'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 08 ноября 2011, 19:08

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр и я приветствую в этой студии Артемия Троицкого. Здравствуйте.

А.ТРОИЦКИЙ: И я вас приветствую.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Напоминаю, что у нас работает SMS +7 985 970-45-45. И наш аккаунт в твиттере – @vyzvon, ну или если хотите, пишите на аккаунт в твиттере @aktroitsky, свежезаведенный, собственно, твиттер Артемия Троицкого.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, после вчерашней.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, после вчерашнего. Такой, буквально вчерашний, свежий твиттер. Во время эфира, правда, Артемий Кивович ничего вам отвечать не будет. И я пока тоже не смогу вам ничего рассказать, потому что мой ноутбук тоже не работает. Поэтому давайте к тем вопросам, которые пришли на сайт еще до эфира. Подавляющее большинство слушателей и зрителей, посетителей сайта просят вас прокомментировать историю с концертом «Машины времени» в городе Кемерово. Я так понимаю, что вы довольно скептически отнеслись к объяснениям Андрея Макаревича, который попытался как-то рассказать, что же там было на самом деле.

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, во-первых, я хочу сказать, что сама эта история, сама по себе – она очень, что называется, отрадная, то есть радует она меня, радует меня общественная, публичная реакция вообще на всю эту историю. То есть все могло произойти так, что вообще ничего не было бы ни видно, ни слышно: и публика бы молчала, и Макаревич бы молчал, и СМИ бы молчали. Такие истории, к сожалению, происходили раньше с сотнями и тысячами. И, на самом деле, никоим образом они не всплывали. А тут это все всплыло, причем, всплыло и завоняло со страшной силой.

И это очень здорово. То есть мне понравилось уже то, как публика отреагировала на то, что вылез какой-то функционер из «Единой России» и стал тянуть на себя одеяло. Публика, как пишут СМИ, засвистела, заулюлюкала и, в общем, отреагировала на это, что называется, адекватно.

Во-вторых, естественно, мне понравилось то, что эту адекватность подхватили СМИ, то есть буквально в тот же день мне звонили, по-моему, ну, с 5 радиостанций, 3-х интернет-порталов, 4-х газет и прочее, и прочее. Наконец, мне понравилось то, что Андрей Вадимович Макаревич при всей его, в общем-то, лояльности (не скажу верноподданничестве – все-таки, Макаревич человек непростой), но при всей его очевидной лояльности к властям, тут он стал оправдываться. Вполне мог бы сказать: «А чего такого-то? Мне нравится президент Медведев – он возглавляет предвыборный список «Единой России». Да, кто-то вышел. Может, мы об этом и не знали, но я не вижу в этом ничего зазорного», да? Нет, Андрей Вадимович Макаревич начал оправдываться так, как будто, на самом деле, как-то во что-то он вляпался и произошло что-то нехорошее, что его покоробило, и так далее. То есть сама по себе общественная и СМИшная реакция на это дело означает только одно – что горит земля под ногами оккупантов. Вот это за-ме-чательно.

Что касается до реакции Макаревича, то я на эту тему уже много раз высказался. Я считаю, что вполне могло быть так, что Макаревич, как он сказал, что «трахнули без предупреждения», то есть обманули, кинули и так далее, что ничего он об этом не знал. Но дело в том, что, на мой взгляд, было бы естественно, и я уверен, что если бы на месте Андрея Вадимовича были какие-то ребята более решительные, то они бы так и поступили. Значит, он мог или погнать этого человека со сцены, сказав «А что вы тут делаете вообще? Здесь концерт, а не предвыборный митинг. Давайте митингуйте в каком-нибудь окрестном ДК», да? Или, если, скажем, это было сделать невозможно (по-моему, Андрей там что-то говорил насчет того, что все произошло так быстро, так быстро, что он не успел даже мяукнуть)...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, они там, вроде, потом сказали, что «не надо нас больше ни награждать, ни выступать и вообще нас вмешивать в это не надо».

А.ТРОИЦКИЙ: Вот. Он мог бы более определенно высказаться по этому поводу, отмежеваться от партии «Единая Россия», отмежеваться от всех этих грязных демагогических технологий. По всей видимости, он этого не сделал. Если он и высказался, то высказался настолько мягко, что, в общем-то, люди не вполне поняли, что именно он хотел сказать.

Что, в общем-то, для Макаревича характерно. Дело в том, что мы с ним знакомы уже практически 40 лет, ну, не скажу, что близко дружим, но дружим. Дело в том, что Макаревич крутым парнем и бойцом, в общем-то, никогда не был. Мягкий интеллигентный юноша.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Музыкант должен быть обязательно крутым парнем и бойцом?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет. Музыкант не должен быть… То есть музыкант может быть и лириком, и физиком, и сорви-головой, и интеллектуалом, кем угодно может быть музыкант. Вот, Андрей Макаревич, как бы, он не из породы тех, кто совершает отчаянные поступки, делает сильные заявления, режет правду-матку и так далее. Ну, как бы, ну, не его это, не его. Я считаю, что лучше всего, на самом деле, он проявляется в своих песнях, и прекрасных песен у него много, и он продолжает очень симпатичные песни, в том числе известный новый хит про деревню Холуево, продолжает эти песни писать. И молодец. Что касается до тех обвинений в приспособленчестве, которые я постоянно слышу, ну, честно говоря, мне за Макаревича обидно, потому что… Мне вообще обидно, когда умного и несомненно талантливого человека какие-то люди, явно не обязательно умные, к тому же, как правило, анонимные, начинают мешать с дерьмом. Мне кажется, что главная ошибка Макара состоит в том, что он очень непоследователен. Он постоянно ерзает между нескольких стульев, и вот это очень жаль. На это, на самом деле, жалко смотреть.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте мы сейчас прервемся буквально на минуту, а потом поговорим о технологиях, о которых вы упомянули. Оставайтесь с нами.

РЕКЛАМА

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что сегодня в гостях у меня Артемий Троицкий. О технологиях. Что же теперь получается? Музыкантам нельзя никуда по стране с гастролями проехать, потому что понятно, что все это так или иначе должно быть с санкции местной администрации, и получается, к любому на сцену может залезть какой-то молодой человек и сказать «А, вот, кстати, это все, благодаря «Единой России» мы сейчас будем слушать».

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, если «Единая Россия» реально какие-то концерты оплачивает (и, к сожалению, это происходит достаточно часто), то музыканты должны быть к такому повороту дела готовы. Я просто считаю, что музыканты наши, к сожалению, слишком алчны и очень часто не разборчивы в том, кто их привозит, кто им платит деньги. И это касается не только попсы, которая вообще вся, собственно, и построена на алчности и беспринципности, но, к сожалению, это касается и рок-музыкантов. К сожалению, были такие случаи с некоторыми артистами, которых я не только уважаю, но, в общем-то, и люблю. Скажем, группа «Мумий Тролль» в городе Калининграде. Мне это обидно, просто очень обидно. Но гастролировать, естественно, можно, потому что, понятное дело, что «Единая Россия» сунется далеко не ко всякому.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Могут и послать.

А.ТРОИЦКИЙ: Сунется она туда, где чувствует слабину, да? То есть или слишком любят деньги, или вообще люди такие, далекие от каких бы то ни было благородных побуждений. Так что нет, я думаю, музыканты могут смело гастролировать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В этой связи давайте чуть-чуть поподробнее про предвыборную кампанию, которая уже вовсю идет. Очередной скандал, на этот раз с биллбордами единороссовскими, которые подозрительно были похожи на социальную рекламу. Еще один такой ход, наверное, не самый приемлемый?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, как ни странно, я тоже обратил на это внимание, причем уже довольно давно. То есть эти биллборды висят в Москве уже, может, неделю, может, две. И я заметил, что практически одинаковые, только на одних написано «Избирком», а на других – «Единая Россия».

Ну, дело в том, что я прекрасно понимаю, что у всей нашей либеральной общественности версия только одна – что это очередной подлый пиар-ход «Единой России», что они вот так вот хитро, значит, решили в очередной раз применить какие-то грязные технологии. «Единая Россия», надо сказать, в этом смысле им даже подыгрывает, то есть я слышал сегодня по «Эху», по-моему, интервью какого-то функционера оттуда по фамилии Рязанский или что-то в таком духе, который, ну, отлично высказался. Когда его в лоб спросили эховские ведущие «Это вообще честно или нет?», он сказал: «Это не противоречит закону. А то, что не противоречит закону, это значит, что это честно». Вот, что он сказал. Ну, очевидная глупость, просто Глупость с большой буквы «Г», да? То есть я могу сейчас сказать все, что угодно, скажем, что я – Путин, да? Естественно, совру. И при этом это никак закону не будет противоречить, поскольку никого я не оклевещу и никого не оскорблю, да?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И вообще, может быть, это оценочное суждение.

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Что угодно. Что между честностью и законностью, в общем-то, связи нет практически никакой. Это совершенно очевидно, причем не только в нашей России многострадальной, но и вообще в глобальном масштабе.

Но я, честно говоря, вполне допускаю, что история тут совсем другая. Я вообще крайне низкого мнения об интеллектуальных и креативных потенциях партии «Единая Россия». То есть понятное дело, это просто карьеристы, столпившиеся у кормушки, эту свою кормушку отстаивающие, живущие на откатах, лоббировании и прочих властных прелестях, да? Сказать, что это люди какие-то умные, сказать, что это люди творческие с фантазией и прочее-прочее, я никак не могу. Я думаю, во всей этой партии ни одного такого человека нет. Может быть, Медведев? Хотя, он, кстати, не член партии. Во всей «Единой России» был бы, если бы стал бы членом, стал бы, наверное, самым современным, динамичным и креативным членом.

Так вот я вполне допускаю, что партия «Единая Россия» просто-напросто сказала кому-то «Ну вот мы тут видели плакаты висят «Для народа или для жизни» Или как там? «Для жизни, для людей». Вот нам чего-нибудь такое»,

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну им и сделали.

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, естественно, наши халтурщики… А халтурщиков среди пиарщиков у нас гораздо больше, чем, я думаю, среди любых других профессионалов… Вот, все эти агентства – это, конечно… Ну, это отдельная история – я так думаю, что Пелевин в свое время создал им такую репутацию, ну, гораздо более сильную, чем они того заслуживают. На самом деле, это быдло еще то в массе своей. Я думаю, что они просто взяли и нормально так схалтурили «Опаньки!», и сделали просто копию этого плаката: «Да, вот, пожалуйста, похоже» — «Да? Отлично!» Всё, повесили.

Я не настаиваю, что это так, но я вполне допускаю, что вот такой тупейший сценарий, а не какая-то вот эта хитроумная конспирация.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну да, конспирологических версий нет.

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да-да. Может быть так, а может быть и эдак.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А если говорить про креативщиков, которые работают с Дмитрием Медведевым и с Владимиром Путиным (потому что мы тут наблюдали то бадминтон, то комбайн, и сейчас везде развешаны огромные плакаты «Пацаны, вам это не надо», какой-то большой концерт с Владимиром Путиным и рядом нарисованным богатырем), это вот достаточно творческий подход к предвыборной кампании?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что все приведенные вами примеры, Татьяна, они как раз прекрасно иллюстрируют тот тезис, который я озвучил только что. Нет, естественно, это все абсолютно бездарно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так это же постоянно в информационном зато пространстве находится, мы постоянно об этом говорим. Значит, цель достигнута?

А.ТРОИЦКИЙ: Вы знаете что, нет. Цель вовсе не обязательно достигнута. Потому что если люди говорят об этом только для того, чтобы над этим посмеяться и издевнуться, и покрутить пальцем у виска, я не считаю, что это означает, что цель достигнута. Я считаю, что с такими пиарщиками как у Путина и Медведева, им не нужны никакие Быковы, никакие там еще ёрники, сатирики и так далее. Потому что своими амфорами, бадминтонами и так далее они уже создают именно тот абсолютно комичный образ этого нашего властного тандема, какой, может быть, не под силу было бы создать Иртеньеву, Быкову и каким-то еще нашим золотым перьям.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну давайте тогда про то, куда это все может прийти. Вот сегодня на нашем сайте были опубликованы ответы Михаила Ходорковского на вопросы читателей сайта. И среди прочего Михаил Ходорковский высказал мнение, что в конечном счете в России произойдет революция: «Боюсь, что страну ждет долгий застой, политический кризис и революционная, очень надеюсь, что бескровная, смена власти». Вы согласны с такой оценкой?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, я боюсь, что я не читал целиком ни вопросы, ни ответы. Вот то, что вы сейчас зачитали, это цитата такая, не слишком пространная – ее я уже слышал. Непростой вопрос. Я бы сказал, что Ходорковский тут прав в том, что предпосылки для такого развития событий, действительно, есть. То есть для меня совершенно очевидно, что нынешняя власть сама по себе не уйдет. То есть она будет цепляться за нахватанные ими деньги, за свои привилегии, за все-все-все, ну и за власть, естественно, в первую очередь как гарантию этих самых своих миллиардов и позиций. Будет цепляться до последнего, это очевидно. Потому что понятно, что если она эти позиции сдаст, то, значит, смотрите, что случилось… Ну, с Каддафи – это, может быть, слишком круто, да и потом я вообще считаю, что Каддафи такой участи не заслужил, потому что в отличие от Мубарака или там этого Бен Али тунисского и так далее, Каддафи, все-таки, человек, на мой взгляд, очень яркий и выдающийся. Может быть, злодей, но это личность, не чета нашим. Но вот то, что случилось с египетским этим Мубараком, это да, это абсолютно такой, логичный сценарий и для верхушки нынешней российской элиты тоже.

Но! Есть огромная разница, и заключается она в том, что, вот, скажем, те страны Северной Африки, где произошли известные революционные события, это страны а) молодые, б) трезвые. А Россия – страна а) старая, б) пьяная. Я бы сказал, что бунтарский потенциал России просто на порядки ниже, чем у каких-то вот этих арабских бузатеров.

Во-вторых, отсутствует такой опасный, но, объективно говоря, очень серьезный стержень всего этого дела, а именно стержень религиозный. То есть там, хотим мы этого или нет (Запад это все, по крайней мере, раньше старательно выставлял как революции демократические, либеральные и прочее, и прочее), я думаю, это было то, что называется «Wishful thinking», да? То есть выдавали желаемое за действительное. Может быть, там демократия тоже присутствовала в качестве одной из мотиваций, но исламизм, я думаю, присутствовал в не меньшей степени.

У нас, соответственно, такого стержня, ну, скажем так, духовного, религиозного, у нас такого стержня нет. Поэтому я лично не вижу особого революционного потенциала в нашем российском народе. И на мой взгляд, это плохо. То есть это плохо. Вот, я слушал радио, все читают какие-то мантры насчет того, что «нет, нам революция не нужна. Это ужас! Они у нас уже были, у нас все будет ужасно, у нас все будет кроваво». Не верю я в это. Я считаю, что вполне нам революция, во-первых, нужна, несомненно, нужна, потому что эволюционным путем не думаю, что тут что-то произойдет. У нас будет просто такая, вот, погружаемость в болото все глубже и глубже со все более и более стареющими и дряхлеющими лидерами. Так что революция – это правильно. Но…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас просто одна сплошная 282-я статья. Кошмар!

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Но я не думаю, что это в нынешней ситуации демографической, социопсихологической, да и культурной, пожалуй, тоже, что это возможно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Всех всё устраивает?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что, скорее…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Их устраивает или им лень?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, Тань. Значит, никого ничто не устраивает. Я не знаю, я общаюсь с самыми разными людьми, то есть никакого снобизма во мне нет, никакой я не мажор и не рублевский житель, что бы обо мне ни говорили, но я не встречал еще в нашей стране ни одного человека, которому нравилось бы то, что в ней происходит. Причины того, что не нравится, разные, но хамство, быдлячество, тупость власти, ее бездарность, неэффективность, с одной стороны, нелимитированная коррупция с другой стороны, отсутствие вообще защиты граждан и их прав с третьей стороны, все это нравиться не может никому абсолютно. Так что всем не нравится.

Другое дело, что, к сожалению, мало кто, да практически вообще никто с этим ничего сделать не может. Поэтому, на мой взгляд, более реалистичный сценарий для нашей страны – это, конечно, не революция, а это, скорее, то, что произошло при Горбачеве – это какая-то Перестройка. Но такая, реальная Перестройка. Не медведевская вот эта псевдомодернизация, а какая-то реальная Перестройка, то есть то, что просто расколется каким-то образом наша элита, поскольку какая-то более молодая, динамичная часть элиты захочет отодвинуть тех, кто уже нахапал, и они поймут, что они не смогут этого сделать иначе, как действуя какими-то новыми способами, и действительно страну модернизируя. И таким образом что-то может случиться. Это, на мой взгляд, гораздо более вероятный сценарий.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас сделаем перерыв 3 минуты и вернемся.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня Артемий Троицкий. Тут Евгений из Москвы замечательный вопрос задает: «Троицкий, правда, завел твиттер? Или это шутка?» Евгений, в эфире «Эха Москвы» никогда не шутят – это очень серьезная радиостанция, поэтому, действительно, @aktroitsky – проверьте. Может быть даже, Артемий вам ответит.

Давайте по одной из самых таких, обсуждаемых новостей дня. Я надеюсь, нам хватит времени и не только на эту тему. Наши пилоты в Таджикистане, 8 лет тюрьмы. Уже высказался российский МИД, уже все сказали, что это такая попытка разменную монету заиметь. Что сейчас должна делать Москва?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, вы знаете, во-первых, похоже, да. Похоже, что пилоты эти страдают почем зря. То есть в отличие от дела с Виктором Бутом, с которым, я думаю, всем нормальным людям и так все ясно, эти пилоты, скорее всего, действительно, невиновны (ну, судя, по крайней мере, по тому, что я читал и слышал в наших СМИ). Зачем это нужно Таджикистану? Ну, 2 версии, даже 3 версии.

Одна версия, это нужно Таджикистану для того, чтобы слегка умаслить и присмирить тамошнюю исламистскую оппозицию – вот она там очень сильна и, естественно, когда берут и сажают неверных из страны большого брата, это для них приятно, то есть как бы «вот они мы какие сильные и самостоятельные», якобы.

Вторая версия – это то, что я слышал о том, что на каких-то переговорах по военным базам могут…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Деньги.

А.ТРОИЦКИЙ: ...могут этих самых ребят использовать в качестве разменной монеты. Я думаю, что могут быть еще какие-то версии, но в том же духе примерно. То есть, скажем, известно, что в России работают сотни тысяч таджиков, и по крайней мере, тысячи из них сидят в российских тюрьмах. Очень может быть, что среди этих сидящих в российских тюрьмах таджиков имеются какие-нибудь…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Летчики.

А.ТРОИЦКИЙ: Не летчики, а какие-то блатные ребята, за которых там активно просят какие-нибудь местные или криминальные авторитеты, или богатые папы и мамы, и так далее. Что Таджикистан рассчитывает на вариант с этим израильским капралом, да? «Значит, вот вам 2 летчика, а вы отпустите, пожалуйста, из ваших российских тюрем энное количество сотен таджикских уголовников». Тоже, я думаю, вполне может быть. В любом случае вот этот гнусный эпизод – он лишний раз говорит о какой-то совершенной ублюдочности российской внешней политики. Потому что Таджикистан у нас, якобы, прикормленный, якобы, сателлит, якобы то и сё, огромное количество денег мы вбухиваем в этот Таджикистан в виде какой-то помощи, того-сего и так далее, и состоят они во всех там каких-то пространствах, союзах и т.д., и т.п.. В то же время совершенно очевидно, что все это не работает, что при всем том, что наши политиканы рапортуют о нерушимом братстве и дружбе, и так далее, хамить этот самый Таджикистан нам может сколько угодно. Вот я думаю, что Америке они бы так хамить не стали, потому что страшно, потому что там, на самом деле, сила. А нашей стране, которая, в общем-то…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А наши силу, что ли, не проявляют как-то?

А.ТРОИЦКИЙ: Бумажный тигр, на самом деле. В чистом виде. Я думаю, что, в общем-то, хамить можно. И до сих пор, вот, хамят и, кажется, абсолютно безнаказанно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Посмотрим, как будет развиваться эта ситуация. Еще одна из тем, которую просили обсудить наши слушатели, приславшие вопросы на сайт, это 4-е ноября, день народного единства, праздник сравнительно новый и не всем понятный. Был отмечен несколькими массовыми акциями, во время одной из которых (Русский марш) там Алексей Навальный был. Ну, понятно, какие лозунги, да? Был и другой марш с гастарбайтерами, которые ходили с плакатами, что «мы все вместе, и вообще мы – одна страна, и чего вы от нас хотите? Вместе мы сильнее». Вообще, почему так получилось, что день народного единства у нас в какой-то день националиста превращается?

А.ТРОИЦКИЙ: Превращается в день очередного народного разъединения. Не знаю, почему. Я и не футболист, и не гастарбайтер, ни в каких этих народных шествиях или антинародных, или каких-то там еще не участвовал, ничего не могу сказать по этому поводу, даже телерепортажи не смотрел, поскольку я уже не помню. Наверное, занимался…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, это, судя по всему, важная штука, если, например, Алексей Навальный, который так активно раскручивается, принимает участие в одной из этих акций.

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да-да. Я занимался в эти праздники тем, чем принято заниматься в праздники рабочему человеку, то есть квасил и проводил время с семьей. Алексей Навальный – это отдельная тема, тема очень интересная. Мне вообще интересен Алексей Навальный. В моем представлении Алексей Навальный – это такой сильно улучшенный, то есть принципиально качественно улучшенный вариант Жирика. То есть он – несомненный популист так же, как Жириновский, то есть он прекрасно знает, что нужно говорить людям, ну, причем, как бы, такому вот, нашему преобладающему коренному населению, чтобы этому населению нравиться и чтобы население его слова подхватывало. В отличие от Жирика, у которого кроме слов, кроме демагогии нет вообще ничего, а просто сплошная просто фальшь, приспособленчество и лукавство, Навальный что-то реально делает. То есть у него, вот, есть этот РосПил, он реально опасен для нынешних властьпридержащих, он давит им на настоящие болевые точки, то есть совершает некие операции, которые Жириновскому и не снились, и вообще то есть никогда даже не входили в его план действий.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А участие в Русском марше никак не повлияет на репутацию Алексея Навального? Или наоборот, может быть, укрепит ее как-то?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что это укрепит репутацию Алексея Навального, поскольку Навальный – это вообще новый тип, это новый тип политического лидера, который и не левый, и не правый, и такой человек, в принципе, давно уже должен был прийти.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но с лозунгом «Хватит кормить Кавказ».

А.ТРОИЦКИЙ: Я не вижу в этом лозунге ничего бесспорно плохого. Это спорный лозунг, но в отличие от лозунга типа «Всех черножопых вон из России», который очевидно какой-то жлобский, расистский и так далее, лозунг «Хватит кормить Кавказ» — я считаю, он заслуживает серьезного обсуждения. И, может быть, ответ мой, скажем, мой личный ответ на этот лозунг мог бы быть и «Да». В принципе, я не отметаю это с порога. Навальный – он и не левый и не правый, и не либерал, и не коммунист. Это человек, в общем-то, это популист, это популист новой формации. Такие лидеры есть в Европе, такие лидеры есть в Америке. В России до сих пор таких лидеров не было.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А Дмитрий Рогозин?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, Дмитрий Рогозин – скучнейший такой русопятый националист, к тому же стопроцентный сторонник нынешней власти. Как бы, он находится на таком правонациональном фланге этой самой власти, он вхож во власть и никогда он с ней как следует не разругается – это исключено.

Навальный – совсем другое дело. Человек, который, в принципе, на мой взгляд, вполне мог бы стать… То есть если рассмотреть всех имеющихся у нас политических лидеров, весь вот этот спектр, то я бы сказал, что Навальный а) самый способный из них, б) самый способный из них, действительно, повести за собой большое количество народу, в) человек, у которого, действительно, для этого есть шанс. На месте властей я бы боялся Навального и старался бы всеми силами его перекупить, переманить, там, хоть левой пяткой на свою сторону и так далее. Потому что понятно, что оппозиции наша власть не боится. А чего там бояться? Бояться там абсолютно нечего. То есть она – болтливая, но при этом она – дряхлая, и у огромной массы нашего народонаселения обладает нулевой репутацией. То есть… Ну, как бы, вектор тут строить абсолютно не из чего.

У Навального это есть, и я думаю, что будет у него этого все больше и больше. Так что это интересная история. Вот у нас вот был один похожий человек, и он мне очень нравился.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это кто?

А.ТРОИЦКИЙ: Это был генерал Лебедь. Он мне нравился, это был качественный человек по сравнению с прочими…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, он был популярным.

А.ТРОИЦКИЙ: Он был популярным, потому что он был убедителен. То есть…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Навальный убедителен, по-вашему?

А.ТРОИЦКИЙ: ...у него была убедительная позиция, то есть военного, который ненавидит войну. У него был опыт. У него было хорошее чувство юмора, красивый голос и так далее. У Навального – другие козыри. Я так думаю, что он, конечно, поискушеннее, чем Лебедь, и полагаю, что Навальный – это сила, конечно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. Артемий Троицкий выступал сегодня в «Особом мнении». Всем счастливо.

А.ТРОИЦКИЙ: Пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире