'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 декабря 2011, 19:05



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Здравствуйте, это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. И я приветствую в этой студии Станислава Белковского, политолога, президента Института Национальной Стратегии. Здравствуйте, Станислав.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Добрый вечер, Татьяна.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Будем обсуждать с вами дела внутриполитические. Их за последнюю неделю прибавилось много разных. Или так кажется. Или мы как всегда выдаём желательное за действительное. Но так или иначе, если говорить о сегодняшних новостях, то вроде как ещё одна будет праволиберальная партия, может появиться, во всяком случае, Борис Титов, председатель «Деловой России», заявил о том, что будет создавать движение «Правый поворот», и, возможно, потом это всё превратится в партию. Вообще сейчас очень много говорят, что должно сейчас много правых партий появиться. На кого тут делать ставку, кому верить, кого слушать?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Слушать надо себя в первую очередь, потому что Кремль запускает сразу несколько проектов, которые должны обмануть людей, вышедших на Болотную площадь и проспект Сахарова. Вдруг неожиданно пришло прозрение, что не большинство, а меньшинство определяет все тектонические процессы в общественной политической жизни. С одной стороны, Прохоров с Алексеем Кудриным будут чего-то создавать, потом Борис Титов, который никогда не проявлял больших политических талантов, хотя является на сегодняшний день производителем шампанского абрау-дюрсо. Мне кажется, что это было бы идеальное название для его партии. Вот именно партия «Абрау-дюрсо» собрала бы больше, чем какой-то там «Правый поворот», который сам по себе является плагиатом. Тем более помните, как в культовом романе «Мастер и Маргарита» деньги превращались в этикетки от абрау-дюрсо? Это соответствует именно тому политическому предложению, которое хочет сделать нам Борис Титов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но, хорошо, неужели среди вот этого вала предложений нету совершенно ни одного рационального и это исключительно обманка?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Пока нет, но будет. Сейчас примут законодательство в феврале-марте, как нам обещали, и реально оппозиционные партии могут появиться. Другое дело, что у Кремля уже есть свой план, как этому противостоять. Нужно двинуть несколько своих партий, чтобы окончательно всё запутать, и на досрочных выборах в Государственную Думу, которые могут пройти в конце 2012 – начале 2013 года, снова получить большинство. Во-первых, за счёт одномандатников, которых вернут, то есть депутатов, избираемых по мажоритарным округам. Известно, что эти депутаты априори более зависимы от исполнительной власти, чем списочники, избираемые по партийным спискам, и за счёт вот этой цветущей сложности многообразия партий, из которых избиратель не сможет понять, какая из них кремлёвская, а какая нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну, запутать народ будет, я так понимаю, теперь уже непросто.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Народ сам рад запутываться. Вот, организаторы по Александру Сергеевичу Пушкину, помните, «обмануть меня трудно – я сам обмануться рад». Конечно, уже многие организаторы митинга бегут в объятия Кудрина и Прохорова в хорошем смысле. Да, уже какой-то там круглый стол 12 декабря предлагает переговоры с властью через Кудрина. А это прямой сценарий капитуляции народного протеста и более ничего, да? Нет, поэтому очень многие лидеры оппозиции вдруг неожиданно поймут, что если им поймут какие-нибудь посты, например, генерального директора Федеральной продовольственной корпорации, или что-нибудь связанное с животноводством, то они, в общем, признают, что система политическая не так плоха. Поэтому я бы не стал недооценивать вот эти кремлёвские схемы, когда огромное количество никому непонятных политических субъектов вдруг будет вброшено на рынок и в результате на досрочных думских выборах Кремль, контролируя 6-7-8 партий, всё равно победит + одномандатники. И тогда Владимир Владимирович Путин скажет – видите, мы сделали всё, что вы хотели. Мы либерализовали систему регистраций партий, мы допустили до выборов всех, кого только можно, мы дали всем возможность для агитаций, всё равно вы проиграли, товарищи, всё.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Расходимся.

С. БЕЛКОВСКИЙ — С этого момента наш режим легитимен, как минимум, до 2018 года.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Товарищи, расходимся. Тогда объясните мне вот, что. Сейчас же очень много действительно говорят о возможных переговорах, о том, кто может стать переговорщиком. Власть, похоже, очень сейчас так мудро себя ведёт внезапно начала.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Ну, ситуация видится гораздо тоньше, чем раньше, да. Это правда.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть после Болотной как-то решили, что нужно не так топорно.

С. БЕЛКОВСКИЙ — После Болотной и Сахарова, да, вдруг неожиданно решили, что гораздо легче развести и обмануть лидеров оппозиции, чем пытаться их просто давить железным сапогом. А это правда. Понимаете, ведь в этом смысле уход Владислава Юрьевича Суркова из Кремля – это для Кремля огромное благо. Вот я постоянно слышу всякие рассуждения особенно от журналистов таких молодых и впечатлительных, как вы, Татьяна, что Сурков был какой-то чумный человек, умевший придумать хитроумные интриги, а вот сейчас он уйдет, всем настанет конец, придет ужасный Володин.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Никто не говорит, что… это очень…

С. БЕЛКОВСКИЙ — И так далее, и так далее. На самом деле Сурков нанёс Кремлю огромный вред своим многолетним сидением там, потому что он поссорил Кремль со многими по сути лояльными Кремлю людьми, такими как Борис Немцов, Владимир Рыжков, Михаил Касьянов, ещё таких фамилий можно назвать 25. Только исходя из…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Михаил Прохоров.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Исходя из своих собственных комплексов и личных приоритетов. То есть люди, которые хотели быть друзьями Кремля, пусть даже изображая при этом из себя оппозиционеров, да, но не могли ими быть, потому что дамбы между Кремлём и ими ставил Сурков. Сейчас Суркова нет. И когда выясняется, что все эти люди готовы получить места в путинском правительстве и немедленно забыть обо всяком протесте, о проспекте Сахарова, о Болотной площади, о всём, чём угодно, всё может как раз повернуться совсем в другую сторону. И в этом смысле перемещение Суркова на пост вице-премьера по модернизации, которой не существует, то есть на пост вице-премьера по тому вопросу, которого нет, мне кажется…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Хорошая работа.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Для Кремля это прекрасный выход. И наш с каменным лицом, или как говорят менее политкорректные люди, с мордой кирпичом, Володин может оказаться полезнее Суркова для Кремля.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну точно менее вреден?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Да, да, да. Тут главное не мешать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Если хотите, из теории меньшего из зол.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Тут главное не читать Борхеса и не думать, что великий писатель, тогда со всеми этими персонажами очень легко договориться.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте мы сейчас делаем перерыв буквально 1 минуту, никуда не уходите, «Особое мнение» Станислава Белковского продолжится совсем скоро, пока можете писать нам СМС на номер +79859704545 и в Twitter’е наш аккаунт — @vyzvon.



РЕКЛАМА



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня сегодня Станислав Белковский. Вы так как-то лихо всех отправили уже на работу в правительство, ну неужели все те, кто выходил на сцену на проспекте Сахарова – они действительно готовы за какое-то тёплое место сдать все свои принципы и идеалы.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Нет, далеко не все, далеко не все. Я думаю, что менее 25% тех, кто выходил на сцену, готовы, но когда я узнал в пятницу во время митинга, что Михаил Прохоров и Алексей Кудрин записаны в качестве выступающих, я понял, что дело нечисто.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну почему? Там в Facebook’е открытая голосовалка. Ну, кстати, Прохоров не пошёл на сцену.

С. БЕЛКОВСКИЙ – Прохоров не пошёл на сцену, поскольку побоялся, что его освистают и правильно сделал. Я, собственно, стоял на митинге в толпе, когда выступал Кудрин и видел реакцию на его выступление, она сопровождалась позором. Просто Алексею Леонидовичу всё пофигу, потому что он более уверенный в себе человек, чем Михаил Прохоров. И надо было, конечно, его двигать в президенты от Кремля, как технического кандидата Кремля, который должен был соблазнить. Но не сложилось.

Нет, далеко не все. Очень много честных людей выступало на митинге. Но в то же время мне кажется, что лидеры статусной либеральной оппозиции, в общем, готовы слиться. И что-то с каждым днём такое ощущение становится всё серьезнее, хотя само по себе это совершенно не страшно, пусть сливаются. Это же типичная, понимаете, в 2011-ом году нажить перестройку-2, которая по многим своим чертам и параметрам повторяет горбачёвскую перестройку-1. Тогда тоже так было, да? Кто-то бегал на старую площадь, кто-то не бегал. В итоге выиграли те, кто не бегал. Потому что когда ЦК КПСС создал демократическую платформу в КПСС, он просто недооценивал, что при появлении полноценной настоящей демократической России, объединяющей всех людей, реально заинтересованных в смене режима, а не в имитации этой смены, уже демократическая платформа не будет иметь никакого значения. Поэтому для того чтобы чётко определиться, с кем мы, мастера культуры, вот все эти интриги – они достаточно хороши, это полезно, позитивно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Так и кто же, по-вашему, не побежит? Кто победит?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Вы очень правильно поставили вопрос. Победит тот, кто не побежит. Всё отличается одной буквой, хотя последнее «жит» звучит не вполне политкорректно, но ладно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Мы на «Эхо Москвы», нам можно всё.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Да. Да, я думаю, что те, кто не пойдёт на переговоры с Кремлём сегодня, не начнут расторговывать эту ситуацию в пользу своего участия в структурах исполнительных власти, кто не впадёт в соблазн объявления, что наступил новый демократический Путин, который позволяет всё. Путин образца 2000 года.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Неужели мы услышим такие заявления?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Подождите, а для чего все эти вершки выдвигаются – Кудрин, Прохоров? А чего Кудрин занимается посредничеством? Или, может быть, у нас есть иллюзия, что Алексей Леонидович поругался с Путиным?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Нет, нет. Кудрин и Прохоров здесь немного другую роль играет. Я говорю о тех, кто сначала выходил на Болотную, там никаким ни Кудриным, ни Прохоровым не пахло.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Да. Но на проспекте Сахарова ими запахло, и ещё правильно спросить – а кто их туда пригласил? То есть они бы сами туда не попали, правда? Мне кажется, их пригласили лидеры партии «Парнас». Конечно, не культурные деятели и представители журналистского сообщества. Может быть, я ошибаюсь. Если я ошибаюсь, я принесу извинения лидерам партии «Парнас» и примыкающим к ним представителям журналистского сообщества.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть вас вот эта вот открытая голосовалка в Facebook’е ни в чём не убедила? Когда люди добавляли имена и голосовали…

С. БЕЛКОВСКИЙ — Вы знаете, я системный программист по образованию, работал системным программистом много лет, и был не из последних системных программистов в Москве ещё 20 лет назад, и как голосовать в сетях, я примерно представляю. Эти голосования нереализуемы: так называемые боты, хомячки и прочее могут обеспечить любой результат.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Боты, хомячки. Да, это…

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я знаю одно: что Кудрин и Прохоров не имеют никакого отношения ни к Болотной площади, ни к проспекту Сахарова.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Да. И кто к ним побежит? Вот, вы сказали – 25%. Примерно так.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Выступавших.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Выступавших.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Не участников, а выступавших.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Понятно.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Смотрите, сейчас Михаил Прохоров…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Поднимался на сцену.

С. БЕЛКОВСКИЙ – Он не поднимался на сцену, он записал ролик несколько дней назад.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Это фееричный ролик, надо сказать.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Надо сказать, что всё-таки этот ролик, как к нему ни относиться, сделан очень качественно, потому что Прохоров выглядит в нём гораздо интереснее и живее, чем на самом деле.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А почему же он вызвал тогда скорее негативную реакцию этот ролик?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Потому что как ни оживляй труп, в общем, как его ни гальванизируй, всё равно появление ноги не приводит к тому, что труп превращается в полноценного человека. Но, тем не менее, Прохоров в этом ролике сформулировал всё то, что хотела бы услышать, по его мнению, Болотная площадь и проспект Сахарова. Он говорил про освобождение политзаключённых, про борьбу с коррупцией. Он говорил, что он не кремлёвский проект. А хотел… и сказал правду, что хотел бы стать проектом Болотной площади. Только кто ж ему даст?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Не так-то просто стать проектом Болотной площади.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Нет, именно Прохоров нацелен на это на 100%, это подтвердил в своём новогоднем обращении к народу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А как вам замечательный первый лозунг, который Михаил Прохоров придумал для президентских выборов, и звучит он так: «Если не я, то кто?».

С. БЕЛКОВСКИЙ — Гениальный лозунг, который на самом деле, будучи инвертирован, становится лозунгом Путина. Вот на месте Владимира Владимировича Путина, ровно находясь на его месте, я вышел бы с лозунгом: «Если не Прохоров, то кто?». И это дало бы огромному количеству людей стимул голосовать за Владимира Владимировича Путина. Ну вы же знаете, что я сам был одним из разработчиков предвыборной программы Михаила Прохорова, правда, в инициативном порядке, я с ним никогда не встречался, ну, вернее, в какой-то старой жизни встречался, но в последние 10 лет нет. И я предложил ему два лозунга. Первый лозунг – «Я выше этого», ну, под «этим» имеется в виду…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Замечательный лозунг, но очень жестокий.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Сами понимаете кто. А второй лозунг, поскольку Прохоров никак не хочет жениться или не может уже, не знаю, что, то я предложил ему разыграть тему Елизаветы I в российской политике и использовать лозунг «Я женат на России», чтобы подчеркнуть, что сам он не может ни на ком жениться.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Прекрасный лозунг.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Ну вот сегодня Антон Красовский… новый назначенный…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Новый начальник штаба.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Назначенный руководителем избирательного штаба Михаила Дмитриевича Прохорова, рассказал, что Михаилу Прохорову не нравится ни одна баба, которая находится рядом с ним. Это официальная цитата, я почти выучил, пока ехал сюда. Вот, я хочу сказать, что здесь проходит принципиальный политический и, я бы сказал, нравственный водораздел между мной и Прохоровым. Вот мне нравятся все женщины, которые меня окружают. Поэтому я поддерживать Прохорова не могу ни при каких обстоятельствах.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Так. Кажется, Михаил Прохоров уже всё, лишился потенциального избирателя в лице Станислава Белковского.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Он лишился многих потенциальных избирателей, я думаю, в этот момент, но Прохоров пытается как-то стать кандидатом Болотной площади и проспекта Сахарова, но насколько он сможет вызвать доверие этой аудитории, это вопрос более чем открытый.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А если говорить по поводу других кандидатов в президенты, тоже одна из таки…

С. БЕЛКОВСКИЙ — Дмитрий Фёдорович Мезенцев – прекрасный кандидат.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Нет. Геннадий Андреевич Зюганов.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Ну да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вот вопрос. Если вдруг второй тур Зюганов против Путина…

С. БЕЛКОВСКИЙ — Вы знаете, если бы были честные выборы, Зюганов выиграл бы у Путина во втором туре, потому что степень усталости от Путина настолько велика, что народ проголосует хоть за чёрта лысого, только не за Владимира Владимировича Путина, хотя определённый «чёрт лысый» подходит к нему лучше, чем к Зюганову. Ну, думские выборы нам показали, что реальный рейтинг «Единой России» не превосходит 35%. Это значит, что второй тур, если исходить из логики «кто угодно, только не Путин», приносит победу любому оппозиционному кандидату. Конечно, на практике этого не будет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну, Владимир Владимирович сказал, что хотел бы под новогоднюю ёлку нам тут всем положить честные президентские выборы, вчера он общался.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Он их и положит. 15 миллиардов рублей будут потрачены на веб-камеры.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — На веб-камеры, да.

С. БЕЛКОВСКИЙ — И для которых потом наступит как в детском саду тихий час. Их отключают в момент окончания голосования, потом они час не работают, и за этот час подсчёт голосов осуществляется…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А как же Чуров?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Ну, Чурова волшебником назвал Дмитрий Анатольевич Медведев. Он просто настоящих волшебников не видел.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А как же Путин?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Он человек неопытный, практически малолетний. Нет, за этот час всё и происходит, переписывается протокол и получается… а кроме того, как системный программист, опять же, я вас уверяю, что даже если исходные данные не будут соответствовать нужным итоговым, в системе «Госвыборы» можно прекрасно поправить. Собственно, так долго не объявляли результаты думских выборов впервые за всю постсоветскую историю только потому, что исходные данные не соответствовали итоговым и подгоняли исходные под итоговые. Это требовало времени.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Просят вас прокомментировать кандидатуру Алексея Навального как нового лидера оппозиции, человека, вокруг которого могут сплотиться разные.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Вы знаете, я очень высокого мнения об Алексее Навальном, я считаю его человеком с хорошим аналитическим даром и политической интуицией, что отсутствует у многих других статусных оппозиционных политиков. Но в то же время я против вождистской парадигмы, я против того, что мы обсуждали кандидатуру вождя. Я считаю, что Россия устала от вождизма. Нам нужна не концепция вождя, а концепция команды, абсолютно прозрачной по мотивации, по своим интересам и целям, которая придёт к власти, и в этой команде любой человек, в том числе Алексей Навальный, может быть лидером, но лидером как первый среди равным, а не как вождём, которому нужно безгранично доверять и потом он тебя кинет, как это сделал Борис Ельцин, затем Владимир Путин.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Из кого может сложиться такая команда?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я знаю 12-15 имён, из которых она может сложиться. Это в том числе и сегодняшние депутаты от «Справедливой России», такие как Дмитриева, Геннадий Гудков, Илья Пономарёв. Это обломки системы партий, которые образовались в  последние годы, из-за того что системные партии не были нацелены на реально оппозиционную борьбу. Это и внесистемные оппозиционеры, да, тот же сидевший с Навальным Яшин, да, таких людей много, я не хочу вдаваться в детали, просто чтоб это не выглядело как попытка продвижения конкретных кандидатур. Но то, что мы увидели за последние 3 недели, в России, мне кажется, имеет особое значение, потому что мы увидели, что ситуация не безнадёжна, да, что в России есть люди, которые готовы бороться за реальную власть и значит можно делать на них ставку.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Интересно, на кого всё-таки вы в первую очередь поставили.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я вообще считаю, что править страной должна женщина.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Да что вы?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Да, конечно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну видите, «Справедливая Россия» не захотела Оксану Дмитриеву выдвигать…

С. БЕЛКОВСКИЙ — Очевидно, я говорил, что её не выдвинут никогда, потому что она действует в рамках кремлёвского…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Валентина Матвиенко.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я ценю вашу иронию. Я считаю, что страна немножко устала от брутальности, от патриархата, от того, что страну держат под контролем железной рукой, что власть всё-таки должна проявить нежности по отношению к управляемому ею народу. И поэтому сам я сторонник теории франкфуртской школы в этом плане, что матриархат имел свои определённые преимущества, и отказ от ценностей цивилизации войны, в рамках которой мы живём много столетий, да, он был бы несколько полезен для нашей страны.

И вот я в этом смысле нашествие геев на все ключевые посты в исполнительной власти, включая администрацию президента, где геи оккупировали все высшие позиции, он где-то хорош в период для транзита от цивилизации войны к матриархату.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Какая чудесная концепция.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я не могу… я сейчас просто судорожно вспоминаю, какие у нас есть женщины в политике.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Женщин-политиков у нас полно. Но это будет завтра. А сегодня пока…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ксения Собчак.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Ксения Собчак очень умная женщина. Нельзя ни в коем случае…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я, кстати, вам серьёзно говорю.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я уверен, что, понимаете, как сказал замечательный питерский литературный критик Виктор Леонидович Топоров, Ксения Собчак – это же Гамлет, она вынуждена разыгрывать сумасшедшую перед лицом тех людей, которые погубили её отца. Поэтому мне кажется, как всякий Гамлет, она должна погубить… это очень логично. Хотя сегодня она транслирует концепцию Прохорова. То, что она говорила на митинге на проспекте Сахарова – это именно Прохоров. Прохоров испугался, а Ксения Собчак нет… сказать это, несмотря на оглушительный свист, который раздался в её выступление, что нужно не свергать власть, а потихонечку менять её и так далее. Всё впереди. Ведь логика перестройки такова, что маленькие уступки порождают не успокоение тех, кто их требует, а запрос на большие уступки. И сегодня мы подходим к этому рубежу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну это противоречит тому, что вы сказали перед этим, что власть очень тонко ведёт свою игру, раскалывая.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Власть не очень тонко ведёт свою игру, она пытается делать то же самое.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Она стала чуть тоньше.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Она стала чуть тоньше, да. Она пытается делать то же, что Михаил Сергеевич Горбачёв делал в конце 80-х годов со своим политбюро, она пытается дать небольшие уступки в надежде, что активная часть общества в нашем конкретном историческом случае русские образованные граждане, которые представляют собой движущую силу протеста, движущую силу Болотной площади и проспекта Сахарова, удовлетворятся этими уступками. Как тогда в конце 80-х никто не удовлетворился мелкими уступками, все потребовали больших, так будет и сегодня. Поэтому вся эта тонкость… где тонко, как говорится, там и…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Да. Прервёмся на этом буквально на 3 минуты. Никуда не уходите. «Особое мнение», в котором сегодня выступает Станислав Белковский, продолжится совсем скоро, следите за кардиограммой нашего эфира, пишите СМС, в Twitter. После перерыва я думаю, что мы начнём подводить итоги и делать прогнозы на 2012-ый год.



НОВОСТИ



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Станислав Белковский всё веселее и веселее. Тут просто очень много сообщений приходит по поводу геев. А чем же они хороши?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я уже сказал Татьяне, что если мы перестанем вспоминать геев, то рейтинг трансляции упадёт, и Газпром потеряет деньги. Из-за этого нельзя будет строить южный поток. Поэтому как патриот и сторонник диверсификации каналов поставки российских энергоносителей в Европу, я не могу не затронуть тему геев дальше. Правда, Татьяна просила меня не называть геев по именам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Не надо. И по фамилиям тоже не называйте.

С. БЕЛКОВСКИЙ — И по фамилиям. Ну это и так всем известно. Это все высшие руководители администрации президента в том виде, в каком она сформирована на сегодняшний день. Понимаете, есть теория креативного класса, автором которой является американо-канадский экономист Ричард Флорида, он написал большую книгу под названием «Креативный класс: люди, которые меняют будущее». В этой книге чётко расписано, что именно геи являются важнейшей движущей силой и составной частью креативного класса, потому что им присущи важнейшие черты тех людей, которые меняют будущее. В первую очередь креативность и толерантность. Они создают среду, в которой креативный класс может сформироваться. Вот, посмотрим на лицо Сергею Борисовичу Иванову – видим невиданную креативность, а на лице Вячеслава Володина, я ничего про них не утверждаю, просто неслыханную толерантность, отличающего от Владислава Юрьевича Суркова, перемещённого на вице-премьера, прости, господи, по модернизации.

Поэтому я считаю, что правление геев – это не так плохо для современной России. Но в первую очередь как ступенька, как переход на этап всё-таки к женскому правлению, которое должно сменить это бесконечное бряцание оружием и попытку унизить свой народ, которые присуща именно мужскому правлению со всеми его комплексами и неудовлетворённостями.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Да, если перестанут унижать народ, это будет очень здорово на самом деле.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Это вы правильно подметили. Мне кажется, именно это было основным требованием Болотной площади и проспекта Сахарова.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну, на самом деле. Потому что, мне кажется, уже устали абсолютно все. Уже все всё поняли…

С. БЕЛКОВСКИЙ — Некоторые из уставших уже готовы побежать в путинское правительство и сказать, что пришёл новый Путин.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я в это не верю, если честно. Я не понимаю, о ком вы говорите.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Мы же договорились, что мы фамилии не упоминаем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Это мы про геев договорились.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Про геев. Но знаете, есть такой эвфемизм слова «гей», который…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Да, я понимаю.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Знаете анекдот? Что есть гей в хорошем смысле и в плохом?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Да.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Вот, я сейчас про геев в плохом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я поняла. Давайте к подведению итогов. Коллеги из «Медиалогии» составили свой рейтинг наиболее обсуждаемых медиасюжетов в 11-ом году. На первом месте выборы в Госдуму. Понятно. И дальше 2-ое место – крушение теплохода «Булгария». Ещё в первой пятёрке раскол партии «Правое дело», катастрофа самолёта Як-42 (ярославский «Локомотив») и выдвижение Владимира Путина в президенты. Ну, две катастрофы и 3 позиции по политике. Общество начинает следить за политикой?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я бы сказал – 5.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Три политические. А для вас что, раскол в «Правом деле» стал катастрофой?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Нет. Раскол в «Правом деле» — это совершенно незначимая величина…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Значит, 4 катастрофы.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Которая искусно раздута из-за избыточного интереса журналистов к этому явлению, не имеющего никакого значения. Вот выдвижение Путина в президенты – это реальная катастрофа, потому что это была большая ошибка, я в этой студии не раз говорил о принципе Белковского, который является следствием принципа Питера, согласно которому любой человек в своей карьере достигает предела некомпетентности. Вот любая система в стадии деградации достигает момента, когда она начинает принимать решения, контрпродуктивные для неё самой. И сегодня мы очевидно видим, ясно, как говорил Владимир Владимирович Ленин, что с 24-го сентября 2011 года, с этой рокировки, и началось обвальное падение доверия к власти и легитимации власти. И если бы Кремль двинул Медведева на второй срок, не было бы ни Болотной, ни проспекта Сахарова.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но для вас это стало событием года? Ну, пусть и в негативном смысле.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Нет, для меня событием года всё-таки стали митинги на Болотной и проспекте Сахарова, потому что я снова увидел горячие глаза, я увидел людей, ту самую активную часть общества, которая станет движущей силой перемен, хотя ещё недавно я был пессимистом насчёт того, что критической массы таких людей в России нет. Сейчас уверен, что критическая масса таких людей в России есть. Поэтому для меня этот год заканчивается очень оптимистично.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Оптимистично – это замечательно. В чём вы видите главную опасность? Потому что глаза горящие – это замечательно. Что-то должно перейти…

С. БЕЛКОВСКИЙ — Это должно перейти в парламентскую республику вместо президентской. Это должно перейти в построение новой государственности. И от того, что некоторое количество ораторов со сцены проспекта Сахарова перескочит в путинское правительство, ничего не изменится.

Я давно, много лет назад, сформулировал концепцию новой государственности, я считаю, что если Россия хочет стать европейской стране, если она хочет окончательно идентифицировать себя как Европу, а не Азию, а это очевидно является заветной мечтой русского человека – стать европейцев по своему гражданскому статусу и по политической среде, в которой ты живёшь, и остаться русским по культуре, менталитету и языку, то, конечно, нужна парламентская республика, как в Европе. Возможно, она должна быть под сенью конституционной монархией, что тоже является абсолютно органичной для нашего цивилизационного типа формой правления, и в которой есть символическая власть, которая несменяема, но у неё нет полномочий. Есть реальная власть, которая сменяема в рамках демократической процедуры в любой момент.

Да, ну со сменой модели экономики нужно, как это ни смешно, слово абсолютно дискредитировано Дмитрием Медведевым и его сподвижниками, нужна модернизация, потому что если…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Сурков уже за неё отвечает.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Да, он ответит в полном объёме. 12 лет строгого режима без проблем. «Модернизация», как написано в словаре, это построение общества модерна. То есть современного общества европейского типа, в котором есть гражданин как субъект политики, а не каста или клан, в котором есть мощная система социализации человека, да, и в котором развита система образования, здравоохранения, в котором всё заложено и в котором существует понятие нации как сообщества социально и культурно однородных людей. Вот это то, что нам нужно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну так вот мы постепенно перешли к теме прогнозов на 2012-ый год. Понятно, чего вы ждёте.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Чего я жду?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну, я так понимаю, построения…

С. БЕЛКОВСКИЙ — Нет, в 2012-ом году не жду абсолютно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Нет, понятно, что это займёт больше времени, но нет ли опасности, что всё это как-то скукожится, угаснет и больше никто не выйдет, и все между собой 10 раз перессорятся. И в 2012-ом году этот оптимизм, ну не донесём мы, не сохраним.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Зависит от нас. Я помню конец 80-х, были такие же точно разговоры, потому что сейчас люди выйдут, потом выпустят пар, Горбачёв дёргает главлиц и всё закончится. Нет. Чем больше уступок, на которые идёт власть, тем больше запрос на новые уступки, потому что люди хотят чувствовать себя гражданами, а не быдлом, субъектом, а не объектом управлением, народом, а не населением. Поэтому я считаю, что всё продолжится. И вопрос только в том, когда существующая правящая элита сдаст власть. Я считаю, что можно наметить дорожные карты этой сдачи власти, что не нужны никакие экстремистские призывы, не нужно никого вешать на окнах вместе вниз головой. Я думаю, что прекрасная дата –это январь 2018-го года – это столетие со дня созыва а также разгона Учредительного собрания, это 3 месяца до окончания следующего срока Владимира Путина. Я рад тому, что митинги на Болотной площади и проспекте Сахарова уже чётко постулировали, что никакого 4-го срока Путина и не будет бесконечной 24-летней рокировки Путин/Медведев, которая ещё вчера казалась всем очевидностью. И в январе 2018-го года Путин должен сдать власть учредительному собранию, которое примет новую конституцию. Я думаю, сейчас такая дорожная карта будет принята, это оптимально для развития новейшей истории современной России.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Замечательный прогноз на 2018-ый год. Теперь давайте на 2012-ый. Это будет, я так поняла, год уступок. Меньше, больше. Но это будет год уступок.

С. БЕЛКОВСКИЙ — В 2012-ом будет принято новое законодательство о партиях, причём, Кремль идёт на уступки последовательно: он боится этих митингов со страшной силой, это очевидно. В этом смысле те, кто говорят, что митинги не имеют никакого значения, или лгут, или заблуждаются. Митинги имеют огромное значение. Ещё вчера нам говорили, что партийное законодательство введут в действие с 2013-го года. Сейчас нам говорят, что оно уже будет действовать весной 2012-го, ещё вчера нам говорили, что президент будет вносить кандидатуру на губернатора… сегодня обсуждается вопрос, при котором эти кандидатуры будут выдвигаться зарегистрированными партиями, и так далее, и так далее. Кремль идёт постоянно на уступки, и при этом он воспроизводит в точности горбачёвский сценарий, что позволяет нам говорить о перестройке-2. Уступки не успокоят народ. Они заставят его требовать новых… Не фальшака, а абсолютно реальной передачи власти и качественной смены политической системы в стране.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Президентские выборы обострят ситуацию?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Конечно, потому что, как мы уже с вами говорили, реальный рейтинг Путина не превышает 35%. Плановое задание – 55%. И эти 20% породят 100-тысячные, или, может быть, даже миллионные выступления в крупнейших городах России.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Да, это, конечно, как-то немного звучит так… Вот, тут просто очень много сообщений приходит содержания такого: вот следующий митинг не разрешат власти. И? А люди всё равно выйдут.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Видимо, это очень молодая аудитория, которая не помнит, как это было в 89-ом году. Разрешат власти, никуда не денутся. Не разрешить можно митинг на 500 человек. Митинг, на который хотят придти 50, 100, 150 тысяч человек, не разрешить невозможно. Не надо забывать, что власти боятся кровопролития не меньше, чем организаторы митингов. Путин никогда не станет Каддафи, потому что задача легализации российской правящей элиты на западе стоит очень остро. Я помню киевский майдан 2004-го года. Там тоже говорили наши аналитики кремлёвские, что через 5 дней ударят морозы, и…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Народ разойдётся.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Народ разойдётся. Но через 5 дней майдан победил. И главным индикатором победы майдана был человек по имени Саша Роднянский, генеральный директор «1+1» в то время, который вышел в прямой эфир канала «1+1» ещё с несколькими ключевыми сотрудниками своего канала и сказал – всё, с этого момента начинается свобода слова. И вот когда это услышала вся Украина, все поняли, что всему привет. Вот, сегодня мы наблюдаем активный переток представителей правящей элиты на сторону протеста. И должен придти свой Саша Роднянский, который скажет – всё, всему привет. Так и произойдёт.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Спасибо большое. Станислав Белковский сегодня выступал в программе «Особое мнение». Эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр. Всем счастливо.

Комментарии

290

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


adameva 29 декабря 2011 | 22:27

Он сказал -геи\\пидорасы\\ в администрации президента)
фамилии в студию!


okkervill 29 декабря 2011 | 23:10

Погуглите "Белковский Володин Селезнев"


smm 30 декабря 2011 | 03:48

А насчет геев в правительстве в переходный к матриархату период - браво!
Изящная и оригинальня концепция. Серьезно! Мы действительно слишком консервативны: царь - бояре - народ...
Только не Матвиенко, пли-из!


outerspace78 30 декабря 2011 | 07:04

Это был прикол (в его стиле), как и все его интервью вообще-то.


dstegenko 30 декабря 2011 | 11:04


Белковский - это разновидность Радзиховского, только работает он в более глубоком тылу "врагов народа".

Белковский - один из идеологов ареста Ходорковского.

С 2004 года - президент Института национальной стратегии, созданного с разрешения Путина для иделогической поддержки деятельности чекистов.

Для завоевания доверия аудитории использует обычный арсенал сурковских пропагандистов - "восхищение участниками митингов", "уничтожающая критика" наиболее одиозных фигур путинского режима, включая даже самого Суркова (12 лет строго режима), администрации президента (геи) и т.п.

Главная цель его деятельности в настоящее время - оставить у власти Путина.


assarhadon 30 декабря 2011 | 17:17

Дорогой Вы наш, можно в два счета доказать, что любой публичный персонаж является гэбистом, цэрэушником, тайным сталинистом или маоистом и т.д. и пр.


dstegenko 30 декабря 2011 | 21:09


И что ?
Не существует гэбистов ?


assarhadon 30 декабря 2011 | 23:22

Да конечно существуют! Вот честно, глядя в глаза, Вы гэбист ведь, да?
У Вас задание такое - нести всякие нелепости, что бы опорочить чистое демократическое мнение. И отвлечь внимание от более важных посылов.


dstegenko 31 декабря 2011 | 18:02


Все, сдаюсь.
Какой вы однако тонкий психолог.
Вы меня убедили, что Белковский не гэбист.
А просто на них работает.
По найму.

А вы как думаете, Белковскому известно, что Ходорковский отбывает РЕАЛЬНЫЙ многолетний срок ?


(комментарий скрыт)

weird 30 декабря 2011 | 23:54

поправка: в восхищении, конечно, одно "н"


vasja66 31 декабря 2011 | 06:02

"Слушая речи профессионала-масона , неискушённые люди, как правило, наполняются верой..." я таких встречал, как ты, я те как инвалид инвалиду, пиши чаще, быстрее избавимся от вовика. И почему у нас в колонии все педофилы с твоими речами - ты такой же петя-петушок.
А белк на циничную сволочь смахивает, к сожалению.


03 января 2012 | 00:50

У нас есть еще время. Не будем распыляться.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире