'Вопросы к интервью
И. ВОРОБЬЁВА — Здравствуйте, добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ирина Воробьёва. И здесь в студии гость, как всегда с особым мнением, это главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Дмитрий, здравствуйте.

Д. МУРАТОВ — Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЁВА — Напомню наши координаты: +79859704545 — это телефон для ваших СМС-сообщений. Ну, и, конечно, вы пишете нам из Twitter'а наверняка. Если пишите, пишите на аккаунт vyzvon. Дмитрий, очень многие интересуются судьбой «Новой газеты». Как дела с разморозкой, заморозкой счёта господина Лебедева, чем платят зарплату сотрудникам, платят ли вообще.

Д. МУРАТОВ — Зарплату заплатили. Что будет в каком-то будущем, мы пока не загадываем. Просто спокойно работаем. Были у нас, прямо скажем, времена и куда сложнее. И как-то тоже справлялись. Поэтому все свои обязательства газета перед читателями, перед подписчиками, перед любимой аудиторией, естественно, выполнит. Никаких сомнений нет.

То, что касается Александра Евгеньевича Лебедева, мне известно, я его видел сегодня. Проверка у него продолжается. Я спросил, сколько страниц в этой проверке. Он мне сказал цифры, я попросил повторить, он повторил, я всё равно подумал, что уже целый лес — 48 000.

И. ВОРОБЬЁВА — 48 000 страниц…

Д. МУРАТОВ — 48 000 страниц — это проверка банка с филиалами. Пока результатов проверки нет, поэтому ничего здесь сказать нельзя. Но банк работает, Лебедев излучает такое злое спокойствие.

И. ВОРОБЬЁВА — Злое спокойствие — это, наверное, неплохо…

Д. МУРАТОВ — Да, ничего.

И. ВОРОБЬЁВА — Смотрите, в прошлый раз, когда мы с вами встречались в эфире, он был достаточно давно, вы мне говорили, что всё будет уже лучше и лучше, всё-таки всё будет лучше. Я вам верила. И вот в конце медведевского срока, когда уже всё, неожиданно принимает закон о партиях и неожиданно пускает обратно в страну Наталью Морарь.

Д. МУРАТОВ — То есть не напрасно вы мне, Воробьёва, верили?

И. ВОРОБЬЁВА — Я вообще вам верю, Дмитрий, вы же понимаете.

Д. МУРАТОВ— Это хорошо. Пронесите это чувство через долгую-долгую жизнь.

И. ВОРОБЬЁВА — Хорошо. А теперь заставьте меня ещё во что-нибудь поверить. Скажите, а как вы считаете, это всё, чем ограничится Медведев, или будут какие-то ещё такие резкие шаги?

Д. МУРАТОВ — Давайте разберёмся. Мы связываем свои надежды только с руководителями страны или с собою? Вот, мне кажется, что всё-таки у нас есть наш актив — это мы. Мне кажется, что благодаря обществу, благодаря тем, кого называют рассерженными горожанами, расширено такое пространство неполитической правды в стране. Появились новые лидеры. Появился новый стиль. Появилась новая эпоха людей, у которых молодые, но глубокие и интеллектуальные идеалы, которые на самом деле начали создавать новую страну. Вот, новую страну. И я на самом деле хочу тебе, или как мы в эфире говорим, вам…

И. ВОРОБЬЁВА — Тебе, конечно.

Д. МУРАТОВ — Низко поклониться за поисковый отряд «Лиза Алерт».

И. ВОРОБЬЁВА — Григорий Сергеев, да.

Д. МУРАТОВ — Может быть, вы раньше других просто начали, но я вижу, как создаются вот эти сетевые сообщества, и это уже не перепост twit'а в twitter'е, а это уже вещи, которые начинают вести за собою новые законы, идеи, проекты. Вообще на наших глазах появляется эта страна. Партия iphone'ов победила партию шансонов в новом пространстве абсолютно точно. Мне говорят вот эти люди, которые ходят, чешут, расчёсывают себе потные ладони и говорят — протест слит. Слушайте, мне становится искренне весело, потому что знаете, как они в эпоху гламура… это такая категория людей, которая думает, что за две поездки и три прогулки — раз, и всё должно измениться, и Путин будет стоять с ключами кремля. Ну это ж глупо. Надо просто понять, что в эпоху гламура говорили «чмоки-чмоки», теперь пишут «пичалька-пичалька». Вот, не надо ни «чмоков-чмоков», ни «пичалек-пичалек». Вот только сейчас начинается такая масштабная, отличная, обнадёживающая серьёзная работа. Не обязательно считать, сколько народу выйдет, говорят… не надо считать поголовье. Просто началась эпоха нового общественного мнения в стране началась, эпоха создания крушения репутаций, эпоха нажима на правительства.

Я согласен, кстати, с фразой Адама Михника, сторонника абсолютно мирного протеста, который сказал, что переговоры с правительством хороши, когда держишь у них револьвер у виска. Значит, вот это общественное мнение и есть этот самый револьвер, и, конечно, они вынуждены его учитывать.

И. ВОРОБЬЁВА — Он достаточно далеко от виска, согласитесь.

Д. МУРАТОВ — Я, кстати говоря, про это не знаю. я думаю, что они чувствуют это совсем иначе. У них, по-моему, это холодит. И дело-то, ещё раз говорю, не в реальном стволе, а вот в этом общественном мнении, которое никуда уже никогда не денется. И на него придётся ориентироваться.

И. ВОРОБЬЁВА — Сказали, что появились новые лидеры. Кто это?

Д. МУРАТОВ — Я могу… Вот, если год назад я бы, наверное, не мог перечислить, то я теперь могу сказать, что кроме политиков, которые многие годы, самые трудные годы, когда формировалось такое имбецильное сознание ипотечного поколения, которые только думали об этом, а потом выросли, и поняли, что интересна страна в целом, а не только в пятницу вечером бухнуть, а потом снова одеть синий воротничок. Появились, кроме этих политиков, которые все мы знаем, я не буду перечислять имён, на мой взгляд, появились новые лидеры. Среди политиков, пожалуйста, я могу сказать, что очень сильно заявил о себе, например, младший Гудков. Отважный, умный, быстрый, не зашоренный на какую-то идеологию. А просто такой общественный, весёлый такой рейнджер. Очень, по-моему, приличный человек, который сумел фактически схватить за руку одного из кандидатов в президенты, вот этого спойлера Мезенцева. Я прекрасно помню, наши сотрудники там были.

Я могу сказать, что появились лидеры общественного мнения, а не только политического.

И. ВОРОБЬЁВА — Сейчас мы буквально на минуту прервёмся, а потом про лидеров ещё поговорим.



РЕКЛАМА



И. ВОРОБЬЁВА — Продолжаем программу «Особое мнение» с главным редактором «Новой газеты» Дмитрием Муратовым. Дмитрий, ну хорошо, я понимаю, сын Гудкова… да, он всегда был активный. Я видела… читаю его Twitter постоянно, он что-то делал постоянно. А вот те, кто проснулись, есть, кто выбился, то есть говорили же, что настоящие лидеры — они рождаются там где-то в толпе на площади. Вот, где-то там, среди людей. И уже потом именно они становятся лидерами. Есть такие у нас сейчас, как считаете?

Д. МУРАТОВ — Очевидный просто ответ, что за последнее время благодаря социальным сетям, благодаря тому, что там формируется серьёзное общественное мнение, конечно, появились те люди, которые, конечно, вошли в Лигу избирателей. Появляются люди, которые совершают безбашенные, незастрахованные, с нехеджированными рисками, поступки, ну он актёр, ему же нужно залы предоставлять, а Максим Виторган читает блестящий абсолютно текст и становится… и слава богу, настоящим лидером одной из самых интересных выступлений…

И. ВОРОБЬЁВА — Это лучшее выступление.

Д. МУРАТОВ — Просто… дело даже не в митинге. Дело в масштабе личности, которая заново на наших глазах родилась. Это происходит теперь постоянно. Это происходит в офисах, галереях, на улицах, в социальных сетях, в газетах. Это очень правильная штука. Мне единственное, что не нравится — вот это легковесное рассуждение в старых терминах типа «мы проиграли выборы». Ой, слушайте, ну что же мы сами-то себя стараемся декапитализировать. Во-первых, лозунг «за честные выборы» никто не снимал. Во-вторых, появилось потрясающее количество добросовестных людей, десяткит тысяч. Ну когда их такое было, те, кого мы называем наблюдателями? Им поклониться надо, этим людям, которые сказали нам, каков реальный процент, он на 14 меньше, чем записано, и на 24 меньше… На парламентских выборах меньше, чем на президентских у победивших. У победивших субъектов. Эти люди образовали себя, образовали нас, родили новое знание. Появился новый мониторинг. Это же удивительно. А нам противоположная сторона говорит, я вот встречался с одним видным единоросом, он говорит — мы могли выиграть и не воруя голоса. Я говорю — стоп! Вот давай, сядем, ещё раз скажи-ка, что ты… Да, говорит, мы могли выиграть, и наш кандидат, он имеет Владимира Владимировича Путина, выиграл бы и без каруселей, и без дополнительных участков, и без открепительных удостоверений, и без новых технологий под названием «здесь голосуют люди, у которых непрерывное производство». Знаете? Это прекрасная фишка.

И. ВОРОБЬЁВА — Да, конечно. Часто обсуждали в своих программах.

Д. МУРАТОВ — Я говорю — ты знаешь, ты мне сейчас говоришь, как один рецедивист. Я слышал его фразу однажды. Он сказал так — да, я её изнасиловал, но она и так была беременна. Значит, эта история не проходит. Вы потеряли моральный мандат на честность. Ваш кандидат пытался выиграть честно? Он пытался, чтоб голосование было честным? Но сами выборы таковыми, конечно, признать нельзя. От выдвижения кандидатов до предвыборной кампании…

И. ВОРОБЬЁВА — Ну Путин реально же выиграл выборы. У него высокий рейтинг…

Д. МУРАТОВ — Слушайте, да конечно. Но, естественно, его любят многие люди. Но это же надо признать, это ж надо признать. И он набрал свои вот эти 50% голосов проголосовавших людей. Но это приблизительно 30% населения страны. Ну, вот, 50% реальных, 50 + 1 голос, допустим, да, проголосовавших за Владимира Владимировича Путина из того процента явки — это приблизительно 30% населения страны. Да, они есть, они будут. Это люди, которые видят в нём защитника, отца, собирателя, непьющего солдата. «За нами Путин и Сталинград», да?

И. ВОРОБЬЁВА — Умрём под Москвой.

Д. МУРАТОВ — И что, есть такие люди. А что, мы будем с этими людьми воевать, что ли? Это он нас призывает. Он их призывает воевать с нами. А мы-то ни в коем случае не должны. Да, есть такие люди. Жизнь не дала им возможности жить в больших городах. Жизнь не дала им, может быть, какой-то истории, большей самостоятельности, они в большей степени зависимы от бюджета, от работодателя, от денег. Им нужен вот такой защитник. И надо просто сказать — да, мы граждане одной страны. Всё. Уважаем ваш выбор. Только у нас другой.

И. ВОРОБЬЁВА — А зачем же вы так как-то описали вот этих людей, которые голосовали за Путина и верят в него. Полно у него доверенных лиц. Вполне себе сытые столичные люди с образованием, с достатком.

Д. МУРАТОВ — Мы говорим про искренних людей? Вот, я сейчас говорю…

И. ВОРОБЬЁВА — В том числе, кстати, про искренних.

Д. МУРАТОВ — Про искренних людей. А ещё есть, конечно же, класс… ну, вы, наверное, знаете, что у нас количество бюрократов в России в 2 раза больше, чем количество бюрократов, бывшее в Советском Союзе. вот, если эти миллионы людей с членами семей, значит, там, с членами семей, с жёнами, с мамами, с теми людьми, которым они обеспечивают комфорт своей заработной платой. Вы видели эти замечательные таблицы? Ну, например, там, в Минздраве зарплата сотрудника министерства в среднем почти что в 7 раз выше, чем в среднем по отрасли, да? Вот эти нормально живущие люди, обслуживающие бюрократические аппараты, да, это целая каста. Ещё бы они не голосовали за своего кандидата. Ну, конечно же. Другое дело, что, мне кажется, сейчас они поняли… Конечно, Владимир Путин… И они, я думаю, сейчас это чувствуют… вот, сейчас-то они чувствуют другой револьвер у виска. Конечно, Путин обнулит отношения со многими-многими и многими из них.

И. ВОРОБЬЁВА — Зачем?

Д. МУРАТОВ — Помните фразу Ельцина 1996 года в отношении Коржакова и Сосковца — «слишком много брали и слишком мало отдавали». Вот, посмотрел, я так думаю, Владимир Владимирович на чудесных своих друзей, это же чудо, это Гиннесс, не пиво, книга рекордов. Все соседи по кооперативу «Озеро» оказались выдающимися бизнесменами и управленцами. Вы представляете, какой бизнес-инкубатор? Какая Силиконовая долина! Какое Сколково! Особая почва, понимаете? И вот эти люди, которые просто когда-то вместе стояли на матах, они теперь строят все дороги, Роттенберги, они командуют наукой, всеми мультимедийными СМИ, Ковальчуки… Это же потрясающе! А люди вдруг любить перестали… и вот этот дикий разрыв между тем, что вроде бы… ну, вот, я же им всё дал, и они же должны сделать так, чтобы всё было в стране хорошо. А вдруг он чувствует вот эту огромное изменившееся к нему отношение тех самых…

И. ВОРОБЬЁВА — Вы думаете, он чувствует?

Д. МУРАТОВ — Ну, конечно же, чувствует. Ну что вы. Он живо чувствующий человек, как я думаю, по-своему любящий Родину, и вдруг он понимает, что он живёт и работает в городе, который не хочет, чтоб он ими правил, руководил и перекрывал им дороги, они не собираются больше прощать абсолютно ничего. И, конечно, он, я думаю, что чувствует. Я не психолог в этом разбираться. Не по этой части. Но мы говорим со многими людьми, которые причастны к тем коридорам и ворсятся в тех коврах, так что…

И. ВОРОБЬЁВА — Ну так что? Будет Путин 2.0, как обещал нам Песков? Путинская либерализация? Каким будет Путин в новом сроке?

Д. МУРАТОВ — Я ещё раз говорю. Вот, бог миловал, я не политолог. Поэтому я просто могу сказать, что теперь общественное мнение… Я не хочу зависеть от Путина, понимаете? Мне не нужна власть, а мне нужна честная власть. Вот, в чём дело. И уже общество заставит работать в своих интересах. Ну, вот, посмотрите.

И. ВОРОБЬЁВА — Смотрю. На что?

Д. МУРАТОВ — Вот, как они врали. Как же они боятся… я принёс знаменитую фотографию, мы сейчас занимаемся этой историей, просто хочу напомнить. Это участок №3377.

И. ВОРОБЬЁВА — Временный избирательный участок?

Д. МУРАТОВ — Временный избирательный участок. Дополнительный. Дополнительный избирательный участок. Вы представляете, как же нужно было бояться людей. Настоящий участок 3377 был в роддоме на улице Олеко Дундича. Но роженицам не хватало просто времени там проголосовать. Видимо, была очередь из рожениц, и открыли дополнительный участок. Такой же, 3377, ну, чтоб можно было проголосовать.

И. ВОРОБЬЁВА — Чтоб рожениц не смущать.

Д. МУРАТОВ — Отогнали его на кольцевую дорогу за 21 километр, посчитал дотошный блогер, от этого самого роддома. Наблюдатели нашли этот участок. Никаких веб-камер на нём, конечно, не было. Не хватило. Никто туда не приходили. За ним следили наблюдатели двух партий. Но выяснилось, что там проголосовало 1033 человека. Вот, когда люди занимаются такой махинацией… а почему? Путин же сказал — давайте по-честному проголосуем. Сказал же?

И. ВОРОБЬЁВА — Да, да.

Д. МУРАТОВ — Ну так они хотят остаться на своём месте, они так хотят, чтобы было 87, а не 64, что все оказались просто посмешищем. В Рязани, сообщает наша газета, «Новая газета», в Рязани гениальную историю придумали. Вот такого ещё не было. Это ноу-хау, мы напечатаем это в понедельник в специальном выпуске, где у нас будут рассказывать наблюдатели. Мы хотим подвести итоги, черту подвести, и дальше уже спокойно работать. Это гениально. Наблюдателям выдали протоколы с правильными цифрами. С правильными.

И. ВОРОБЬЁВА — То есть те, которые были посчитаны…

Д. МУРАТОВ — Те, которые были посчитаны, печати, всё, у наблюдателей. Утром наблюдатели смотрят — а цифры-то другие. Они на 30, 50, 70 голосов в пользу победившего кандидата там больше голосов. А у них же на руках эти бюллетени. Они идут в суд и в участковые избирательные комиссии, и в территориальные избирательные комиссии, говорят — позвольте, вот у нас заверенный печатью протокольчик. В Рязани. Таких участков там несколько десятков. Я просто хочу сказать. Несколько десятков. Им говорят — да? Это фальшивка. Они говорят — как фальшивка? Вот печать. — Печать-то фальшивая. Смотрите, вот настоящая печать, на ней звёздочки стоят по кругу. А у вас, подруга, стоят точечки. Все говорят — подождите… они, конечно, от наглости ошалели, но они, вот, до чего людей надо было довести.

И. ВОРОБЬЁВА — То есть, я прошу прощения, они сделали фальшивые печати специально, чтобы…

Д. МУРАТОВ — Сделали фальшивые печати и ставили их наблюдателям, а когда наблюдатели обнаружили разницу, говорят — нет, это фальшивка. Но в результате так Рязань возмутилась, что сейчас следственным комитетом принято решение по всем этим участкам проводить проверки. Знаменитая наша публикация Нины Петляновой про этого депутата от «Единой России» Салаева, за которого карусельщики голосовали, а потом предъявили — ну, ты бабок не заплатил? Гони нам деньги, потому что мы за тебя каруселили. Значит, три месяца местный следственный комитет открывал дело, закрывал дело, открывал-закрывал, потом, значит, наша собкор взяла их за жабры. Она говорит — ну где? — Да, говорит, мы дело закрыли. — А почему? — говорит. — А мы, говорит, Салаева допросить не смогли, он куда-то за границу уехал.

Отлично, ребята! Поздравляю питерский следственный комитет с гениальной работой. Ещё один висяк.

И. ВОРОБЬЁВА — Да, какие-то выборы были у нас весёлые. Хорошо, осталось у нас буквально пара минут до перерыва. Есть что-то новое в «Новой газете», если я так выражусь? Какие-то… я потому что посмотрела у вас сегодня на сайте «Новой газеты». У вас там появились какие-то новые проекты, такие чистые новогазетские, скажем так.

Д. МУРАТОВ — Ну, вот, я до перерыва про один скажу, а про основной я даже проанонсирую, у нас в понедельник выйдет, на мой взгляд, сногсшибательный материал. Отдел расследований и специальный корреспондент Роман Анин готовили его несколько месяцев. Фактически это материал, ставящий, для меня, например, точку в механизме дела Сергея Магнитского.

И. ВОРОБЬЁВА — Угу. В понедельник.

Д. МУРАТОВ — Мы сумели найти… газета сумела найти все фирмы, через которые формировался параллельный бюджет специальных служб и коррумпированных чиновников и налоговиков. Когда выводились из бюджета под видом возврата НДС деньги, я расскажу об этом сразу после перерыва.

И. ВОРОБЬЁВА — Да, да, вот, сейчас вы хотели сказать, что такое…

Д. МУРАТОВ — А вот я покажу. Это такой проект, в котором будут участвовать молодые актёры, лидеры общественного мнения. Здесь телефон. Нам надо, конечно, очень-очень постараться сократить количество этих страшных суицидов самоубийств подростков. Тут есть телефон. На этот телефон… Вот, сейчас на этот телефон показывает замечательный абсолютно актёр Никита Ефремов, актёр-современник, и вот этот телефон. Главное — тут родителям… родители, забейтей в трубке детям этот телефон.

И. ВОРОБЬЁВА — 8 800 2000 122. Ну, мы его ещё повесим везде, и я думаю, что обсудим важное…

Д. МУРАТОВ — И спасибо. По-моему, это очень правильно. По средам это будем продолжать.

И. ВОРОБЬЁВА — Давайте на перерыв идём, и быстро продолжим после этого.



НОВОСТИ



И. ВОРОБЬЁВА — Продолжается программа «Особое мнение». В студии главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Рассказывайте… давайте небольшую затравочку нашим слушателям сделаем. В понедельник выйдет материал по Магнитскому. Что там будет?

Д. МУРАТОВ — Я от себя только лично, прежде чем это прочитаю, хочу глубоко уважаемому мною Майку Макфолу… я, к сожалению, не видел его… вот, когда он приступил к нынешней своей службе, давно его видел последний раз, это образованный, умный, потрясающий человек. Мне очень обидно, что в Москве эти люди, которые считают себя… журналистами они представляются, да? Что они устраивают такие дикости, такую в самом фиговом смысле слова азиатчину. В Москве это просто очень худо. Майкл, вы мои извинения просто примите, пожалуйста.

И. ВОРОБЬЁВА — Речь идёт о том, что телекомпания НТВ, как вы слышали только что в новостях, преследовала Майка Макфола, по крайней мере, он так заявлял, что они его преследовали. Он, собственно, спросил их, не стыдно ли им за всю страну?

Д. МУРАТОВ — А преследовать надо других людей. Ир, вот я сейчас про них хочу рассказать.

И. ВОРОБЬЁВА — Каких?

Д. МУРАТОВ — Значит, вы помните, что Сергей Магнитский погиб, пытаясь выяснить, куда делись 5,4 миллиарда рублей, которые возместили в качестве налога на добавленную стоимость. Я напомню, что в каждый товар, который мы покупаем, входит процент, так называемый налог на добавленную стоимость. Если. например, компания купила вот этих кружек 100 штук и не продала их в течение какого-то времени, то есть ей этот налог, который они до этого заплатили государству, должен быть возвращён. Это если примитивно говорить. Как вы понимаете, вернуть у нашего государства поступившие в казну деньги — это дело непростое. Теперь я вам приведу несколько цифр, прочитаю пару абзацев. Кто стоит, сядьте. Кто седой, тому повезло.

И. ВОРОБЬЁВА — Вы меня пугаете.

Д. МУРАТОВ — Смотрите, смотрите. Уже Магнитский находится в СИЗО. Ещё жив. А чиновница 28-ой налоговой инспекции, той самой, где была похищена бОльшая часть 5,4...

И. ВОРОБЬЁВА — Той самой суммы.

Д. МУРАТОВ — Миллиардов, о чём Магнитский в СИЗО неоднократно писал и докладывал, Магнитский уже пишет про это, пишет, пишет. Они принимают решение о возмещении НДС фирме некой ООО «Аврора» на 500 миллионов рублей. 3 мата это заключение поступает в Федеральное казначейство. Тут внимание. И на следующий день, 4 марта, Федеральное казначейство перечисляет из нашего бюджета 500 миллионов рублей на счёт ООО «Аврора» в неком «Бенефит-банке». Про этот отмывочный банк чуть позже.

И. ВОРОБЬЁВА — А… так быстро? Прям…

Д. МУРАТОВ — Слушайте, я же говорю — за день. Вот, сегодня сказали… Пришли в Федеральное казначейство из налоговой инспекции документы, и говорят… налоговая им говорит — слушайте, верните-ка полмиллиарда рублей. Те говорят — есть! И на следующий день возвращают. Ну, это отзывчивые, профессиональные, оперативно действующие люди. Что они подтвердили чуть позднее?

Смотрите, 28 мая та же 28-ая инспекция. Принято решение об одном ещё возмещении НДС той же фирме «Аврора» на 503 миллиона рублей. Смотрите, 29 мая это заключение из налоговой поступило в Федеральное казначейство, а 1 июня…

И. ВОРОБЬЁВА — Отзывчивые.

Д. МУРАТОВ — Отзывчивые люди эти 503 миллиона рублей уже перечислили на счёт ООО «Аврора» в том же «Бенефит-банке». Это… то есть то, что вещь, абсолютно невозможно. Это ладно. Что такое это ООО «Аврора», вернувшая за пару месяцев миллиард рублей НДС из 28-ой инспекции, той самой Степановой, у которой вдруг обнаружилось множество недвижимости, о чём Алёша Навальный неоднократно писал… у него все данные.

И. ВОРОБЬЁВА — Ролики снимались, да.

Д. МУРАТОВ — Оно в 2006 году было зарегистрировано одним парнем Калининым из Северного Чертаново. Он учредитель огромного количества фирм со всеми признаками однодневок, с ним связаться невозможно. Потом Калинина выводят из дела, его заменяет житель из посёлка Заволжский Пугачёвского района Саратовской области Пестряков. И вот этот Пестряков, ни про что не ведающий — он как раз и получает на свой счёт этот 1 миллиард рублей. Найти Пестрякова, естественно, невозможно. Потом директором ООО «Аврора» становится Юлия Горска. Эту Юлию Горску знают все налоговики. Это женщина сложной судьбы, которая живёт в деревне Мелекешино, и она учредитель десятков, десятков и десятков фирм-однодневок. Но налоговая инспекция под контролем ЦБ, под контролем федерального министерства, под контролем всех силовиков и спецслужб перечисляет туда на тот же ЗАО, в тот же самый «Бенефит-банк» уже через неё 502 миллиона рублей. Потом перечисляет… получает уже это директор этой фирмы новой «Апитекс» Сарафанов, который вообще ничего про это не знал. Он кому-то продал готовую компанию, которая ему убытки приносила, за 10 000 рублей. И эта компания под полным контролем государства получает эти абсолютно гигантские средства. Что интересно, потом адрес этой компании «Апитекс» оказался в городе Твери в том же абсолютно офисе зарегистрированном, где исчезнувшее ООО «Аврора», которое получило, я никого ещё не запутал, внимание, да…

И. ВОРОБЬЁВА — Полтора? Нет?

Д. МУРАТОВ — Которое получило до этого тот самый миллиард. Они даже по одному адресу и зарегистрированы. А последнее, что скажу.

И. ВОРОБЬЁВА — Какое отношение эта «Аврора» имеет к Магнитскому?

Д. МУРАТОВ — Та же самая 28-ая инспекция, которую изобличил Магнитский о том, что она выявила 5,4 миллиарда рублей, эта же инспекция и дала указание Федеральному казначейству, письмо направила, вот этой фирме-однодневике перечислить наш миллиард. А потом эта же инспекция и другая ещё инспекция, 25-ая, я забыл фамилию этой доброй гражданки, которую надо знать, но я вспомню, но я её вспомню. Значит, вот из 25-ой инспекции перечислила. И это они делали постоянно и постоянно. Выяснилось, что даже главный у Сергея Магнитского это такой банкир Клюев, это «Универсальный Банк Сбережений». Так выяснилось, что «Бенефит-банк» и «Банк сбережений», вот эти банки, через которые получались эти деньги, они принадлежат одним и тем же хозяевам из нашей дорогой республики Дагестан.

И. ВОРОБЬЁВА — То есть получается, что Магнитский тем, что он писал, он боролся фактически против целой системы всех ведомств, которые занимались…

Д. МУРАТОВ — Ес. Он взял и влез в систему, которая создавала параллельный бюджет для коррумпированных чиновников и силовиков. Они ничего уже так просто не воровали. Они в никаких отпилах, распилах, рискованных делах не участвовали. Они писали письмо, чтобы фирмы-однодневки, которые проверяются вот так — щелкнуть пальцем, они перечислили туда миллиарды денег, и у нас есть за 2009-2010 год почти весь перечень этих вещей. Допрашивайте. Надо сказать, что это при предыдущем руководстве Министерства налогов и сборов было. Когда туда пришёл Мишустин, вот, нынешний министр, у него на 23% возрос сбор НДС и резко уменьшился вот этот самый… То есть схема вон та действовать перестала. Но все люди на местах… Степанова находится где-то в отпуске. Многие из тех, кто это делал, находятся сейчас в Министерства обороны у господина Сердюкова, который тогда заведовал налоговой службой, я хотел бы об этом напомнить. Надо срочно это расследовать.

И. ВОРОБЬЁВА — Вот, скажите мне одну вещь. Во-первых, нам слушатель пишет, что речь идёт о возврате переплаченного налога на прибыль, и будут ли какие-то обращения по факту публикации? Ведь у нас публикация в СМИ является поводом для проверки как минимум Прокуратуры, как минимум. Будете ли вы обращаться?

Д. МУРАТОВ — Я сегодня лично в присутствии, кстати, вашего главного редактора Алексея Венедиктова передал Михаила Абызову, человеку, который отвечает в администрации президента Дмитрия Медведева за открытое правительство. Я передал этот материал, который мы будем публиковать у себя в газете в понедельник. Я прямо спросил — к кому же с этим обращаться? Независимого прокурора по расследованию коррупции? У нас этого института нету. Он пока отложен, он пока непонятен. А кому отдавать? В это Федеральное казначейство? В ЦБ? Налоговикам? Вот, тем налоговикам. Куда? В Прокуратуру, которая до сих пор не может с казино разобраться? Кому отдавать? Вот, скажите мне, кому отдавать? Или вы хотите сказать, что когда такие миллиарды уходят, об этом ФСБ не знает? Знаменитое управление экономической безопасности, мимо которого муха с телефонами Чичваркина не проскочит. А? Кому отдавать? Он мне прямо сказал — президенту.

И. ВОРОБЬЁВА — И вы передали.

Д. МУРАТОВ — И я передал. Официально, ещё раз, в понедельник, это дело пошьют. Ну и посмотрим за результатом. Перепостивайте этот материал, ребята. Давайте посмотрим, какие меры по нему будут приняты. Тем более, я думаю, что когда нынешнее руководство налоговой, как выяснилось, было заинтересовано в том, чтобы расчистить всё это и прозрачно работать. Может быть, и в их лице ещё обретём союзникам, и, может быть, у них в закромах есть какие-то любопытные документы, если пошариться. В общем, с ними, я полагаю, можно работать.

И. ВОРОБЬЁВА — В общем, читайте «Новую газету» в понедельник, все подробности там будут. Я думаю, что на слух воспринимать всё равно тяжелее, чем в тексте, поэтому весь большой материал можно будет прочитать в «Новой газете» в понедельник.

Д. МУРАТОВ — Понятно изложил? К добрым людям поступает письмо из налоговой инспекции.

И. ВОРОБЬЁВА — Уже нет времени, к сожалению. 5 секунд. Всё, Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты», в понедельник читайте материал. До встречи.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире