'Вопросы к интервью
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я с радостью приветствую Валерию Новодворскую в этой студии. Здравствуйте, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Здравствуйте, Танечка. Хоть какая-то радость у нас будет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, будет, будет.

В.НОВОДВОРСКАЯ: И вообще, сегодня – 1-е мая. До 7-го у нас есть время попрощаться, надеть чистые рубашки.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, подождите. Нет. Мы не будем прощаться и ничего такого мы не будем. Сначала лучше расскажите мне, не обидно ли вам, Валерия Ильинична, что Дмитрий Медведев украл у вас креатив? Все-таки, выходить к людям в белом пальто вы первая придумали. А он тут взял и вышел в народ.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это он не у меня украл креатив, а он украл креатив совсем у другого журналиста, который сделал этот монтаж в интернете. Иосиф Гальперин его зовут, этот журналиста. Да. У Медведева другой креатив. Я была просто потрясена. Нет, не воблой – воблой у нас потрясти никого нельзя. Жаль, что они селедку не ели, потому что российский народ, демократически ориентированный, тот, который голосовал или против всех ногами, или за Прохорова, он мог бы сказать, что потом, вот, они эту селедку взяли с Путиным на пару и давай ейной мордой им в хари тыкать. Вот, чем они занимаются.

Но другое. Помните пьесу Островского «На всякого мудреца довольно простоты»? Пьеса при царизме написана. При кровавом царском режиме, и даже не при Александре Освободителе, возможно, а при его предшественниках. И там был один персонаж, которого кто-то случайно обозвал либералом. Так он до того обрадовался… Глумов в своем дневнике пишет, что целый месяц ездил по разным хорошим домам и везде рассказывал, что он – либерал. Заметьте.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но это не про Медведева.

В.НОВОДВОРСКАЯ: При царизме это было престижно, это было можно, за это не сажали и крупный землевладелец, имевший в городе кое-какую недвижимость, тоже этому радовался. А президент Медведев, якобы избранный на демократических выборах, примерно час доказывал, что он никакой не либерал, что его страшно оклеветали, что он не либерал и никогда либералом не был, либералом его назвать нельзя, а назвать его можно только консерватором. Вот заметьте.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но какой же либерал, Валерия Ильинична, будет ходить с рабочим классом на первомайскую демонстрацию и так вот вышагивать по центру города? А потом еще заходить в пивбар и там демонстративно принимать по пиву. Кстати, у нас слушатель Триад спрашивает, зачем вот это вот демонстративно было все сделано?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А я думаю, что наш слушатель, dear friend не понимает, зачем они туда зашли. Я думаю, они зашли, чтобы продемонстрировать свою бедность. У них же не нашлось денег, ни у Путина, ни у Медведева, чтобы заплатить за воблу, за осетинские пироги и за картошку. За них Шмаков платил.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, правильно.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вот представляете? Ни копейки денег.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас все, кто в профсоюзе, все хорошо получают. Поэтому господин Шмаков может угостить первых лиц государства. Это такой сигнал: вступайте в профсоюзы, друзья.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, первые лица шлялись по городу. Кстати, довольно странную закономерность наблюдаю с раннего детства, потому что мало кто из слушателей наших ходил на первомайские демонстрации в 1960 году. А я ходила. Так вот, закономерность: все приличные люди из города уезжают, а сейчас те приличные люди, у которых деньги еще есть к тому же кроме приличий, из страны уезжают. А люди неприличные с дикими воплями шляются по городу. И заметьте, как интересно. У нас 6 мая намечен марш миллионов.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас мы к 6-му мая перейдем обязательно.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, подождите. Это прямо связано с 1-м мая. И безусловно, среди этих миллионов на почетном месте в первых рядах будет шагать Левый фронт господина Удальцова. А сегодня этот Левый фронт тащился совершенно спокойно и без зазрения совести со сталинскими и ленинскими портретами Геннадия Зюганова. Так что куда направится марш миллионов под таким руководством, мне совершенно уже ясно. Вот сейчас, пока мы с вами разговариваем, у нас на Новом Арбате играет оркестр.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, играет.

В.НОВОДВОРСКАЯ: И такие мелодии играет, что я лично им в шляпу ничего не положу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да он разные мелодии играет.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, вот спущусь и попрошу гимн США исполнить. Интересно, знают?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я уверена, что они сыграют. Потому что, вот, когда я уходила, они играли какой-то совершенно американский шлягер времен Фрэнка Синатры. Они могут вам что угодно в стиле Глена Миллера исполнить.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, пока я сидела там под окошком, в гостевой, они там час мучили музыкальные инструменты, исполняя советские песни. Я это к чему говорю? Что 1-е мая – это совсем не безобидный праздник. Это очень пошлый и очень нехороший день, когда принято демонстрировать свое единение с властью. Какой же вам Первомай без власти? Вы знаете, что сегодня отвечали трудящиеся (вот, мы с путинским электоратом и познакомились вплотную) на вопросы журналистов по Вестям-24?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Что?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Они говорили, что они хотят окунуться в советскую атмосферу. Один умник сказал, что он хочет поддержать свой институт. Если его институт получает какую-то пользу от того, что сотрудник шляется по улицам под профсоюзными знаменами, то, видимо, этот институт надо закрывать как и все предприятия, которые там были представлены. Потому что нормальный, например, General Electric и все прочие предприятия нормальные западные (Nokia, например, и еще кое-кто), они абсолютно не нуждаются в такой поддержке – им нужно, чтобы их сотрудники нормально работали.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы сейчас давайте прервемся буквально на одну минуту, после чего особое мнение Валерии Новодворской продолжится.

РЕКЛАМА

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, Валерия Новодворская у меня сегодня в гостях. По поводу ностальгии по советскому времени. Ну, память – она же странная штука. И у людей такие воспоминания, обычно выборочные. То есть они помнят что-то позитивное, вот там всей семьей пошли, погуляли, ну, цветы, ура-ура, играет музыка. И, вроде как, вот по этому скучают и к этому стремятся.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Леденечные петушки на палочках, а также на резиночке шарик. И еще кое-что. Вот, когда меня мой умный отец, калеча мое детство, таскал на первомайские демонстрации со своим институтом, я несла обязательно самый тяжелый красный флаг в 10 лет (мне же никто в 10 лет не объяснил, что я таскаю), и, вот, суть, соль этого праздника была в том, что до того, как трудящихся пускали на Красную площадь, проходил парад физкультурников, проходил военный парад (тогда 2 раза в году), и после этого на трибуну с Брежневым, с Подгорным и со всякой шушерой красной бежали дети, девочки-первоклассницы в белых фартучках с белыми бантами. Они карабкались на эту трибуну и им каждый член Политбюро давал вот по такой коробке конфет, каждая девочка уносила такую коробку. И мы все им страшно завидовали, потому что в магазинах нельзя было купить такую коробку. Единение с вождями.

Вот сейчас коробки продаются, нет смысла.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сегодня да, никому ничего не раздавали.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Нет смысла.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но, может, там кому-то что-то дали?

В.НОВОДВОРСКАЯ: То есть непонятно, зачем им сегодня объединяться, но они испытывают от этого кайф. Это путинский электорат. Советская музыка, советское прошлое, будущего никакого нет. То есть 1-е мая – это день закрытых дверей, это день дверей, закрытых в будущее. Если особенно учесть, что вот мы сегодня, когда с водителем ехали, смотрели на асфальт с ужасом, потому что вчера по этому асфальту катались танки в порядке репетиционном, и думали, что сейчас мы попадем в какую-нибудь колею и из нее никогда на эфир не выберемся.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вот объясните мне, что поменялось? Потому что 1-е мая – это, все-таки, каждый год происходят какие-то демонстрации. Но почему-то в этом году произошло это все с участием Путина, Медведева, Собянина, всех-всех-всех, вот, чтобы вот уж вообще весь город прошелся. Почему сейчас-то? Уже Путина избрали, уже все, вроде, у них хорошо, с премьером разобрались, с «Единой Россией» разобрались. Зачем вот эти показательные выступления? Для кого? На кого рассчитаны?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Хотят подсластить пилюлю. Если лекарство очень горькое…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кому?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А нам с вами. Если лекарство очень горькое, всегда же прибавляют что-то в микстурку. Иначе ребенок пить не будет. Вот нам они и прибавили. Идут такие простые, такие хорошие, такие бедные к тому же, Шмаков их воблой и пивом угощает. Я удивляюсь, как они еще на «Эхо» не завернули с парой бутылок пива.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, я, прям, жалею, что… А то нам…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Они же сделали то, что хотели.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ...только Кобаладзе колбасу заносит.

В.НОВОДВОРСКАЯ: План осуществлен. Рокировочка в нужную сторону проведена, и все это скушали. Теперь можно ходить на марши миллионов еще 12 лет. Как там сказал Жириновский? «Пророков нет в отечестве своем»? Но Жириновский – старый циник, старый придворный. Старый придворный волк, такой, прикормленный, который знает, чью руку кусать, а чью руку лизать. Он сказал: «До 2040 года можете не беспокоиться. Мы никуда не уйдем». Вот, они никуда не уйдут до 2040 года. Приветик.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как сказал Дмитрий Анатольевич, комментируя очередной вопрос про тандем, «Можете расслабиться – это надолго». Вот тут вопрос, кстати…

В.НОВОДВОРСКАЯ: И получать удовольствие, да?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, про удовольствие он ничего не сказал – это было бы, наверное, слишком цинично с его стороны. Еще один вопрос от слушателя, который подписался ником Триад: «Сколько месяцев, сколько недель Путин протерпит Медведева на посту премьера?» Потому что 2040-й – это, наверное, все-таки, срок для Владимира Владимировича. И Дмитрий Анатольевич на столько же к нам?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Дмитрий Анатольевич очень хорошо надувает щечки, перебирает ножками и, видите, знает меру. Мохнаткин – это, так сказать, подарок. Обещали новые ботинки, подарили новые носки. А все остальные остались там, где и находились.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, спасибо и на этом.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Он будет подписывать бумажки. Это внове что ли? А работать за него, скажем, Кудрин будет. Я бы на месте Кудрина не стала. И я его к этому призываю. А потом, делать-то что? Экономики в стране нет. Нет сельского хозяйства. Есть труба, а на ней сидят особые люди. Здесь и Медведев сгодится. Ничего нет кроме трубы, и мы, видимо, все дымом из этой трубы уходим.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, вроде, пока справлялись и с трубой вполне успешно.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, есть грамотные эксперты типа Альфреда Коха, которые говорят, что у Путина средств хватит только до 2014 года, потому что он нараздавал обещаний. И если он сейчас все это обналичит, то все, деньги кончатся, придется куда-то идти, брести направо.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Придется эмигрировать. (смеется)

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, это мечта. Мечта демократа, чтобы нефть высохла, чтобы газ испарился, ядерное оружие заржавела. Вот, триада, с которой начнется возрождение России.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ага. И чтобы все развалилось.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Вот, когда этого ресурса не будет, ресурса страха и ресурса дармоедства, здесь страна, чтобы выжить, должна будет завести себе сельское хозяйство, промышленность, умных руководителей, а не злодеев и дураков, которые сейчас нас возглавляют.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но это же не тараканы. Как их завести, промышленность да умных руководителей?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А не мы первые. Как-то, вот, все более-менее себе что-то завели, у кого трубы нет. А что касается руководителей, то они у нас пока по улицам бегают и форумы создают. Есть Кудрин, есть Чубайс (пока, слава богу, жив). Есть Константин Боровой, есть Альфред Кох, есть Андрей Нечаев. Есть люди, которые делали гайдаровские реформы, которые умеют что-то делать, умеют работать. Есть Михаил Касьянов, который тоже очень неплохо работал премьер-министром, только ареста Ходорковского не перенес. Есть Ходорковский, наконец. Весьма креативный человек.

Вот, когда люди, имеющие знания, способности, начнут что-то в стране делать, а те, кто ничего не умеет, делать не будут ничего, а будут собирать пул адвокатов для своей защиты, потому что я бы не стала отпускать Путина на все 4 стороны… Ладно деньги – не мои, он у меня ничего не украл, это пусть Алексей Навальный этим вопросом занимается (ему и карты в руки), я не могу простить Беслана, не могу простить Норд-Оста, не могу простить раскулачивания Юкоса, не могу простить гибели реальных людей, российско-грузинской войны, то, что было сделано с Чечней, Рамзана Кадырова, посаженного туда. Вот такие вещи – за них надо отвечать. За такие вещи надо судить. Так просто «Иди на все 4 стороны»... Безнаказанность – она порождает полную безответственность.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Валерия Новодворская в программе «Особое мнение». Еще один вопрос от слушателя под ником Шейк: «Ваше отношение к ежегодным парадам 9-го мая?» Выт так уже, вскользь упомянули вот эти приготовления.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Все деньги, которые они тратят на парад, они могли бы потратить на несчастных полуживых ветеранов, которым до сих пор не дали ни квартир, ни денег. Обещать обещали с 3 коробка. Вон даже уже по РЕН ТВ показывают. А праздновать 9-го мая нам нечего.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как это?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нечего. В этой войне мы не победили. Мы были разбиты наголову Сталиным и его войсками, Сталиным и НКВД. Вот так до сих пор живем. Поскольку правит нами чекистская хунта, а Германия стала демократической страной после того, как ее разбили, поделили и применили к ней план Маршалла, то пусть Германия отмечает 9-го мая – она что-то в этот день получила, она от Гитлера избавилась. А мы от Сталина не избавились. Мы от Сталина избавились слишком поздно.

Потом до сих пор не избавились от КГБ. И, вот, пожалуйста, Путин – это последний цветочек.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, но это, все-таки, другая история. История с коммунизмом – это другая история.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. К сожалению, это продолжается, та история.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А история Великой Отечественной войны, история Второй мировой войны – она, все-таки…

В.НОВОДВОРСКАЯ: История Второй мировой войны – это история нераскаявшейся страны, страны-соавтора этой Второй мировой войны, страны, которая заключила пакт Молотов-Риббентроп. И если часть Риббентропа уже покаялась и вернула неправедно завоеванное, то мы, по-моему, не вернули ничего – ни японские острова, ни финскую территорию, ни эстонскую территорию. При этой ситуации даже не сумели раскаяться в том, что уничтожили 60 миллионов своих сограждан. Праздновать нечего.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть подвиг советского народа не нужно никаким образом отмечать?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Если подвиги советского народа идут во благо диктатуры, тирании, и для того, чтобы гноить советский народ в концлагерях, то очевидно это подвиг тех участников войны, которые рисковали жизнью, а не тех, которые ходят и ленточки раздают, не имея никакого права носить никакие награды. Вот, пусть они и празднуют. А для того, чтобы они праздновали, было что праздновать и чем праздновать, и поминали погибших товарищей, вот пусть все деньги, которые уходят на эту свистопляску, пусть эти деньги аккуратно соберут и между ними поделят, пока еще кто-то жив.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Валерия Новодворская в программе «Особое мнение». Еще успею до перерыва вам задать вопрос от Дмитрия Мезенцева: «Что вы думаете об оживлении различных радикальных сил в политической жизни?» И Дмитрий относит к ним то молебны, то заявления о шариатском суде. Что это?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, с шариатским судом, я думаю, это глупость одного обезумевшего фанатика. Кстати, второй обезумевший фанатик у нас сидит в Грозном с помощью Путина, и там вводит шариатские законы. И первоклассницы у него уже в платочках ходят. Обратите внимание. И на откуп, на растерзание ему отдали целую Чечню.

А что касается радикальных сил, то, уважаемый Дмитрий, все претензии к тем, кто привлек к болотным делам и к сахаровским фашистов и коммунистов. Возможно, они купили себе билет в нелегитимную Думу на следующих выборах – может, их как-нибудь зарегистрируют. Но они поставили на дорогу и сделали известными, и дали путь к власти (открыли) левым радикалам. Левым радикалам и националистам. Это очень будет большая сдача с их билета в рай.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы сейчас сделаем перерыв буквально на 3 минуты. Никуда не уходите, и потом, все-таки, вопрос про молебны и про РПЦ я повторю. Валерия Новодворская в программе «Особое мнение», мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение». Так, все-таки, Валерия Ильинична, по поводу молебнов, которые мы наблюдали, и выступления Патриарха. Здесь как-то все не утихают страсти. Казалось бы, в стране, в светском государстве, в стране, где церковь отделена от государства, сейчас очень много внимания одной из религий, институту церкви.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да у нас РПЦ, кажется, пытается быть более репрессивной, чем даже ФСБ. Вот, проходите вы мимо здания ФСБ, оттуда же никто не выскакивает. Скажем, выскакивают чекисты и спрашивают: «О чем вы сейчас подумали?» Потому что каждый раз, когда я еду мимо Лубянки, я желаю, чтобы это здание провалилось вместе со всем своим содержимым. Но почему-то никто не перекрывает движение, не задает мне лишних вопросов.

А здесь Роман Доброхотов, которого я знаю как юношу благочестивого, захотел помолиться в Храме Христа Спасителя все на ту же тему. Ну, поскольку мы сами никуда не годимся, у нас нет гражданского общества, мы не можем прогнать Путина, остается Богородице молиться, чтобы она этим занялась. И что вы думаете? Его же не пустили. Ни его, ни его группу, потому что они собираются молиться не за то, за что надо. То есть теперь, видимо, для того, чтобы попасть в какой-нибудь храм московской патриархии, надо будет заранее сдавать текст молитвы, и они будут решать, пускать или не пускать. Этого даже святейшая инквизиция не делала.

У меня есть такое спецпредложение. И уверяю вас, что после этого Pussy Riot будут выгнаны на свободу прямо среди ночи без билетов на метро. Объявить бойкот сначала Храму Христа Спасителя. Раз людей мучают из-за того, что они там что-то не то сделали, ну, хорошо, прекрасно, ни одного человека в Храме Христа Спасителя – пусть сидят там сами эти черные вороны с Кириллом во главе.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но мы видели, что огромное количество людей приехало к Храму Христа Спасителя для того, чтобы поучаствовать в молебне, который был посвящен именно защите христианских ценностей.

В.НОВОДВОРСКАЯ: А я о чем говорю? Я говорю, что все в наших руках.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И не будет никогда пуст Храм Христа Спасителя. Потому что для верующих это очень важное место и они будут его защищать.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Не для верующих. Не для верующих. Для верующих, видимо, в кесаря, а не в Христа. Ну, давайте вообще РПЦ игнорировать – есть тоже еще спецпредложение. Или все пусть переходят в католичество и протестантизм, или, вот, как мы с отцом Яковом Кротовым, молятся на отдельных квартирах. Вообще московскую патриархию и РПЦ (Русскую Православную Церковь) вот за такие инциденты игнорировать. Пусть останутся одни с неграмотными богомольными старушками.

Вот смотрите, у нас политзаключенные же застряли. Где Ходорковский, где Лебедев, где Пичугин? Может быть, прибегнуть к системе выкупов? Вот, Алексей Козлов явно не мешал Путину жить, пока его не посадили. Ольга Романова, может, мешала, но здесь у нас то, что муж отвечает за жену. И Ходорковский, вроде бы, никому не мешал. Платил налоги, детей учил в лицее. Вот, есть 5 человек… Зара Муртазалиева вообще ничего плохого не делала. Кому-то понадобились погоны, ее обвинили в терроризме, ей еще полгода сидеть. Она уже даже перестала на условно-досрочное подавать.

Вот смотрите, есть 5 человек – Пичугин (пожизненное заключение за то, что он отказался лжесвидетельствовать против Ходорковского, пожизненное, не что-нибудь, человек благочестивый, явно в политику не пойдет), Лебедев, Ходорковский, Зара Муртазалиева, Алексей Козлов. Я предлагаю обмен на себя. Я – враг Путина, я – настоящий его враг. Пожалуйста, пусть освободит этих пятерых ни в чем не повинных людей, пусть они идут на свободу, и, вот, предлагаю себя в обмен. А кто-нибудь пусть себе выберет группу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мне кажется, какая-то неувязка получается. Потому что, значит, по поводу Ходорковского уже совершенно однозначно сказали все, что он будет сидеть, будет сидеть и будет сидеть. И это, судя по всему, личная позиция Владимира Путина – тут вы с ним не сторгуетесь. По поводу Алексея Козлова, если верить Ольге Романовой, то Путину тут все равно на Алексея Козлова, тут вам надо торговаться с другими людьми, может быть, из Совета Федерации с кем-нибудь.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Но те люди, насколько мне известно, они предпочитают деньги.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По поводу остальных не уверена. Ну, собственно, все, кто связан с Ходорковским, сразу нет. Так что тут торг – я не уверена, что у вас получится.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, это очень глупо, потому что я – точно враг этого режима и личный враг Путина.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну что, вы хотите сказать, что Владимир Владимирович не особо умен?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Владимир Владимирович вообще-то, говорят, очень умен. Возможно, в личной жизни. Я как-то с ним чай вместе не пила и детей вместе не крестила. Но дела его правления, что можно наблюдать, например, с 2000 года, он себя ведет как клинический идиот. Я не знаю, как это совместить с его глубоким умом. Но, может, у него есть способности к спорту и нет способностей к государственной деятельности.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И между тем, 12 лет у власти, знаете ли. Клинический идиот вряд ли так тонко будет проводить все эти политические игры и так прочно удерживаться у власти.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Удерживаться у власти – это не значит разумно править. Уцепиться зубами за власть…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Его поддерживают люди в РФ.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Его поддерживают, как правило, те, кого мы сегодня видели на первомайской демонстрации, а также на молебне за веру.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Их много.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Видимо, они защищали веру от 3-х несчастных пусиков, да? Но они – точно клинические идиоты, причем уже без всяких других способностей.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да как-то очень все грустно получается. Очень много вокруг клинически идиотов, выходит?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, так не я же первая до этого додумалась. Кто говорил, что у России есть 2 проблемы, дураки и дороги?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, ничего не меняется с тех пор?

В.НОВОДВОРСКАЯ: К сожалению, да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но о попытках как-то изменить ситуацию тут вот еще один вопрос из интернета от человека с непроизносимым ником: «Валерия Ильинична, не пора ли вместо внесения раскола в ряды оппозиции перейти к более конструктивному объединению?»

В.НОВОДВОРСКАЯ: Так. Вы знаете… Я думаю, вы хорошо украинским владеете, поэтому предлагайте нам старую истину, сегодняшнюю майскую, которая на украинском звучит гораздо круче, чем на русском. На русском это, ну, подумаешь там, «Пролетарии всех стран соединяйтесь». А когда говорят, что «Пролетарии усих краин, гэпайтесь до кучи!», тогда получается, что объединение – это величайшая глупость, это скопление медуз, которые плавают в мировом океане, и от этого никому никакой пользы.

В смысле конструктива давно сделано предложение: красные идут налево, националисты куда хотят, пусть и идут и, вообще-то, в ад им самая дорога (и тем, и другим), и запретить и ту, и другую деятельность. А демократы, если они еще существуют в этой стране, наконец, объединяются и идут дружно, засучив рукава, строить капитализм и парламентскую демократию.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как-то это не демократично запрещать людям выбирать разные политические взгляды и разные партии. Если они действуют в рамках закона, то почему бы нет? Зачем всех в ад?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Когда научимся, можно будет убрать манежик. А сейчас мы – младенцы. Без манежика невозможно. И, кстати, манежик существует всюду. В Германии неонацисты, утверждающие, что Гитлер был креативным менеджером, не дойдут до выборов просто – их в бюллетень не впишут, а их лидера впишут в другой список (за это там дают 4 года, за апологетику гитлеровскому режиму). Если мы то же самое сделаем на своей территории со сталинским и, кстати, у нас уже нацисты по улицам бегают… К 9-му мая не мешает об этом вспомнить, кому помнить что-то положено, к чему приводят некоторые дутые победы (что потом день рождения Гитлера пытаются отметить). И тогда все будет нормально и демократично. Нельзя тащить страну на тот свет.

Пожалуйста, социал-демократы. Вот у нас, вроде бы, выхухолей переписали в социал-демократов, которые эсеры мироновские. Вот, если найдутся желающие, пусть за них голосуют. Пусть Навальный создаст свою партию. А правые пусть идут, куда надо, и спасают страну. Потому что только правые, либералы, только наследники гайдаровских реформ, наследники западных либеральных идей могут страну вытащить.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то есть это не та ситуация, при которой все животные равны, но некоторые равнее других?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет. Это обыкновенная санация, это наша Конституция, 13-й параграф, 5-й пункт. Запрещена деятельность, направленная на разжигание межнациональной (национализм) и социальной (то есть радикальные красные) розни. Все остальное… Видите, Борис Николаевич Ельцин, которого не стало 5 лет назад (и это, действительно, очень крупная потеря), для нас это все в Конституции предусмотрел.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. Валерия Новодворская сегодня выступала в «Особом мнении», эфир вела Татьяна Фельгенгауэр. Всем счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире