'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 февраля 2012, 19:08

А.САМСОНОВА: Добрый вечер. В Москве 19 часов и 8 минут, это программа «Особое мнение», радио «Эхо Москвы». Меня зовут Тоня Самсонова, и сегодня я беседую с Александром Прохановым, главным редактором газеты «Завтра». Александр Андреевич, здравствуйте.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

А.САМСОНОВА: Александр Андреевич, пользуясь вашими терминами, кто кого сейчас побеждает? Антиоранжевая коалиция побеждает оранжевую угрозу или оранжевая угроза побеждает антиоранжевую коалицию? Какой счет на сегодняшний момент?

А.ПРОХАНОВ: По-моему, такое ощущение, что болотоходцы несколько уступили поклоноборцам. Но не значительно. Потому что вот эта пауза, которая протянулась от митинга на Поклонной горе по сегодняшний день, наполнена массой всяких самых разных событий. И инициатива, такая, интуитивная, социально-психологическая, все-таки, мне кажется, на стороне болотоходцев.

А.САМСОНОВА: А почему если побеждают поклоноборцы… Да?

А.ПРОХАНОВ: Нет, побеждают болотоходцы в своих инициативах, в своей энергетике, в своих таких, несколько истероидных технологиях. А как раз поклоноборцы – они как-то, вот, несколько статичны.

А.САМСОНОВА: А зачем поклоноборцы перенимают истероидные технологии у болотоходцев? В частности, зачем Александр Проханов сидит в антиоранжевом комитете, который транслируется через чуждый и враждебный интернет в формате Live-трансляции?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я не знаю, какая здесь связь между истероидными технологиями и моим спокойным, взвешенным, холодным и ледяным взглядом, который свойственен мне всегда и который присутствовал у меня в момент этой пресс-конференции. Я не подвержен истерическим всплескам. Плюс мы с вами – люди долга, чести… В общем, мы – северные люди, не правда ли?

А.САМСОНОВА: Я – южная.

А.ПРОХАНОВ: Вы – южная? А, нет, я – арктический человек, от меня исходит арктический холод. Никакой истероидности.

А.САМСОНОВА: А кто победит, в конце концов?

А.ПРОХАНОВ: Кто победит, в конце концов. Ну, я что, Пифия? Или, может быть, я Сфинкс? Я боюсь, что победит Поклонная гора, но это будет пиррова победа. Потому что я бы желал победу Поклонной горе, а это значит, что оранжевая революция не состоится и государственность российская хрупкая, вялая и, по существу, очень слабая и ничтожная, хрустальная, она уцелеет. Но власть, которая может установиться в России после 4 марта, она не приведет к радикальным изменениям, которые в том числе ваш покорный слуга требовал от этой власти, виня ее в том, что она, во многом, спровоцировала оранжевый поход.

А.САМСОНОВА: Если вы обвиняете власть в том, что она спровоцировала оранжевый поход, поддерживаете ли вы строителя вертикали власти Владимира Путина?

А.ПРОХАНОВ: Обвиняя власть в том, что она за последние 6 или 5 лет не сделала ничего для того, чтобы улучшить состояние народа, смести омерзительный олигархический уклад, прекратить воровство и мздоимство, и запустить долгожданное русское развитие, то есть заняться восстановлением индустрии, строительством университетов, исправлением чудовищных огрех в социальной сфере… Вот, все это она проворонила и не сделала.

А.САМСОНОВА: Она или он?

А.ПРОХАНОВ: Она – это власть…

А.САМСОНОВА: А он – это Путин.

А.ПРОХАНОВ: А он – это Медведев, который находился у власти последние 4 года, и Путин, который имел возможность накопленные огромные нефтедоллары направить в развитие (он этого не сделал). Поэтому мои претензии очень велики.

А.САМСОНОВА: Ну, все-таки, логический вывод: вы хотите, чтобы Путин победил 4 марта или вы боитесь этого?

А.ПРОХАНОВ: Прежде всего, я хочу, чтобы не состоялась оранжевая революция. Что касается победы Путина или Зюганова, или Прохорова, скорее всего, я не буду голосовать ни за кого, я не пойду на выборы. Ни один из этих депутатов меня не устраивает. Мне бы хотелось, чтобы российская государственность, которую будет олицетворять Путин (а, может быть, не Путин, а, может быть, Зюганов), чтобы она уцелела. Потому что ее разрушение приведет к катастрофическим последствиям куда более грозным и ужасным, чем катастрофа 1991 года. Тогда, в ту пору был, все-таки, еще полноценный, не измученный, не изведенный народ. Количество противоречий, которое было замуровано в социум советский, оно было неизмеримо меньше тех, которые замурованы в социум российский. И если упадет удерживающий, как говорят православные, если кончится удержание этой власти, то начнется война против всех, бойня между трех океанов, кровавый фарш польется из мясорубки оранжевой революции.

А.САМСОНОВА: Я, наверное, не очень с когнитивными способностями, но я за этот абзац текста я так и не поняла, вы чего хотите? Вы хотите, чтобы Путин победил или вы хотите, чтобы Путин проиграл?

А.ПРОХАНОВ: Вы думаете, что нет третьего варианта? Я хотел бы, чтобы уцелела российская государственность в лице Путина, Зюганова. Только не Прохорова, конечно. Я не пойду на выборы – у меня нет предпочтений.

А.САМСОНОВА: Ну, а какой-то результат, все-таки, будет.

А.ПРОХАНОВ: Какой-то результат будет.

А.САМСОНОВА: Да. И какой вы хотите?

А.ПРОХАНОВ: Я хотел бы, чтобы не было оранжевой революции. Любой ценой.

А.САМСОНОВА: Не, это понятно.

А.ПРОХАНОВ: Но я, значит, в четвертый раз. Давайте, пикируйте на эту цель маленькую четвертый раз.

А.САМСОНОВА: Давайте. Александр Андреевич, вы хотите, чтобы Путин выиграл 4 марта?

А.ПРОХАНОВ: Мне безразлично – мне хотелось, чтобы уцелела российская государственность, кем бы она ни была представлена. Потому что Путин будет 4 марта соревноваться не с Навальным и не с Шендеровичем. И к моему большому сожалению, не с Ксенией Собчак (а уж эта баталия была бы восхитительная бы, если бы Путин пришел в «Дом-2»). Он будет соревноваться с Мироновым, с Жириновским, с Зюгановым и с Прохоровым. Вот состязание. Из всех этих людей нет ни одного, за кого я бы положил душу свою.

А.САМСОНОВА: Из всех пятерых?

А.ПРОХАНОВ: Ну, там нет шестого.

А.САМСОНОВА: Ну, 5, включая Путина. Ну, слушайте, я не буду задавать восьмой раз вопрос.

А.ПРОХАНОВ: Ну все, конечно, давайте. Ну, вы же умненькая.

А.САМСОНОВА: Мы просто, да, решим, что вы не ответили на него и поедем дальше.

А.ПРОХАНОВ: Я ответил. У меня нет предпочтений.

А.САМСОНОВА: Все одинаковы. Слушайте, они сегодня устроили некоторый демарш (все, кроме Путина). Они стали жаловаться, что президентская кампания идет таким образом, что им предоставляются какие-то неправильные, неравные права. На что господин Воробьев ответил им, что главный по упоминаемости человек на канале ВГТРК, например, это Зюганов, а вовсе даже не Путин. Но я вас спрошу потом, кто самый смелый из соперников Путина после небольшой рекламы.

РЕКЛАМА

А.САМСОНОВА: Слушайте, Жириновский сегодня в Думе говорит: «Если вы не будете меня уважать, я выведу своих сторонников и буквально они сметут эту власть». Зюганов иногда такое себе позволяет. А Миронов, например, промолчал по поводу того, что ему дают неравные права. Потом иногда Миронов оказывается более смелым и тоже что-то говорит. Потом Прохоров говорит, что он освободит Ходорковского. Кто из них самый смелый? Кто самый такой, мужик?

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, все-таки, самый смелый – Путин. Вот, между нами говоря.

А.САМСОНОВА: Нет, ну, понятно, да.

А.ПРОХАНОВ: А из них все – слабаки, потому что… Вот это такая жалобная, скулящая интонация их высказываний. Даже когда они играют желваками, все равно это жалоба. Она ничего не стоит, потому что у них была возможность не взять мандаты после того, как их обманули на выборах. Они говорили, что их обманули на выборах. Ну так продемонстрируй силу и волю, не бери мандаты. А теперь, когда они смирились с теми оплеухами, которые они получили, если они их получили, они смирились с правилами игры нечестными, если это правила игры нечестные, как они говорят, зачем же скулить? Их поставили к ноге, они все – люди, сидящие в одной клетке. Поэтому их жалобы – они не, так сказать, они не воздействуют ни на толпу, ни на публику, ни на Путина. Так оно и будет. Среди них нет крепких бойцов, среди них нет рыцарей победы.

А.САМСОНОВА: А где рыцари победы сейчас? Вообще Россия-матушка не родила?

А.ПРОХАНОВ: Не, ну, Россия – это страна, которая постоянно рождает рыцарей победы. Последняя победа была в 1945 году. Где еще таких рыцарей отыскать? Но сейчас, конечно, рыцари победы – они лежат в туне, на площадях, бушуют и беснуются совершенно другие энергии, рыцари поражения. И я думаю, что, конечно, Россия непременно одержит свою мистическую победу XXI века. Но мне трудно сказать, где, откуда, с какого угла вылезет этот ослепительный пучок лучей.

А.САМСОНОВА: Слушайте, а вот эта ослепительная победа XXI века – это над кем?

А.ПРОХАНОВ: Над своим развалом, над распадом, над катастрофой, над умиранием русского народа, над деградацией душ человеческих, над выпадением России из истории, над выведением России за скобки мирового исторического процесса.

А.САМСОНОВА: И в чем план? Как она поддержит эту победу?

А.ПРОХАНОВ: Это большая тайна. Это чудо. Это связано с метафизикой и с ощущением ее неизбежности и с верой в эту победу. А технология этой победы мне не ясна, я не знаю.

А.САМСОНОВА: Еще я вас хотела попросить бесплатно проконсультировать партию «Единая Россия». На прошлой неделе с подачи сначала газеты «Известия» обсуждалось, что ее то ил расформируют, то ли сделают ей ребрендинг и назовут как-то по-другому. Ну, потому что уже не очень прилично, видимо, называться таким названием, которое все осмеивают. Первый вопрос, как назвать «Единую Россию»? А второй вопрос, что с ней вообще делать?

А.ПРОХАНОВ: Ну, опять для меня это вопрос мучительный, потому что я так далек от партийного строительства, я так далек от «Единой России». Я с таким равнодушием наблюдаю над брендингом и ребрендингом этой партии, что мне трудно что-либо здесь посоветовать. Я думаю, что «Единая Россия», конечно же, себя исчерпала, она это чувствует и самое страшное, что сейчас может быть, это стремительная реорганизация. Потому что стремительная реорганизация приведет ее к смерти, к кончине.

Мне кажется, что «Единая Россия», если она хочет сохраниться… А для этого шансов не очень много – я не уверен, что в ней будет нуждаться будущий президент, если это будет Путин. А уж если другим президентом будет не Путин, а Зюганов, например, конечно, эта партия исчезнет буквально через полгода после победы Зюганова. Поэтому эта партия, мне кажется, если она желает сохраниться как движение и члены ее с этой партией связывают свое просперити, может быть, свою судьбу, она должна стать мгновенно самостоятельной партией, она должна отколоться, оторвать, разорвать пуповину, соединяющую ее с Кремлем, должна выкинуть за пределы этой партии людей, компрометирующих ее, людей компромисса, и, имея очень большой, конечно, потенциал и политический опыт, стать, действительно, самостоятельной, творческой, креативной партией.

А.САМСОНОВА: Еще одна странная история происходит с господином Суходольским. Он дал интервью «Московским новостям» и, в частности, заявил, что в его управлении в Петербурге члены комиссии пытались провести тайное анкетирование, чтобы собрать отрицательные высказывания сотрудников о нем. Сам Суходольский не комментирует причины такой травли, которая вокруг него организована. Но вот эксперты говорят, что, якобы, Нургалиев видит в нем конкурента. И я сегодня открыла газету «завтра», и там есть такая статья «Агентурные сообщения СБ День». И, в частности, там в вашей газете говорится, что Михаил Суходольский, который до своего назначения в северную столицу, будучи зятем Волошина, являлся фактически серым кардиналом всей системы органов внутренних дел, очередной результат схватки кремлевских бульдогов под ковром, — сообщают инсайдерские источники. Во-первых, правда ли, что это зять Волошина? Расскажите.

А.ПРОХАНОВ: Это, конечно, информация, полученная под пыткой, естественно. Поэтому мало ли, что может сказать человек под пыткой. Но она достаточно достоверна, потому что она подкреплена из других источников, из параллельных. И, скорее всего, он, действительно, является родственником, зятем ли он является или кем-то еще, но он находится в родственной связи. Может, просто в духовной связи с семьей. Но этого мало, потому что его в таких, политологических кругах называют силовым резервом президента Медведева. Говоря о том, что Медведев, все-таки, еще является альтернативой Путину, что он, все-таки, Медведев, если судить по действиям его окружения, референтных групп и его пресс-секретаря, что он, все-таки, является антагонистом и либеральная среда, либеральный бунт и либеральная революция все еще на него уповают, потому что есть возможность вмешаться президенту в политический процесс и остановить, не знаю, рвущихся к власти сторонников Путина. Вот, говорят, что он, управляя силовыми структурами МВД, ОМОНом, в частности, мог в случае крупномасштабных столкновений в Москве сыграть не в ту сторону. То есть он мог бы, как полагают эти эксперты, мог бы заставить ОМОН перейти на сторону восставших.

А.САМСОНОВА: То есть путинские убрали медведевского силовика?

А.ПРОХАНОВ: Вот такая сложная, не знаю, правдоподобная, заумная схема существует. Но, ведь, сейчас, вы знаете, общественное сознание находится в состоянии такой невралгии ужасной, оно генерирует самые разные слухи и варианты. И сейчас пора конспирологов. Все дремлющие конспирологи проснулись, сейчас состоится, видимо, 2 марта всероссийский съезд конспирологов. Он будет проходить где-то в районе Ваганьковского кладбища, там, в церкви ночью он будет проходить.

А.САМСОНОВА: Вас позвали?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я просто финансирую этот съезд. И поэтому самые странные, самые разные версии бушуют в нашем общественном сознании. И касательно НТВ, и касательно «Эха Москвы».

А.САМСОНОВА: Слушайте, ну эта версия не пройдет, потому что Суходольский называется семейным либералом, но Волошин-то ни разу не либерал, он же в Twitter’е в своем писал об этом.

А.ПРОХАНОВ: Волошин? Ну вы что, Волошин – это абсолютный либерал, который, по существу, определял ельцинскую политику, который либерализировал ее постоянно. Волошин – это мотор всех ультралиберальных 90-х годов. Когда мы говорим об ужасе или кошмаре 90-х годов, мы имеем в виду его как модератора. Его на этом посту сменил другой человек, Сурков, который приостановил вот эту свистопляску безумную и ему удалось на некоторое время законсервировать вот этих вот демонов 90-х годов. Но сейчас, как я полагаю, сделанная Сурковым работа пошла насмарку и они опять сорвались с этой колокольни.

А.САМСОНОВА: Я тут недавно задумалась, почему при Суркове Кургинян был не так виден, как сейчас – он, прям, рассиял всеми своими гранями, талантами.

А.ПРОХАНОВ: А это вопрос такой, планетарный, вопрос нашей галактики, солнечной системы. Одна комета уходит на дальнюю периферию Солнечной системы и окрыляет или опыляет своим хвостом другие планеты. А потом она врывается в наши ряды. И эта восхитительная, на мой взгляд, ослепительная комета под названием Кургинян – она прилетела сейчас в нашу зону, на орбиту Земли. И вот мы находимся в этом сверкании, в этом сиянии, в этом блеске этой кометы. А потом она может удалиться опять по своей орбите куда-нибудь в сторону Нептуна или Плутона.

А.САМСОНОВА: Александр Андреевич, а что такое «кургинятник»?

А.ПРОХАНОВ: Кургинятник? Это примерно то же, что самсонятник.

А.САМСОНОВА: У меня нету.

А.ПРОХАНОВ: Нет, ну, кургинятник и что такое самсонятник, я не знаю? Может, самсонятник – это все то, что вас окружает, ваши родные, близкие, дети, сотрудники. Может быть, тогда именно это и имелось в виду, эти люди, которые пытаются маленькие грязные комочки в сторону Кургиняна?

А.САМСОНОВА: Нет, ну серьезно. Это же не те, кто пытаются его очернить, а те, кто ходят на собрание и говорят, что есть какой-то круг вокруг Кургиняна интеллектуальный, и они там что-то обсуждают.

А.ПРОХАНОВ: Круг вокруг Кургиняна – это одно. А кургинятник – это другое.

А.САМСОНОВА: Нет, ну и называется «кургинятником». Нет такого?

А.ПРОХАНОВ: Нет. Называется клуб Кургиняна политологический, интеллектуальный клуб, который существует очень долгое время. Я иногда бывал на этом клубе, считаю, что это очень крупное такое, подвижническое движение, когда в пору, когда интеллектуалами считались только либералы, когда интеллигенция – это только то, что либеральная, а вот то, что не либеральное, это уже, по существу, быдло, это уже перхоть, как высказываются некоторые лидеры оранжевой площади, то Кургинян создал среду очень мощную, интеллектуальную, установил множество самых разных связей, контактов. Сам он – человек гениальный. У него, конечно, колоссальная эрудиция огромная, у него интуитивный опыт, он обладает мистическим опытом. И он – проповедник, может, даже пророк. И сейчас он занят очень сложной, на мой взгляд… Многим из близких ему людей или из нас просто непосильна работа. Он, совершив вот этот вот свой триумфальный поход на экран телевизионный и добившись такой всероссийской известности, он сейчас создает движение, может даже политическую партию. И он выводит своих все умножающихся сторонников на улицы. Эта партия, видимо, особого типа. Он особенно не посвящает в глубину этой организации, но это партия абсолютных единомышленников, сподвижников, это партия молодых людей, которая ставит себе очень амбициозные цели. Как я слышал, эти цели связаны с восстановлением СССР.

А.САМСОНОВА: Вы входите в этот круг?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я не вхожу.

А.САМСОНОВА: Вы вне вообще?

А.ПРОХАНОВ: Я ни в чей круг не вхожу, я сам по себе. Я та, вот, монада, которая, говорят, то в одной среде, то на «Эхо Москвы», то у Соловьева, то пропадаю на целые недели где-то в снегах. Мне закон не писан.

А.САМСОНОВА: А, ну то есть если вы в прошлый раз были на Поклонной горе, то в этот раз вы как монада должны переместиться в другую сторону, чтобы не прикрепиться окончательно…

А.ПРОХАНОВ: Вот, вы… У вас биполярное сознание.

А.САМСОНОВА: Да.

А.ПРОХАНОВ: Существует либо Поклонная гора, либо Болотная площадь…

А.САМСОНОВА: Но это же вы придумали, что оранжевые – одни, а другие – не оранжевые, то есть коричневые или какие там.

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете гору Фавор?

А.САМСОНОВА: Расскажите.

А.ПРОХАНОВ: Ну вот есть такая гора Фавор в Святой земле. И на этой горе Фавор произошло преображение, там возник фаворский свет, вот тот поразительной красоты, такой, лучистый, нежно-голубой, фиолетовый свет, в котором был явлен Христос. Вот я сейчас на эту гору отправляюсь.

А.САМСОНОВА: Удачи. Александр Андреевич, и все-таки, если, вот, все такие гениальные в этом кругу и есть не только либеральные интеллектуалы, почему все время все инициативы копипастятся у тех, кто выступает за Путина? Вот сейчас, например, 16 февраля сеть сторонников Путина проведет автопробег в поддержку кандидата в президенты, сделают конкурс по украшению машин, потом выведут всех на Садовое кольцо. Ведь, то же самое делали противники Путина и делали белое кольцо. И таких примеров же довольно много. Выпускается манифест Поклонной горы вслед за Болотной, оргкомитет заседает антиоранжевый вслед за оранжевым. Неужели своего ничего нельзя придумать?

А.ПРОХАНОВ: Ну вот есть, конечно, некоторое такое вот удручающее копирование, я с вами согласен.

А.САМСОНОВА: Ну придумайте же что-нибудь.

А.ПРОХАНОВ: Недаром же вот люди Болотной площади называют себя «креативным классом».

А.САМСОНОВА: Нет.

А.ПРОХАНОВ: Как нет? Люди Болотной площади – это креативный класс. «Мы – креативный класс, — говорят люди Болотной площади, — мы все выдумываем, это мы, креативный класс выдумали белые ленточки и бантики, это мы, креативный класс придумали автопробег по Садовому кольцу, это мы, креативный класс придумали, там не знаю, голосовать ногами или при слове «Путин» хлопать в ладоши».

А.САМСОНОВА: Вы явно там не были – там никто никогда не говорит «мы», все говорят «я».

А.ПРОХАНОВ: Нет, «Мы – креативный класс». Нельзя сказать «я – креативный класс». Понятие «креативный класс» — это собирательная категория, множественная категория. И они считают, действительно, это совершенно замечательные люди, они считают, что креативность состоит именно в том, чтобы создать вот эти петельки из белой ткани, повесить в петлички и создать какой-то очередной комитет. Ведь, на самом деле, креативный класс…

А.САМСОНОВА: Вы делаете вторую производную от этого. Это лошизм, по-вашему, но антиоранжевые делают вторую производную.

А.ПРОХАНОВ: Я вот почему пропустил прошлую передачу, эфир? Я был…

А.САМСОНОВА: Вы меня простите, пожалуйста. У нас новости, а мы потом продолжим.

А.ПРОХАНОВ: Да, не забудьте.

НОВОСТИ

А.САМСОНОВА: Александр Андреевич Проханов, главный редактор газеты «Завтра» в программе «Особое мнение» сейчас расскажет, почему он пропустил прошлую неделю.

А.ПРОХАНОВ: Да. Вот, видите, креативный класс, который считает себя таковым, выступает от имени Болотной площади. Оранжевая революция – это результат открытий, сделанных реальным креативным классом. Потому что оранжевая революция – это сложнейшая технология уничтожения власти, режима без, по существу, единого выстрела. Над этой теорией оранжевой революции работали антропологи, социальные психологи, не знаю, специалисты по магическим технологиям, знатоки культуры, знатоки архетипов. И все это было аккумулировано в восхитительной теории управляемого хаоса, который родился в университете в Беркли.

А.САМСОНОВА: Можно я вас прерву? Пожалуйста.

А.ПРОХАНОВ: М?

А.САМСОНОВА: Можно я вас прерву?

А.ПРОХАНОВ: Нет, не стоит. Это огромное креативное открытие (оранжевая революция) – оно здесь уныло и достаточно усердно воспроизводится людьми, которые к creator’ам никакого отношения не имеют. Я же был в последнее время в Туле на оборонных заводах. Причем, на одном из этих заводов построено и продолжает строиться зенитно-ракетное оружие, зенитно-ракетные комплексы, которые уничтожают победы в бесконтактной войне. Американцы, которые говорили в Югославии, бесконтактной войне, победили Ирак Саддама Хусейна в бесконтактной войне, победили Ливию, сейчас готовы победить Сирию, они не смогут победить Россию в бесконтактной войне, потому что создано это потрясающее оружие, которое уничтожает вот эти атаки крылатых ракет и самолетов на дальних подходах к цели. А, ведь, бесконтактная война, если вы помните, скажем, в Ливии – это логический результат оранжевой революции, когда власть оказывается демонизированной, когда власть оказывается окровавленной, когда власть считается исчадием ада. И тогда эту власть силами мирового сообщества начинают уничтожать. Как? С воздуха, конечно. Так вот не дай бог, если в России восторжествует этот последний этап оранжевой революции, когда толпы, ненавидящие Кремль или власть, ринутся на ряды ОМОНа и вся брусчатка покроется красными пятнами. То в результате демонизированная, спрессованная, подавленная российская власть может просто побежать из Кремля, и вслед ей понесутся крылатые ракеты американских, французских и английских ВВС.

А.САМСОНОВА: Александр Андреевич…

А.ПРОХАНОВ: Это реальный креативный класс. Поэтому, завершая эту фразу, я убежден, что России не нужны политические реформы, о которых все время талдычит нам Медведев. России нужны 2 вещи. России нужны алтари и оборонные предприятия.

А.САМСОНОВА: Ну вот вы же невероятно талантливый, парадоксальный, с вами разговаривают ваши политические оппоненты, потому что не могут отказать себе в удовольствии. Ну вот это вот всё – это же можно генератор текста Проханова сделать. Ну, это же уже, ну, невозможно повторять одинаково «оранжевая угроза – пушки, оранжевая угроза – святая духовность».

А.ПРОХАНОВ: Конечно. И я…

А.САМСОНОВА: Ну, пожалуйста, придумайте что-то новое.

А.ПРОХАНОВ: Новое таково. Путин – враг, Путина надо не допускать в Кремль…

А.САМСОНОВА: Нет, ну это тоже тухляк. Это тоже тухло.

А.ПРОХАНОВ: Да здравствует русская интеллигенция, да здравствует настоящий русский интеллигент Шендерович. Все, что на Болотной площади, является быдлом, все, что на Болотной площади, является перхотью. Это ваша философия.

А.САМСОНОВА: Ну подождите, это же тоже тухло. Ну, вы же вне этого, вы же талантливей и одних, и других.

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы же мне предлагаете примитивные вопросы.

А.САМСОНОВА: И зачем же вы повторяете Кургиняна?

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы же в своем диалоге со мной заталкиваете меня…

А.САМСОНОВА: Зачем же вы повторяете Шевченко?

А.ПРОХАНОВ: ...заталкиваете меня…

А.САМСОНОВА: Вы же круче.

А.ПРОХАНОВ: ...в какие-то мышиные щели. Вы не говорите со мной о феноменологии русской истории, вы не говорите со мной о красоте русских текстов, вы не говорите со мной о том, что Серебряный век России – это непрерывный псалом, взывающий к божеству. Вы не говорите со мной о русском мессианстве. Вы говорите о какой-то…

А.САМСОНОВА: Потому что вы хотите говорить вообще.

А.ПРОХАНОВ: ...хреновине со мной говорите, которую навязывает вам ваша роль.

А.САМСОНОВА: Вы хотите говорить об абстрактных вещах и вы говорите об абстрактных вещах в тот момент, когда я, действительно, переживаю за то, что будет в России, а вам все равно.

А.ПРОХАНОВ: Это не абстрактная вещь.

А.САМСОНОВА: И вам все равно, кто победит на выборах.

А.ПРОХАНОВ: Это не абстрактная вещь. Русская поэзия, русская поэтика – она находится в сердцевине русской истории, русской судьбы.

А.САМСОНОВА: Какое это отношение имеет к моей нынешней жизни и к тем изменениям, которые в ней произойдут в ближайшие 2 года?

А.ПРОХАНОВ: Никакого. Никакого, потому что вы – человек вне культуры, вы – человек, ангажированный этим политическим безумием, вам нравится находиться в этом мэйнстриме, где ломаются копья. Вы не понимаете, что, скажем, предшественником революции, в том числе Октябрьской, был Серебряный век, что Блок пел эту революцию. Вы не понимаете, что состояние сегодняшней культуры, если к ней прислушаться, в ней гулы русского будущего. Вам это невдомек, потому что это не выносится на обсуждение. На обсуждение выносится кто? Ксения Собчак? Или Ольга Романова?..

А.САМСОНОВА: А мы с вами ее обсуждали?

А.ПРОХАНОВ: ...Кто убил Савицкого? Ну, сегодняшний наш разговор – он идет по унылой смехотворной отработанной лекале. И вы в этом смысле, ну, как бы, следуете своим предшественницам. Вот поэтому и мои ответы таковы. А как только я вам пытаюсь рассказать о русских гениях… Это гении, которые в условиях нехватки средств, когда их убивали Немцовы все время, они создали оружие, для создания которого требуется гигантский интеллект, понимание мировых проблем, геополитических войн, этих мировых структур, без которых невозможно создать эти скорострельные ракетные и зенитные орудия. Это гении, которые для создания этих оружий привлекали поэтов, художников, дизайнеров, мистиков, метафизиков. Понимаете?

Когда я был в Секторе Газа (я был в Секторе Газа)...

А.САМСОНОВА: Но вы же не верите во все это. Вы же не верите ни в русское оружие, вы же не верите… Потому что если в этом серьезно разбираться, то можно увидеть, что на российскую авиацию планируют потратить столько денег, сколько стоит компания Боинг. Вы же не будете в этом разбираться, вы же будете петь песню русскому оружию.

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, вот, не верите вы. Потому что вы, конечно, вы – иноверка, вы ни во что не верите. Вы – человек нигилистического склада. И я знаю, что деньги, которые сейчас приходят на Новосибирский завод в новом бюджете, одномоментно тысячу рабочих мест создают. А вообще деньги на оборону, которые сейчас пущены, это 22 триллиона рублей. Как компания Боинг. Что вы говорите?

А.САМСОНОВА: И что? Надо молиться на оборону?

А.ПРОХАНОВ: Я просто опровергаю…

А.САМСОНОВА: Это культ.

А.ПРОХАНОВ: Я просто опровергаю…

А.САМСОНОВА: Это абсолютный культ.

А.ПРОХАНОВ: Я просто опровергаю ваш дилетантизм. Наоборот, никто не молится. Просто ваши друзья и сподвижники ваши разоружили Россию, Россия беззащитна. Кудрин, который толчется на Болотной площади, он не хочет, чтобы мы тратили деньги на оборону, разрушенную Немцовым. Россия безоружна. Между западной границей и Москвой нет ни одной дивизии, русская армия лежит на боку.

А.САМСОНОВА: Войны не будет.

А.ПРОХАНОВ: Не будет войны в Ираке никогда. И в Сирии не будет войны. И в Ливии не было войны. В Югославии никогда не будет войны. Война будет в Иране через 2 дня. Или там тоже ее не будет? Вы просто милая маленькая смешная девочка.

А.ПРОХАНОВ: Вам просто очень классно, и вы бы поддерживали Советский Союз, который тратил бы все силы на оборонную промышленность, а потом эти военные машины стоят сейчас пустые и блогеры выкладывают фотографии, как эта техника, никому не нужная, выкинута, зато люди недоедали. И вам плевать на людей.

А.ПРОХАНОВ: Великую советскую страну убили мерзавцы, которые сегодня танцуют на Болотной площади. Они танцуют на костях…

А.САМСОНОВА: Вам нужны просто не люди, понимаете?

А.ПРОХАНОВ: Они танцуют на костях.

А.САМСОНОВА: Вам нужно ощущение жизни в великой стране. А люди вам не нужны.

А.ПРОХАНОВ: Вам не нужны ни великая страна, ни люди, потому что люди без великой страны – они умирают.

А.САМСОНОВА: Ну, пусть, конечно, не едят ничего как в Северной Корее, безусловно.

А.ПРОХАНОВ: После 1991 года, когда победили ваши люди, мы отказались от окраин, которые, оказывается, объедали нас. Мы не стали жить лучше. Мы уничтожили весь военно-промышленный комплекс, который съедал все наши ресурсы, мы стали жить еще хуже. Мы лишились армии, которая, казалось бы, паразитировала на народе. Мы стали жить ужасно. Русские люди умирают со скоростью миллиона в год при вашем режиме, при вашей идеологии и ваших представлениях о государстве и стране. Вы, на самом деле, вы будете раздавлены огромной страшной исторической машиной. Может быть, у меня будет время выхватить вас из-под этой колесницы. Но я вас выхвачу и положу на обочине – я не буду с вами возиться.

А.САМСОНОВА: Вы обвиняете меня и вы думаете, что есть какие-то вещи, которые я буду отстаивать, если они будут противоречить моей логике, если они будут противоречить фактам. Но то, что вы отстаиваете, может противоречить фактам – вы будете все равно это доказывать. А если Кудрин или кто-то еще совершит ошибку, я могу спокойно это признать…

А.ПРОХАНОВ: То, что я отстаиваю, отстаивает большинство русских людей. И это не может быть ошибкой исторической. Те символы, те представления о силе, красоте, нравственности, божественной справедливости, отстаивает большинство русского народа, затоптанного вашими людьми в грязь.

А.САМСОНОВА: Какими нашими-то?

А.ПРОХАНОВ: Это не является моим недостатком, если я говорю от затоптанной страты, от затоптанного народа. К сожалению, я в числе очень немногих, кого народ делегировал в сегодняшнюю культуру и в сегодняшние СМИ. И я пользуюсь этим моментом, говоря о том, что русская победа неизбежна, а Болотная площадь с Кудриным и Касьяновым во главе – они как пузыри земли гамлетовские лопнут и исчезнут.

А.САМСОНОВА: А что вы переживаете? Вот, Россия перевыполнила план по экспорту оружия, например, при Медведеве, которого вы не любите. И при наших, которые… Я, правда, не понимаю, что это за наши, но, тем не менее. И все идет в гору. Зачем вам спасать ситуацию? Все отлично.

А.ПРОХАНОВ: Вы пользуетесь какой-то дурацкой статистикой. Я пользуюсь знанием кошмарного положения, в котором находится военно-промышленный комплекс России. Я знаю, как на этот промышленный комплекс засылали американских шпионов, црушников, которые возили пачками секретные документы и вывозили целые колонии гениальных русских конструкторов. Это была мощнейшая акция по так называемой десталинизации страны, и этим по-прежнему вы занимаетесь.

А.САМСОНОВА: Кто мы-то?

А.ПРОХАНОВ: Ну, вот, вы, Тоня Самсонова – я же с вами на «вы».

А.САМСОНОВА: И, значит, я посылаю американских шпионов? В каком году это было? В 1980-м, наверное, да?

А.ПРОХАНОВ: В 1980-м?

А.САМСОНОВА: Позже? Просто потом это все просто по лесам лежало, вся эта техника и до сих пор лежит.

А.ПРОХАНОВ: Да не только по лесам – по рекам, по студиям НТВ и «Эха Москвы». Да что вы знаете? Я вас как-нибудь провезу по кладбищам великих самолетов, подводных лодок, которые были убиты Чубайсом.

А.САМСОНОВА: Но до этого мы должны проехать с вами маршрутом Сталина – вы мне обещали, я помню.

А.ПРОХАНОВ: Да, потому что вы полюбите это имя и этот маршрут.

А.САМСОНОВА: Александр Проханов в программе «Особое мнение». Большое спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире