'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 28 декабря 2011, 19:08

М.КОРОЛЕВА: Здравствуйте, это, действительно, программа «Особое мнение». Я – Марина Королева, напротив – главный редактор газеты «Завтра» журналист Александр Проханов. Александр Андреевич, здрасьте.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

М.КОРОЛЕВА: Давайте мы напомним, что у нас есть разнообразные каналы связи с нами. Итак, +7 985 970-45-45 – это номер для ваших смсок, для ваших вопросов по SMS. Кроме того на нашем сайте echo.msk.ru есть кардиограмма эфира, вы можете голосовать за Проханова или против него, то есть за его слова или против них. Так, это кардиограмма. Ну и кроме того трансляция в Сетевизоре тоже идет – это помимо радиоэфира и телеканала RTVi.

Александр Андреевич, еще несколько дней и наступит 2012-й год. Помните, как заканчивался, кстати, 1999-й год? Вот тогда Борис Ельцин объявил о своем уходе за несколько часов до наступления Нового года, Путин становился исполняющим обязанности президента. И вот сегодня журналисты задали Владимиру Путину такой вопрос. Может быть, он видит необходимость в том, чтобы стать до президентских выборов исполняющим обязанности президента? Но он ответил, что нет. Это означает, что, скорее всего, сюрпризов для нас с вами не будет, по крайней мере до нового года? Или, все-таки, будет? Вот, я бы хотела узнать, что вы по этому поводу думаете? Какие у вас ощущения? Вот, сюрпризы закончились на этот год? Или, все-таки, вы ждете каких-то изменений во власти, крупных изменений?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я думаю, что сюрпризы не закончились. И мне трудно прогнозировать, какого рода сюрприз будет. Но самым, конечно, грозным и страшным сюрпризом будет тот, что Новый год так и не настанет, мы застрянем с вами на 31-м числе и в течение всего будущего года будем находиться в ожидании вот этого восхитительного часа, когда можно чокнуться бокалами и услышать куранты.

М.КОРОЛЕВА: Ну это уж прям фантасмагория какая-то.

А.ПРОХАНОВ: А мы живем в фантастической стране и в фантастическом времени.

М.КОРОЛЕВА: Это правда.

А.ПРОХАНОВ: Кстати, я предлагаю людям готовиться к самому невероятному. Я сегодня слышал об угрозах вот этой огромной планеты, которая пролетает над Землей и о том, что некоторые наши крупные богатые люди – они в горах строят бомбоубежища, они строят убежища с запасами еды, воды. Поэтому сюрпризы будут. Я прошу не расслабляться, граждан РФ прошу не расслабляться и войти в новый год, 2012-й собранными, мускулистыми, исполненными воли, исполненными грозных ожиданий и ощущений роковых и великих перемен для России.

М.КОРОЛЕВА: Но как вам кажется?.. Ну, вот если оставить все эти ужасы сейчас, все-таки, в стране как-то ближе к нам, ближе к нашей грешной земле, нет такой возможности, что, скажем там, 31 декабря в 12 часов, когда будет выступление президента (пока Дмитрия Медведева), что он скажет как Ельцин в свое время «Дорогие россияне, я ухожу. Вот вам…» и назовет кого-то, ну, Путина, например?

А.ПРОХАНОВ: Все возможно. Потому что Медведев – это человек таких вот тавтологий, это сам по себе такой римейк, реплика. Он не президент – он тень, он тень явлений. И вдруг ему захочется сыграть тень не Путина, а тень Ельцина. И он повторит его прощальные слова и, может быть, извинения, извинения перед россиянами за то, что он в течение всех этих 3,5 лет играл дурную игру, что он был не более чем фигляром. Это все может быть. Я не исключаю. Исходя из психологии Дмитрия Анатольевича это может быть.

М.КОРОЛЕВА: Я вот смотрю, вы совсем на нем крест поставили. А между прочим, он, возможно, ваш и наш с вами будущий премьер-министр. Ну, по крайней мере, никто не говорил, что это так не будет. Наоборот.

А.ПРОХАНОВ: Мне это не страшно. Я скорее бы, наверное, все-таки, не крест поставил, а звезду, путиконечную звезду я бы ему поставил.

М.КОРОЛЕВА: Да-да, я помню этот ваш образ. Но хорошо, а если вернуться к Путину, вот тот вопрос, который вам пришел по интернету. Я же помню, что Путин – ваш кумир фактически, да? Вот, крепнет ли ваша вера в Путина в связи с последними событиями или наоборот? – спрашивают вас наши слушатели.

А.ПРОХАНОВ: Вот смотрите, что из себя представляют собой последние события. Эти последние события имеют, как бы, 2 арены, 2 форума, где они развиваются по-разному. Первый форум – это площади, московские улицы. Митинг первый Болотной, второй – Сахаровский митинг. 2 митинга отличаются друг от друга. Первый митинг был таким, осторожным, робким, подчас, может быть, таким пацифистским. Это, действительно, было собрание таких вот людей, щупающих реальность. Допустим, на том митинге было 30 тысяч человек. Допустим.

М.КОРОЛЕВА: Ну, допустим.

А.ПРОХАНОВ: Допустим, 30 тысяч человек. Второй митинг был несколько иным. На этот митинг вышли победители 1-го митинга. Ну, например, Троицкий вышел в одежде презерватива, и митинг, увидев этот гондон, пляшущий на трибуне, освистали его.

М.КОРОЛЕВА: Я только уточню: вы ни там, ни там не были.

А.ПРОХАНОВ: Я ни там, ни там не был, но духовно я был там и там. И этот второй митинг был иной по своему настроению. Он собрал больше людей. Допустим, он собрал 80 или 100 тысяч. И в результате этого настроение изменилось. Кстати, напрасно либералы ликуют по поводу увеличения массы митинга. Второй митинг был наполнен свистами. Освистали практически всех либералов, всех либеральных вождей. Не освистали только одного Навального. Но, по существу, для всех либеральных вождей, в том числе и для восхитительной, по-моему, полуобнаженной Собчачки это был провальный митинг – все свистели. Это говорит о том, что митинг был наполнен другим контингентом, не тем, который был на Болотной площади.

М.КОРОЛЕВА: Ну, насколько я помню, Ксения Собчак была, все-таки, в пальто. А потом свист может означать разное. Вы же сами знаете, тем более такой толпы. Может быть восторженный свист, например.

А.ПРОХАНОВ: Свист означал восторг. Согласен. И когда выступил Навальный, площадь молчала – она выражала свое отвращение к Навальному, да? Так, наверное? Видимо, Навальный провально выступил под молчание митинга, а все, кто выступал, Немцов, триумвир, Троицкий, Собчак, вся эта либеральная гвардия – митинг свистел от восторга под имперскими знаменами. Площадь была наполнена имперскими знаменами.

Напрасно ликуют либералы и напрасно власть наша кремлевская реагирует на этот митинг как на собрание либералов. Ее рефлекс – либеральные реформы, вот мы будем, там не знаю, избирать губернаторов, мы будем менять Конституцию, мы устроим общественное телевидение. Они полагают, что площади либеральные – это ошибка, площади националистические, площади русские. И площади русские от власти ничего путного не слышат.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Давайте мы продолжите эту мысль, ну, по крайней мере, объясните, почему вам так кажется. Это Александр Проханов, его особое мнение, через минуту встречаемся снова.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЕВА: И сегодня это «Особое мнение» журналиста Александра Проханова. Еще раз напомню, +7 985 970-45-45 – это для ваших SMS-вопросов, замечаний и предложений. Кроме того, кардиограмма эфира, вы можете ее выстраивать на нашем сайте, на сайте «Эха Москвы», там же идет трансляция Сетевизора. Ну, мы с вами говорили о митинге на Проспекте Сахарова, вот этом последнем митинге. С чего вы решили, что это националистический митинг? Простите, там были разные люди.

А.ПРОХАНОВ: Нет, я просто не буду тратить время на доказательства. Я говорю, что это был националистический митинг, он освистал всех либералов и он проходил под обильными имперскими знаменами. Мысль моя другая. Первый митинг и второй – это 2 разных митинга. Предстоит 3-й митинг, он будет отличаться от 2-го и, уж конечно, от 1-го. По мере того как возникает гравитация толпы, по мере того как возникает этот магнетизм толпы, увеличивающий ее массу, меняется психология толпы, качественно меняется настроение этих огромных скоплений человеческих. И если на следующий митинг придет, например, ну, скажем, 130 тысяч, а на следующий 150, это будет иной митинг. Митинг, который соберет 700 тысяч человек, он будет абсолютно отличным от митинга Болотной площади. Потому что когда скапливаются 700, не дай бог миллион, в этом огромном океане людей возникает другое качество. Толпа абсолютно отключается от индивидуума, от небольшой группы, от крупного скопления, и эта грандиозная масса наполняется колоссальной тревогой, невралгией. И все комплексы, запечатанные в отдельно взятом человеке или группы, проявляются там как агрессия. И этот огромный вал людей, который соберется, например, на Болотной площади опять… Там до Кремлевской площади рукой подать. Наверняка, среди устроителей митингов найдется человек, группа, которая вот эту энергию, энергию протеста, энергию ненависти, энергию возмездия, энергию реванша направит на Кремль. И люди пойдут туда. Я прогнозирую это, потому что большие, огромные массы людей, со свистками…

М.КОРОЛЕВА: Ну, собственно, уже на этом митинге прозвучал один призыв.

А.ПРОХАНОВ: Это случится. Теперь если люди пойдут на Красную площадь, чтобы там закончить свой митинг… Не обязательно штурмовать Кремль, но просто сломают эти турникеты и пойдут на площадь. Там же есть охрана, там есть люди, которые давали присягу правительству, и они должны будут стрелять. Вот, вопрос: будут они стрелять или нет? Если они…

Вот, ОМОН точно не будет разгонять людей, потому что недавно милиционера засудили за небрежное отношение к демонстранту и этот суд, который вызвал восторг защитников и радетелей прав человека, он вызвал ненависть и возмущение в МВД, в войсках внутренних. «Мы не будем больше разгонять толпы, — говорят они. – Пусть этим делом занимается правозащитник, пусть Федотов идет туда, разгоняет эту толпу». Поэтому я думаю, что цепи ОМОНа не будут стрелять в народ. Но найдутся стрелки, которые будут в них стрелять. Как только там прольется кровь – не обязательно от выстрелов, потому что, повторяю, этот разношерстный огромный массив людей, в котором запечатаны люди, безумцы и провокаторы, они могут просто подбросить несколько трупов. Тогда возникнет абсолютно другая ситуация. Скажем, власть в лице Путина, в основном, будет демонизирована. Она будет демонизирована не в России, она будет демонизирована в мире. Его назовут кровопийцей, вторым Каддафи как говорил Маккейн. То есть эта тенденция митингов – она приводит вот к этой ситуации, обязательно приведет к столкновению, к крови и к демонизации власти и конкретного властного лица. Это один процесс. Потому что так было везде, так было в Вильнюсе, так было в Грузии, так было в Сербии, так было на Востоке на площади Тахрир, с которой я только что вернулся. Это один процесс.

Второй процесс, что же происходит в Кремле? Мне кажется, там все крайне встревожены. Крайне встревожен, конечно, Путин, потому что он идет на президента. Успеет ли он пройти…

М.КОРОЛЕВА: Это вы по каким признакам определяете, что там все встревожены? Вот, по перестановкам последним?

А.ПРОХАНОВ: Нет, ну там огромное количество рефлексов. Во-первых, скажем, Путин, который вначале очень небрежно, может быть, даже оскорбительно отозвался о митингующих, он изменил лексику и тактику, он очень уважительно отнесся ко 2-му митингу и демонстрантам.

Медведев, который является все еще номинальным президентом, повторяю, он реагирует огромным количеством либеральной риторики, желая угодить либеральным устроителям митинга, не понимая, что митинг не либеральный, он – националистический, он – русский, он – патриотический.

М.КОРОЛЕВА: Да подождите, Александр Андреевич, что ж вы это повторяете? Вот вам уже пишут несколько человек…

А.ПРОХАНОВ: Я не хочу, не могу ждать…

М.КОРОЛЕВА: «70% правых взглядов…»

А.ПРОХАНОВ: ...У меня очень мало эфирного времени! Я просто хочу договорить свою мысль, я хочу ошибаться.

М.КОРОЛЕВА: У нас с вами общее эфирное время, поэтому я просто скажу вам. 70% либералов по опросам..

А.ПРОХАНОВ: Я хочу ошибаться. 70% патриотов плюс еще, наверное, коммунистов проценты. Либералы были только на трибуне, они танцевали свой Канкан либеральный, их засвистывали и забрасывали.

М.КОРОЛЕВА: Но опросы-то не на трибуне проходили. Ну хорошо, допустим.

А.ПРОХАНОВ: Да, хорошо.

М.КОРОЛЕВА: Давайте про Кремль теперь.

А.ПРОХАНОВ: Я продолжаю.

М.КОРОЛЕВА: Про Кремль. Да, давайте.

А.ПРОХАНОВ: Так вот с этого и надо было начинать. Значит, Кремль реагирует панически. Повторяю, Медведев, ошибаясь по отношению к митингам и к протестам, думая, что протест либеральный, не понимая, что протест русский, национальный, русский вопрос становится центральным, он бросает кости вот эти либеральные митингу. Либеральная часть в восторге, а патриоты угрюмо смотрят. Им наплевать на права человека, им наплевать на Конституцию, на выборность губернаторов. Им нужна Россия, им нужна выборность России в целом и им нужно развитие, им нужный сильный ВПК, им нужна держава, в которую Россия бы вернулась как в свой океан, где она жила как великая такая мировая рыба, из которой Россия была выброшена на побережье. Так реагирует Медведев.

Путин реагирует, конечно, рефлексами отставок самых разных. Он переместил Володина в администрацию и туда же Сергея Борисовича Иванова, тихо, робко, блекло и невнятно существовавшего все эти годы в какой-то тине, тени правительства, абсолютно невыразительной.

М.КОРОЛЕВА: Но Володина называют очень опытным аппаратчиком и тактиком.

А.ПРОХАНОВ: Володина – да. Я говорю об Иванове. Он переместил и выдвинул 2 новые персоны в правительстве – Владислава Юрьевича Суркова, человека по инновациям и по развитию, и Дмитрия Олеговича Рогозина, ответственного за ВПК. Кстати, я думаю, что эти назначения очень удачные. Ну, они выдвинуты, конечно, как бы, Медведевым, но это путинский кадровый состав. Почему? Потому что Рогозин должен создавать и реставрировать, и воссоздавать военную техносферу российскую под большие бюджетные вложения, которые туда идут, а Сурков должен эту военную техносферу оснащать новыми технологиями 6-го технологического уклада, который сейчас переживает мир. Это пара, которая будет работать в связке.

М.КОРОЛЕВА: Вы думаете, об этом думали наши правители, когда, скажем, Суркова перемещали в вице-премьеры? Таков был посыл?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что они думали об этом, потому что Сурков – блестящий человек. Сурков – блистательный человек.

М.КОРОЛЕВА: Я знаю, что вы – его фанат.

А.ПРОХАНОВ: Я знаю, что вы – его фанат и вы – его подруга духовная. Я это знаю. Но я не разглашаю это. Поздравляю вас с этим выбором.

М.КОРОЛЕВА: Александр Андреевич, просто вы всегда отзывались о нем превосходно.

А.ПРОХАНОВ: Вы никогда его не бранили – это знак того, что вы в него тайно влюблены. Повторяю, Сурков – блистательный человек. Во всех его представлениях о стране он – мой противник. У меня нет практически ни одного с ним совпадения ни в идеологии, ни в футурологии русской, ни в методиках. Но это блистательный человек, который позволил власти и режиму продержаться с 2001-го, а, может быть, с 1999-го года. Вот, весь его креативный ум и арсенал, бесконечные политтехнологии, которые он создавал, его манипуляции – это та среда манипулятивная, которая позволила режиму жить. Там очень мало авангардных продвинутых людей.

М.КОРОЛЕВА: Режиму – да. А народу?

А.ПРОХАНОВ: Там в режиме очень мало манипулятивных людей. И Сурков в этом смысле – блистательный человек. И то, что он сделал, ему надо повесить, ну не знаю, медаль Путина или медаль Медведева, или медаль подвязки за то.

М.КОРОЛЕВА: Ну да. А его убрали из Кремля.

А.ПРОХАНОВ: Его убрали из Кремля в угоду либералам и еще потому что, конечно, он израсходовал, по-видимому, свой вот этот политологический запас. Потому что политология исчерпала себя, понимаете? Политологические приемы и технологии исчерпали себя, они невозможны. Не исчерпало себя развитие, то есть не исчерпала себя история. Его поставили в исторический сектор, в тот сектор, где… Не думаю, что это будет путинский век.

М.КОРОЛЕВА: Подождите, это инновации, модернизация. Какой же это исторический сектор-то? А, исторический в смысле исторического значения?

А.ПРОХАНОВ: Постарайтесь меня понять, сударыня. Я говорю о политтехнологиях, которые себя исчерпали. И сквозь них пробился исторический процесс. Исторический процесс России будет в том числе связан с развитием и с модернизацией технологической, потому что этого абсолютно недостаточно, потому что будущее русское развитие – это не просто технологии и оружие, это, конечно, новая русская идеология, это идеология русского мессианства, это идеология огромного русского космического завтра. И в этом смысле Рогозин, который взялся за создание военно-промышленной технологической сферы, он, ведь, наполнен не только своим натовским опытом, который он там приобрел. Это удачный выбор, потому что все эти годы он сидел в НАТО, в Брюсселе – я там навещал его. Он исследовал варианты войны, которые НАТО собирается вести на наших территориях. Он понимал, какой техникой будет эта война оснащена, он изучал технологию будущей войны. И он, взяв под контроль военно-промышленный комплекс, будет воссоздавать те направления, которые позволят создать адекватное оружие, то есть война на войну.

М.КОРОЛЕВА: Я вот думаю, а вот Сурков и Рогозин – они знают о тех планах, которые вы для них приготовили? Вот, которые вы для них сейчас описываете?

А.ПРОХАНОВ: Они не просто знают. Я вот накануне перед визитом встречался и с тем, и с другим, мы с ними летали на аэропланах, мы совершили кругосветку на отечественном еще засекреченном самолете (штабная такая машина большая), и они мне рассказали об этом, понимаете? Это я просто из первых уст вам говорю.

М.КОРОЛЕВА: Можно вопрос, пока мы не очень далеко ушли от митингов?

А.ПРОХАНОВ: Ну давайте.

М.КОРОЛЕВА: Вот вас спрашивают: «Увидели ли вы на прошедшем митинге возможного будущего лидера России?»

А.ПРОХАНОВ: Нет, я на прошедшем митинге не видел будущего лидера России, хотя будущий лидер России, конечно, запечатан, как бы, в неизвестной сфере. Но все, кто там выступал, включая и Навального – это лидеры площади, это не лидеры Кремля, это не лидеры прорыва. Потому что на лидере следующего политического этапа России взяты огромные задачи, гигантские задачи. Я не знаю, станет ли Путин тем человеком, который возьмет на себя бремя этих задач. Эти задачи – колоссальные. Это задача кризиса, это задача возможной близкой войны, это задача колоссального отставания России и провала России в черную дыру истории. И поэтому вот такой лидер – конечно, он должен быть оснащен. Площадь не может такого лидера создать.

М.КОРОЛЕВА: Вас тут многие как раз спрашивают, ну, вот, в связи с фамилиями, которые вы упомянули, как вы относитесь к Навальному. У вас есть какое-то отношение к нему?

А.ПРОХАНОВ: У меня отношение скептическое к нему. Потому что, конечно, я примерно понимаю, из какой среды он вышел. Но я считаю, что это блистательный человек. И то, что он взял русскую риторику и продемонстрировал ее здесь на «Эхе Москвы»...

М.КОРОЛЕВА: Ну да, идеи-то вам близки многие.

А.ПРОХАНОВ: Идеи-то близки, я понимаю. Но я же, ведь, не умею отличать слова от истинного состояния души. Я же просто чудак, я лишен интуитивного…

М.КОРОЛЕВА: А там есть отличия?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я считаю, что Навальный правильно сориентировался. Как чуткий человек, как зверь площади, как такое политическое животное очень чуткое он понял, что площадь наполнена русскими страданиями, русским фактором и он сел на него. Это все равно, что… Ну и Жириновский это понял. Понимаете? За бедных, за русских. Это политическое понимание. Но, повторяю, навальный не является носителем этой энергии, этого духа.

М.КОРОЛЕВА: Еще вопрос. Тоже в связи с площадями, в связи с митингами. Вас тут спрашивают, знаете, про что? Вы любите эту тему. Про усиление пассионарности русских, про усиление пассионарности народа. Вот в связи с чем интересен этот вопрос. Вообще вы считаете, что это, действительно, фактор развития? Или это?..

А.ПРОХАНОВ: Митинги?

М.КОРОЛЕВА: То есть это хорошо или плохо? Пассионарность. Вот так, усиление страстей, площадных страстей.

А.ПРОХАНОВ: Ну, что за наезды? Пассионарность – это исходный материал духовный для всего угодно, для революции, для победоносной войны, для развития, для стоицизма.

М.КОРОЛЕВА: Ну вот в данном случае, сейчас это хорошо или плохо, что пассионарность растет?

А.ПРОХАНОВ: Конечно, хорошо. Я очень рад, что осуществляется давление на вот эту костную материю Кремля, что там в Кремле зашевелились. Повторяю, не поздно ли, раз. И повторяю, что должен сделать Путин, выходя на президентские гонки, за эти 2,5 или 3 месяца, чтобы ему. наконец, поверили, что он не просто обещает сделать Россию самой счастливой и достойной, а что он показал: он больше не ориентируется на этих продажных и мерзких олигархов, действительно, у него появляются преображенцы и семеновцы, как я его спросил. Как он должен это доказать? Через что? Вот, ряд этих назначений показывает, что он готов это сделать.

М.КОРОЛЕВА: Да. Мы продолжим «Особое мнение» с Александром Прохановым, это будет через несколько минут.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЕВА: И мы продолжаем «Особое мнение» с журналистом Александром Прохановым. Еще раз напомню, что для ваших смсок +7 985 970-45-45, все остальное найдете на сайте «Эха Москвы». Ну, Александр Андреевич, ну, просто закидали вас здесь смсками люди, которые были на митинге, и еще раз повторяют вам, что около 3-5% националистов было там. И, кстати, повторяют все буквально, что освистали, если кого и освистали, то националиста Владимира Тора. Больше, в общем, никого. Но предполагают, что, может быть, вы судите о митинге по новостям Первого канала.

Хорошо. Я, давайте, вас спрошу про Сергея Удальцова, потому что это тоже вопрос по интернету.

А.ПРОХАНОВ: Эти смски пришли из Мемориала – я посмотрел лексику, которой они составлены. Поэтому я этим смскам не верю.

М.КОРОЛЕВА: Ну а чем вам плох Мемориал? Здесь вообще разные слушатели.

А.ПРОХАНОВ: А чем он хорош-то? Чем вам плохи националисты? 3% националистов. Ну давайте про что там дальше?

М.КОРОЛЕВА: Про Удальцова, да. Значит, спрашивают вас, не участвовали ли вы в его судьбе как-то? И каково вообще ваше мнение насчет того, что происходит с Удальцовым?

А.ПРОХАНОВ: Я считаю, что Удальцов, на мой взгляд, конечно, он очень достойный человек. И, вот, из всей этой команды, которая там крутится, он является, действительно, мучеником, действительно, сражающимся человеком. Он – человек левых взглядов, это человек, за спиной которого стоят страдания народа, который нуждается в левом повороте. Я не участвовал в его судьбе, я с ним не очень-то знаком. Но так случилось, что во время предшествующего его ареста, когда он находился в больнице, я тоже заходил к врачам в эту больницу, и мои знакомые врачи сказали, что здесь Удальцов – я захотел его там навестить в палате. Я прошел-таки в палату, там при входе сидел какой-то понурый милиционер. На меня набросили белый халат, я вошел к нему в палату, я видел его лежащего под капельницей, рука, в которой была игла. Я, как бы, выразил ему свои симпатии, поздоровался с ним, выразил свое сочувствие. И я имел возможность заглянуть в его глаза. У него глаза были прекрасные. У него глаза были спокойные, очень глубокие, очень светлые глаза, в которых не было ни муки, ни истерики. У него было какое-то такое, мне кажется, очень чистое глубокое созерцание. И я дорожу этим моментом нашей с ним встречи.

М.КОРОЛЕВА: Да. Но здесь просто вопрос немножко о другом. Вот, что вы думаете о том, как действуют власти по отношению к Удальцову?

А.ПРОХАНОВ: Не, ну что за дурацкий вопрос? Ну, что я скажу? Прекрасно?

М.КОРОЛЕВА: Ну, может быть, они правы, если обвиняют его…

А.ПРОХАНОВ: Ну все, снимаем эти проблемы – не хочется тратить время на ерунду.

М.КОРОЛЕВА: То есть вы считаете, что действует плохо?

А.ПРОХАНОВ: Я считаю, что Удальцов – прекрасный человек. Вот, что я считаю. Теперь я хотел бы поговорить о существенном.

М.КОРОЛЕВА: Да я знаю, что вы хотите поговорить о том, где вы были буквально вчера. Вы, ведь, вчера вернулись?

А.ПРОХАНОВ: А можно и не говорить. Может быть, и не надо. Может быть, людям и не интересно, что я бывал в Секторе Газа. Может быть, действительно, людям и не интересно, что существует на Земле такой маленький островок свободы, который окружен со всех сторон израильской стеной мощной, на которой стоят пулеметы с автоматической стрельбой и с видеокамерами.

М.КОРОЛЕВА: Ну, послушайте, не вы один были в Секторе Газа. Но как я понимаю, как вы мне рассказали, чуть ли не вы один встречались с теми людьми, которых называют «Братья-мусульмане». Вы уверяете, что с ними никто кроме вас не встречался. Правда?

А.ПРОХАНОВ: Вы немножко путаете. С Братьями-мусульманами я тоже в это время встречался, я с ними встречался ночью, в ночном Каире, на берегу Нила. И это были люди другой эры, другой страны, другой культуры, это были египетские Братья-мусульмане, которые победили в результате площади. А Газа – это Палестина.

М.КОРОЛЕВА: Я знаю.

А.ПРОХАНОВ: Знаете?

М.КОРОЛЕВА: Я знаю, да.

А.ПРОХАНОВ: А почему же вы говорите, что это одно и то же? Это разные вещи. Может быть даже диаметрально разные вещи. Или не совсем. Так вот я побывал в Газе, повторяю. Я был в Газе в небольшом кусочке Земли, который Израиль превратил в страшное гетто, окружил его вот этими стенами, минными полями, полосой отчуждения, время от времени наносит бомбовые удары, летают эти израильские беспилотники, на Средиземном море – выходишь на берег, там курсируют израильские катера, эта блокада постоянная. И я видел, как этот небольшой район…

М.КОРОЛЕВА: Но Сектор Газа, конечно, безответен в этой ситуации.

А.ПРОХАНОВ: Да, Сектор Газа, вы правы… Как хорошо, что вы симпатизируете Сектору Газа. Единственный человек за последнее время, который симпатизирует. И вот этот маленький небольшой участок Земли, где проживают полтора миллиона человек, сам город Газа там почти миллионник, как он в этой блокаде сражается. Во-первых, вот эта блокада нарушена жителями Газы тем, что они прорыли 1800 туннелей в сторону Египта. И по этим туннелям, по этим норам приходит все – продовольствие, бензин, оборудование, медицинское оборудование, учебники, дрова, топливо.

М.КОРОЛЕВА: Оружие?

А.ПРОХАНОВ: Оружие идет другими путями. Оружие идет не по этим туннелям, оружие идет по другим, специальным туннелям, которые выводят не в сторону пропускного пункта, а далеко в пустыню. И бедуины, которые занимаются поставками оружия, привозят его туда. Причем, привозят туда, знаете, какое оружие? Не Кассамы, которые бьют на расстоянии 90-100 километров. Потому что Кассамы усовершенствуются. От маленьких Кассамов сейчас они перешли к другим, более крупным Кассамам. У них появились установки залпового огня, Грады, у них появились Корнеты, которые на юге Ливана взрывали…

М.КОРОЛЕВА: Вам все это показывали?

А.ПРОХАНОВ: ...которые взрывали израильские танки Меркадо. У них появилось оружие отпора. У них, по-видимому (я полагаю), появились зенитно-ракетные комплексы. Если следующий налет на Сектор Газа израильтяне будут совершать со своими F15 или F16, их будут сбивать уже. Но я ходил в эти ночные дозоры, и находился в этих подразделениях, которые ведут ночные службы. Они все в масках, они все закрыты, у них прорези глаза, они вооружены Калашниковыми, ручными пулеметами и самодельными маленькими минометами из труб и рукодельными противотанковыми и противопехотными минами. Прекрасные молодые ребята, среди которых есть смертники, которые в случае израильской атаки, если они попадают в окружение, они взрывают себя в окружении солдат.

Они совершают… Там есть, ведь, другие туннели, боевые. Туннели, которые выходят не в сторону Египта, а под израильскими стенами выходят в глубокий тыл израильтян.

М.КОРОЛЕВА: Александр Андреевич, а что вызывает так ваше восхищение-то? Откуда такой восторг?

А.ПРОХАНОВ: Я очень люблю свободу. Мне не нравятся покоренные народы, и люди, которые не сражаются за свою независимость. Мне отвратителен Израиль, который убивает детей. Я видел эти трупы. Мне омерзительны израильтяне, которые держат в тюрьмах до сих пор около 5 тысяч палестинцев.

М.КОРОЛЕВА: Ну да. Израильтян, конечно, не взрывали в автобусах.

А.ПРОХАНОВ: 5 тысяч палестинцев сидят в тюрьмах и их мучают. Я считаю, что Иисус Навин, который пошел в Землю Ханаанскую и совершил великое деяние, завоевал Землю Обетованную, он не выиграл это сражение. Это сражение продолжается, понимаете? Ханаанские народы и филистимляне библейские – это сегодняшние палестинцы. И битва за эту Землю не кончена. Я думаю, что, в конце концов, эта земля вернется к ее изначальным насельникам и Израиль уйдет с этих территорий. А то, что он делает теперь, это, конечно, отвратительно и омерзительно. И мой восторг вызывают люди, которые напоминают мне русских партизан, которые сражались в тылу у фашистов.

М.КОРОЛЕВА: А, кстати, как вы въезжали в Газу?

А.ПРОХАНОВ: В Газу я, слава богу, въезжал легально, потому что сейчас приоткрыт контрольно-пропускной путь в Египте, и там 300 человек в день могут проезжать. И я, пользуясь там покровительством и нашего посольства, и моих друзей в Египте, я проник легально. Но в следующий раз я, конечно. пойду через туннель.

М.КОРОЛЕВА: Ну, я поняла, что вы уже освоили тоннели, поэтому…

А.ПРОХАНОВ: Я освоил туннель. Это метрополитен. Понимаете? Я здесь редко езжу на метрополитене, а, вот, Газовский метрополитен…

М.КОРОЛЕВА: Такое палестинское метро.

А.ПРОХАНОВ: Это палестинское метро. С одной стороны, это палестинское метро, а с другой стороны, это палестинский путь через Ладожское озеро, это дорога жизни, которая была в осажденном Ленинграде и через которую под бомбежками… Потому что эти туннели израильтяне бомбят. Туда приходило продовольствие, оружие. Это вот дорога жизни.

М.КОРОЛЕВА: У нас с вами совсем мало времени, а вы про Братьев-мусульман еще не рассказали.

А.ПРОХАНОВ: Да, Братья-мусульмане – это поразительное, конечно, явление. Вот я говорю, что я провел с ними ночь в Каире.

М.КОРОЛЕВА: А почему так? Почему была ночная встреча, извините?

А.ПРОХАНОВ: Потому что я из Газы приехал в Каир где-то в 9 часов вечера. Они меня милостиво ждали. И что я, во-первых, увидел? Я увидел перед собой не каких-то первобытных, свирепых, бородатых, там, чудовищных реакционеров-фундаменталистов. Я увидел перед собой утонченных рафинированных интеллектуалов. Один был адвокат, а другой был бизнесмен. Молодые люди. Они были обаятельные, они были очень изящные в своих выражениях, в суждениях. С ними был представитель высшего политического совета, он был пожилой. Это был доброжелательный очаровательный человек.

М.КОРОЛЕВА: Да, они все – очаровательные люди.

А.ПРОХАНОВ: Они все – очаровательные люди. Там нет чудовищ, таких, какими их рисует американская разведка и црушная пропаганда. Во всяком случае, они очаровательнее Мубарака, на которого многие времена делали ставки европейские либералы. И эти люди находятся в некоторой такой растерянности, потому что, действительно, их вынесла на поверхность площадь, их вынес Тахрир. И они боятся, что они не готовы к власти. И вот они сейчас осторожно нащупывают формы поведения политического, которые позволили бы им с одной стороны не раздразнить военных, которые все еще нависают над ними, а с другой стороны, реализовать народные чаяния в условиях надвигающегося кризиса. И, вот, мы обсуждали все их проблемы, они делились со мной. Я повторяю, увидел в их лице очень умных, достойных и благородных…

М.КОРОЛЕВА: Единомышленников.

А.ПРОХАНОВ: ...людей. Но я же ведь… Открою уж вам эту карту. Я думаю, что меня услышат в Израиле.

М.КОРОЛЕВА: Давайте-давайте.

А.ПРОХАНОВ: С одной стороны, я в Москве представляю ячейку Хамас. А теперь я, вот, буду представлять здесь подразделение Братьев-мусульман. Имя мое – Ахмад.

М.КОРОЛЕВА: Так. Отлично. Это мы уже в следующем особом мнении объявим. Остается буквально несколько секунд. Вот, можете двумя словами, двумя-тремя. Что нас ждет в следующем году?

А.ПРОХАНОВ: В следующем году нас ждут очень грозные явления. Я как раз сказал, думаю, что в следующем году над Россией пролетит бомбардировщик истории.

М.КОРОЛЕВА: Вот, без летающих комет если.

А.ПРОХАНОВ: Если можно без комет летающих?

М.КОРОЛЕВА: Да.

А.ПРОХАНОВ: Хорошо, я обойдусь техническими сооружениями. Над Россией пролетит бомбардировщик истории, и я очень хочу, чтобы он не сбросил на нас свои бомбы.

М.КОРОЛЕВА: Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», это его особое мнение. Я – Марина Королева. Счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире