти, которые появились на сцене сейчас истории, они не понимают мои мотивы и не видят, что я – человек опытный и человек неглупый, и я предлагаю им свое видение ситуации. И я завоевываю таким образом, я думаю, достаточно много людей.

А.САМСОНОВА: Мы продолжим через минуту.

РЕКЛАМА

А.САМСОНОВА: Эдуард Лимонов в гостях программы «Особое мнение». Вы слушаете «Эхо Москвы» и смотрите телеканал RTVi, меня зовут Тоня Самсонова. Эдуард, вы говорите о том, что ваши предсказания сбываются. Дайте тогда прогноз на ближайшие полгода. Всем непонятно, что с «Occupy Абай», что с Чистыми Прудами, что с Путиным, Медведевым? Как все это будет развиваться?

Э.ЛИМОНОВ: На Чистых Прудах ситуация уже сегодня начала проясняться. Уже были представители префектуры, мэрии. Я об этом говорил, но я думаю, тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы это понимать. То есть, есть очаг, такой разжиженной, разбавленной, даже уже не политической фронды такой в центре города. Ну, его, конечно, власти хотят ликвидировать. Любая власть бы это сделала — и нью-йоркская, лондонская, какая угодно.

И сегодня уже были представители префектуры, уже говорят об антисанитарии. Я телевизор не смотрю, но мне говорили, что уже и по ящику стали жаловаться на запах на какой-то и так далее. Короче, сейчас будут выживать. Выживают очень просто: приходит несколько дам определенного возраста и вида чиновниц, иногда в белых халатах, санэпидемстанция, пожарные части, экологи (у нас и такие есть при мэрии). Уже сегодня, по-моему, приходили экологи. И сегодня я слышал, что соседи подали в суд на антисанитарные условия, в которых они вынуждены жить из-за этого лагеря.

То есть вот это еще продлится, я думаю, какое-то время, недолго. Будут соответствующие бумаги получены то ли от суда, а, скорее всего, от всех, от Санэпидемстанции. И затем все это, результаты будут направлены в ГУВД, и ГУВД приедет как-то рано утром, когда меньше всех людей, имущество все это погрузят. Вот как сегодня было в Цаговском лесу, вот так и будет.

Но горевать тут не стоит, потому что это, ну, ей-богу, нормально, ничего страшного. Это конфликт. Уже есть конфликт между властью и обществом. Будет продолжаться в разных формах. Летом, наверное, ну, предположим (не хочу быть прямо в деталях), но я думаю, летом он чуть-чуть остынет, затухнет. А осенью опять вспыхнет с той же силой.

А.САМСОНОВА: Так и будем 12 лет?

Э.ЛИМОНОВ: Нет. Я не верю в то, что власти удастся надолго удержаться. Дело в том, что основная вот эта моральная победа. Ну, интеллигенция у нас не так многочисленна, но она активная, она, как бы, скелет нации, как ни относись к ней. У меня множатся претензии, тоже есть, но как ни относись, это очень важно. А власть потеряла дружелюбие и приязнь интеллигенции. Сейчас уже не звучит никакой Никита Михалков – они даже притихли, вы видите. Ну, потому что глобально интеллигенция говорит «Это не наша власть». Можно иронизировать как угодно, но вот мы видим, что 6 мая на помощь интеллигенции пришли уже другие элементы – пришли анархисты, пришли Антифа, пришли националисты, пришли ребята, которые любят подраться. И, вот, видите, уже есть и раненые омоновцы.

То есть, на самом деле, что такое? Существует договор между гражданином и властью. Власть говорит «Я беру на себя заботу о тебе, о твоей безопасности, твоем благосостоянии, о сносных условиях твоей жизни, а в ответ ты подчиняешься, скажем, представителям государства». Вот, мы до сих пор все подчиняемся. Мы видим, люди в форме, в погонах, и у нас срабатывает… Хотя, они, может быть, хлипче нас, да? Вот, по сути дела, сбросив эти все доспехи… Я видел омоновцев, приходящих на суды, когда они без всего этого ватного и без своих бронежилетов. Ну, такие же ребята как и наши ребята. У нас есть тоже покрепче даже.

И когда этот договор властью односторонне не выполняется, то гражданин вправе возмутиться и сказать «Так я не буду свой выполнять. Вы меня не защищаете. Почему я должен дрожать при виде вот этих ребят в форме? А я уже не вижу в них ребят в форме – я уже в них вижу просто ребят и все».

А.САМСОНОВА: То есть чтобы победить Путина, нужно драться физически? Или нет? Как это происходит?

Э.ЛИМОНОВ: Значит, смотрите. Ведь, вам же отвечают, вам говорят «Нельзя». На Каменный мост – нельзя. Безусловно, если режим экстремистский (а у нас экстремистский режим), то мирной перепалкой из этого не выйти. Я вот абсолютно уверен, я это знаю. Но надо было, все-таки, использовать эффект неожиданности, надо было использовать 10-е декабря, надо было использовать 5-е марта.

А.САМСОНОВА: Ну, все уже, все. Пропустили.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, что «все»? Мы будем жить дальше! Ну, не грех и абсолютная обязанность понять, кто виноват.

А.САМСОНОВА: Кто?

Э.ЛИМОНОВ: Я говорю моим товарищам-либералам, говорю: «Разберитесь с Немцовым, проведите расследование. Что он говорил? О чем он говорил с Горбенко? Что он обещал? Очистите свои ряды, иначе вы никуда не сдвинетесь – у вас все время будут выбегать предатели и совершать свое черное дело, и мы никуда не уйдем». Вот это очень важно. Очень важно понять, что было, расследовать это самим.

Где записи? Вот, были записи в LifeNews – там Немцов ругается. Ну, ругаешься – ругайся. Видно, что ты интриган, наговариваешь одним своим товарищам на других по телефону. Ну, твое дело. Но ты же предал, ты сговорился за всех! Он и за меня сговорился, он за всех сговорился за нас. Он взял на себя роль переговорщика вместе с Рыжковым об уводе людей с Площади Революции. Какое он имел собачье право? Это наша была площадь, наша, всех – ваша, моя, всех, кто надеялся, что что-то будет. Мы туда собирались выйти и мы туда вышли. Какое он имел собачье право уводить людей? Никакого.

А.САМСОНОВА: Не буду с вами…

Э.ЛИМОНОВ: Он взял на себя ответственность, значит, надо разобраться с этим делом.

А.САМСОНОВА: Но вы так же, как и он, вменяете людям, выходящим на площади, желание насильственного сопротивления.

Э.ЛИМОНОВ: Я людям ничего не вменяю, ничего.

А.САМСОНОВА: Он их обезопашивал.

Э.ЛИМОНОВ: Не надо. Не надо. «Обезопасил». Чего ж он их не обезопасил 6-го мая? Тоже мне обезопасил.

Это предлог и вранье. Это абсолютное глупое вранье. Никто не звал людей под дубинки, никаких дубинок бы не было. Потому что вспомните, какое количество людей вышло 10-го декабря. Вышли просто десятки тысяч, говорят, 100 тысяч, 120. Ни у одного милиционера не хватило бы духу на кого-то в такой ситуации поднять дубинку. Там надо было просто пройти. Вот, что я говорил и предлагал, и надеялся, что мы все вместе это сделаем. Все – либеральные вожди, не либеральные, все. Что мы поведем людей к ЦИКу. Так это было.

А.САМСОНОВА: Все, смирились. Смирились. Этого не произошло.

Э.ЛИМОНОВ: Все, я вас застрелил.

А.САМСОНОВА: Вот, с чем не могут смириться наши слушатели, это с тем, что вы последовательно обижаете нашего ведущего Владимира Рыжкова, называя его предателем и всякими другими нехорошими словами.

Э.ЛИМОНОВ: Ну а где ваш ведущий? Он, во-первых, уже убежал, раз. Он уже не появляется у вас месяца три.

А.САМСОНОВА: Он болеет.

Э.ЛИМОНОВ: Это ваше дело – я не лезу в политику радиостанции, да?

А.САМСОНОВА: Да, но он не является предателем автоматически после того, как он заболел.

Э.ЛИМОНОВ: Вот, меня приглашают – я прихожу, не приглашают – я не напрашиваюсь, вы знаете это.

А.САМСОНОВА: Не, погодите. Почему вы называете Рыжкова предателем?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, я имею право. То, что он у вас работает, это случайность, да? Он мог работать еще где-то. Я утверждаю, что Владимир Рыжков получил свои 30 серебренников в переносном смысле, награду за то, что вместе с господином Немцовым они подписали обращение, написанное в мэрию. Это обращение можно найти в интернете. Значит, он знал, что он делает, и он ожидал за это плату получить. Он ее получил в виде восстановления регистрации Республиканской партии России.

Теперь господин Рыжков говорит, что он возьмет в эту Республиканскую партию России лидеров Партии народной свободы. Среди них он называет и Немцова, и Касьянова. Ну, Касьянов был на отшибе в эти месяцы, в эту зиму, да? Нельзя сказать, что он был действующим, прямо, главным лицом политики.

Но Немцова нельзя было наградить прямо так, да? Нельзя было пришпилить ему орден за спасение отечества за Болотную. Нельзя. И нельзя было с точки зрения правительства, руководства, власти, нельзя было зарегистрировать Партию народной свободы. Но Рыжкову разрешили включить в эту партию вот этих товарищей, разрешили Немцова.

Заметьте, Немцов тоже участвовал в событиях 6-го мая. Но Немцов не сидит на 15-ти сутках, да? Он будет входить в партию Рыжкова. И, возможно, его изберут даже председателем. 16-го июня у них съезд. Вот, мы увидим, что там происходит.

Я говорю, Владимир Александрович Рыжков сговорился с властью. В обмен на регистрацию партии он увел вместе с Борисом Немцовым людей на Болотную площадь, и тем самым спас власть. Ведь, Немцов говорил сам, говорил откровенно «Они должны мне памятник на Лубянке поставить вместо Дзержинского». И то же самое может повторить и Рыжков. Да, эти люди сдали нас всех с вами.

А.САМСОНОВА: Но нельзя называть предателем человека, который всего лишь не считает, что власть должна сменяться в ходе насильственных столкновений с ОМОНом.

Э.ЛИМОНОВ: А почему вы ему присваиваете свои мысли?

А.САМСОНОВА: Вы называете его предателем, потому что он не хочет, чтобы тысячи людей дрались с ОМОНом.

Э.ЛИМОНОВ: Он предал наше будущее и наш народный протест. Он не меня предал, он не мой друг. Понимаете? Он не меня, я же не говорю «Он меня предал».

А.САМСОНОВА: Он сделал так, чтобы меня, например, не побили 10-го числа.

Э.ЛИМОНОВ: Ну так вас побили бы 6-го.

А.САМСОНОВА: И я не считаю его за это предателем.

Э.ЛИМОНОВ: А я не считаю, что побили – это очень страшно. Вы чего, ребенок маленький или кто? Кто мы все, дети? Наши предки за свободу платили такие тяжкие цены. Невероятно! Вы что думаете, история изменилась и теперь эта история для школьников, которым там даже нельзя подзатыльника дать?

А.САМСОНОВА: Нет, я считаю, что есть более интеллектуальные способы, чем мочить ОМОН.

Э.ЛИМОНОВ: Что значит «мочить»?

А.САМСОНОВА: И я в качестве человека, который дерется с ОМОНом…

Э.ЛИМОНОВ: А Французская революция была, помните? Французская революция была.

А.САМСОНОВА: Давно. Не помню. Не на моих глазах. И я бы драться не стала.

Э.ЛИМОНОВ: Прочтите — есть толстые тома о Французской революции. Бастилию брали, стреляли. Все изменения в мире достигаются путем конфликта. Вы хотите изменить власть – значит, нужен конфликт. А если вы будете сидеть безмолвно как при садисте-учителе, да? У нас… Вот, я в школе учился, у нас был классный руководитель садист. Он ребят заводил в физический кабинет и избивал их.

А.САМСОНОВА: Неужели вы думаете, что самая большая сила интеллигенции – это кулак?

Э.ЛИМОНОВ: Однажды мы его избили, и он перестал всех бить. Вот как надо действовать.

А.САМСОНОВА: То есть интеллигенция должна браться?

Э.ЛИМОНОВ: Да.

А.САМСОНОВА: Ну просто Рыжков так не считает.

Э.ЛИМОНОВ: Ну чего он считает? Он сейчас… Он стремится всей душой своей толстого Вовы в Госдуму, где он просидел всю свою жизнь. Он абсолютно туда только и хочет. Сейчас он уйдет и Немцов туда уйдет, и будут они обыкновенной парламентской умеренной гнусной оппозицией. Туда им и дорога. Останутся радикалы. Вот у вас будут вожди – Навальный, Удальцов, я останусь из другого лагеря. Вот и будем существовать.

А.САМСОНОВА: Хорошо, а Пономарев с Гудковым, которые сидят в Думе, — они тоже предатели?

Э.ЛИМОНОВ: Пономарев с кем?

А.САМСОНОВА: С Гудковым.

Э.ЛИМОНОВ: Мне не нравится Гудков. Во-первых, он – бывший кгбшник. Во-вторых, это человек… Знаете, я когда-то… Была «К барьеру» передача – вы посмотрите ее как-нибудь, я выиграл у него с огромным перевесом. Ну, посмотрите, что он там говорит, он же там просто мракобес. А сегодня у нас – социалист.

А.САМСОНОВА: Новости на «Эхе Москвы».

НОВОСТИ

А.САМСОНОВА: Снова программа «Особое мнение», меня зовут Тоня Самсонова. Эдуард Лимонов, писатель и политик у нас в гостях, «Эхо Москвы», телекомпания RTVi, за спиной – ваша кардиограмма, слушатели голосуют за ваши слова. И напоминают нам, что давеча (не так давно мы с вами тут встречались в студии) вы говорили, что вас не зовут на центральные каналы, потому что вы – настоящие, а Рыжков де и компания – не настоящие политики. И тут вы пишете в своем ЖЖ, что вас таки позвали на Первый канал и на НТВ.

Э.ЛИМОНОВ: Да, на НТВ, да.

А.САМСОНОВА: Вы перестали быть настоящим? Признавайтесь.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, я думаю, что меня хотели просто-напросто использовать, как это обычно бывает, и все. А так как я…

А.САМСОНОВА: Не, погодите. Вы говорили, что вас не зовут, потому что вы – настоящий и вас боятся. Это этих можно звать.

Э.ЛИМОНОВ: В момент, когда я это говорил, меня не звали. Вот, когда меня позвали, я сказал о том, что меня позвали.

А.САМСОНОВА: И что произошло с вами и с НТВ, и Первым каналом, что они вдруг решили вас позвать?

Э.ЛИМОНОВ: Я понятия не имею. Я думаю, что просто-напросто… Подобный эпизод с НТВ у меня был где-то году, по-моему, в 2008-м, когда они меня обманули. Пришли, у нас в Мосгорсуде судили моих ребят. И они пришли, и добились у меня интервью. И я им давал 40 минут интервью – у них хватило терпения (так они закамуфлировались). А, на самом деле, их интересовала только моя история с моей женой – тогда мы с ней, как бы, расходились, у нас были очень тяжелые отношения. И я выдержал, я ничего не сказал. А потом уже, идя к машине, я обронил одну фразу, вот только на эту тему, что-то совершенно незначительное. Но этого им хватило, чтобы привязать меня, уходящего к машине и плюющего эту фразу, к огромному интервью с моей женой, и все это было запущено в какой-то желтой упаковке.

А.САМСОНОВА: Нет такой вещи как плохая паблисити.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, вы знаете, даже есть излишняя паблисити. Это, вот, люди, те, которых не показывают, они считают, наверное, что чем больше пиара, тем лучше. Это глупо. Есть банализация. На определенном этапе образ человека банализируется, когда его очень много показывают. Я не знаю. Я думаю, на радио у вас это знают, такие вещи? Я вот знаю. Я когда еще жил во всяких других странах, я давно заметил, что если слишком много человека, то люди относятся к нему как к привычному, обиходному предмету какому-то, перестают обращать на него внимание. Это, кстати, у нас то же самое с нашими руководителями. Кто слушает, что говорит Путин очередному министру через маленький такой столик? Никто не слушает.

А.САМСОНОВА: Кстати про министров. Завтра Медведев будет показывать Путину свои планы по поводу правительства. И вы писали, что, дескать, они поменялись местами, и теперь Медведев – главный, а Путин – так, на побегушках.

Э.ЛИМОНОВ: Вы немножко…

А.САМСОНОВА: Я все перевираю.

Э.ЛИМОНОВ: Вы не перевираете, вы, ну, не хотите понять, что я сказал. Я вам сейчас объясню очень просто. Я говорил о том, что Путин устал. Он похож на восковую фигуру (Путин), обратите внимание. Он даже на своей инаугурации такой. Он какой-то был хмурый и неэнергичный. У него нет энергии. Он хотел власти очень сильно, он хотел выиграть эти выборы. Ему, видимо, кажется, что он выиграл их честно. Я допускаю такое. И всё. И вот теперь он будет сидеть на троне, а работать за него будет Медведев. Я считаю, что Путин все равно, конечно, он – царь, он – главный, но работать за него будет Медведев. А Медведев еще и хочет работать. Он же очень хочет, он хочет мошенничать, обманывать (я имею в виду политическое мошенничество, да?). И он придумал эту политическую реформу, которая просто, ну, сатанинская такая, высмеивает нас всех. Уже 170 заявлений от партий лежит в Минюсте. Не удивлюсь, что если просто, издеваясь над обществом, он даст приказ зарегистрировать все 170 за исключением, там не знаю, «Другой России», Партии народной свободы и Левого фронта.

А.САМСОНОВА: А вы подали?

Э.ЛИМОНОВ: Мы не подавали. Нет, нет. Ну что это? Это, знаете, как вот все сумасшедшие бегут за ним и несколько здоровых людей должны бежать с ними? Нет.

А.САМСОНОВА: Но вы бы поучаствовали в выборах.

Э.ЛИМОНОВ: А вы знаете, выборы следующие (действительно, выборы) – это выборы в Государственную Думу в 2016 году. За это время либо ишак сдохнет, либо падишах умрет (знаменитая пословица). Ну, увидим. Я думаю, что Путин, его система не выдержит больше года.

А.САМСОНОВА: Навального с Удальцовым посадят надолго?

Э.ЛИМОНОВ: Если решатся, то посадят. Надолго не посадят.

А.САМСОНОВА: Ну, долго – это у нас сколько?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, на несколько лет – это не долго. А, вот, Ходорковский сидит уже долго, конечно (в сравнении). Я думаю, что они раздираются… Им очень хочется и момент есть, и все, как бы. Были массовые беспорядки… Доказать что-то всегда можно, тем более есть запись даже (я слышал по «Эхо Москвы») как там Удальцов кричит «Мы никуда не уходим! Мы ставим палатки!» Ну вот достаточно этого, чтобы сунуть ему пару лет.

Но другое дело, решится ли власть? Это же…

А.САМСОНОВА: Но это было бы стратегически сейчас?

Э.ЛИМОНОВ: ...вызовет возмущение. Понимаете, от лидеров очень многое зависит – это вне всякого сомнения. Я понимаю, что это не модно. Наоборот, хотят наши молодые товарищи из интернета, все хотят избавиться от лидеров, да? Ну, большой соблазн, конечно. Это такая тенденция. Но одновременно мы видим, что без лидеров толпа вполне смирная. Я вот написал в своем ЖЖ, но повторюсь, извините, пример из Корейской войны, когда военнопленные европейцы и американцы содержались на территории Китайской народной республики. И китайцы в ходе своих (китайцы очень наблюдательны и жестоки, и, в общем, такие ребята, склонные ко всяким экспериментам) увидели, что достаточно изолировать лидеров и посадить их под замок. Небольшое количество, ну, буквально горсть. А всех остальных можно вообще оставить без охраны, расконвоировать. Это было в 1954 году, даже в научных журналах писали об этом.

А.САМСОНОВА: И в то же время социолог Крыштановская как раз сегодня говорила о том, что да, с одной стороны, лидеры важны. С другой стороны, когда у вас сетевая революция и все управляется из Twitter’а с аккаунтов, то вы не можете нейтрализовать протест простым решением посадить лидеров.

Э.ЛИМОНОВ: Это все сказки. Сеть – это, конечно, дополнительное удобство для граждан.

А.САМСОНОВА: Абсолютная мобилизация.

Э.ЛИМОНОВ: Безусловно, да. Но должен кто-то взять на себя ответственность. Вот, когда грохнулись на асфальт Навальный и Удальцов, они взяли на себя ответственность. Я их после этого стал даже намного больше уважать. Что там потом случилось, можно разбирать в деталях, но они взяли на себя ответственность. И вот сейчас их нет, и вот есть лагерь, в котором кушают… Чего там? Йогурты…

А.САМСОНОВА: Быков взял на себя ответственность, повел людей в безопасность.

Э.ЛИМОНОВ: Кто?

А.САМСОНОВА: Быков. Повел людей, абсолютно безопасно. Пархоменко повел людей абсолютно безопасно.

Э.ЛИМОНОВ: Ой, да не надо. То есть после того, как 4...

А.САМСОНОВА: Куда больше ответственность.

Э.ЛИМОНОВ: Да нет. 4 или 5 дней мы наблюдали эту «сидячку» на Чистых Прудах. И ничего с людьми не случилось. Тут-то и опять расхрабрилась наша Лига избирателей. Где они были, когда все было плохо?

А.САМСОНОВА: Ну как ничего не случилось? Они бегали по бульварам от ОМОНа. Собчак задерживали.

Э.ЛИМОНОВ: Где они бегали? Когда они бегали?

А.САМСОНОВА: 7-го, 8-го, 9-го бегали.

Э.ЛИМОНОВ: Ну вот, оклемались, да. Вылезли, где они прятались там под столами.

А.САМСОНОВА: А потом пришли лидеры и…

Э.ЛИМОНОВ: Но вы мне скажите, где они были, когда была депрессуха такая страшная, когда после 5-го марта выходили 200 человек, 100 человек приходили к Удальцову на Пушкинскую? В конце концов, он сам перестал ходить. А теперь, когда ясно, что вот этот конфликт 6-го мая подогрел опять протест.

А.САМСОНОВА: Хорошо. 500 человек стоят на улицах и ничего не делают, ни с кем не дерутся, просто стоят. Разве это не создает еще большую революционную ситуацию чем драка с ОМОНом?

Э.ЛИМОНОВ: Нет, какая же это революционная ситуация? Революционная ситуация – если бы они заняли какое-то административное здание, например, или что-то.

А.САМСОНОВА: Вокзалы, почта, главпочтамт?

Э.ЛИМОНОВ: Ну причем здесь вокзалы, почта?

А.САМСОНОВА: Ну а как?

Э.ЛИМОНОВ: Давайте останемся на грани, когда нас не будут обвинять в том, что мы к чему-либо призываем. Мы рассматриваем ситуацию, вы и я как эксперты. Вот, мы говорим: «Это протест не политический, он выродился уже в какой-то клуб. Там скоро в шахматы будут играть».

А.САМСОНОВА: Там играют.

Э.ЛИМОНОВ: Ну играют, вот. Это не политический протест, это выражение недовольства. Но мы выражаем свое недовольство с декабря-месяца! Должна быть эскалация любого процесса. Если нет эскалации, то идет деградация.

А.САМСОНОВА: Слили протест?

Э.ЛИМОНОВ: Да, либеральные вожди слили протест. Их всего ничего. Не надо думать, что я обращаюсь к гражданам. Граждане, которые набрались храбрости, они достойны уважения и я – их лучший друг.

А.САМСОНОВА: Что будет в сентябре?

Э.ЛИМОНОВ: В сентябре? Давайте доживем до после 31-го мая, потом посмотрим, что будет в сентябре. Я думаю, что за лето протест чуть ослабеет, а потом вспыхнет с новой силой. Достаточно будет какой-то небольшой спички, чтобы это опять разразилось. И я думаю, чтобы он был успешным, все-таки, не надо загонять его в рамки исключительно буржуазного протеста – надо помнить, что это опасно. И даже просто протеста московской интеллигенции. Надо говорить. У нас есть народный протест, и тогда шансы повышаются стремительно на победу.

А.САМСОНОВА: Это Эдуард Лимонов в программе «Особое мнение». Большое спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире