'Вопросы к интервью
А.САМСОНОВА: Добрый вечер. В Москве – 7 вечера, это время программы «Особое мнение» и меня зовут Тоня Самсонова. И сегодня я с удовольствием беседую с Андреем Васильевым, журналистом, продюсером проекта «Гражданин Поэт» и многолетним руководителем издательского дома «Коммерсантъ». Добрый вечер, Андрей Витальевич.

А.ВАСИЛЬЕВ: Добрый вечер, добрый вечер.

А.САМСОНОВА: Сегодня мы узнали, что выйдет «Не дай бог» и будет выходить такая газета, она против революции. Это уже второй «Не дай бог» на моей памяти – первый был в 1996 году, и вы тогда имели отношение, видимо.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я был там зам главного редактора.

А.САМСОНОВА: Да. Тот «Не дай бог» был против Зюганов и КПРФ, этот «Не дай бог» против революции. А вы против революции?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, я очень не люблю революции. Но тот «Не дай бог» — он был даже не против революции, он был очень ясно против коммунистов. И когда я там разговаривал с сотрудниками, говорил, вот есть издательский дом «Коммерсантъ», газета «Коммерсантъ», которая должна быть объективна в любом случае: революция, не революция – всё там, предоставлять всем слово. А у нас вот этот проект – это ярая сусловская пропаганда. Такая, бесстыдная. Ну, другое дело, что она антикоммунистическая, но методология вся та же самая. Другое дело, что, конечно, время прошло и, конечно, всякие сусловские пропагандисты к тому времени большинство померли, а мы будем их наследники, которые превзойдут учителей. Вот так.

А.САМСОНОВА: То есть вы – спец по пропаганде.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, я – не спец по пропаганде, но тогда это было довольно весело. Ну, мы же эти выпускали сколько там, я не помню, ну, 2 месяца, да? Конечно, я всю жизнь бы этим заниматься не мог, потому что, ну, типа, я журналист, все-таки, но мы очень сильно веселились.

А.САМСОНОВА: Ну, как некоторые специалисты по пропаганде.

А.ВАСИЛЬЕВ: Поэтому я думаю, что нынешние, не дай бог, и тоже будет оголтелая пропаганда. Привет, коллеги.

А.САМСОНОВА: Ну, им есть, у кого наследовать. Смотрите, тогда объясните, пожалуйста, почему у Путина с пропагандой швах? Он ведет активную избирательную кампанию, публикует статьи, а рейтинг его замер на 44%?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я объясню. Это очень легко. Потому что сейчас мы имеем такое политическое поле, что, в общем, у Путина серьезных, ну, противников (среди политиков, я имею в виду)... У него большой противник – это, в общем, определенная часть народа, ну, которая, скажем, с мозгами. Она, действительно, немногочисленная в нашей стране достаточно, но они, видимо, все против Путина.

А.САМСОНОВА: А сколько у нас с мозгами?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да откуда я знаю? Я что, считал? Я же не социолог. Ну, безусловно, меньше, сильно меньше, чем без мозгов. Ну а у остальных есть глаза, уши, рот, я не знаю, для того чтобы им есть. Во! А уши для того, чтобы их мыть. Я не знаю. (смеется) А глаза для того, чтобы ими хлопать.

А.САМСОНОВА: Вот как либералы…

А.ВАСИЛЬЕВ: Люди с мозгами – они, конечно, в основном, все против Путина. А вообще среди политиков у него, действительно, серьезных нет противников. И много лет происходила зачистка этих противников. То есть, ну, понятно, что любому политику нужна какая-то аудитория. Ну, невозможно. Их лишили аудитории и потом над ними же и надсмехаются, говорят, что они – либералы. Посмотрел бы я на Путина, если бы его лишили бы эфира. Там, например, Медведев – он и с эфирами маргинал остался. Хотя, должность была неплохая.

И его пропагандисты потеряли форму. Не с кем бороться. То есть боролись они с какими-то проявлениями, ну, скажем так, политических взглядов только с помощью ментов. Ну а как? Ну, там, на какой-нибудь Триумфальной площади разогнали, посадили там. И пропагандисту нужно, ну, как-то тренироваться. Причем, тут спортзал не подходит – надо реально тренироваться. А нафига тренироваться? Вот и все.

Ну, там скажем, были какие-то Наши, какая-то Молодая гвардия, ну, им там давали копеечку, давали пейджеры сначала, потом, может быть, дешевенькие мобильные телефоны. Ну, гоняли их как баранов там чего-нибудь такое махать. Но это же не называется «пропаганда», это не называется «политическая борьба».

А.САМСОНОВА: Ну, научите – вы же умеете.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я, во-первых, я не умею, потому что я – не политик. Как раз, вот, в смысле политики я – чистый обыватель, поэтому задавать мне политически вопросы какие-то, ну, не очень корректно. Потому что я на все вопросы отвечу «да конем оно все валяйся, в гробу я видал и у меня вообще никаких…» Ну как? Ничего светлого про эту страну я сказать не могу и про ее народ.

Но это не значит, что я прав, да? Я – чистый обыватель. Ну, обывателей должны вести политики. Ну, какой-то политик покупает обывателя, какой-то пугает обывателя. Кстати, вот я единственный раз в жизни голосовал, и это во втором туре за Ельцина в 1996 году. Потому что коммунисты меня сильно напугали, то есть таким образом пробудили мою политическую активность. Выпуск газеты «Не дай бог», ну, не вполне, опять же, корректно отождествлять с моей политической активностью, потому что я за это деньги получил. Хотя, я, действительно, довольно искренне… Мы там занимались антисусловской пропагандой. А голосовал я уже, действительно, я был очень испуган приходом коммунистов к власти.

Другое дело, зря, наверное. Мы можем на эту тему поговорить, но…

А.САМСОНОВА: Ну, то есть вы сейчас прямо раскаиваетесь?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, я не то, что раскаиваюсь, я теперь понимаю, что я тогда поступил неправильно как и многие люди, которые искренне голосовали против коммунистов.

А.САМСОНОВА: Почему?

А.ВАСИЛЬЕВ: Мы сейчас закончим вот это, о чем мы говорили…

А.САМСОНОВА: Да, о’кей.

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот. И поэтому я никого учить не собираюсь, да? Кто-то меня купит, кто-то меня напугает, кто-то меня обманет. Ну, у политиков есть определенный набор инструментария, да? Ну, методов. Пока никто из них этого сделать не может, ну, может, не хочет. И поэтому со мной разговаривать о политике… Ну, правда, это не очень правильно. Потому что, ну, надеюсь, что люди, которые там занимают активную жизненную позицию, они, ну, как бы сказать, ну, мне не поверят, да? Ну, а кто-то поверит. Это плохо. Потому что тогда политики никогда и не будет. Если меня бы слушаться, то и ничего бы не было вообще.

А.САМСОНОВА: Расскажите, почему раскаиваетесь?

А.ВАСИЛЬЕВ: А, раскаиваюсь, потому что тогда, действительно, ни для кого не секрет, коммунисты, действительно, побеждали. Побеждали они сильно, рейтинг Ельцина был надут с помощью и административного в том числе ресурса, хотя не такого чудовищного как сейчас. Но тем не менее, было. Там, скорее, это было не через вбросы, а, скорее, это было через телевидение, которое… Ну, вообще через СМИ, которые, в общем, вполне искренне работали против коммунистов. А вообще-то, строго говоря, надо было, ну, как бы сказать? Ну, позволить России совершить демократический выбор. Он был – этот выбор был за коммунистов. В любом случае, даже если бы к власти пришли коммунисты, я считаю, ничего хорошего в этом не было. Но они бы пришли, опираясь на какие-то демократические институты. И они бы на них… Все-таки, они бы их опасались, они бы с ними считались. Как мы знаем, «Единая Россия» и позднее Владимир Путин пришли к власти, опираясь совершенно на другие ресурсы, поэтому им демократические институты только мешают. Причем, искренне. Они их искренне не любят. Они мешают. Зачем они нужны?

А.САМСОНОВА: Андрей Витальевич, мы прервемся на минутку для рекламы и вернемся обратно в студию.

РЕКЛАМА

А.САМСОНОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». Андрей Васильев, продюсер проекта «Гражданин Поэт», журналист, многолетний руководитель издательского дома «Коммерсантъ» у нас в студии. Здравствуйте еще раз.

А.ВАСИЛЬЕВ: Здравствуйте еще раз.

А.САМСОНОВА: Смотрите, на Newsru.com сегодня заголовок «Чудо! С оппозиционерами на федеральном ТВ взорвало Рунет и повергло в растерянность экспертов». Речь идет о двух передачах, «Гражданин Гордон», еще одно название, которое перекликается с вашими проектами, и «Нтвшниками», и в них пригласили аж Бориса Немцова, аж Владимира Рыжкова, аж Геннадия Гудкова и так далее, и так далее. Что происходит? Зачем это нужно?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, наверное… Вот я очень скептически отношусь, ну, как я предупреждал, как обыватель ко всем этим митингам на Проспекте Сахарова…

А.САМСОНОВА: Вы не были там?

А.ВАСИЛЬЕВ: Конечно, не был. Вот, у меня дочка была, ей 16 лет, она вообще учится в Англии. Вот, у нее были каникулы, она пошла на Сахарова с подружками, говорит «Дикая скука вообще». Хотя, она очень любит «Гражданин Поэт». Наверное, не только потому, что ее папа там продюсер. Ну, не важно. Но, в общем, наверное, какие-то шевеления произошли. Наверное, каким-то образом, ну я не знаю, открылись глаза, там, у власти, да?

А.САМСОНОВА: Ну подождите, вы же знаете, наверное, это кухню? Это что, Сурков ушел, Володин пришел, все стало по-другому?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, почему? Все руководители там телеканалов – я их просто знаю лично там давно, да? Ну, сказать, что у них была такая информационная, скажем так, установка, что они сами ее придумали, я никогда не поверю. Это, в общем, профессиональные нормальные люди там, я не знаю, одного из руководителей каналов я могу назвать своим близким товарищем.

А.САМСОНОВА: А как так?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, строгие указания. Ну как? Шаг вправо, шаг влево считается побег.

А.САМСОНОВА: Не, я про «близкие товарищи». Это кто ваш близкий товарищ?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, я смею надеяться, что я Эрнста Константина могу назвать близким товарищем. Потому что мы, во-первых, знакомы там, черти знает, даже страшно представить, там года с 88-го.

А.САМСОНОВА: А как так получается? Вы делаете «Гражданин Поэт» и ругаете всячески власть, и дружите с Эрнстом?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я, во-первых, власть не ругаю.

А.САМСОНОВА: Ну хорошо. Они ругают.

А.ВАСИЛЬЕВ: Это Быков.

А.САМСОНОВА: Ну, это все Быков, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я только бабки считаю.

А.САМСОНОВА: Но вы же имеете к этому отношение? Ну, как так можно? Это же цинично.

А.ВАСИЛЬЕВ: Это не цинично. Ну, причем тут это? Ну, скажем так. Что когда было 20-летие, оно же 100-летие «Коммерсанта», был сделан фильм, полноценный такой документальный фильм, по-моему, очень хороший, автор был Леонид Парфенов, пустили его в эфире. И я не думаю, что по головке погладили господина Эрнста за этот фильм.

А.САМСОНОВА: Нет, но это отдельное проявление хороших качеств.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну как? Где возможно, это возможно. Ну, сказать, что он мне прямо вот сидит и там рассказывает, как душат его, ну, я и не спрашиваю – в конце концов, не мое это дело. Он – профессиональный продюсер, ну, дальше вы можете посмотреть на информационные какие-то вещи. А больше того, там вообще прекрасный Кирилл Клейменов, офигительный человек, руководитель программы «Время», работает до сих пор. Он моим подчиненным был – я же тоже был руководителем программы «Время», на самом деле, в 1997-м, правда, году…

А.САМСОНОВА: Но я все равно не понимаю, как вы дружите.

А.ВАСИЛЬЕВ: ...И там работают до сих пор какие-то очень много стаффов, которые были при мне, это профессиональные, классные люди. Ну, я же не знаю, какие могут быть там тиски, в которые разные части тела закручивают, да?

А.САМСОНОВА: Я по-другому спрошу: вы бы стали работать ту работу, которую работает Константин Эрнст?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я бы не стал. Больше того, меня никто и не пригласит никогда в жизни.

А.САМСОНОВА: Ну да. Потому что у вас другие принципы.

А.ВАСИЛЬЕВ: В свое время меня из программы «Время» уволил Березовский. Ну, правда, как-то там не совсем уволил – он меня повысил. Я потом стал зам генерального директора ОРТ, но мне ничего не давали делать. Ну а потом когда кризис наступил, в общем, я ушел по обоюдному согласию и так далее.

А.САМСОНОВА: Слушайте, ну, где принципы, где идеализм? Я так в вас верила.

А.ВАСИЛЬЕВ: Что?..

А.САМСОНОВА: Ну, как так? Ну, что вы говорите?

А.ВАСИЛЬЕВ: Вы про меня чего-нибудь спрашивали?.. Откуда?.. Так вот, о чем я говорил? В какой-то момент я просто с телевидением развязался. Ну, а если такой руководитель как Константин Эрнст – он же стал гендиректором при других несколько условиях и политических, и информационных. И он может быть вполне заложником своего коллектива, своих каких-то проектов. Ну, взрослые люди. Так просто повернулся-ушел, ну… Но не мне его осуждать.

А.САМСОНОВА: Смотрите, вот медиа-картинка, там, глазами, там я не знаю… Допустим, я сижу в интернетах и читаю. Вот, есть клан, там, медиа официальных, там, первый канал, тра-ля-ля и так далее, а есть враги России, условно, «Коммерсантъ», Газета.ру, «Эхо Москвы» и всякие другие СМИ. И, вот, они воюют между собой, одни либералы, другие государственники и прокремлевские. А их начальники дружат?

А.ВАСИЛЬЕВ: А почему нет?

А.САМСОНОВА: Ну как?!

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, причем тут? Ну как? Ну, люди выполняют свою работу. Ну, не знаю. Ну, есть… Ну, на ринге боксеры дерутся, да? Но они должны, кстати сказать, вначале пожать друг другу руки и потом. А у них у обоих разбиты рожи, и это правила игры.

А.САМСОНОВА: Но это же не спорт, это же жизнь, это политика, это по-настоящему.

А.ВАСИЛЬЕВ: Это правила игры.

А.САМСОНОВА: Но тут же бой идет за судьбу мою в том числе.

А.ВАСИЛЬЕВ: А когда вас на ринге колотят по харе?

А.САМСОНОВА: Это спорт.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет. Это работа, кстати сказать, для них – они получают за это очень большие деньги. Но есть правила: ты должен поздороваться, должен попрощаться. Логично?

А.САМСОНОВА: Вы – не романтик.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я – не романтик совсем. С чего? Здрасьте.

А.САМСОНОВА: Какой-то прагматик.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я даже при советской власти поработал сколько лет?

А.САМСОНОВА: Смотрите, даже Березовский – романтик. Он написал открытое обращение к кандидатам в президенты кроме Путина, чтобы они сняли свои кандидатуры и чтобы выборы президентские провалились. Ну, это же романтично?

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот, когда я возглавлял газету «Коммерсантъ», а Борис был нашим владельцем, вот таки вот шняги, когда он публиковал, то он платил деньги «Коммерсанту» по рекламным расценкам, было написано «На правах рекламы». Это проходило через нашу юридическую службу. И иногда ему говорили, что «нет, эта формулировка не проходит, потому что это кейс, это статья и так далее». Он соглашался. Кстати сказать, вот это, между прочим, его очень хорошо характеризует. Но я бы не согласился. Вот, в данном случае бы сказал «Нет, ты будешь публиковать там мое, я – хозяин, все». Я бы сказал: «О’кей, публикуй. До свидос, я пошел». Это бы точно было.

А.САМСОНОВА: А зачем Березовский все это делает? Ну, это же смешно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, я очень давно с ним не общался, очень давно.

А.САМСОНОВА: Ну, вы его знаете, наверное, как-то.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я не знаю. Нет, в какой-то степени он – романтик, как это ни странно звучит, да.

А.САМСОНОВА: Больше, чем вы?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да я вообще никакой не романтик. Ну как? Работать столько в прессе… Я первую заметку написал в 1977-м, что ли, году. А штатно уже начал работать после армии, в 1982-м, в «Московском комсомольце». Ну какой романтик? То есть я таким образом, получается, при советской власти журналистом проработал 9 лет.

А.САМСОНОВА: Ну а во что вы верите тогда?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, я, как бы, вот, насчет «верить»... (смеется) Ну, я стараюсь не верить, а понимать что-то, да? Ну, вот, как-то так.

А.САМСОНОВА: Ну а зачем вы вообще все это делаете? Ну, то есть что вами движет, когда вы делаете «Гражданин Поэт»? Вот, зачем?

А.ВАСИЛЬЕВ: Прикольно. Ну как? Мы когда-то придумали, нам показалось это интересным. Мы, конечно, не ожидали никогда такого отклика, мы вообще этот проект подарили Наташе Синдеевой, потому что она – наша подруга. Это вышло там несколько раз, 6 раз вышло на «Дожде», мы вообще никаких денег за это не получали. И потом там произошли некие форматные наши разногласия и так далее. и потом нам предложили на F5 работать, ну, в том числе и на «Эхе» транслировать нас, да? Там за это мы уже получали такие, вполне осмысленные деньги. И оказался такой отклик, мы даже не ожидали.

А.САМСОНОВА: А сейчас вы идете на РБК ТВ вести программу с 1 февраля «Гражданин президент».

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, 4 программы. Я очень далек от того, чтобы работать на телевидении. Меня попросили, опять же, ну, Саша Любимов, мой старый товарищ. Он говорит: «Тебе в падлу?» Я говорю: «Я не буду агитировать ни за кого». «А, — говорит, — не надо агитировать». Ну, я придумал такое, я могу. Я говорю, вот я вообще ненавижу голосовать. Вот, один раз со страху проголосовал и считаю, что зря. И пусть мои собеседники меня попробуют убедить.

А.САМСОНОВА: Что надо идти на выборы?

А.ВАСИЛЬЕВ: Что надо идти на выборы. Ну, прикольно? Он говорит: «Да, прикольно». Все. Мне совершенно не стыдно за такой формат.

А.САМСОНОВА: А отчего не в родном издательском доме «Коммерсантъ», «Коммерсант ТВ»?

А.ВАСИЛЬЕВ: По-моему, там нет такого формата. Оно, все-таки, такое, информационное – там почти без говорящих голов.

А.САМСОНОВА: То есть на вас не обиделись?

А.ВАСИЛЬЕВ: Мне никто не предложил. За что на меня обижаться-то?

А.САМСОНОВА: Ну, как-то не лояльно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Чего?

А.САМСОНОВА: Не лояльно родному дому.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ой, ну когда мне предлагают… Перед теми выборами думскими мы сидели с Мишей Ефремовым чего-то часа полтора в эфире «Коммерсантъ FM», ну и что-то такое.

А.САМСОНОВА: Помню-помню.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, попросили – попросили. Нет, в этом смысле… Есть предложение – есть предложение.

А.САМСОНОВА: Тут Ходорковский написал статью, что Путин не смотрит всерьез на оппозицию. А вы смотрите?

А.ВАСИЛЬЕВ: Не, пока нет. Я пока, скажем так, я ее вообще не видел в упор. Если с политических сил, у него оппозиции нет. Причем, это не она виновата. Ну, когда людей зачищают не политическими методами, а ментовскими, ну, какая оппозиция, ну?

А.САМСОНОВА: А кого зачистили вот за этот период путинский из людей, которые реально могли бы быть политическими лидерами сегодня? Ну, там, за последние, там, 5-6-7 лет?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, из тех, кого мы знаем, я считаю, что они реальными политическими лидерами быть не могли. Они слишком дискредитировали себя. Ну, они были в истеблишменте при прежних временах. Но за это время, скажем, они могли создать некую среду, из которой бы выросли какие-то новые лидеры как вообще Навальный. Да? Вот, он – действительно, лидер.

А.САМСОНОВА: А вы за него бы проголосовали, если бы он пошел на выборы?

А.ВАСИЛЬЕВ: Не знаю. Ну, для этого надо, чтобы он пошел. Ну, трудно сказать. Я же не говорю о том, что вообще я больше никогда не пойду. Я просто не люблю ходить на выборы, мне потому что наплевать. Я считаю, что это не честно.

А.САМСОНОВА: Вообще сама система выборов в России?

А.ВАСИЛЬЕВ: Вообще нечестно мне ходить. Ну как? Я же ни за кого вообще. Мне наплевать. Такие люди не должны ходить на выборы. А Навальный – ну, если бы он, действительно, если бы его не посадили на 15 суток… Вот, вы спросили, да? У него было время, может быть, заявить себя, внести как кандидата, да? Он в это время сидел в тюрьме, ну, 15 суток отсиживал. Это что, не зачистка? Он мне, безусловно, интересен. Больше того, я знаю, что он не собирался быть политическим лидером. Он, вообще-то, он юрист, он хотел стать каким-то влиятельным юристом. Но так получилось, что… Потому что он – конкретный, он достаточно яркий человек. Другое дело, что в какой-то момент мне показалось, Алексей уже стал спекулировать. Это обратите внимание, вот сейчас… То есть почему я узнаю, что он стал политиком? Если раньше мы видели, что раз в неделю, 2 раза в неделю он выходил с темами, то есть он кого-то поймал за руку, он раскрыл какую-то там недобросовестную конкуренцию, он там прямые какие-то левые договора. Он этим занимался, да? На основании этого у не получился этот изящный слоган «Партия жуликов и воров», да? То есть он действовал. Теперь он стал политиком – посмотрите его блог. Бла-бла-бла.

А.САМСОНОВА: Ну, у него работа сменилась. В другом жанре выступает.

А.ВАСИЛЬЕВ: Оп! Аллё? Как только он почувствовал себя политиком, он почувствовал стрем от этой ситуации, что если я начну чем-то там заниматься, со мной что-то произойдет, на меня кто-то в суд подаст там… Понимаете, да? Просто интересно – вот посмотрите его блог. Он перепощивает чужие какие-то там заметки в каких-то газетах и их комментирует. Аллё! Лёша, ты где? Где Навальный?

А.САМСОНОВА: Вы разочарованы?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я не разочарован. Я ничем не разочарован, потому что я, в общем, давно уже не очаровываюсь. Я повторяю, человек был мне интересен, сейчас он мне не интересен. Потому что это бла-бла-бла. Ну как? Прочитать газетку и сказать в своем блоге, что «О, смотрите, как умно написано в «Новой газете». И как заловили, «Эхо Москвы» поймало его на вранье, вот я вам говорю через свой блог. Это что, это работа? Аллё?

А.САМСОНОВА: Вы говорите, что вы ни во что не верите, ничем не очарованы…

А.ВАСИЛЬЕВ: Причем я повторяю, я там если увижусь, кстати, даже в своей программе, которая «Гражданин президент», если увижусь с ним, я, конечно, задам ему эти вопросы. Кстати, Леша, готовьтесь. (смеется)

А.САМСОНОВА: Один вопрос. Вы вообще в Россию тоже не верите?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, совсем.

А.САМСОНОВА: Ну, вот, что ж такое-то?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну как? Ну, я не знаю. Ну, как вам сказать? Вот смотрите, вот Россия, да? Россия после царизма. Гордится, ведь, только одним – Великой Отечественной войной, которая очень непонятно, как она началась…

А.САМСОНОВА: А Гагарин?

А.ВАСИЛЬЕВ: Про это забыли уже, про Гагарина.

А.САМСОНОВА: Прервемся на несколько минут и вернемся в студию.

НОВОСТИ

А.САМСОНОВА: Мы вновь в студии, чтобы продолжить программу «Особое мнение». Меня зовут по-прежнему Тоня Самсонова, я по-прежнему беседую с Андреем Васильевым, журналистом, продюсером проекта «Гражданин Поэт», многолетним руководителем издательского дома «Коммерсантъ». «Гражданину Поэту» осталось жить 1,5 месяца.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, типа нам, по-моему, осталось то ли 5, то ли 6 художественных произведений запустить.

А.САМСОНОВА: Но вы счастливы избавиться?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да не то, что счастлив. Конечно, будет дико грустно. Но проект не может длиться вечно, у него должен быть дембель. Я считаю, что очень изящно. Мы все сделали для выборов своим проектом. Вот мы вместе с выборами заканчиваем.

А.САМСОНОВА: Вы чувствуете свою заслугу в Сахарова и Болотной?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет. Ну, я, как бы, вообще об этом не думал. Может, она есть, кстати. Может, и есть.

А.САМСОНОВА: Когда по регионам ездите, там много протестных?..

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет вообще.

А.САМСОНОВА: Кто приходит на концерт?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, мы же не мониторим. Ну, полные залы, да.

А.САМСОНОВА: Ну, сколько тысяч?

А.ВАСИЛЬЕВ: Мы, если не считать Москвы и Питера, мы дали в регионах, наверное, концертов 15. Всегда аншлаги. Очень разные города там, Казань, там, Краснодар, там я не знаю, Ростов, Саратов, Волгоград.

А.САМСОНОВА: Ржут в тех же моментах?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, есть, ну, можно даже сказать в тех же. Ну, какая-то есть специфика залов там и так далее. Ну, там, ну, строго говоря, в Барвихе, там, до политехнического музея совершенно разная публика.

А.САМСОНОВА: Вы как медиаменеджер должны разбираться в том, что произошло в администрации президента с отставкой Суркова, с уходом Суркова и приходом Володина. Как теперь взаимодействуют главные редактора и Володин?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я, во-первых, ну, как бы, ничего не знаю, поскольку я уже давно не работаю в «Коммерсанте».

А.САМСОНОВА: Ну, друзья-то рассказывают?

А.ВАСИЛЬЕВ: Друзья мне не рассказывают, потому что это мне совершенно не интересно. Думаю я… Вот, кстати сказать, с Владиславом Сурковым, пока я был в «Коммерсанте», позиционно у нас были… Наверное, можно было нас назвать противниками, да? А вообще лично мы с ним в очень хороших отношениях. Ну, правда, мы очень редко видимся, да?

А.САМСОНОВА: Ну, типа, семейные праздники вместе?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет-нет-нет. Мы очень редко видимся, мы не дружим семьями. Но прямо, действительно, мне очень приятно с ним посидеть-поговорить.

А.САМСОНОВА: А в чем же вы противники тогда?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, вы посмотрите там его этих… Ну, доброго слова же «Коммерсантъ» не сказал про все эти Молодые Гвардии, про Наших и так далее. И, собственно, на страницах «Коммерсанта» был термин «ликующая гопота», например. Это мы возвращаемся… Я не знаю, мне он по-человечески очень приятен.

А.САМСОНОВА: Почему?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, приятный парень очень. Вам бы тоже понравился. Как-то, вот, остроумный, нормальный.

А.САМСОНОВА: Он не дает интервью, к сожалению.

А.ВАСИЛЬЕВ: Такой, в общем, глубокий, эрудированный. Эрудирован он, наверное, я уверен, лучше, чем я, например. Ну а вот то, что он делает, конечно, я глубоко с этим не согласен, мне это неприятно и так далее. Кстати, он раньше это делал довольно талантливо, а теперь он ушел, наверное, потому что понял, что тема провалена. И ушел на нанотехнологии, ну, куда он там?

А.САМСОНОВА: Ну, туда он и ушел, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нормальный, очень умный, кстати, правильный поступок.

А.САМСОНОВА: И пришел Володин.

А.ВАСИЛЬЕВ: И пусть разгребает Володин, господи. И ничего он не разгребет, конечно. Ну, не важно.

А.САМСОНОВА: И что? А он ничего не разгребет и все СМИ станут свободными, потому что никто не сможет управлять?

А.ВАСИЛЬЕВ: Это неизвестно. Это, понимаете, когда человек, например, не может справиться цивилизованными методами, он действует нецивилизованными как мы уже с вами говорили, да? Когда оппозицию нельзя зачистить силой там какой-то легальной, ну, или там… Ну как сказать? Легитимными для мирового сообщества методами, да? Тогда дубинки, менты и так далее. Ну, из той же оперы. Так что могут еще больше закрутить гайки.

Я тут сам недавно на РТР выступал в программе – вот тут у вас, кстати, на «Эхе» меня очень хвалили.

А.САМСОНОВА: Кургиняна.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, Петровская и Ларина. Спасибо, девочки. Я, правда, не слышал, но мне передавали. Ну, если туда меня пустили, там вполне была такая тема, такая, остренькая. И вот меня впустили. И когда выяснятся, на самом деле, такие мнения, ну, против этого тотального торжества вертикали власти и суверенной демократии, что они, действительно, в обществе находят гораздо больший отклик, может, правда, ну-ка, отменить нафиг все это… Вот, Кургиняна оставить, а Сванидзе убрать. Ну, это может быть как угодно, на самом деле.

А.САМСОНОВА: Я терпела, но я спрошу. Вот, я искренне верю в Россию, я хочу, чтобы все было хорошо в нашей стране, была демократия и работали институты. Ну, есть такие люди как я, моего здоровья. И тут мы узнаем, что люди, которые высказываются или работают, допустим, и мы одобряем их работу, ну, или они, как нам кажется, честные люди дружат с теми людьми, которые нечестные. И извините, руки опускаются. Ну как так?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну что значит?.. Ну, у меня есть бекграунд, человеческий бекграунд. Мы, кстати сказать, с Сурковым вместе работали, заместителями генерального директора ОРТ, между прочим – я одним заместителем, он другим, когда там был, на самом деле, главным владельцем Березовский. Причем, ничего не давали делать ни ему, ни мне. Ну, там по разным причинам. Мы ходили друг к другу в кабинет, курили, друг у друга на столах ругали начальство. Ну, у каждого человека есть своя работа. Лично он мне ничего плохого не сделал, правильно? Ну и все. Но есть работа. Ну, я… Причем, я вас прекрасно понимаю, но вы другого поколения, другого возраста. А мы в нашем возрасте съели столько дерьма, что человеческие отношения все равно важнее для меня, чем отношения рабочие. Вот, честное слово.

А.САМСОНОВА: Потому что ни во что верить в результате не нужно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да не надо – надо делать свою работу. Ну, у меня есть претензии к моей работе, ну, хоть по «Коммерсанту», хоть по «Гражданину Поэту». Если вы, кстати сказать, еще поднимите более глубокий бекграунд, когда я возглавлял программу «Время» и вы посмотрите эту программу «Время» в то время, у вас не будет претензий ко мне. Ну, собственно, меня за это и выперли. Вот. Это другая вещь.

Я прихожу на работу, я должен играть по тем правилам, которые там я считаю правильными, легитимными. Могу даже плеваться после этого, да? Но у нас публичная работа.

А.САМСОНОВА: А когда вы работали в «Коммерсанте» более плотно, вы играли по правилам чести, условно? Или по правилам правил?

А.ВАСИЛЬЕВ: По правилам коммерсантовским. Там есть некий свод правил, которые именно сводятся к объективности, в общем. Я просто сейчас не буду грузить наших радиослушателей, но есть некий кодекс, да? И вот я следил, я для того и начальник, чтобы следить за его соблюдением. Больше того, и сам я его нарушить, конечно, не мог. Естественно. Вот. И привет. А то, что мне там среди наших персонажей кто-то нравился, кто-то не нравился и кому-то я хотел бы просто помочь силами «Коммерсанта», там, по бизнесу, например, да? Я этого не мог сделать. Ну, правда, не мог.

А.САМСОНОВА: А как «Коммерсантъ» оправился после ухода Ковальского и Куцыло?

А.ВАСИЛЬЕВ: А я не знаю.

А.САМСОНОВА: Вы не смотрели, что случилось?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, я смотрел… Нет,я знаю. Что значит «как оправился»? Ну, надо позвать сюда шеф-редактора «Коммерсанта» Азера Мурсалиева и спросить его, как оправился «Коммерсантъ».

А.САМСОНОВА: Ну, вам со стороны-то виднее.

А.ВАСИЛЬЕВ: Мне не… Как же виднее? Это нифига не виднее. Это надо быть там, надо быть с ними. Ну, конечно, там народ переживал за уход Ковальского – это да. С Ковальским я после этого встречался. Но, вот, сказать… Ну, мы, так скажем. кофейку попили.

А.САМСОНОВА: Что делать на выборах президента?

А.ВАСИЛЬЕВ: Кому?

А.САМСОНОВА: Честному человеку.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, я как честный человек на них не пойду. А вы… Это не значит, что вы… Мы с этого начали, Тоня, правда. Я сказал, прислушаться к моему… Я могу вам рассказывать о журналистике, о другом. Но задавать мне вопросы о политике не очень корректно, потому что я – человек, вредный для демократии, там, для… Ну, вообще для людей, которые занимают активную жизненную позицию.

А.САМСОНОВА: Хорошо. Я не буду спрашивать вас про ваше мнение. Расскажите, что будет в ближайшие 2 года. Вот, победит Путин. Что будет дальше?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да я не думаю совершенно, правда. Ну, я сейчас буду изобретать на ходу, опять получится сплошной вред.

А.САМСОНОВА: Не интересно?

А.ВАСИЛЬЕВ: Не интересно совсем. Честно.

А.САМСОНОВА: Все будет то же самое?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, приблизительно, да. Не было бы хуже. Там, действительно, есть угроза такого бессмысленного и беспощадного русского бунта. И если есть какая-то, например, повестка внятная политическая, консолидирующая людей не только в Москве и не только интеллигенцию (это «Россия для русских»), а это очень стремная тема. Она очень легко перерастает, ну, в какой-то национализм. И вот этого мне, действительно, неприятно, я этого немного боюсь. И больше того, я считаю, что это достаточно реальная вещь. Понимаете? И вот в этой ситуации я, как бы, получается, консолидируюсь с Путиным, да? В этом, да, я консолидируюсь с Путиным. Это его повестка: «Ребята, не надо допустить вот этого русского бунта». Да, не надо.

А.САМСОНОВА: Но есть много способов его не допустить.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, конечно. Но в том числе, ну, это, действительно, такое, это некий вызов, это, даже можно сказать, некая угроза.

А.САМСОНОВА: Кстати, вот, интересно, вероятнее, будет бунт, если Путина выберут и протестные настроения усилятся или если Путина не выберут и протестные настроения погаснут.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да выберут его. Что вы? О чем мы говорим с вами? Я же серьезный человек. Конечно, выберут его и не будет никакого второго тура.

А.САМСОНОВА: Не будет?!

А.ВАСИЛЬЕВ: Конечно, не будет.

А.САМСОНОВА: Он наберет больше 50-ти в первом?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да.

А.САМСОНОВА: Благодаря волшебнику?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, там много волшебников разных, да?

А.САМСОНОВА: Говорухин?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, Говорухин – не волшебник. Ну, там, наверное, есть волшебники, о которых мы даже с вами не знаем. Ну и наберет, я думаю. все в порядке.

А.САМСОНОВА: А что будет с Медведевым?

А.ВАСИЛЬЕВ: А ничего, я думаю.

А.САМСОНОВА: Будет он премьером.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да я думаю он очень быстро сойдет с политической сцены и просто все… Кто как там… Ну, вот, ну как? Ну, вот, раньше был Суслов, теперь Сурков, да? Как его была фамилия там? Лисин? А! Медведев, точно!

А.САМСОНОВА: Понятно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Волков там? Не, ну, он же никогда и не был, собственно говоря. Он – симпатичный парень, но он же никогда не был серьезным каким-то человеком. Ну, наверное, когда он возглавлял администрацию президента (я сейчас припоминаю), да, он был достаточно значимой фигурой, гораздо более значимой, чем когда он стал президентом, кстати.

А.САМСОНОВА: Посмотрите на свою кардиограмму напоследок и вы увидите, что ваша позиция малопонятна нашим слушателям.

А.ВАСИЛЬЕВ: Она непонятна, она неприятна. И правильно.

А.САМСОНОВА: Какой-то вы – в Россию не верите, в русский народ не верите.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, конечно. Кому это приятно слушать? Я как раз вполне одобряю свою кардиограмму.

А.САМСОНОВА: Вы давно стали таким циником?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я всегда был. Но я никогда не ориентировался на… Я же если бы я был Стасом Михайловым, мне нужно было ориентироваться на…

А.САМСОНОВА: На женщин.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, не обязательно. На вот эту кардиограмму. Понимаете? А я же… В конце концов, я все равно благодарен всем, которые поддерживают «Гражданина Поэта», который показывает очень хорошие результаты в интернете – сотни тысяч за неделю набирает, да? Но я-то тут не причем, то есть они же не за меня голосуют своими посещениями – они голосуют за проект. Ну и все. К проекту претензий нет? Нет. А я, действительно, довольно неприятный человек. Что тут говорить?

А.САМСОНОВА: Это Андрей Васильев, продюсер проекта «Гражданин Поэт», журналист, многолетний руководитель издательского дома «Коммерсантъ» в программе «Особое мнение». Большое спасибо.

А.ВАСИЛЬЕВ: Спасибо.

Комментарии

212

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

31 января 2012 | 09:49

ЕДИНСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК КОТОРЫЙ РАСКАИВАЛСЯ ЗА 96-ГОД. наверно у остальных совести нет.


31 января 2012 | 14:35

…про способных!
..щас бы уже вами ,,тройки,,занимались!:))


31 января 2012 | 14:34

…ремесло рубить капусту!
...бабло дадут..и вована будет славить также рьяно!:))


31 января 2012 | 14:37

…,,герои нашего времени,,!
.. и как он ..показательно..задумался ..насчет Веры!:))


01 февраля 2012 | 13:41

Под революцию готовы достать из сундуков всех. Ларина аж подпрыгивала на радостях, когда Васильев выдал в передаче «Исторический процесс»: «Развалился СССР - и слава богу. С помощью Америки? Ну и хорошо. Закатать и забыть». И это, извините, стёб, как это позиционировала Ларина? А с каким удовольствием выслушал это Сванидзе. И тут же с большим удовлетворением с пафосом подчеркнул, что это известнейший журналист и т.п. Ещё у Васильева, там же: «Народ фуфло…», о его и Быкова коммерческом проекте и о том, как периодически реагирует на него инет-братия в ИП: «Подбрасываете не ту новость… Вы лажанулись» и т.п. Ну да, типа, нам надо Путина свергать, а Вы нам тут… Васильев называл «Гражданин поэт» коммерческим смешным проектом. Ещё бы. Помню Быкова в то время, когда он (был до конца ещё неясный промежуток между Ельциным и Путиным) в «К барьеру» с энтузиазмом и страданием (как обычно) взывал: «Ну, скорее бы уже объявили, какая будет идеология. Без идеологии нельзя, т.к. нужно же понять, против чего выступать, что критиковать. Нужно же на чём-то зарабатывать». А уж то, что ещё сказал Васильев: «Я считаю, что получать деньги от ЦРУ гораздо приличнее, чем получать деньги от ЦК КПСС, чем мы втроём (Васильев, Гусев, Лошак) и занимались».

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире