'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 18 апреля 2012, 19:08

М.КОРОЛЕВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я – Марина Королева, напротив меня – журналист Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра». Александр Андреевич, здравствуйте.

А.ПРОХАНОВ: Христос Воскресе всем православным слушателям этой программы.

М.КОРОЛЕВА: И что должны ответить слушатели на это?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я слышу такой, огромной, из Сибири летящий отклик: «Воистину Воскресе».

М.КОРОЛЕВА: Да-а-а. Ну и слух у вас, Александр Андреевич. А я хотела с другого начать, я хотела вам сказать: «Даешь справедливость, Александр Андреевич».

А.ПРОХАНОВ: Даешь, даешь, да.

М.КОРОЛЕВА: Вы присоединяетесь к этому лозунгу?

А.ПРОХАНОВ: Вообще-то он какой-то чудовищный, на мой взгляд.

М.КОРОЛЕВА: Ну вот-те раз. То присоединяетесь, то чудовищный. Ну, вы же знаете, наверное, что пройдет в Москве первомайское шествие под лозунгом «Даешь справедливость», организуют профсоюзы. Туда пригласили Дмитрия Медведева, Владимира Путина. Они получили приглашения и, может быть, возглавят колонну (пока об этом так говорят неофициально). Но вы готовы присоединиться к этой колонне, если впереди пойдут Медведев и Путин?

А.ПРОХАНОВ: Нет. Нет, если впереди пойдут Медведев и Путин, я готов присоединиться лишь в том случае, если лозунгом будет «Даешь несправедливость», потому что это будет честно, искренне и истинно.

М.КОРОЛЕВА: Ну кто ж пойдет за таким лозунгом?

А.ПРОХАНОВ: Ну, если такой лозунг возникнет, я присоединюсь к этой колонне. Потому что Путин и Медведев – это лидеры самого несправедливого в мире государства, имя которому Россия. И тот, и другой наши руководители – они главы уклада, который весь нашпигован несправедливостью вопиющей, уклада, который демонстрирует эту несправедливость на всех уровнях. На религиозном, на социальном, на военном, на личностном. Ну где, в какой стране разрыв между супербогатыми и супербедными равняется 200?

М.КОРОЛЕВА: Ну, я думаю, что можно найти еще страны в мире. А.ПРОХАНОВ: Нет. Таких нет. Даже в Нигерии этого нет. Потому что это вопиющая несправедливость. Как народ, который построил великую цивилизацию советскую, был вышвырнут из этой цивилизации, и все, что он наработал в трудах тяжких, кровавых в том числе, было захвачено олигархами, которых, по существу, вскармливают и вскармливал и Медведев, и Путин. Или, например, что такое справедливость в судах, в которых чинятся непрерывные несправедливости и ужасы? Но это я говорю банальные вещи. Небанальные…

М.КОРОЛЕВА: Вы там еще что-то про религию упомянули, сказали, что это религиозная несправедливость. А с религией-то что там?

А.ПРОХАНОВ: Небанальным является следующее. Как можно вот так вот по-оруэлловски обходиться с реальностью? Если мы живем в самом несправедливом обществе, называть это общество самым справедливым. Как можно, возглавляя и олицетворяя самый несправедливый в мире уклад, требовать справедливости? Это что-то запредельное.

М.КОРОЛЕВА: Но подождите. Может быть, это осознание? И тогда наши лидеры, возглавив это шествие, ведут нас к справедливости? Нет?

А.ПРОХАНОВ: Нет, мне кажется, что ужасные пиарщики. Вот, люди, которые создают эти колонны, создают эти лозунги, вот эти сентенции и тенденции, они вульгарны, они чудовищны, они лживы.

М.КОРОЛЕВА: Подождите, но люди хотят справедливости, они требуют ее. Вот, вы требуете справедливости, правда?

А.ПРОХАНОВ: Вот, если бы я пошел в какую-нибудь колонну (я не пойду, конечно, в колонны), я бы вступил в такую колонну, лозунгом которой было бы «Даешь возмездие», «Даешь отмщение» за все то, что было совершено с моей родиной и с моим народом.

М.КОРОЛЕВА: Ну, мы с вами поговорим еще про советскую цивилизацию. Я запомню этот вопрос, потому что с ним связана одна сегодняшняя новость. Я вас хотела еще спросить по поводу голодовки в Астрахани. Просто дело в том, что сегодня как раз глава профсоюзов Шмаков сказал, что вот эта голодовка эсеров в Астрахани не отразится на первомайском шествии профсоюзов. Это шествие пройдет в Астрахани как и предполагалось, и так далее. Ну а сам Шеин, например, сегодня заявил, что видел в Астрахани БТРы, что туда, вроде бы, ввели бронетехнику и так далее. Ну, вы наблюдаете за ходом голодовки, я так понимаю, следите?

А.ПРОХАНОВ: Ну, не очень подробно. В какой-то момент мне казалось, что голодовка – это просто великопостное такое воздержание от принятия пищи.

М.КОРОЛЕВА: Да нет, знаете, Александр Андреевич, продолжается. 35-й день.

А.ПРОХАНОВ: Действительно, уже Пасха совершилась, а Шеин все еще голодает.

М.КОРОЛЕВА: То есть вы не поддерживаете такие действия, я так поняла, по вашему тону?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я симпатизирую очень Шеину и считаю, что это очень мужественный, восхитительный шаг. То, что он увидел в Астрахани БТРы, это возможно. А, может быть, это галлюцинации голодные. Тоже может быть. Потому что если он голодает, он же не ходит по городу…

М.КОРОЛЕВА: Да полно вам. Это видеозапись есть. Он снимал из автомобиля.

А.ПРОХАНОВ: Ну, тогда он как-то странно голодает. Обычно голодают, на 34-й день люди лежат уже, не поднимаются.

М.КОРОЛЕВА: Ну, правильно делает Шеин, на ваш взгляд, что голодает?

А.ПРОХАНОВ: Я считаю, что да. Потому что другого выхода у него нет. И это тоже, конечно, «Даешь справедливость» на фоне вот этих голодовок, когда, действительно, отнимают у людей возможность быть избранным или правильно проголосовать, это все чудовищно. Кстати, «Даешь» — это, знаете, что? Это форма мобилизации красноармейцев. Это красноармейцы: «Даешь Варшаву», «Даешь Перекоп».

М.КОРОЛЕВА: Ну да, это их словечко. И поэтому вам должно это нравиться.

А.ПРОХАНОВ: Ну, мне это нравится. Но если бы, например, не знаю там, группа Центр наступала на Москву и говорила «Даешь Москву», мне бы это не нравилось. Всему свое время. Этот слоган, эта экспрессивная лексическая форма соответствовала тому красному порыву, когда люди голодные сидели в седлах и, засыпая иногда, не выпускали клинки из рук. Это была, конечно, патетическая форма. А сейчас это сытая, глупая, это имитационная форма. Что-то противно мне очень.

М.КОРОЛЕВА: Как-то вы так про первомайское шествие-то, Александр Андреевич. Давайте я напомню, что у нас в студии Александр Проханов, журналист, главный редактор газеты «Завтра». Я – Марина Королева. И у нас есть все средства связи, которые мы еще не назвали. У нас есть телефон для ваших смсок +7 985 970-45-45, у нас в Twitter’е есть аккаунт @vyzvon. Уже выстраивается кардиограмма эфира, и это все можно делать на нашем сайте, на сайте «Эха Москвы». Ну а мы буквально через минуту после краткого перерыва поговорим, я надеюсь, тоже о вашей любимой теме. Слово «Аврора»-то вам должно нравиться кроме слова «Даешь». Любите слово «Аврора»?

А.ПРОХАНОВ: Навстречу Северной Авроре, звездою севера явись.

М.КОРОЛЕВА: Да Александр Андреевич, Аврора – это же крейсер! Революционный!

А.ПРОХАНОВ: Что вы говорите?

М.КОРОЛЕВА: В Санкт-Петербурге, в Ленинграде. Вот сейчас в Петербурге будет создаваться новая партия под таким названием. Вот об этом поговорим, но это через минуту.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЕВА: И сегодня это «Особое мнение» журналиста Александра Проханова. Ну, не могу вам не привести буквально несколько смсок, которые приходят сейчас, потому что люди удивляются, какой вы, на самом деле, до и после выборов, какой вы настоящий. Вот тут пишут вам: «Наконец, услышал от Проханова прямую критику в адрес Путина. Вы прозрели или устали надеяться на бывшего кумира?» Ну и правда. Я вот сейчас припоминаю, ведь, вы в «Особых мнениях» до выборов очень хвалили Путина.

А.ПРОХАНОВ: Вот это какая-то иллюзия. Но если вам так кажется, значит, я хвалил. На самом деле, я боролся с оранжистами и я никогда не хвалил Путина. Но если людям так кажется, значит, так оно и есть. Я просто предпочитал, выбирая между Шендеровичем и Путиным, я выбирал Путина. Конечно, это большое преступление.

М.КОРОЛЕВА: А сейчас выбираете Шендеровича?

А.ПРОХАНОВ: В либеральном мире это, конечно, равносильно предательству, я понимаю. А сейчас я выбираю справедливость, которая является универсальной, божественной. Это не справедливость социальная, это справедливость, благодаря которой вращаются планеты вокруг солнца.

М.КОРОЛЕВА: То есть от Путина отступились вы снова. Хорошо. Так мы с вами обещали про партию «Аврора». Я не знаю, знаете вы об этом или нет. Вот, ближе к вечеру стало известно, что в Петербурге будет создаваться новая коммунистическая партия под названием «Аврора». Уже прошла учредительная конференция. Может быть, знаете, такая организация была «Коммунисты Санкт-Петербурга», они всегда выступали со своим особым мнением и, так, радикальным особым мнением. И вот сейчас они очень сильно критикуют КПРФ, говорят, что, ну, как бы, КПРФ скатилась не туда и вот сейчас будет настоящая компартия. То есть происходит некий раскол в рядах коммунистов. Вы как к этому относитесь? Положительно, отрицательно?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что сейчас будет довольно много коммунистических партий создано. Вот, ко мне вчера приходил мой такой старинный друг, генерал, еще одна коммунистическая партия создана будет, видимо, в субботу, съезд учредительный.

М.КОРОЛЕВА: Именно коммунистическая?

А.ПРОХАНОВ: Именно коммунистическая, левая. Я знаю, что Сергей Ервандович Кургинян создает новую левую коммунистическую партию, целью которой является воссоздание Советского Союза. То есть, вот, когда сейчас создается это безумие партийного строительства, я думаю, что левых партий коммунистических будет довольно много. Но я к этому отношусь спокойно, если не скептически. Потому что, конечно, необходим новый, как я говорю, новый левый проект, новая модель, которая бы пришла на смену рухнувшей либеральной модели.

М.КОРОЛЕВА: Рухнувшей уже?

А.ПРОХАНОВ: Рухнувшей либеральной модели – она же (эта модель) рушится стремительно в мире. Не здесь. Здесь-то она просто и не начиналась, на самом деле. На Западе она рушится. И взамен этой модели идет исламская модель, модель справедливости исламской. Но Россия – страна, которая в состоянии вырабатывать свои модели. Это страна, конечно, глубинно левая, глубинно христианско-левая страна.

И мне казалось, что могли бы возникнуть какие-то симптомы появления левого проекта. Ибо партия важна лишь в том случае, если она политизирует идеологию. А новая идеология так и не возникла. Есть рецидивы старой – люди вспоминают величие СССР, величие сталинского проекта, Сталина. Но он невоспроизводим, его нельзя копировать.

М.КОРОЛЕВА: Ну слава богу.

А.ПРОХАНОВ: Его нельзя копировать, потому что он уникален, он потрясающе уникален. Это явление, однажды возникшее в истории. И вот эти вот такие вот бурное создание множества коммунистических микропартий – оно тревожит. Оно, может быть, не раздражает, но тревожит.

М.КОРОЛЕВА: То есть лучше одна коммунистическая партия?

А.ПРОХАНОВ: Нет, лучше новая коммунистическая партия, которая прежде чем объявит о своем создании, предъявит обществу новый проект.

М.КОРОЛЕВА: А КПРФ вам тоже не нравится?

А.ПРОХАНОВ: Ну, КПРФ… Ну что? Действительно, эти коммунисты правы, что КПРФ – партия, которая за 20 лет не смогла создать новой концепции социализма мирового или коммунизма.

М.КОРОЛЕВА: Ну, может быть, просто спроса нет?

А.ПРОХАНОВ: Может быть, и спроса нет. Потому что людям-то всем хочется олигархическую модель (нам с вами, например). Кому нужна левая модель в стране, где народ вымирает со скоростью миллиона в год и где царствует вопиющая несправедливость? Кому нужна партия справедливости в стране, которая грезит величием левого, красного проекта? Конечно, никому.

М.КОРОЛЕВА: Александр Андреевич, но посмотрите на молодежь, на молодежь, которая сидит в интернете. Каким коммунистическим проектом, на ваш взгляд, они грезят?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что нет… Посмотрите на молодежь, которая прошла через сепарацию «Дома-2» Собчака. Это растленная молодежь, это молодежь, которая живет категориями, находящимися у человека ниже пояса. Что ж поделать? Это потерянное поколение.

М.КОРОЛЕВА: Ну, смотрите, Ксения Собчак тоже меняется. И молодежь меняется.

А.ПРОХАНОВ: Да, и Ксения Собчак меняется.

М.КОРОЛЕВА: А разве нет?

А.ПРОХАНОВ: Конечно. Может, она скоро покроется мехом? Может быть, шерстью? И она превратится в такого, шерстяного политического лидера? Она меняется постоянно. Потому что, растлив молодежь (в течение 10 лет она растлевала молодежь), она эту растленную молодежь поведет за собой в новое политическое будущее.

Поэтому состояние молодежи трагическое. Вы же понимаете, что состояние молодежи трагическое?

М.КОРОЛЕВА: Не понимаю.

А.ПРОХАНОВ: Не понимаете?

М.КОРОЛЕВА: Нет.

А.ПРОХАНОВ: Ну, вот, я вас как-нибудь свожу в московские спальные районы, где живут футбольные болельщики и фанаты Спартака или ЦСКА, или Динамо. Мы там потусуемся среди них. Может быть, вы уцелеете. Я-то уж точно не уцелею.

М.КОРОЛЕВА: Ну так это их добрая воля, как я понимаю, Александр Андреевич. Кто ж их туда, в вагоны-то согнал?

А.ПРОХАНОВ: Так добрая воля людей, которые превращены в скотину, это добрая воля лагерников, которые помещены в бараки и там по доброй воле умирают или вешаются.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Я вам обещала новость про парк советского периода. Вот, наконец, я вам могу сказать. Дело в том, что в Ульяновске разрабатывают проект интерактивного музея СССР. Здесь может быть создан уголок Советского Союза с эффектом погружения в советскую эпоху. Ну, вы знаете, что в Ульяновске там есть вот этот центр, мемориальный центр Ленина, там есть площадь столетия Ленина и есть Парк дружбы народов. И, вот, из всего этого собираются сделать такой, интерактивный парк советского периода. Вот, вы бы там поработали экскурсоводом, скажем?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я бы там не поработал. Я повторяю, я сейчас езжу по оборонным заводам, где строятся бомбардировщики, системы ПВО. Они строятся по советским технологиям, которые чудом уцелели за 20 лет либерального разбоя и кошмара. И вот это и есть парк советского периода. Бомбардировщики Су-34 – это абсолютный экспонат этого музея. Но я просто мечтаю, что он не будет только там стоять на газоне, а он будет летать в небе и как-нибудь однажды пролетит над Болотной площадью.

М.КОРОЛЕВА: Так. Нет, ну я, все-таки, к парку-то вас возвращаю. Бомбардировщик, допустим, пролетит – я надеюсь, что только не сбросит бомбы.

А.ПРОХАНОВ: Я вам говорю, что этих уголков Советского Союза масса. Этих ресторанов. Я бывал в ресторане, где там на газете «Правда» можно выпить пиво за власть советов. Это очень много…

М.КОРОЛЕВА: Как-то вы очень скептически относитесь к этой идее. Вам не кажется, что этот парк будут посещать?..

А.ПРОХАНОВ: Будут посещать. И там будет и мороженое. Может, там будет уголок наркоманов, там все, что может быть. Есть же такие вот.

М.КОРОЛЕВА: Разве в Советском Союзе были наркоманы?

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно. А что же вы, не знаете?

М.КОРОЛЕВА: Нет.

А.ПРОХАНОВ: Большинство наркоманов стали потом олигархами.

М.КОРОЛЕВА: Вы же говорите, что там все было прекрасно.

А.ПРОХАНОВ: Они стали олигархами потом эти наркоманы. У них произошла ломка, они порвали с советским и стали миллиардерами.

Поэтому это все шутовство такое, конечно. И в этом есть еще элемент какой-то горечи, конечно, что над великим смеются. Вот, челноки, которые «Бураны», в них туалеты устраивают. Ну, что может быть прекраснее поглумиться над величием эпохи, которую ты растоптал? Вот эти великие достижения СССР. Ведь, по существу, уже бражничают и мочатся на могилах неизвестному солдату. Это молодежь делает. Поэтому этот парк я не знаю, кто его делают. Коммунисты? Или его делает база НАТО? Может быть, база НАТО…

М.КОРОЛЕВА: Почему? его делают власти города Ульяновска.

А.ПРОХАНОВ: Ну, это коммунистическая власть, я понимаю. Это та же самая власть, которая устраивает перевалочный пункт НАТО. Им следовало просто совместить одно с другим, и через этот парк устроить маршрут прохождения натовских войск с аэродрома на железнодорожную станцию. Это все пустяки, вздор. Это все говорит о том, что левого проекта нового нет. Новый великий левый проект в России грядет, он неизбежен. И он будет с пониманием справедливости как не просто социальной справедливости, повторяю, а как небесной, божественной справедливости. Это будет проект нового христианского социализма.

М.КОРОЛЕВА: Христианского социализма, сказали вы.

А.ПРОХАНОВ: Крестьянского, сударыня, социализма, сударыня.

М.КОРОЛЕВА: Вот, столько спрашивает наш слушатель вас. Не могу тоже не задать этот вопрос, говоря уж о советском периоде. «А для чего нужны были наши великие свершения, если наш народ-победитель жил в таких чудовищных условиях?»

А.ПРОХАНОВ: Он жил в чудовищных условиях. У нас в Советском Союзе не было бесплатного образования. Там парню из деревни чтобы пробиться, стать Гагариным, Королевым, они должны были своих сестер и матерей отправлять в публичные дома и на эти деньги они становились учеными. У нас в Советском Союзе не было бесплатного медицинского обучения. У нас сразу же у тебя заболел в деревне, там не знаю, зуб или печень…

М.КОРОЛЕВА: А, обслуживание вы имеете в виду?

А.ПРОХАНОВ: Да, и ты, конечно, сразу мгновенно продаешь корову и получаешь новый имплантат.

В Советском Союзе были величайшие научные и технические школы. И в этих школах не сидели детки миллиардеров, которые получают свои бабки в том числе и на крови. Советская страна сумела создать такую эскалацию кадровую, когда люди мгновенно из деревень, из пастухов превращались в генералов, в конструкторов звездолетов. Это была великая страна с великими социальными достижениями. И топтаться на этой стране, на этой красной стране – это отвратительно. Обычно на ней топчутся те, кто внутренне чувствует свою причастность к этому преступлению. Причастность к преступлению уничтожения СССР.

М.КОРОЛЕВА: Вот, все-таки, не случайно я вас спросила, не хотели бы вы поработать в этом парке экскурсоводом. Вы, вот, сейчас это самое и сделали. Вот, на самом деле, так это и прозвучало как экскурсия в светлый парк советского периода.

А.ПРОХАНОВ: Я сижу в маленьком зверинце, нас здесь немного, зверьков («Эхо Москвы»). И я здесь не экскурсовод, я здесь экспонат.

М.КОРОЛЕВА: Ну что вы! Ну, если экспонат, то очень говорящий. Вот, Дмитрий из Казани вас спрашивает, раз уж мы все время сегодня возвращаемся к этому слову «справедливость»: «А кто для вас олицетворяет справедливость?»

А.ПРОХАНОВ: Ну, я сейчас мог бы трепаться до бесконечности.

М.КОРОЛЕВА: Нет, понятно, что мы не берем Махатму Ганди там сейчас.

А.ПРОХАНОВ: Не берем.

М.КОРОЛЕВА: А давайте мы возьмем, ну, вот, из ныне живущих людей, которые вас окружают.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что эту справедливость олицетворяла моя бабушка, царствие ей небесное. Моя мама. Мой отец, погибший под Сталинградом, который погиб за величайшую идею справедливости социальной. Вообще у меня был период, когда очень долго жил в деревне русской. Вот эти русские вдовы, которые потеряли своих мужей на войне. А для меня является олицетворением справедливости и добра. Огромное количество людей в русской деревне, да и не только являются носителями справедливости.

М.КОРОЛЕВА: То есть такие вот простые обычные люди?

А.ПРОХАНОВ: Да. Все люди простые и обычные. Генеральные конструкторы, которые, повторяю, сумели за эти 20 чудовищных лет сберечь изобретения, не отдать их црушникам и на разграбление заводы, они – носители этой справедливости. Таких людей очень много. Я надеюсь, что и вы, Марина, являетесь носителем этого высокого качества.

М.КОРОЛЕВА: Да. Я надеюсь, что и вы тоже. Но так вот имен громких назвать не можете, вот так сейчас?

А.ПРОХАНОВ: Вам нужны громкие имена?

М.КОРОЛЕВА: Ну, например.

А.ПРОХАНОВ: Вот, из ныне живущих?

М.КОРОЛЕВА: Да.

А.ПРОХАНОВ: Ну, я думаю, что таким человеком является Константин Душенов. Он был таким, вот… Его духовником был владыка Иоанн, архиепископ Санкт-Петербургский и Ладожский, который сейчас сидит на цепи, его мучают в застенках, он арестован и он там несет этот крест русского православного человека. Для меня он такой, символ справедливости.

Я думаю, что и Олег Шеин, который сейчас голодает и мучается, и тратит остатки своей жизни, он является символом справедливости.

М.КОРОЛЕВА: Все-таки, для вас это так?

А.ПРОХАНОВ: В правительстве таких я не вижу. Я не вижу таких. Огромное количество священников, с которыми я… Ну, не огромное, конечно (это преувеличение). Но я же не общаюсь каждый день с 10-тью священниками. Но я знаю множество священников, несущих свой крест, свой постриг, которые являются для меня символом справедливости. Например, духовник Боголюбского монастыря отец Петр. Величайший человек, который окормляет огромное количество людей, и военных, и простых, нас, грешных. Он для меня является символом справедливости.

М.КОРОЛЕВА: Вопрос от нашего слушателя: «А почему в России все ненастоящее?» Вот, когда мы с вами говорим о настоящем, о справедливости и так далее, ни демократия, ни церковь, ни полиция, ни либерализм, ни даже патриотизм. У вас тоже такое ощущение, что очень много ненастоящего?

А.ПРОХАНОВ: Нет, в России есть очень много подлинного. Во-первых, русское горе – это подлинность. Огромная подлинность. И огромное достояние, кстати, России.

М.КОРОЛЕВА: Ну, тут кто бы сомневался.

А.ПРОХАНОВ: Огромное достояние. И этого достояния хватит следующим поколениям. Мы не оставим в наследство лес, алмазы, древесину.

М.КОРОЛЕВА: Нефть, газ.

А.ПРОХАНОВ: Нефть, газ. Нет, мы оставим в наследство страдание. Это грандиозное достояние, которое будет передаваться из наследства в наследство. Потому что будущее человечества – оно не за газовиками и не за «Де Бирс», которая гранит алмазы, а за теми, кто страдает и сострадает. Потому что будущая человеческая модель, когда рухнет эта страшная либеральная модель, пройдя через фазу фашизма (обязательно она пройдет через эту фазу фашизма), будет цениться только сострадание.

М.КОРОЛЕВА: О боже. Александр Андреевич… Я напомню, что у нас в студии «Эха Москвы» Александр Проханов, журналист, и мы вернемся буквально через несколько минут к программе «Особое мнение». И начнем мы следующую часть с трех вопросов наших слушателей, которые пришли из интернета. Договорились?

А.ПРОХАНОВ: Ну уж так и быть.

М.КОРОЛЕВА: Встречаемся.

А.ПРОХАНОВ: По рукам.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЕВА: И сегодня это «Особое мнение» журналиста Александра Проханова. Я – Марина Королева. Напомню, что нам можно прислать смску по телефону +7 985 970-45-45. Ну а все остальное найдете на нашем сайте, включая кардиограмму эфира. Итак, я обещала вам 3 вопроса от слушателей, ну, в таком режиме блиц, может быть, ну, или чуть более распространенного блиц.

Об общественном телевидении вас спрашивают, ваше мнение. Ну, слышали, наверное, что у нас появится общественное телевидение с 1 января 2013 года. Сначала будут какие-то государственные деньги, потом будут деньги частные. И вот, наконец, мы получим новый проект телевидения, который будет, вроде бы, действительно, общественным. Что думаете?

А.ПРОХАНОВ: В общественном сознании России существует 3 очень сильных, мощных фрагмента. Существует красный, советский фрагмент. Огромное количество людей думает по-советски и демонстрирует советскость глубинную. Существует такой вот белый православно-монархический фрагмент. Он меньше, но он достаточно интенсивный. И существует либеральный фрагмент. Эти 3 фрагмента постоянно друг с другом сталкиваются, сражаются, слипаются, взаимодействуют и распадаются.

Общественное телевидение должно представлять все 3 составляющих. Я боюсь, что оно будет, в основном, доминировать, там будет либеральное сознание, в основном, потому что его будут формировать на базе Общественной палаты (так мне сказали), а Общественная палата, в основном, наполнена либеральными представителями. Но там есть еще и такая, православно-монархо-патриотическая составляющая. А вот это большинство людей, живущих в состоянии постоянной нужды, постоянного страдания, постоянной угнетенности, которое исповедует вот эти красные смыслы, сознательно или полубессознательно…

М.КОРОЛЕВА: То есть вы считаете, их туда не пустят?

А.ПРОХАНОВ: Их туда просто не пустят. И вообще, вот, их не пускают.

М.КОРОЛЕВА: Вас-то пустят на общественное телевидение, как вам кажется? Не звали еще?

А.ПРОХАНОВ: Я и не на общественном все время-то толкусь, и на «Эхо Москвы». Я же исключение. Я урод в этом смысле, понимаете? Я и рассматриваю себя как такое, уродливое явление. Но настоящих носителей вот этих проблем, этой боли, этого горя – их туда не пустят. Я очень боюсь, что либералы и общественное телевидение захватят, как они захватили и не общественное.

М.КОРОЛЕВА: А они захватили не общественное телевидение?..

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно.

М.КОРОЛЕВА: ...вот сейчас, либералы? Демократы?

А.ПРОХАНОВ: Почти на всех каналах…

М.КОРОЛЕВА: И на всех каналах – свобода.

А.ПРОХАНОВ: ...порнуха, чернуха, завитуха, завируха.

М.КОРОЛЕВА: И скажите еще «политические свободы».

А.ПРОХАНОВ: Это все — символы, конечно, вот такого либерализма. Экономические идеалы, идеалы богатого человека, шоу-бизнес – это все либеральные мерзости, и они там доминируют на всех телеканалах.

М.КОРОЛЕВА: А скажите, а зачем нам вообще такое телевидение? Вот, вы можете мне объяснить? Вот, я до сих пор не поняла, может быть, вы сможете мне объяснить. То есть уже у нас есть разные каналы, правда, да? И вот теперь все эти каналы как будто бы признаются не вполне каналами, не очень полноценными, и вот теперь, наконец, мы откроем настоящее общественное телевидение, на котором все разрешат. Да, нет?

А.ПРОХАНОВ: Марин, нам нужен только один канал. Нам нужен Беломоро-Балтийский канал.

М.КОРОЛЕВА: «Беломоро-Балтийский канал», — сказали вы.

А.ПРОХАНОВ: Да.

М.КОРОЛЕВА: И что там будет?

А.ПРОХАНОВ: И там будет такое общественное телевидение, всех туда сошлем.

М.КОРОЛЕВА: Ну, как и было уже. Там было такое общественное телевидение, что можно было просто, вот, от смеха умереть. Или не от смеха.

А.ПРОХАНОВ: Сейчас на фоне этого разгильдяйства и этого безумия, которое каждый день съедает по куску русской истории и уничтожает остатки государства, только вот этот канал, мне кажется, может нас спасти, чтобы, как бы, баржа или сухогруз русской истории прошелся по этому каналу.

М.КОРОЛЕВА: А вы предложите, Александр Андреевич, в Общественную палату проект о создании Беломоро-Балтийского канала.

А.ПРОХАНОВ: Так вот я сейчас и предлагаю.

М.КОРОЛЕВА: Может быть, к вам прислушаются.

А.ПРОХАНОВ: Да, общественный канал Беломоро-Балтийский.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. С телевидением я все поняла, теперь давайте к церкви. Это еще вопрос от нашего слушателя по интернету. «Как вы относитесь к инициативе церкви о введении уголовной ответственности за богохульство?»

А.ПРОХАНОВ: Ну, я думаю, что церковь вправе защищать себя всеми возможными средствами, и в природе церкви (русской в том числе) и были такие практики во время раскола, когда старообрядцы считались богохульниками, еретиками, им рубили головы, сжигали. Так что это не внове.

М.КОРОЛЕВА: То есть вы поддерживаете?

А.ПРОХАНОВ: Ну, нет, я, конечно, не поддерживаю. Я думаю, что церковь не инициировала этого закона. Отдельные представители что-то вякнули и все.

М.КОРОЛЕВА: Ну, предлагают.

А.ПРОХАНОВ: Ну, это не церковь, это не иерархи, это не церковный совет, не Патриархия.

М.КОРОЛЕВА: Как вы о служителях церкви, «вякнули». Вот вам и богохульство уже, пожалуйста.

А.ПРОХАНОВ: Что?

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот, слово «вякнули». Допустим, сказали вот так вот в эфире о служителях церкви, и кто его знает – а вдруг это богохульством сочтут?

А.ПРОХАНОВ: Да нет, служителей церкви бранят все, кому не лень. Я думаю, что никакого уголовного законодательства не будет. Но если, например, будет разрушение храма, подрыв, например, храма или если во время богослужения в храм кинут взрывпакет и там какая-нибудь старуха умрет от разрыва сердца, конечно, нужно судить за хулиганство.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот, а если кто-нибудь станцует и споет что-нибудь, как уже спели и станцевали, это, вот, судить за это? Уголовную ответственность?

А.ПРОХАНОВ: Нет-нет, за это нужно награждать. Мне кажется, что государственная премия должна быть выдана вот этим девочкам, и чтобы туда все, кто прошел школу Ксении Собчак, приходили в церковь и танцевали там свои милые непристойности.

М.КОРОЛЕВА: Да что ж вы к Ксении Собчак? Ксения Собчак, между прочим, становится сейчас таким активным политическим деятелем.

А.ПРОХАНОВ: Да, и церковь приглашает ее на свои соборы…

М.КОРОЛЕВА: И она, кстати, ездила защищать вашего Шеина, которого вы поддерживаете, между прочим.

А.ПРОХАНОВ: Конечно. Она пиарится на страданиях людей. Пусть бы она поголодала. Она как раз сбросит лишний вес. Понимаете?

М.КОРОЛЕВА: У нее нет лишнего веса.

А.ПРОХАНОВ: Нет, у нее огромный лишний вес. Она все время срезает… Она с себя какие-то стружки снимает постоянно. Это очень горько.

М.КОРОЛЕВА: Ну, Александр Андреевич, вот, что вы говорите?

А.ПРОХАНОВ: Ну, действительно. Ну, она же сама говорит.

М.КОРОЛЕВА: Вы знаете, давайте лучше вернемся к церкви. Я вас спрошу… Вот, Сергей задает вопрос из Тюмени.

А.ПРОХАНОВ: Тогда не задавайте опасных вопросов.

М.КОРОЛЕВА: Это не опасный вопрос. Кстати, Ксения Собчак прекрасно задает опасные вопросы. А с вами, видите, это, действительно, опасно. Сергей из Тюмени – это тоже по поводу ваших рассуждений, а совместима ли вера в бога с идеей построения коммунизма? Вот вы там про христианско-коммунистическую или социалистическую партию говорили.

А.ПРОХАНОВ: Конечно, совместима. Потому что, скажем, Евангелие – это абсолютно соцреалистическая книжка. Она говорит о мечте, об утопии, почти недостижимой, она говорит, что эту утопию нужно преодолевать, нужно достигать через великие жертвы, через мучения, через отказ от собственности, через путь стоицизма и аскетизма. Она рассказывает о великом лидере, который может повести человечество вот в эту утопию, в это царствие небесное. Она рассказывает о чудесном. Потому что на пути в коммунистический рай или в райские кущи человека или человечество ожидают потрясающие, фантастические чудеса и видения. И она (эта книжка) говорит о новом человечестве, о новой земле и небе, она говорит о новом Иерусалиме. И когда случится этот страшный суд, то мы обретем абсолютно другое человечество и другую землю.

М.КОРОЛЕВА: Но, ведь, у нас же был опыт, Александр Андреевич, в 1917 году. Как коммунисты поступили с церковью и с религией?

А.ПРОХАНОВ: С церковью коммунисты поступили плохо. Они поступили…

М.КОРОЛЕВА: Они ошиблись? Или что это было?

А.ПРОХАНОВ: Они поступили гадко с церковью. Но смотрите, что произошло. В феврале 1917 года либералы свергли государя-императора, они свергли помазанника, они свергли монарха, который представлял огромную православную священную империю.

М.КОРОЛЕВА: Но он, вообще-то, сам отрекся.

А.ПРОХАНОВ: Революция была проведена царем, я знаю, да, революция 1917 года была проведена самим царем, и он после этого отрекся. Либералы сломали хребет русскому православному монархическому государству. И этим самым был разрушен величайший храм православный. Это первое разрушение храма (уничтожение монарха и монархии). После этого началось избиение духовенства, разрушение всех остальных храмов. Но первый, самый главный и великий храм был ими разрушен.

Теперь Сталин, которого вы так любите, он вел священную войну против фашизма с 1941-го по 1945-й год. Эта священная война увенчалась священной победой. Священной победой. Об этом церковь говорит: она приравнивает победу 1945 года к великому религиозному празднику. И, по существу, победа 1945 года равняется воссозданию огромного, святого, светоносного храма. И красный монарх Сталин построил этот храм. И либералы опять его разрушили.

М.КОРОЛЕВА: Да, только на месте Храма Христа Спасителя был бассейн в то время.

А.ПРОХАНОВ: На месте Храма Христа Спасителя был монастырь русский стародавний, который разрушили строители храма. А на месте, может быть, того было какое-то капище.

Значит, повторяю. Был построен великий храм русской победы 1945 года. И либералы и его изгрызли, и добивают сегодня хрупкое государство. Поэтому, конечно, церковь и советский опыт совместимы. Они совместимы в одном человеке, в красном монархе.

М.КОРОЛЕВА: Я просто потеряла дар речи, Александр Андреевич. Поэтому я задам вам последний вопрос – он тоже от нашего слушателя. У нас с вами полторы минуты. «Что вас радует в последнее время больше всего?»

А.ПРОХАНОВ: Меня радует затяжная русская весна, затяжная, с обилием снега, такая, слезная, туманная, восхитительная весна, о которой Европе и не мечтать, потому что там все быстро меняется.

М.КОРОЛЕВА: Ну, точнее, затяжная зима.

А.ПРОХАНОВ: Затяжная зима, вот, тонкая такая, мучительная, больная и восхитительная весна. Об этой весне Мандельштам сказал: «Прозрачная весна над черною Невой сломалась, воск бессмертья тает». Вот это меня радует. И русские люди, которые пришли на Пасху в мой родной храм, в мою деревню, это были прекрасные молодые люди, много мужчин было, много детей. И вот эта весна, и эта пасхальная чудесная служба радует меня.

М.КОРОЛЕВА: Вы только Мандельштама процитировали. Вы же знаете, как он погиб, да?

А.ПРОХАНОВ: Да, я знаю, что Мандельштам не погиб, он жив среди нас и, вот, по существу, моими устами он говорит.

М.КОРОЛЕВА: Это был Александр Проханов, это было его особое мнение. Я – Марина Королева. Всем счастливо.

А.ПРОХАНОВ: Бедненькая моя.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире