'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 декабря 2011, 19:08

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, наш гость – журналист Александр Проханов. Здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас есть возможность зрителям Сетевизора не только создавать кардиограмму, но и голосовать, вопрос появится чуть позже. Ну и, конечно же, смски +7 985 970-45-45 – присылайте свои вопросы Александру Проханову, главному редактору газеты «Завтра», журналисту, писателю и поэту. Так я вас назову.

Вот к вам как к нашему постоянному автору возник вопрос. Наши радиослушатели следят за вашими выступлениями, и Беобахтер вас спрашивает: «На прошлой неделе вы сказали, что наступает звездный час Путина. Изменилось ли ваше мнение после 10 декабря на Болотной?»

А.ПРОХАНОВ: Отвечаю Фёлькишер Беобахтеру.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да.

А.ПРОХАНОВ: Мое мнение не изменилось, а упрочилось. Я считаю, что приближается звездный час национально-патриотических и левых сил, что какой бы вектор не приняло политическое развитие сегодня, в итоге у власти окажутся патриоты, националисты русские в союзе с левыми. Вот почему. Вот, этот потрясающий митинг на Болотной, с которым я солидаризируюсь, он выдвинул лозунг, выдвинул требование честных выборов. Он сказал, что честные выборы. Немцов говорил «Честные выборы*», господин Пархоменко говорил «Честные выборы*», Явлинский говорил «Честные выборы*», Рыжков говорил «Честные выборы*». И Проханов говорит: «Честные выборы*. Во что бы то ни стало честные выборы. Хватит лгать». Потому что как только в стране будут реализованы честные выборы, честный подсчет голосов, отсутствие этого мерзкого административного ресурса, честное распределение времени на телевидении, вот эти карусели, подметные бюллетени. Как только будут честные выборы, то, конечно, в результате честных выборов победит национально-патриотическая и левая группировка.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я прошу прощения, Александр Андреевич, вот здесь, пожалуйста, если можно, конкретизируйте. Что в вашем представлении национал-патриотическая группировка?

А.ПРОХАНОВ: Это вот та группа, которую в 90-е годы, вот, либералы, находившиеся у власти, называли «красно-коричневыми» или «коммуно-фашистами».

О.ЖУРАВЛЕВА: В эту группировку Путин входит.

А.ПРОХАНОВ: Сейчас я договорю, если можно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте.

А.ПРОХАНОВ: Вся эта наполненная вот этим национальным страданием, национальным пафосом. Вот эта энергия, которая бушует сейчас в обществе, она вырвется на поверхность в результате честных выборов. Либералы считают, как я полагаю, что если будут честные выборы, то повторится эффект 1991 года, когда после сброса коммунистов к власти пришла либерально-демократически настроенная элита. Они ошибаются, потому что тогда, действительно, под коммунистической диктатурой, под нормативом коммунистическим в обществе зрели огромные протестные демократические настроения. И более того, на службе у этих настроений или в союзе с ними был сам Кремль, был Горбачев. Горбачев инициировал развитие и всплеск вот этот демократический. И когда был сломлен норматив государственный, то на поверхность вышла вся эта демократическая группировка, которой патронировал сначала Горбачев, потом Ельцин. Сейчас Кремль этой группировки не патронирует, а в недрах общества не зреют демократические чаяния и иллюзии – в обществе зреет гигантский социально-национальный протест. Общество готово к левому повороту – не к Ходорковскому, а к реальному левому повороту, к красному левому повороту, и общество готово к восстановлению национальной справедливости, например, русской справедливости.

Поэтому когда наши коллеги-либералы говорят, что «не забудем, не простим», этот лозунг был впервые нами очень резко выдвинут (вот, национал-патриотами, я говорю «нами») в 1993 году, когда был расстрелян из танков Дом Советов. И мы до сих пор помним и не забываем, и не прощаем. Мы не прощаем, например, господину Явлинскому, как он в 1991 году помчался арестовывать Пуго и странным образом вышел, сказал нам, что Пуго и его жена застрелились из пистолетов. Мы его спрашивали: «Что же там на самом деле произошло? Почему столько крови пролилось в момент, когда туда прибежал Явлинский?» Мы не забудем ситуации 1993 года, когда господин и Гайдар, и господа, близкие к нему, и Немцов, и Явлинский, по существу, с восторгом оценивали расстрел парламента. Мы не забудем Немцову, когда он был вице-премьером, он был слугой Ельцина, как он вместе со своим другом Чубайсом, по существу, проводил залоговые аукционы, как он формировал прямо или косвенно свой вот этот новый страшный класс.

И повторяю, я не забуду господину Немцову, когда он был молодым, перспективным таким губернатором-плейбоем, назначенным Путиным… Когда туда приехала в Нижний Новгород группа писателей русских (был там секретариат), а это была пора, когда Союз писателей России назывался «фашистским». «Русские писатели – это фашисты», — говорили нам. И Белов – фашист, Распутин – фашист, Бондарев – фашист, ваш покорный слуга – фашист. Когда мы захотели встретиться с губернатором там, Немцов через своего помощника передал: «Я не хочу встречаться с фашистами». Вот мы ничего этого не забудем и не простим. Поэтому как только произойдут честные выборы или если они произойдут, к власти придут те, кто спросят со всех этих господ. Им воздастся за их деяния. И национал-патриотический трибунал будет реальностью. Поэтому я бы не советовал им бороться за честные выборы. Кстати, их и не будет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы мне скажите, пожалуйста, какую роль вы отводите ныне действующей власти, которая к тому же Немцову, к тому же, там я не знаю, Ельцину уже сейчас относится совсем иначе, согласитесь. В какой позиции находятся…

А.ПРОХАНОВ: Хорошо. У нас еще есть время до перерыва?

О.ЖУРАВЛЕВА: Минута.

А.ПРОХАНОВ: Минута. Вот эту минуту мы проведем в молчании, чтобы потом не прерываться. Я считаю, что, по-видимому, честных выборов не будет, потому что если будут честные выборы, произойдет то, что я вам сказал. А власть в этом не заинтересована. По-видимому, будут по-прежнему управляемые выборы, выборы с предсказуемым результатом, потому что это чрезвычайно важно власти. И важно, по-видимому, господину Путину, который, как мне кажется, так или иначе станет президентом России. Почему? Об этом я вам расскажу после паузы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Какой коварный Александр Андреевич – он хочет нас заинтриговать. Тогда мы сделаем паузу прямо сейчас. Никуда не уходите, мы скоро вернемся. Это особое мнение Александра Проханова, меня зовут Ольга Журавлева.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, наш гость – Александр Проханов, и мы продолжаем. Александр Андреевич, вы сформулировали тот результат честных выборов, который должен быть, если они состоятся.

А.ПРОХАНОВ: Да. Если состоятся честные выборы. Ну вот я думаю, что так называемые честные выборы, так называемые честные выборы не состоятся по одной простой причине. Вот, представьте себе, господин Путин становится президентом. Путин за эти годы утратил поддержку или доминирующую поддержку практически всех слоев российского общества. Ему отказала, я уже говорил в тот раз, либеральная интеллигенция, потому что она вся люто его ненавидит. Ему отказали в доверии националисты русские, потому что очень много националистов сидит в тюрьмах по закону об экстремизме. Ему отказали уже давно, конечно, красный спектр, коммунисты или сочувствующие красным. Ему отказали в доверии мелкий и средний бизнес, который средний класс пришел…

О.ЖУРАВЛЕВА: К чему он приложил немало усилий, да.

А.ПРОХАНОВ: Он создал этот средний бизнес, но, по существу, он отказался… Он взрастил себе врага. И ему сейчас отказывает в доверии крупный бизнес, олигархический, потому что большая часть, значительная часть этого бизнеса уже в Лондоне.

О.ЖУРАВЛЕВА: И этот человек в результате все равно должен стать президентом.

А.ПРОХАНОВ: И он все равно станет президентом, потому что уровень поддержки, в целом, все-таки, еще достаточно значительный. И если он, придя в Кремль в президентское кресло, начнет по-прежнему замораживать и стабилизировать эту ситуацию, он погиб и погибло государство. Потому что вот эта пробка, которую он завинтит, она взорвется вот этим коллективным негодованием, где будут все. Поэтому он должен будет начать долгожданное развитие, чтобы уцелеть. Он должен с первого же момента даже в своих предвыборных речах и, может быть, даже завтра объявить о новом проекте, проекте новой России. Этот проект может быть только один – это не превращение России в этнографический заповедник, понимаете, или не создание в России, там не знаю, новой расы бегемотов. Это долгожданное развитие, это долгожданная модернизация.

Всякий раз модернизация проводится при усилении централизма. Нет демократических и либеральных модернизаций. Модернизация такой страны как Россия, такой измученной, изуродованной и опущенной на дно будет проходить при мобилизационном в той или иной степени проекте. Кто поддержит модернизацию Путина? Ведь, модернизацию Путина не поддержат олигархи и ее не поддержат либералы. Потому что либералы, там, типа Кудрина, например, они абсолютно обслуживают другую цивилизацию, и их модераторы находятся не в Кремле, они находятся за рубежом, которые не заинтересованы. Ведь, Кудрин говорил нам, что не надо тратить деньги на оборону, на ВПК – лучше тратить на шоу-бизнес или на кружавчики всевозможные.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да-да-да, про шоу-бизнес и кружавчики он много говорил, несомненно.

А.ПРОХАНОВ: Да. Поэтому Запад не заинтересован в модернизации. Модернизация – это именно модернизация тяжелой промышленности, ВПК, создание новых поколений машин, в том числе военных, самых разных машин. Поддержит Путин в этой модернизации вот этот самый национально-патриотический элемент, государственный.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так он заинтересован в этих честных выборах, о которых вы говорили выше.

А.ПРОХАНОВ: Нет. Этим людям наплевать на честные выборы. Этим людям важна модернизация, им не нужна демократия. Им нужна модернизация страны, им нужен взлет индустрии, им нужен повторный после сталинской модернизации рывок России после разгрома ее в 90-х годах. Поэтому, повторяю, и тогда он будет опираться не на либералов, не на офисный планктон, не на честных журналистов и не на изумительных поэтов, которые выступали на этом митинге. Он опять будет опираться вот на этот национально-патриотический левый контингент. Поэтому и в этом случае этот контингент выйдет на поверхность. Как бы ни разворачивалась сегодняшняя российская политика, как бы она ни разворачивалась, либо в сторону вот этих либеральных иллюзий, связанных с честными выборами (тогда им просто хана, всем либералам)... Может быть, хана и режиму тоже, но либералам уж точно хана. Или, если будет мобилизационный проект и Путин запустит развитие и сформулирует идею грядущей России, сильной и мощной, он опять будет опираться на этот же слой, на технократов, на военных, на русских интеллектуалов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Давайте оставим вопрос про национал-патриотов для голосования в Сетевизоре.

А.ПРОХАНОВ: Да. Повторяю, это существенно. И я еще продолжу об этом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы настаиваете на том, что в результате неких изменений либо таких, либо сяких, национал-патриотические группировки придут к власти. Мы сейчас задаем этот вопрос в Сетевизоре: «Считаете ли вы, что в итоге политических изменений к власти придут национал-патриоты?» Вот сейчас идет голосование. Пожалуйста, побольше голосуйте, чтобы мы с Александром Андреевичем могли уже о чем-то говорить. Вот сейчас пока только 500 человек. Давайте добавим.

Скажите, пожалуйста, Александр Андреевич, вот вы на моей памяти в этой студии уговаривали Путина начать модернизацию много лет. Что ему мешало? Ведь, была и поддержка больше. Ведь, были воззвания к этому. Было все.

А.ПРОХАНОВ: Путину мешал Путин. Понимаете?

О.ЖУРАВЛЕВА: Плохому танцору…

А.ПРОХАНОВ: Да. Путину мешал Путин. И как только Путин отвергнет Путина, как только он перестанет быть русским Берлускони, как только ему перестанет нравиться находиться в клубе вот этих вот очаровательных европейцев, Берлускони… Там этот Саркозявка еще во Франции какой-то есть.

О.ЖУРАВЛЕВА: Зачем вы сейчас обидели французского президента?

А.ПРОХАНОВ: Он меня не слышит. А он, на самом деле, является таким. Как только он отвергнет вот этого Путина, он пойдет на модернизацию. У него просто еще и выхода нету.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, может быть, есть какой-то другой, не Путин, которому не нужно так мучительно отвергать?

А.ПРОХАНОВ: Да, есть. Есть. Ну, Кудрин, например. Вот, какой прекрасный…

О.ЖУРАВЛЕВА: Но почему обязательно Кудрин?

А.ПРОХАНОВ: А кто?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну кто? Не знаю. Лимонов. Вот вам национал-патриот.

А.ПРОХАНОВ: Лимонов – я готов за Лимонова голосовать. Но только, повторяю, в прошлый раз говорил с надеждой, если он станет лидером повстанческой армии и возьмет меня хотя бы кашеваром в свою дикую дивизию.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, вы конкретно скажите. Есть люди, которые пытаются выдвигаться в президенты.

А.ПРОХАНОВ: Ну, будем реалистами. Я хочу продолжить эту вот свою мысль – она достаточно, так сказать, экстравагантна и она не звучит на «Эхо». Она здесь прозвучала впервые, быть может. Кстати, вы помните, в Египте как все ратовали за честные выборы? И они получили честные выборы. В результате честных выборов к власти пришли не американисты, а Братья-мусульмане*. И в 33-м году, между прочим, в Германии были честные выборы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, и к власти пришли известно кто.

А.ПРОХАНОВ: Обычно к власти приходят те в условиях честных выборов, кем беременно общество.

О.ЖУРАВЛЕВА: И сейчас это национал-патриоты, по-вашему?

А.ПРОХАНОВ: А сейчас это национал-патриоты и левые красные силы.

О.ЖУРАВЛЕВА: А почему они тогда достаточно пассивные, не примыкают к этим массовым митингам, каким-то выступлениям и так далее?

А.ПРОХАНОВ: Это тактика. Но за ними еще слово. Понимаете, Манежка, которая была, — она симптом того, что эти силы существуют в диком виде. В диком пока что, необработанном, без интеллектуалов, вождей, без стратегов крупных.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но это же был, все-таки, не национал-патриотизм, а скорее такое, достаточно бытовое неприятие чужих.

А.ПРОХАНОВ: Нет. Что такое «национализм»? Это какое восприятие чужих? Космическое, что ли? Это бытовое восприятие чужих. Но в продолжение темы Манежки я хочу остановиться на митинге, который был на Манежной площади и который прошел, как бы, незамеченно, особенно в либеральной среде.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну почему же? Нет, ну, была информация о том, что пришли…

А.ПРОХАНОВ: Нет, ну, не было же такой эйфории, которая сохранилась по сей день по поводу Болотной площади. А этот митинг был очень интересным. Чем он был интересен? Во-первых, на нем не было 20 тысяч как утверждает официоз. На нем было тысячи 2 людей. Действительно, их свезли из разных уголков нашей многострадальной родины, они танцевали там, пели. Но! То есть митинг проводился не на полную мощь. Власть не хотела создать альтернативу Болотной площади. Она бы могла нагнать туда 2 миллиона человек – есть внутренние войска.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да можно просто по Первому каналу показать попышнее и массовочку.

А.ПРОХАНОВ: Да. Митинг проходил под лозунгом «Слава, Россия!». Это очень симптоматично. Потому что лозунг «Слава, Россия!» — это был Баркашовский лозунг. Это был лозунг РНЕ, за который, как только он звучал, людей произносивших называли русскими фашистами либералы. То есть Баркашовское движение было разгромлено, демонизировано в том числе и потому, что они выбрасывали…

О.ЖУРАВЛЕВА: Но они и сами себя демонизировали. Александр Андреевич, ну, согласитесь.

А.ПРОХАНОВ: Баркашовское движение…

О.ЖУРАВЛЕВА: Баркашов, конечно.

А.ПРОХАНОВ: Баркашовское движение… Сударыня, помолчите.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мужчины с крыльями.

А.ПРОХАНОВ: ...было демонизировано в том числе и благодаря этому лозунгу. И вдруг этот лозунг, он вышел на Манежную площадь как эмблема митинга. Не это пивное «Россия! Россия!», которое навязали футбольным фанатом и считалось, что национальная идея – это футбол и надравшиеся пива эти фанаты, крича «Россия! Россия» с рыбьими глазами, что они демонстрируют патриотизм. Нет. Митинг проходил под лозунгом «Слава России!» И там еще не хватало этого «Честь героям» — так отвечали баркашовцы. Это раз.

Потом посмотрите, кто на этом митинге выступал? Может быть, Грызлов? Или Володин? На этом митинге выступал Дмитрий Рогозин, Дмитрий Олегович Рогозин.

О.ЖУРАВЛЕВА: Небезызвестный.

А.ПРОХАНОВ: Нет, он очень известный.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я и говорю, небезызвестный.

А.ПРОХАНОВ: И странно, что на этом правительственном митинге выступал Рогозин, никакого отношения к Думе не имеющий. Он не депутат Думы, его движение, по существу, не доминирует в политике. Он – чиновник государственный, сидящий в Брюсселе и имеющий репутацию двойную: в западных кругах он имеет репутацию патриота, националиста радикального и ястреба антинатовского. Поэтому митинг, который проходил под знаком «Слава России!» и на котором выступал Дмитрий Олегович, — это послание Клинтон, это послание американцам, которые требуют честных выборов, которые требуют демонтажа нынешней системы власти. Это такое письмецо, треугольничек фронтовой, в котором Путин говорит им: «Вы хотите честных выборов? Тогда к власти придут те, кто говорит «Слава России!», подымают руку в приветствии». И Дмитрий Олегович Рогозин…

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, я, в принципе, с вашей теорией готова согласиться за одним исключением.

А.ПРОХАНОВ: ...И Дмитрий Олегович Рогозин, который уж если он придет сюда в Россию, он не будет мямлить как Сердюков – он запустит, действительно, систему вооружений, он изменит вкус к военной политике.

О.ЖУРАВЛЕВА: Путину ничто не мешало за все это время Рогозина выдвинуть куда угодно – хоть в спикеры Госдумы, хоть в главу, я не знаю чего, правительства.

А.ПРОХАНОВ: Времена изменились, и они меняются каждый день. И настоящий политик к каждому времени выбирает свою эмблему. свой цвет и своих персонажей, которые время олицетворяют.

О.ЖУРАВЛЕВА: Единственная поправка к тому, что вы говорите. Я готова согласиться, что это письмецо в конверте, все что угодно. За одним исключением: этих людей специально туда позвали, специально привезли, возможно, предложили какие-то, там я не знаю, по 500 рублей на лицо и выдали им этот лозунг.

А.ПРОХАНОВ: И что?

О.ЖУРАВЛЕВА: Если бы речь шла о движении масс, которые хотят противостоять Болотной…

А.ПРОХАНОВ: Нет, власть эти движения консервирует. Они как раз создали имитационный митинг.

О.ЖУРАВЛЕВА: А реальные такие движения есть, вы считаете?

А.ПРОХАНОВ: Ну…

О.ЖУРАВЛЕВА: А почему эти люди не выходят, если такие движения?..

А.ПРОХАНОВ: Ну они вых…

О.ЖУРАВЛЕВА: Почему вот эти вот настроения…

А.ПРОХАНОВ: Они выходят. И они выйдут обязательно. Потому что не надо торопить их с их выходом, чтобы они не вышли на Манежку, чтобы не было второй вот этой вот зубодробиловки Манежной, чтобы эти люди пришли к власти конституционно желательно. Понимаете? Либо через честные выборы, как я уже сказал, либо через модернизацию, которую они поддерживают всей силой своих военных групп, своих интеллектуально-научных групп, которым невозможно больше жить в этом болоте застоя. Поэтому вот эта ситуация – повторяю, я на ней настаиваю. И я вместе с тем митингом…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть что подспудно власть выводит сама национал-патриотов на первый фланг?

А.ПРОХАНОВ: Она не выводит… У нее нет больше выхода. Она не может опираться на либералов, она уже давно не опирается на либералов. Она не может опираться на воровское чиновничество, потому что это чиновничество…

О.ЖУРАВЛЕВА: Которое она сама вырастила.

А.ПРОХАНОВ: Нет, ну, «сама вырастила». Ну, всех нас вырастила Ева, понимаете? Она вырастила, может быть, себе могильщиков. Ведь, революция выращивает детей, чтобы потом их съесть. Это очень все политически обосновано. Но чиновничество не может быть поддержкой Путина – оно предательское, оно воровское, оно мерзкое. Понимаете, либеральная интеллигенция, которая вся находится в каком-то истерическом ажиотаже, желании сожрать Кремль, она страшна и отвратительна Путину. Базой поддержки может быть только вот этот лево-правый национально-патриотический…

О.ЖУРАВЛЕВА: «Лево-правый» — это совсем уже, это я уже не в состоянии понять. Это вообще какая-то шизофрения.

А.ПРОХАНОВ: Не, ну шизофрения… Это вы просто не знаете. Был термин такой в 90-х годах «лево-правая оппозиция», когда объединялись коммунисты и монархисты, когда объединялись православные и социалисты. Это был большой проект. Кстати, газета «День», моя газета этим занималась – созданием синтеза между левым и правым, между белым и красным. И этот синтез – он как раз Путина и разрушил, этот синтез, потому что он был страшен. Этот синтез грозил, действительно, реальной сменой режима. И гений Путина, его политтехнологов в том, что они разрушили этот синтез и обеспечили себе безбедное существование на десяток лет.

Но это время прошло, этот синтез все равно сложился (или складывается). И поэтому я удивляюсь, но, вот, даже в православных, церковных кругах очень силен концепт православного социализма. Я вам как-то рассказывал, что в момент выборов я был в Дивееве в монастыре и ко мне подошла послушница, и она сказала, что «мы будем голосовать за коммунистов». Вот, что произошло. И эта тенденция уловлена или нет в Кремле? Я думаю, что они ее уловили. Поэтому мне кажется, что, повторяю, будущее вот за этим комплексом, за…

О.ЖУРАВЛЕВА: Я бы на месте Путина боялась бы вот таких вот выходов.

А.ПРОХАНОВ: Нет. А я бы не боялся на месте Путина, потому что у него нет выхода. Кстати, для Медведева это невозможно. Потому что Медведев весь вот в этом…

О.ЖУРАВЛЕВА: Медведев, по-моему, вообще уже ушел со сцены.

А.ПРОХАНОВ: Медведев весь был в этом либеральном вот этом вот болоте так называемом, и он абсолютно не годился для всего того, что я сейчас говорю. А в вице-мундире Путина есть несколько очень выразительных красно-коричневых лоскутков, понимаете? Я думаю, что он мог бы…

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошая… Вот эта формулировка мне нравится.

А.ПРОХАНОВ: Коричневый галстук и алый пиджак. Или наоборот.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Здесь мы можем уже огласить результаты голосования на Сетевизоре. В то, что национал-патриоты придут в результате к власти, верят 36:, 64% не соглашаются. Во всяком случае, сейчас больше 2 тысяч проголосовало. Это «Особое мнение», здесь журналист Александр Проханов, меня зовут Ольга Журавлева. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, наш гость – главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов и мы продолжаем. Александр Андреевич, давайте вот по последним изменениям. Очень много говорится о том, что власть, все-таки, пугается, несколько пугается. Так, грациозно, не то, чтобы в панике убегает, но пугается того, что происходит, выступления, там, массовые и менее массовые акции, и заявления Запада, между прочим, тоже как-то не особенно радуют. И делаются какие-то такие, ну, хотя бы легкие намеки на то, что идут некие изменения.

Ну, сегодня, например, куда-то делся из Думы Грызлов, забрал свой мандат. Возникают всякие, ну, опять же, в преддверии президентских выборов всевозможные фигуры. То Прохоров, то Кудрин, то еще кто-нибудь. И какое-то идет такое вот, ну, кипение. Во всяком случае, не застой это уж точно. Скажите, пожалуйста, как вы все это видите? Что, на самом деле, происходит? Какие-то изменения есть?

А.ПРОХАНОВ: Есть, повторяю, и они все равно связаны с той формулой, которую я предложил. Конечно, для большинства, как мы видели по голосованию, она еще не приемлема, но она уже многими приемлема. И я как-то помню в прошлый раз на «Эхе» сказал, что над Россией восходит путиконечная звезда. Это не совсем игра слов, это не совсем фраза.

Что происходит на правом фланге так называемом? Взялся бог знает откуда Кудрин. Это был тишайший человек, это был человек ниже травы, он никогда не повышал голос, это был человек, который едва лепетал. И, вот, вот этот лепечущий или шелестящий Кудрин, который когда он оказался за пределами правительства, он произвел концепцию новой правой партии.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, это логично. Когда человек ходит под началом, он с начальником не спорит.

А.ПРОХАНОВ: Конечно, конечно!

О.ЖУРАВЛЕВА: Потом выходит за ворота, и там начинает ругать начальство.

А.ПРОХАНОВ: Да-да-да. Одновременно с этим появился Прохоров. Почти одновременно. Ну, чуть позднее этого. О чем это говорит? Действительно, есть либеральный контекст. Есть. В этом либеральном контексте есть потенциал, но нет реальных вождей, потому что ни Немцов, ни Рыжков не годятся в вожди, они – отработанная пара. Их уже видели в вождях в самый блистательный для них и ужасный для России период. И одно с другим соединилось неразрывно.

Кудрин – это абсолютно вашингтонский человек, это вашингтонский консенсус (Кудрин). Кудрин на протяжении всех этих лет был транслятором всех русских финансов, денег и ценностей за рубеж. Он – американский человек. Рядом с ним стоит Чубайс. Это 2 ключевых персонажа нашей политики за последние 10 лет, которые будут определять развитие правого фланга.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, вы меня простите, бога ради, но если существует председатель правительства, президент и у них какая-то общая там, более или менее общая концепция, а рядом сидит какой-то гнусный министр финансов и по секрету от них гонит деньги, ну так же не может быть. Значит, это была общая система, если уж это было, действительно, так.

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, в 90-е годы у России не было суверенитета. Абсолютно. После поездки Ельцина в Сиэтл и после того, как он развалил страну, у России не было суверенитета. И суверенитет начал появляться относительно очень небольшой с приходом Путина. И этот суверенитет затрагивал ряд областей. Но он не затрагивал основного блока финансового. В финансовом блоке господствовал по-прежнему Вашингтон. И этот Вашингтон в лице Кудрина, Чубайса, Гайдара и прочих, он, по существу, и осуществлял вот эту экономическую чудовищную политику в России, которая привела Россию к катастрофе, к краху. Я просто поясняю, кто такой был Кудрин.

Теперь, выйдя за пределы правительства, конечно, он может консолидировать вокруг себя и Чубайсов, и Немцовых, и Рыжковых, и весь этот либеральный планктон огромный, набирающий силы. Потому что это власть, это деньги, это репутация, это колоссальная поддержка Запада.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да какая у него власть, господи боже?

А.ПРОХАНОВ: Ну, власть денег.

О.ЖУРАВЛЕВА: Почему Прохоров вокруг себя никого не консолидировал? У кого уж денег…

А.ПРОХАНОВ: Хотите, я договорю?

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте.

А.ПРОХАНОВ: Все. Не стрекотать. Будем говорить спокойно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте: вы пострекочете, потом я спрошу.

А.ПРОХАНОВ: Да. Два кузнечика.

О.ЖУРАВЛЕВА: Угу.

А.ПРОХАНОВ: «Угу». Так вот, значит, приход Кудрина в политику очень опасен для Кремля в том виде, в каком он сейчас существует, и для того Кремля, который намерен трансформироваться в определенную сторону. А определенная сторона – это конфронтация с Западом, она просто неизбежна (конфронтация со Штатами).

Прохоров выставлен против Кудрина. Прохоров – абсолютно кремлевский, путинский человек. И он своими состояниями, своим статусом абсолютно обязан не Вашингтону, а Путину и Кремлю. И он выставлен против Кудрина, чтобы расколоть это болото. Ну, не болото, но болото в смысле площади. И, вот, эта политтехнологическая формула сейчас вброшена. Сработает она или нет, покажет время. Я думаю, что она не сработает, потому что все равно правой партии серьезной не получится. Среди них там слишком много вождей, там слишком много претендентов.

О.ЖУРАВЛЕВА: А слева – там как раз все гораздо лучше, вы считаете?

А.ПРОХАНОВ: Слева, по крайней мере, есть…

О.ЖУРАВЛЕВА: Непонятно где находящаяся КПРФ, непонятно к кому примыкающая ЛДПР.

А.ПРОХАНОВ: Слева, например, существуют политические организации, которые, конечно, находятся в замороженном состоянии. Они находятся в замороженном состоянии.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но каждая себе на уме.

А.ПРОХАНОВ: Но она – организация. Она – организация с огромной электоральной поддержкой. И стоит этой организации разморозиться в силу тех или иных причин или через ту или иную технологию, как это будет огромная такая движущая политическая сила страны. Но что касается Думы, где происходят эти перестановки и которая всех так волнует, это, в общем, абсолютно, на самом деле, ничего не значит. Я думаю, что Дума в том виде, в каком она сейчас есть, как она наполнилась, она напоминает, действительно, такую кастрюлю, куда брошены вот эти пельмени «Сам Самыч» и которые недоварены, слиплись одни с другим. Там не предстоит крупной серьезной борьбы.

Ушел Грызлов. Скорее всего, Грызлов окажется в Приволжском округе – его назначат туда спецпредставителем, там ему место.

О.ЖУРАВЛЕВА: А спикером кто будет?

А.ПРОХАНОВ: Скорее всего, спикером будет господин Жуков, Александр Жуков. Не все те претенденты, о которых говорят.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, о Жукове тоже говорят.

А.ПРОХАНОВ: И о Жукове. Ну, я сегодня слышал, вы мне называли 4-х претендентов. Это достойный человек, у него прекрасный отец, батюшка Дмитрий Жуков, я с ним знаком, прекрасный писатель, в прошлом разведчик, патриот такой вот. Правда, конечно, дочка Жукова замужем за Абрамовичем – это несколько меняет, как бы, картину этого рода, этой фамилии. Ну, господи, мало ли было мутаций внутри фамилий? Люди разводились там и так далее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы знаете, Александр Андреевич, вот вы концепции такие излагаете. Ну, Путин, скажем, Путин, да? Потому что, все-таки, самая главная власть в данный момент у Путина, правильно? Она была такая, она сякая, она вот на это рассчитывает, на то. Я не могу понять. Вот, какой-то цельной картины нет. То ли он не понимает опасностей, которые перед ним лежат, то ли он совершенно не собирается идти туда, куда, вы предполагаете, ему нужно идти.

А.ПРОХАНОВ: Нет, у него нет выхода. Он не собирается, но у него нет выхода. Просто история туда идет. Я показываю не дрейфующего Путина…

О.ЖУРАВЛЕВА: Потому что подряд идут какие-то то ли невнятности, то ли глупости. Последовательности нет.

А.ПРОХАНОВ: А какая последовательность, если сейчас идет смена, смена кожи? Змея меняет кожу, чтобы стать новой змеей. Вот сегодня я был на таком мероприятии, так называемая прямая линия вопросов, адресованных Владимиру Владимировичу Путину.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, об этом вас тоже спрашивали. Какой у вас вопрос Путину?

А.ПРОХАНОВ: Да, я был вчера… Нет, завтра я буду на общении с премьер-министром, а сегодня я находился в студии, куда шли звонки из народа, хотели понять, чем дышит народ. И я иногда принимал эти звонки на себя и комментировал. Я был среди народного горя, со мной говорили люди по телефону, рыдая. Я был в атмосфере кошмара. Такое ощущение, что мы находимся под страшным игом*. Это по всем статьям.

О.ЖУРАВЛЕВА: А Владимиру Владимировичу завтра будут звонить люди и говорить, что у них все хорошо.

А.ПРОХАНОВ: Нет. Ничего этого не будет. Я думаю, что завтра на Владимира Владимировича посыпятся самые острые вопросы, острее чем те, которые шли во время потопления лодки «Курск». И поэтому вот эти вопросы – они тоже являются вот такими вот ударами, которые будут этот шар биллиардный под названием «Владимир Владимирович Путин» направлять в ту лузу, о которой я сегодня вам говорил. Это луза модернизации и русского развития.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я не знаю, сколько раз я от вас слышала про русское развитие и модернизацию. И на Медведева уповали. Медведев и рассказывал нам про модернизацию.

А.ПРОХАНОВ: На Медведева я никогда не уповал. Я видел, что Медведев – это…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну хорошо, но на Путина. Вы про третий срок мне просто…

А.ПРОХАНОВ: Я продолжаю, потому что…

О.ЖУРАВЛЕВА: ...всю плешь проели по этому поводу.

А.ПРОХАНОВ: Если не будет модернизации и развития, то и нас с вами не будет, физически просто.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я согласна. Но почему Путин должен модернизацию проводить?

А.ПРОХАНОВ: А кто должен проводить модернизацию? Медведев? Он ее не сможет проводить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, довольно большое население в стране, согласитесь.

А.ПРОХАНОВ: А, ну тогда хорошо, тогда я весь в этом… На Кубани есть бандитские группировки, которые могут ее проводить (эту модернизацию).

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Есть 2 приличных человека…

А.ПРОХАНОВ: Есть 2 человека, у которых сосредоточены ресурсы.

О.ЖУРАВЛЕВА: ...Проханов и Путин. И все.

А.ПРОХАНОВ: ...у которых сосредоточены ресурсы. У меня сосредоточен интеллектуальный ресурс, у Путина – властный и политический. Вы – с нами, Оля.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Это особое мнение журналиста Александра Проханова, меня зовут Ольга Журавлева, всем спасибо, всего доброго.
* ООО «Честные выборы» - СМИ, признанное иностранным агентом. «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун») - террористическая организация, запрещённая в России. «Исламское государство» - террористическая организация, запрещённая в России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире