'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, наш гость сегодня – главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац. Здравствуйте.

Е.АЛЬБАЦ: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас есть все необходимое для интенсивного общения, есть Сетевизор, в котором возможно создавать так называемую кардиограмму, соглашаться или не соглашаться с нашей гостьей. И, возможно, задавать вопросы прямо в режиме прямого эфира. +7 985 970-45-45 – это SMS. Вопросы, в общем, многие уже вы обсуждали с нашими слушателями совсем недавно, и мы сейчас, как бы, продолжаем. Вторая часть уже, после вашей конференции со слушателями. И многие, кстати говоря, по следам этой конференции вопросы продолжают задавать все о том же.

Ну, сегодня появились кое-какие новые истории, ну, например, все о том же Владимире Владимировиче Путине, который сегодня указал губернатору Никите Белых на то, что он что-то не вовремя совсем отсутствует в своей губернии, когда там такие ужасные истории с ЖКХ, погрозил пальцем. Никита Юрьевич ответил, что он уехал в отпуск как положено, всех предупредил и отпуск прерывать не намерен, и проблемы с ЖКХ и с тарифами он решил уже в своей области. Угрожают ли губернатору Белых в скором времени какие-то, я не знаю… Отставка, может быть, или еще какие-то вещи? Как вам кажется?

Е.АЛЬБАЦ: Ну, я не думаю, что Никиту Белых отправят в отставку, потому что Кировская область – беднейший регион России, и Никите Юрьевичу как-то удается там, в общем, не только удерживать ситуацию, но немножко и налаживать жизнь в этом беднейшем регионе России. Ко всему прочему мы хорошо знаем, что там вокруг лагеря и все предыдущие власти Кировской области – это была такая помесь уголовников с красными, и было совершенно уже непонятно, кто там красный, а кто уголовники. Поэтому я думаю, что будет большой глупостью со стороны федеральной власти создавать проблемы Никите Белых. Но форма, опять, в которой это сделал Путин, абсолютно безобразная. Это еще раз говорит о том, почему так важно, чтобы были избранные губернаторы. Потому что сейчас он разговаривает (я имею в виду Путин) как со своими холопами и, собственно говоря, у них мало аргументов, чего ответить, потому что они назначаются. Ну, понятно, что не важно, что они назначаются там президентом – посмотрите, из всех рейтингов практически Медведев ушел, да? Ну вот. И у губернаторов нет защиты, они не могут обратиться к избирателям и апеллировать к воле людей, которые их привели к власти. Просто они – обыкновенные чиновники. А с чиновниками вот так и обращаются как обращаются.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но есть чиновники и чиновники. Есть чиновники, которые боятся людей, их назначивших, а есть чиновники, которые все равно каким-то образом с народом в большем контакте, как мне кажется, пребывают.

Е.АЛЬБАЦ: Понимаете, Белых прошел… Он же человек, который пришел, во-первых, из бизнеса и он вполне успешен был в бизнесе. Во-вторых, он пришел из политики. И он выходил и на уличные протесты. Я помню, как в 2007 году ему заламывали руки и затаскивали в автозаки, и так далее. Он же парень не трусливый, поэтому для него, я думаю, для него важно, чтобы люди знали, что у него есть достоинство и что он не собирается падать на колени.

О.ЖУРАВЛЕВА: По поводу все того же Владимира Владимировича Путина. Вот вы и в своей беседе со слушателями накануне говорили о том, что у него легитимности как раз вот той самой, народной поддержки нет. Сегодня приходит сообщение об итогах опроса ВЦИОМ. Всероссийский центр изучения общественного мнения докладывает нам, что премьер-министр Владимир Путин возглавил список политиков года – за него проголосовали 38% респондентов. На 2-м месте Медведев с 19%. Жириновский – 8%, Зюганов – 7%, Сергей Миронов – 5% и Прохоров даже 5% набрал. Ну, не кажется ли вам, что, все-таки, наше представление о том, что власть страшно потеряла поддержку… Ну, немножко просто из нашего круга эти представления, а что, на самом деле, в стране все не совсем так и, может быть, Путин знает, что делает?

Е.АЛЬБАЦ: 38% — это ничто для политика, который контролирует раздачу денег и контролирует все центральные телеканалы, и появляется на этих телеканалах просто нон-стоп. Как ни включишь Первый канал, второй канал, НТВ, там бесконечный Путин Владимир Владимирович, иногда перебиваемый Медведевым Дмитрием Анатольевичем. Поэтому это просто смешно об этом говорить, 38%. Это просто ничто.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть вы как раз считаете, что это свидетельство вот этого падения рейтинга?

Е.АЛЬБАЦ: И это не только я считаю – был замечательный доклад на эту тему Михаила Эгоновича Дмитриева, президента ЦСР. Это совершенно объективная реальность. 12 лет у власти – давно пора уйти.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, так как мы прекрасно понимаем, что уходить пока Путин не собирается, как вы видите…

Е.АЛЬБАЦ: А это мы еще посмотрим.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но вот как вы видите его программу?

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что в его программе должен быть ровно один пункт. В этой программе должно быть написано «Дорогие граждане РФ, я благодарю вас за то, что вы мне позволили 12 лет быть президентом и премьер-министром страны. Я понимаю, что вы от меня устали и что должны прийти во власть новые люди. Берегите Россию. Ваш Путин Владимир Владимирович. Целую». Ну, «целую» — я с ним целоваться не стала бы, не моего романа, и все, и дальше там на лыжах кататься.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но вы же понимаете, что Путин, ну, даже просто по-человечески не такой? Вот, он не похож на Ельцина, который говорит «Я устал, я ухожу».

Е.АЛЬБАЦ: Я не знаю, на самом деле, какой он. Я не знаю. Ведь, мы же все 12 лет имеем дело со шпионом, который окружил себя грифом секретности со всех сторон. Мы не знаем, какой он. Мы знаем, что он не очень… Что он популист, мы знаем, что он не очень эффективный, прямо скажем, чиновник, мы знаем, что вокруг себя создал олигархат в погонах. Вот это мы знаем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это «Особое мнение» Евгении Альбац, главного редактора журнала «The New Times». Меня зовут Ольга Журавлева, никуда не уходите, мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», и меня зовут Ольга Журавлева. Наша гостья – это Евгения Альбац. главный редактор журнала «The New Times». Не забывайте задавать свои вопросы на номер +7 985 970-45-45. Вы только что сказали про засекреченного и неизвестного Путина. Еще одно такое зерно в копилку секретности. Президент будет давать разрешения (президент, Дмитрий Медведев) на мероприятия на территории и вблизи Кремля по представлению органов федеральной и московской власти. Кроме того, что, естественно, на Красной площади был особый режим, еще и Васильевский спуск включен в этот список, ну, Александровский сад и так далее. Осуществляется по решению президента, принятого на основании представления о проведении указанных мероприятий.

Е.АЛЬБАЦ: То есть разрешения на митинги?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, например. Мероприятия.

Е.АЛЬБАЦ: Ну, я счастлива, что нашли, наконец, занятие для человека, который по Конституции является главой государства и которому подчиняются, между прочим, по закону в правительстве все силовики. Я счастлива, что ему нашли, наконец, применение.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, вот вы говорили, что Путин должен уйти и дать дорогу новым людям. Вот он одному новому человеку дал дорогу, и вот вы видите, что получилось.

Е.АЛЬБАЦ: Нет, вот это неправда, Оля. Когда Медведев пришел во власть, он сделал целый ряд очень важных заявок. Он сказал, например, слова, банальные до невозможности, но давно забытые во времена правления Путина, а именно что свобода лучше, чем несвобода. И как вы помните, он опубликовал статью «Россия, вперед!» Он – человек, который начал интересоваться альтернативным мнением и стал читать интернет, то есть он озаботился проблемой альтернативных источников информации. Он делал, во всяком случае, он говорил в большей степени, нежели чем делал, но, тем не менее, предпринимал какие-то шаги.

Еще весной 2011 года в Магнитогорске он потребовал, чтобы высокие чиновники ушли из советов директоров госкомпаний, чтобы не было этого конфликта интересов. Была такая тоже, очень важная история. Ну вот. А дальше, когда Путин, создав Народный фронт, дал четко понять, что он возвращается в Кремль, началась между ними такая торговля. Мы еще помним, как они спорили по поводу Ливии, да? Ну и все. Ну а что сейчас говорить? Сейчас это раненый человек, униженный, оскорбленный.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, этот раненый человек, тем не менее, кое-какие вещи, последние свои заявления о реформе политической высказал, да? Вы говорили, что это по следам народных протестов. Но тем не менее, какие-то движения этот человек, все-таки, делает – это надо признать.

Е.АЛЬБАЦ: Совершенно верно. Но понимаете, для нас очень важно, чтобы… Он-то делает заявления, да? Во-первых, мы еще не увидели внесенного полного пакета в Государственную Думу. А во-вторых, ведь, важно, что человек, который вернется в Кремль (Путин Владимир Владимирович), он же может также внести поправки. Вспомните, как Путин не успел переместиться в Белый дом, как Медведев сразу предложил поправку и Государственная Дума приняла об удлинении срока полномочий.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да.

Е.АЛЬБАЦ: Им же верить совершенно невозможно. Невозможно верить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Евгения Марковна, есть еще один момент, который относится непосредственно к Медведеву, — это грузинская война. Медведев в интервью, в том числе и «Эху Москвы» говорил, что это его было самостоятельное решение, вот он попал в такую ситуацию, вот он это решение принял. И вы прекрасно знаете, что в результате было.

Вот цитата из блога Алексея Навального, который как раз в тот самый момент пишет, что нужно объявить Южную Осетию зоной, закрытой для полетов, объявить полную блокаду Грузии, прекратить с ней любое сообщение, выдворить за пределы РФ всех, находящихся на нашей территории, граждан Грузии.

Е.АЛЬБАЦ: Да, это блог 2008 года.

О.ЖУРАВЛЕВА: А как вы считаете? Вот то, что тогда писал Навальный.

Е.АЛЬБАЦ: Я считаю, что Алексей Навальный не прав.

О.ЖУРАВЛЕВА: А изменилось что-то в Навальном, как вам кажется, сейчас? И не получился ли точно такой же президент, простите? Вот если вдруг он станет президентом.

Е.АЛЬБАЦ: Во-первых, вы знаете, мне кажется очень опасным эти невероятные ожидания, связанные с Навальным, вот эти завышенные ожидания. Это создает, прежде всего, и для него проблему, потому что не случайно, что сейчас начинают вытаскивать какие-то его старые посты в блогах или вдруг появляются смонтированные фотографии и так далее. Навальный – человек очень молодой, ему 35 лет. Он – человек, который… Вообще все люди имеют обыкновение меняться и менять взгляды, и они узнают, и они оказываются в другом контексте. Так я понимаю, хотя я не видела, кстати, этого поста тогда. Так я понимаю, что в 2008 году Навальный в большой степени выражал вот этот страх молодых людей перед появлением особенно в больших городах России, особенно в Москве людей из разных бывших республик Советского Союза. А иммигранты – они всегда составляют для коренного населения очень большую конкуренцию. Потому что иммигрантам надо выжить, им надо заработать там на квартиры, на то, на се, на пятое-десятое, они соглашаются абсолютно на любые условия, работают в абсолютно бесправных условиях.

У Навального есть одна, с моей точки зрения, очень правильная и очень важная мысль, а именно что неконтролируемая миграция ухудшает ситуацию с правами человека для людей, которые живут в России. Потому что эти люди ради выживания готовы работать за полторы копейки без всяких медицинских страховок, без всяких контрактов, без всего. И жить в скотских условиях, как мы не раз это видели. И поэтому ими очень легко управлять, и одновременно на любые выступления людей по поводу, особенно когда это касается отношений с властью или отношений с работодателями по поводу их прав, всегда можно ответить «Да пошел ты вон. Мы сейчас возьмем на твое место 10 таджиков, и они все будут делать». И вот в этом смысле я думаю, что тут Навальный абсолютно прав, это создает очень серьезное давление на проблему прав человека.

Но еще раз повторяю, я совершенно с ним не согласна, я думаю, что этот пост отражает его… Понимаете, когда твоя страна начинает войну с другой страной, это всегда порождает такие вот патриотические чувства.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Россию просто водили мордой об стол», — пишет он о заседании Совбеза ООН.

Е.АЛЬБАЦ: Да, вот, и особенно… Вы не забывайте, что все это происходило на фоне 8-летней к 2008 году госпропаганды на тему вставания с колен, на тему, какие мы непобедимые, война на чужой территории. Ну, просто ох и ах, что тогда неслось со всех телеканалов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я готова согласиться со многим, что вы говорите. Меня только, на самом деле, пугает, потому что когда человек… Ну понятно, в частном блоге, еще ни в какие президенты не метя и вообще в 2008 году, наверное, все было по-другому, вот он пишет, что «конечно, запулить крылатой ракетой по генштабу грызунов очень хочется». Вот, ну… Странное немножко впечатление. Вот сейчас не хотелось бы такого человека видеть.

Е.АЛЬБАЦ: Оль, я не собираюсь выступать адвокатом Навального.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, я вас понимаю.

Е.АЛЬБАЦ: Я еще раз повторяю, я Алексея хорошо знаю. Человек он умный, порядочный и очень нравственный. У него есть взгляды, с которыми я совершенно не согласна, равно как Навальный совершенно не согласен с целым рядом моих позиций. При этом нам ничуть это не мешает оставаться друзьями.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я просто… Прошу прощения, Евгения Марковна. Дело в том, что вот такие позиции – они как раз вызывают живой народный отклик.

Е.АЛЬБАЦ: Оля, это 2008-й год, это 4 года назад. Совершенно не случайно, что сейчас это все вытащили. И будут вытаскивать не только это. И Навальному придется отвечать, что изменилась его позиция, не изменилась и что он по этому поводу думает. Я думаю, что сегодня бы Алексей Навальный такого бы поста не написал. Тогда это был блогер Навальный, сегодня мы имеем дело с политиком Навальным. Поэтому я думаю, сегодня бы он такого поста не написал.

Но вы посмотрите, на сайте «Эха Москвы» вывешена последняя часть его разговора с Акуниным, где он делится своими соображениями, отвечая на вопрос Акунина, первостепенные шаги. Понимаете, ну, там под большей частью этих пунктов я подписываюсь абсолютно. А то, что Навальный говорит о том, что необходимо первое и самое важное, это воссоздание судебной системы, которая полностью разрушена, ну, он абсолютно прав. Когда он говорит о том, что необходима конституционная реформа (с моей точки зрения, правильнее было бы написать «конституционная смена режима») для того, чтобы не допустить самодержавие будь то генсеков, президентов или царей, я с ним абсолютно согласна. Когда он говорит о том, что самое важное, что Конституция должна защищать народ России от монополии на власть партии или персоналий, я с ним совершенно согласна.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кого бы то ни было.

Е.АЛЬБАЦ: Когда он говорит о том, что реформа правоохранительной системы является производной от создания судебной системы, я с ним совершенно согласна. Просто бесполезно заниматься какими-либо реформами, когда у вас отсутствует институт третейского судьи. Ну и так далее. Поэтому, понимаете, можно бесконечно вязаться к постам Навального 2007-го, 2008-го и так далее годов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да можно детские его альбомы посмотреть.

Е.АЛЬБАЦ: Да. Но человек меняется, человек приобретает знания, человек разговаривает с людьми. И надо отдать должное Навальному, он очень хорошо умеет слушать. Он – человек, который много занимается самообразованием. Поэтому ну хорошо, ну мы можем еще 100 таких постов. и что?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, мне просто кажется очень важным. Потому что мы уже получали такое количество котов в мешке в политике, что то, что сейчас вот это все обсуждается, мне кажется, что это все равно существенно и важно для общества.

Е.АЛЬБАЦ: Послушайте, когда Путин в 1999 году приходил во власть, была опубликована книга интервью с ним «Исповедь от первого лица», да? И там, действительно, было много чего, что мы, на самом деле…

О.ЖУРАВЛЕВА: То, что Наталья Геворкян?

Е.АЛЬБАЦ: Наталья Геворкян, Андрей Колесников и Наталья Тимакова делали, 3 автора были. Там было много всего, чего мы, на самом деле, по-настоящему прочитали, только когда уже разобрались в том, что такое Путин. Да? А тоже такой казался мачо, вот, мочить в сортире, вот такой, значит, мужик пришел после больного и сильно пьющего Ельцина. Ну и?

Нет, самое главное, понимаете.., Нет. Понятно, что к Навальному может быть предъявлено колоссальное количество претензий. Собственно, если вы помните, перед Новым годом мой с ним эфир двухчасовой, мы же по всем практически этим вопросом – я ему их задавала, он на них отвечал. Я еще раз повторяю, надо понимать, что люди – это не отлитые в мраморе или бронзе статуи, они меняются, они узнают, их взгляды претерпевают изменения, в том числе благодаря тому, что они разговаривают с людьми, читают и так далее. Я вам напомню, демократия – это есть процесс обучения.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Не будет ли опасной для страны победа Зюганова на выборах?» — интересуется Павел из Москвы.

Е.АЛЬБАЦ: Самое опасное – это победа на выборах, это возвращение в Кремль Путина не потому, что он лучше или хуже Зюганова, а потому, что это и есть несменяемость власти. Вот это самое опасное.

О.ЖУРАВЛЕВА: Просто потому, что он уже был.

Е.АЛЬБАЦ: Просто потому, что он 12 лет находится у власти. Хватит.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну а хотя бы там двумя словами: Зюганов – он представляет какую-то опасность? Или это уже такой, удобоваримый политик, что не вызывает никакого такого уж панического испуга как когда-то?

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что Зюганов все последние 20 лет демонстрировал, что последнее, что он хочет, — это брать власть. Вот этого он точно совершенно не хочет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, для того, чтобы прийти к власти, надо этого очень сильно хотеть – тут совершенно очевидно. «Программу Путин пишет сам на следующие 12 лет «Как я спасу мир?» Да. Вообще, на самом деле, то, что вы высказали, мало кто на это надеется. Это программа «Особое мнение», Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Мы продолжим наш разговор после перерыва – никуда не уходите.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, наша гостья – главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац и мы продолжаем. Евгения Марковна, вот скажите мне, пожалуйста, не могу я этого понять, Вот только что в новостях сообщали о том, что участников одиночных пикетов в защиту Таисии Осиповой задержали у Площади Революции, там паспортные данные хотели переписать, они почему-то не хотели их переписывать. Одиночные пикеты у нас, как известно, разрешены.

Е.АЛЬБАЦ: Не, они не требуют ни разрешений, ни согласования. У нас, кстати, ни на какие уличные акции не нужно получать разрешения.

О.ЖУРАВЛЕВА: Уведомительное.

Е.АЛЬБАЦ: Да. У нас согласование. Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так вот возникает у меня вопрос даже не по участникам пикетов, хотя и по ним тоже, а вот по таким фигурам как Таисия Осипова. Ну, допустим, хорошо, Лимонов – политик с большим стажем, ему не дали зарегистрироваться, потому что он может представлять некую опасность, некую конкуренцию создать. Допустим. Или он там такое, вот, направление в политике представляет, которое наши нынешние власти считают опасным для страны, заботятся о нас. Допустим. Что вот с такими ситуациями? Вот, как это можно объяснить? Таисия Осипова, активистка Другой России из Смоленска. Ну, не конкурент. Ну, в политике не конкурент. И ее гнобят, и гнобят очень серьезно.

Е.АЛЬБАЦ: Я вчера об этом говорила. Знаете, я говорила вчера на передаче, что характерная черта авторитарных режимов – это когда сфера принятия решений совершенно оторвана от земли. Поэтому наверху мультиплицируются страхи и кажется, что любой молодой человек с активной жизненной позицией представляет для них угрозу. Вот, Осипову, с моей точки зрения, посадили ровно для того, чтобы всем сказать сторонникам Другой России, бывшим нацболам сказать: «Ребята, вы учтите, не мытьем, так катаньем мы вас с улиц уберем и отправим в зоны и лагеря». Ровно поэтому так много нацболов везде и сидит, да? Это показательная всё история.

Вот вы можете объяснить, почему Сергея Удальцова бесконечно задерживают и сажают?

О.ЖУРАВЛЕВА: Не могу.

Е.АЛЬБАЦ: Это вообще необъяснимо. И, причем, вот, скольких людей я спрашивала, что, почему вы Удальцова бесконечно сажаете, никто мне толком не мог дать на это ответ. Совершенно неправосудно, бессудно, отвратительно сажают. Это та же история, мне кажется, что и с Осиповой. Они очень боятся молодых людей, они очень боятся тех, у кого есть активная жизненная позиция. Они боятся того, что эти люди выходят на улицу. Они боятся того, что эти люди готовы идти за свои убеждения в тюрьму. И поэтому бесконечно напоминают: «Вот, ребята, мы найдем возможность, как положить в сумочку пакетик с белым веществом или найти у вас чего-нибудь дома, и закатать на много лет в тюрьму». Вот ровно это и делается.

Это так называемое… Опять. Ну, я понимаю, что теория режима – это такая, любимая моя тема, я читала целый курс лекций на эту тему. Так вот, понимаете, для авторитарных режимов характерны такие точечные репрессии. Это делается точечно, чтобы было не повадно другим.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, потому что есть фигуры достаточно яркие, вот я не знаю там, Каспаров, Касьянов, кто угодно.

Е.АЛЬБАЦ: Да никого не интересует… Понимаете, их совершенно не интересует ни фигура, ничего. Им нужно продуцировать страх в обществе. Вот, посадили Ходорковского и заткнулись все, у кого было несколько миллиардов денег на счетах, да? Потом стали сажать по этим бесконечным экономическим статьям бизнесменов средней руки, да? Чтобы все знали эти ребята, что только дернись, только попробуй себе давать деньги на какую-нибудь политическую деятельность, только вообще попробуй чего-нибудь высказывать, мы тебя закатаем и мало не покажется.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да я уверена, что о том, чем занималась Таисия Осипова, знали, там я не знаю, в Смоленске люди в связи с инцидентом с губернатором.

Е.АЛЬБАЦ: Это не важно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вся страна вообще слыхом не слыхивала об этом.

Е.АЛЬБАЦ: Важно то, что молодежные движения достаточно радикализированы и, вот, надо показать: «Ребята, если вы участвуете в протестной политике, то мы всегда найдем возможность вас посадить». Вы вспомните, как Эрика Муртазина посадили в Татарстане. Это же была абсолютно показательная вещь, да? Как пытались закатать на очередные несколько лет Скифа. Все это, с одной стороны, показатель того, как они боятся и совершенно не понимают, что происходит на земле, и с другой стороны, они все время дают понять: «Будем укатывать по полной программе».

Вполне логичный вопрос: «А что, Навальному не могли подкинуть наркоту?» Вот эту логику я тоже не понимаю.

Е.АЛЬБАЦ: Понимаете, в чем дело? На самом деле, есть люди более аккуратные.

О.ЖУРАВЛЕВА: За ним что, действительно, стоят силы Запада?

Е.АЛЬБАЦ: Я вас умоляю. Ой. Ой, не могу. Какие дураки…

О.ЖУРАВЛЕВА: Как говорят наши африканские друзья, что это все влияние внешних сил.

Е.АЛЬБАЦ: Значит, есть люди более аккуратные и менее аккуратные, более осторожные и менее осторожные. Вот у меня правило: я никогда с этой властью, что с советской, что с российской ни в какие игры никогда не позволяла и не позволяю себе играть. Потому что сесть за политику готова, а сесть, там, за какие-нибудь 2,5 копейки неуплаченных налогов – нет, не хочу. Поэтому и в 90-е годы для меня это было абсолютное всегда правило. Я слишком хорошо знаю, что такое ребята с Лубянки. Я считаю, что люди, которые идут вообще в политику, они должны быть предельно аккуратны и, вот, до мелочей соблюдать все, что записано в их законах.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот Анна из Питера – это колыбель революции, я чувствую – пишет следующее: «Надо вышибать ВВП из Кремля любым способом, хоть тушкой, хоть чучелом, хоть Навальным, хоть дядюшкой Зю». Ну, понятно оформление эмоциональное. Сегодня в Инопрессе очень многие публикации сводились к тому, что в России очень боятся самого слова «революция», и поэтому что бы ни происходило, все это выливается в Фотошоп, юмор, сатиру и в крайнем случае шествия. Хорошо ли это?

Е.АЛЬБАЦ: Вы знаете, это сделано усилиями пропагандиста нашей эпохи Владислава Юрьевича Суркова, когда бесконечно раскручивался этот страх перед оранжевой революцией, перед революцией роз, показывали страшные кадры из Киргизии, показывали кадры из Афин, где горели на улицах машины. Кстати, было любопытно смотреть, особенно перед митингом на Проспекте Сахарова – ну, просто заполонило совершенно наше телевидение. И Евроньюс русский, кстати… Русский Евроньюс очень сильно отличается от англоязычного Евроньюса по всему – по текстам, по картинкам. Просто забавно смотреть. И русский Евроньюс – это сейчас стал такой Russia Today. Ну, не сейчас, правда – уже некоторое время.

Понимаете, в чем дело? Ведь, можно говорить «оранжевая революция», а можно говорить «конституционный кризис», правда? Революции никому не нужны, потому что революции, к сожалению, выплескивают мутную жижу на улицы, а решение конституционных кризисов происходит не обязательно только революциями. И выход на улицы и 100 тысяч человек, и миллиона человек совершенно не означает погром. Это означает только одно – что люди вышли на улицу, потому что у них нет возможности через своих представителей в парламенте, поскольку нет там их представителей, или на телевизионных каналах как основной трубы… Телевидение – это не более, чем труба передачи информации, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Communication Tube.

Е.АЛЬБАЦ: Да, абсолютно. Ничего кроме этого. Нет возможности высказать о своих претензиях власти. Та власть, которая слышит – замечательно, она реагирует. Та власть, которая не слышит… Сначала вышли 100 тысяч человек, потом вышел миллион. Если на улицах Москвы будет миллион, то я думаю, что Медведева и Путина мы будем искать на Карибах.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот про другие регионы наши слушатели интересуются – там-то как с протестным движением? Или у нас только Москва и Петербург протестуют и будут протестовать?

Е.АЛЬБАЦ: Это неправда, кстати говоря. Если вы посмотрите карту – мы делали у себя в журнале подробную карту протестов – просто в регионах значительно труднее, чем в Москве. Давайте честно говорить, в небольших городах, где мгновенно людям объясняют, что они лишатся работы, их близкие лишатся работы, создадут проблемы и так далее, и так далее. Там это более опасно вообще. Протест в регионах значительно более опасен, чем в Москве. Но это тоже вопрос времени.

О.ЖУРАВЛЕВА: И это Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times», это ее особое мнение. Меня зовут Ольга Журавлева, всем спасибо, всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире