'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 09 ноября 2011, 19:08

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева. Особое мнение сегодня высказывает писатель и политик Эдуард Лимонов. Здравствуйте.

Э.ЛИМОНОВ: Добрый день.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы можете задавать ему свои вопросы на номер +7 985 970-45-45, твиттер тоже не забывайте, если он у вас есть, аккаунт @vyzvon. Ну и, соответственно, на сайте «Эха Москвы» можно создавать кардиограмму эфира, соглашаясь или не соглашаясь с тем, что говорит наш гость. Огромное количество вопросов связано с вашей, как бы это сказать, уличной деятельностью, да? Вот, что было 31-го, что вы делали 4-го и так далее. Ну, если можно, ответьте сразу, чем вы занимались 4 ноября? У вас есть какой-то свой марш ко дню российского единства, который ваш любимый? Объясните нашим слушателям.

Э.ЛИМОНОВ: Я 4 ноября не считаю праздником, и я, по-моему, оставался дома и работа с утра. Для меня праздник, вот, 7 ноября, действительно. Поскольку я, все-таки, как бы, в глубине души советский человек со старыми добрыми традициями, то я не вкладываю в это никакой прямо такой… Как сейчас вижу Новодворскую с кулаками. (смеется) Нет, а вкладываю, все-таки, традиции моего отца, офицера, моей мамы, всех. Вот в этот день все вставали в таком, праздничном настроении. Отец ездил, он обычно дежурил там в штабе, а я, когда учился в школе, ходил на демонстрацию. Я привык к этому. А теперь у меня еще и день рождения сына.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, тем более.

Э.ЛИМОНОВ: Да. 7 ноября у меня родился Богдан, и в этом году ему 5 лет.

О.ЖУРАВЛЕВА: О. Я вас поздравляю с юбилеем.

Э.ЛИМОНОВ: Спасибо, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: На самом деле, вопрос-то непростой. Вот, человек, подписавшийся Стоп-сигналом, спрашивает: «Вы были на Русском марше? Если нет, то почему? Вы, ведь, национал-большевик». Как вы вообще к Русским маршам относитесь?

Э.ЛИМОНОВ: Я считаю, это день Святого Патрика. Я когда-то обозвал этот Русский марш, по-моему, год назад таким образом. Это, действительно, на мой взгляд, это лишено политического заряда, и зря ищут в этом какую-то политику, и зря Навальный пытается найти там свою армию. Это, скорее, такое вот фольклорное, народное там…

О.ЖУРАВЛЕВА: Буйство самосознания?

Э.ЛИМОНОВ: Ну да, ну да. Ну, с такими подростковыми загибами. Ну, может быть, с течением времени как день Святого Патрика, идут там с этими волынками или что они там? Играют, волынка, пиво. Вот будут и у нас гармошки, сапоги.

О.ЖУРАВЛЕВА: Самогон.

Э.ЛИМОНОВ: Да. Я, честно говоря, не вижу в этом, как ни стараются лидеры националистов все это представить как грандиозную демонстрацию политической силы. Я вижу в этом, действительно, демонстрацию какой-то такой определенной русскости как День Святого Патрика ирландскости. Не надо уж так страшно сгущать краски. Эти люди не пойдут на чего-нибудь, там, переворачивать. Или меньшая часть их пойдет. Такое мое мнение.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Стратегия-31, — пишет Ирина, — разве не потеряла свой смысл? Ведь, все последние акции разрешаются правительством». Вот, Ирине кажется, что все вообще уже хорошо.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, Ирина просто, видимо, не знает истины. А истина заключается в том, что ни одна акция на Триумфальной площади не была разрешена. Исключение составляет вот такая намеренно спойлерская акция, когда надули Людмилу Михайловну Алексееву и ей предоставили, несколько раз подряд предоставили возможность провести такой лимитированный митинг на несколько сот персон. Но как вы знаете, из этой затеи, в конце концов, ничего не получилось, митинги эти затухли, умерли и осталась Триумфальная в прежней форме: то есть это каждый раз мы хотим получить свободу мирных собраний согласно статье 31-й Конституции. Мы ее не получили, это факт. И поэтому мы будем продолжать до тех пор, пока мы не вырвем из рук или из горла власти вот эту вот свободу.

О.ЖУРАВЛЕВА: И вы последний раз опять были задержаны.

Э.ЛИМОНОВ: Да, последний раз я был задержан на Триумфальной площади. Я едва с Тверской вышел на Триумфальную, ко мне уже продирался отряд бравых молодцев из 2-го оперативного полка. Мне не надоест и я не устану. Это они устанут.

О.ЖУРАВЛЕВА: А какая цель, вот, для вас лично?

Э.ЛИМОНОВ: Цель такая: приучить общество, черт возьми, к ответственности, к гражданственности. Есть у нас цель добиться свободы мирных собраний? Давайте добиваться. Я слышал всякие лающие голоса, там, «Стратегия-31 себя изжила». Чем она изжила? Она что, слон, у которого там возраст подошел умирать? Или в чем дело? У вас есть что-то другое? Вы чего-то добились? Если не добились, не останавливайтесь в начале дороги или на полдороги. Надо идти. Все российские начинания оппозиции грешат одним и тем же, что не доводят дело до конца. Придут, потрясут кулаками, скажут, что «Мы там сделаем, мы не дадим, мы станем, мы ляжем на рельсы». Никто никуда не ложится, не становится поперек и подчиняется обстоятельствам, в конце концов. Нет твердости, нет упорства. Нужно иметь и твердость, и упорство и доделывать свои начинания. Вот, надо добиться свободы мирных собраний.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но, ведь, многие считают, что стратегия себя изжила хотя бы потому, что не поддерживают широкие массы такое простое и незатейливое требование как соблюдение Конституции.

Э.ЛИМОНОВ: Вы смотрите, ведь, мы – не единственная страна подобного рода. Вот, периферийные страны. Вот, возьмите Египет. Не надо засматриваться так на Европу. Мы по своей позиции, по отношению к Европе как раз, действительно, какой-нибудь Египет. Вот там тоже не было много лет никаких демонстраций. А потом была. Для того, чтобы что-то совершить, надо сделать какие-то шаги. Никому не поможет вот это уныние и тоскливый вой, который мы сегодня наблюдаем и в СМИ, и в обществе, когда «А-а-а! Путин пришел на 12 лет!» Ну, во-первых, он еще не пришел, и, во-вторых, еще не на 12.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте мы продолжим. Мы здесь сделаем небольшую паузу и, вот, про Путина и про 12 вы объясните чуть подробнее. Это Эдуард Лимонов и его особое мнение – никуда не уходите, мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, наш гость – политик и писатель Эдуард Лимонов, и мы продолжаем. Вот, вначале вы сказали, что все вот это уныние вы осуждаете, что, вот, Путин, что придет на 12 лет. А вы считаете, что этого не будет?

Э.ЛИМОНОВ: Я – да, я абсолютно убежден. Поскольку я – внимательный наблюдатель того, что происходит, то я помню, когда, действительно, общество приветствовало приход Путина. Вот, национал-патриоты приветствовали и коммунисты приветствовали. Это был его первый срок, все считали, что придет сейчас молодой чекист, все там повернет и все. Ну, 50% общества искренне, а, может быть, и больше искренне честно хотело.

Но мы прошли большой путь с тех пор, с 2000 года, когда он у нас впервые стал президентом. Сейчас он сумел восстановить против себя исключительно всех. Исключительно. Ну, я не буду перечислять. Он восстановил быстро. Восстановил богатых, потому что посадил Ходорковского. Никто, у кого что-либо есть в этой стране, не доверяет этому государству, этому руководителю, этому лидеру страны. Не доверяет. Бедных он оттолкнул тем, что провел в январе 2005 года, нам представили монетизацию льгот. Она коснулась 104 миллионов человек. Странным образом наши все рейтинги всяких агентств, измеряющих рейтинги, показывали, что нет, не упала популярность. Такого быть не может! Это ложь! Значит, рейтинги лживые. Не может быть, чтобы 104 миллиона человек были затронуты этой монетизацией, а рейтинг остался прежним. Ничего подобного.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну как? Ну, у нас же добрый – царь и плохие – бояре.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, не надо. У нас люди такие же, они так же понимают боль, уколи его булавкой или уколи его как-то, он знает, что это боль. Все нормально у них с инстинктами, все в порядке. Это ложь просто была. И он таким образом оттолкнул бедных.

Интеллигенцию он уже оттолкнул. Уже, по-моему, стыдно просто в среде интеллигенции безразличие идеологии. Стыдно быть на стороне власти, уже не модно, да? Вот есть понятие такое «мода», да? Мода – она на все бывает. И на политические…

О.ЖУРАВЛЕВА: Но все равно люди продолжают вступать во Фронт, в «Единую Россию».

Э.ЛИМОНОВ: Да это кто? Ну, всегда есть карьеристы, вступавшие в комсомол или куда угодно. Ну и чего? Что с ними делать? Как вы видите, коммунистическая партия насчитывала 19 миллионов человек – никто не вступился, ни одной пули не выпустили в защиту этого государства. Я вот так щелкну, и не будет ни Народного фронта, ничего, все разбегутся к чертовой матери.

О.ЖУРАВЛЕВА: По поводу ваших собственных президентских амбиций. «Когда же вы, наконец, в президенты пойдете?» — спрашивает Ахмет из Хасавюрта.

Э.ЛИМОНОВ: Я обещаю, что в нужный срок я начну этот процесс. Мы соберем инициативную группу по выдвижению и будем следовать…

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот в эти президентские выборы?

Э.ЛИМОНОВ: Да, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. То есть вы считаете, что поддержки реальной у Путина сейчас значительно меньше?

Э.ЛИМОНОВ: Я считаю, что не только меньше – у него этой поддержки… Видимо, она у него такая же, какая была у Ельцина в 1996 году, когда ему с помощью олигархов… У него там было не то 2%, не то 6%, ну, в общем, была очень маленькая поддержка. Люди устали от однообразного правления. Люди даже, может быть, и не рассуждают так, что вот он плох или там он… Они просто смотрят и говорят: «Я прожил 11 лет при правлении этих людей и ничего не добился. У меня были планы сделать то-то и то-то, и то-то. Я ничего не сделал. И что же, я буду еще их терпеть столько-то?» Люди хотят, чтобы пришел кто-то, при котором, возможно, или при группе лиц, при которых можно будет реализовать свои жизненные планы. Только так люди и думают – иначе они не рассуждают. У кого эти планы это, может быть, ну, повысить благосостояние, у кого планы другие, там я не знаю, научные какие-то, реализовать свое открытие, свое видение мира и так далее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Скажите, пожалуйста, до президентских выборов – выборы парламентские. Вот, просто интересуются люди, вы будете голосовать на выборах?

Э.ЛИМОНОВ: Я не буду голосовать. Я рекомендую всем. Вот, мое первое предложение было идти и себя исключать из списков избирателей. Но затем под давлением критики я не то, что его снял, я просто понял, что это, действительно, доступно немногим. Надо быть очень храбрым человеком, надо быть очень красноречивым, устойчивым человеком, чтобы пойти в избирательную комиссию и выдержать там вот этот диспут, грязь эту всю и прочее. Но я сейчас предлагаю очень просто как весь наш народ, собственно, делает, да? Не надо вообще ходить, не берите бюллетени. Вот, ошибка всех других предложений состоит, на мой взгляд, в том, что предлагают брать бюллетень. Когда вы берете бюллетень, то вы уже расписались в этом журнале и, значит, все. Дальше что будет с вашим бюллетенем, вы не можете знать.

У нас не честная система. Да? Все мы уже убедились много раз, что она не честная.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну а что мешает за меня расписаться, если я не приду?

Э.ЛИМОНОВ: Я думаю, что это уже вы не сможете проверить, вы не сможете собрать все миллионы, которые со своими заявами куда-то пойдут жаловаться. Но я думаю, что умнее, честнее, спокойнее сердцу, душе и все такое поступать как наш многомиллионный народ издавна поступает – не ходить, не брать бюллетень. Вот сегодня так, а дальше по развитию событий посмотрим, что будем делать. Я не пойду и вам не советую. Выходите…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть вы не видите даже намека на тех, за кого стоит голосовать?

Э.ЛИМОНОВ: Выходите на улицы своих городов, приходите на Триумфальную 4 декабря в 18 часов, в других городах, где есть свои какие-то места. В крайнем случае, если у вас в городе нет, идите к администрации, стойте там как угодно, молчаливым укором. Мирно, разумеется, стойте и показывайте своим, вот, и видом, и количеством, и отвращением на лице, что вы вот этой лжи уже имеете во, вот так и больше не можете выносить и все это кончается. Все, конец скоро, баста, капут будет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Дмитрий спрашивает, возможно, под влиянием интервью Ходорковского, которое было – вот, недавно он отвечал на вопросы у нас на сайте. «Нынешнюю власть возможно сменить только революцией? Что вы думаете об этом?»

Э.ЛИМОНОВ: Ну, это все теоретические какие-то рассуждения. Вы, Дмитрий, вот, прежде всего запомните одно, что вы лично ответственны за все, что происходит в нашей стране. Лично вы. Не то, что вы говорите, обращаясь там к кому-то: «А, вот, все равно мало людей там выходит». Но вы-то кто? Вы же себя за скобки, что ли, исключаете? Вы не человек, вы не гражданин? Вы же, наверняка, никуда не ходите – вот, я просто даже по вопросу вижу, да. Поэтому вы должны понять, что если вы лично не участвуете в этом, то вы вообще не имеете слова даже вякать, рот открывать. Надо тогда молчать, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, может быть, Дмитрий хочет подготовиться и в случае революционной ситуации, я не знаю там, залезть в бункер.

Э.ЛИМОНОВ: Что значит «революционная ситуация»? У нас, в основном, понимают это как 1917-й год. И нас начинают пугать и говорить о том, что «вот, там гражданская война, несчастья, Россия вдруг развалится». Чего это она развалится от того, что Путин и Медведев уйдут и уйдет еще несколько тысяч, как бы, людей, которым мы не доверяем? Почему должна развалиться Россия от этого? Да ничего она не развалится – наоборот, она станет крепче, сильнее, все поймут друг друга в новом многопартийном парламенте, все будут понимать друг друга, доказывать друг другу. Ну, лаяться. Ну и черт с ними – не надо бояться такого. Лучше пусть люди словесно в Госдуме там, на круглых столах, на нашем телевидении, которое станет нормальным, я надеюсь, как оно было где-то в конце 80-х годов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы знаете, люди опасаются, что если все эти люди уйдут, они уйдут вместе со всеми деньгами, которые есть в стране. Есть такие опасения робкие.

Э.ЛИМОНОВ: Ой. Знаете, вот, у нас всегда была неплохая внешняя разведка и всегда можно найти деньги, вернуть деньги. Прекрасно это происходит с другими странами. Вот, тираны куда-то убегают – находят их деньги, возвращают в казну. Все это…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть не страшно.

Э.ЛИМОНОВ: Не волнуйтесь, сейчас мир давным-давно интерполизируем, наблюдаем, везде видеокамеры. Это вы не волнуйтесь о деньгах – все будет в порядке.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как раз по поводу денег ушедших или неушедших. Сегодня у нас в Москву вернулся Юрий Михайлович Лужков, которого тоже подозревают в том, что он там все похитил, где-то держит. И, вот, у меня такой вопрос возник. Как вы считаете, Лужков здесь, скорее, станет политическим лидером или политическим узником?

Э.ЛИМОНОВ: Я думаю, что он сумеет как-то договориться, иначе бы он вряд ли вернулся вот уже сейчас даже. Я не вижу в нем политического лидера. Ну, он не может. Ну как? Ну, он всю жизнь был… И кто за ним пойдет? Ну, кто захочет рисковать, какая партия его к себе возьмет?

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас такие рисковые есть партии. Чего только не придумывают.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, не знаю. В ЛДПР он не пойдет, потому что они с Жириновским, как бы, антагонисты.

О.ЖУРАВЛЕВА: Они сегодня судиться должны были, да.

Э.ЛИМОНОВ: Да. Они судятся. Это, пожалуй, единственная партия, которая могла бы его пригреть. КПРФ его точно не возьмет… Да нет, это смешно об этом говорить. У нас, знаете, все время начинают кричать «Кто-то там политик». Он на роль политика никогда не годился и не годится, и сегодня. И только потому, что его прищемила эта власть, он – политик? Да нет. Политик – это нечто иное, это руководитель политической организации или влиятельный член политической организации. Без организации политика нет. Поэтому когда у нас говорят, там, кто-то, там политик… Вот, Шевчук честно говорит: «Я – не политик». Правильно. И не хочет заниматься политикой. Верно. Он – популярный человек, он нравится, то, что он поет, людям нравится, им нравится простое его поведение такое. Вот, все, порядок. Популярным человеком, может быть, даже лучше быть, чем быть политиком.

О.ЖУРАВЛЕВА: Скажите, пожалуйста, а кто из тех людей, которых сейчас называют политиками, действительно, является политиком? Вот, кто сейчас помимо там Путина и Медведева (я уж не знаю, являются ли они политиками для вас), кто сейчас вообще имеет какое-то значение?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, на самом деле, у нас самостоятелен был всегда только Путин. И был Медведев. Все остальные исполняли… Нельзя назвать, например, Лаврова политиком, нашего министра иностранных дел, поскольку он…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, он – чиновник.

Э.ЛИМОНОВ: Чиновник, да. У нас все другие – тоже чиновники.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но а оппозиционеры?

Э.ЛИМОНОВ: В партии власти нет самостоятельных политиков. Оппозиционеры, политики… Ну, мы же называем их. Другое дело, сильные ли они политики или слабые? Я считаю, что множество слабых политиков у нас в оппозиции. Но они – политики, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Скажите, пожалуйста, вот тут Валерия Ильинична Новодворская, последний раз когда была в этом эфире, говорила о том, что она разочаровалась во всех оппозиционерах после вот этих вот Русских маршей, митингов и всего прочего.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, я Валерию Ильиничну не хочу принимать всерьез. Она – такая, ну, Пифия. Это человек, который серьезно себя противопоставляет, например, народу. Она говорит «Народ у нас не такой». Ну, это немножко клиника такая. Ну, это, конечно, позиция…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, а вы-то изменили свое восприятие?

Э.ЛИМОНОВ: Кого?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, вот там «Хватит кормить Кавказ» для вас имеет значение или нет?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, это лозунг не умный. Во-первых, что такое Кавказ? Вы хотите отделить горы, там, реки и так далее?

О.ЖУРАВЛЕВА: И долины.

Э.ЛИМОНОВ: Да. А Кавказ живет в Москве преспокойно. И как вы будете его отделять? Вот я посмотрю, например. Ну, отделите, административно, предположим, да? А чтобы отделить Кавказ, надо признать массу расистских по сути своей законов. Как вы будете их, эти законы в жизнь воплощать? Это будет вам не просто там один Егор Свиридов – это будет резня жуткая. Кто вам это позволит? Ни одна власть не позволит.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, это как раз и говорит о том… Если политики переходят к глупым лозунгам…

Э.ЛИМОНОВ: Да это не политика, это эмоции. Это эмоции, которые все пытаются использоваться. Вдруг выбегает там Навальный, становится: «Я хочу быть вашим вождем». Ну, естественно, это невозможная вещь.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть просто не принимать всерьез. Хорошо. Мы продолжим этот разговор. У нас в студии писатель и политик Эдуард Лимонов, его особое мнение вы сегодня слушаете. Не забывайте задавать вопросы, +7 985 970-45-45. Меня зовут Ольга Журавлева, никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение». Гость этой программы – писатель и политик Эдуард Лимонов, и мы продолжаем. Есть несколько вопросов, которые просто, что называется, идут нескончаемым потоком. «Тот факт, что ваших ребят осудили за Манежку, говорит о том, что власть боится только вас – ни КПРФ, ни «Яблоко», ни уж тем более Немцова и Навального. Все-таки, власть у нас поумнее, чем кажется», — считает Алекс Саенко. Как вы считаете, власть боится вас?

Э.ЛИМОНОВ: Я согласен абсолютно. Она боится организации, она боится всякой организованности и всякой организации. Тем более она боится организованного сопротивления. Они знают настоящее положение вещей. Они знают, что нас, все-таки, потрепал этот запрет партии. Они все знают. Но тем не менее, они знают, что на сегодняшний день у нас в нашей организации под названием «Другая Россия» наибольшее количество решительных людей, которые способны спокойно, не дрогнув лицом, пройти через тюрьмы и прочее-прочее, встретить множество препятствий.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но тогда уж здесь же скажите, чем закончилась история с задержанным ребенком?

Э.ЛИМОНОВ: Насколько я знаю, написала мать ребенка в прокуратуру заявление (и правильно сделала). Девочка, которую задержали, няня ребенка тоже написала заявление в прокуратуру.

О.ЖУРАВЛЕВА: А она, действительно, была в розыске?

Э.ЛИМОНОВ: Да это глупость. Ну, как может 16-летний ребенок быть в розыске? Розыск – это преступников разыскивают.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, мало ли. Пропала.

Э.ЛИМОНОВ: Нет. Ну, у нее, видимо, были какие-то с родителями, неприятности, видимо (не знаю). Сам факт, что мать вначале не захотела там ехать за ней ночью, тоже о многом говорит. Я, извините, не дай бог быть в такой ситуации, но, естественно, надо немедленно бежать, лететь и выручать ребенка. Ну, какие у них отношения, я не знаю. Я просто вам говорю, что, видимо, она по линии там какой-то… Может быть, ее в детскую комнату 2 раза вызвали или один раз, вот вам уже под заинтересованным пером соответствующих милиционеров это становится розыск.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, я так понимаю, что человек, ваш однопартиец…

Э.ЛИМОНОВ: История простая. Мама работает до 8 часов, ребенка негде оставить. Комнатка там маленькая в коммунальной квартире. Они пришли и стояли в стороне, это не было даже 31-го. Люди забывают, что 31-го, действительно, грандиозные… Это было 1-го числа, 1 ноября во вторник, когда выходит не так много людей, выходит под лозунгом «Выборы без оппозиции – преступление». И их довольно жестко там винтят, хватают, несут в автобусы. Ребенок вместе с няней стоял далеко поодаль и ждал, что мама или папа, его кто-то заберет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, все уже сказали о том, что это явно была угроза для отца. Она сработала?

Э.ЛИМОНОВ: Она не сработала, естественно. Отец уже был задержан опять во вторник, вчера. Она на него не возымела действия. А кроме того, интересный факт, что Центр Э вчера отсутствовал на Триумфальной площади. Мы не знаем, что это означает. Может быть, их на время, чтобы заглохло. Потому что, собственно говоря…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, стыдновато видимо.

Э.ЛИМОНОВ: ...капитан этого Центра Э по фамилии Алексей Окопный указал на эту девочку и на ребенка и сказал, чтобы их забрали. Вот их и забрали. Уже их не было. Что там дальше будет? Может, они опять появятся? Может, они появятся 31-го, может быть, их ушлют куда-нибудь работать не в Москву, я не знаю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну понятно. Еще, пожалуйста, вот ваши комментарии просят: «Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию, связанную с осужденными пилотами в Таджикистане». Она развивается на фоне осужденного пилота Бута? (ну, не пилота) И многие как-то интересуются, почему, вот, одного нужно защищать, а про других вообще забыли, пока им уже приговор не вынесли? Весной еще задержали летчиков.

Э.ЛИМОНОВ: Знаете, я не знаю всего, я не могу… Не надо делать вид, что я могу ответить на любой вопрос. Мне, например, обстоятельства задержания летчиков меньше известны, чем обстоятельства задержания того же Бута. Но я однажды, вот, в 1999 году еще, когда были задержаны наши ребята за акцию в Севастополе, 15 человек, я имел неудовольствие иметь дело с Министерством иностранных дел. Я их просил вмешаться. Тогда я еще не был такой явно оппозиционной, такой стопроцентно одиозной фигурой, а был вполне приемлем еще. Во всяком случае, брали трубку в министерстве. Я разговаривал со многими там руководителями отделов. А они даже не слышали, не понимали, что нужно защищать российских граждан за рубежом, не важно, за что их там скрутили и свинтили. Это уже дело другое, это уже дело правосудия и прочего.

Но то, что нужно к ним сходить, они не понимали. Мне немедленно соврали, что «да, пошли и сходили» (консул). А мне из Севастополя мои, ну, не агенты, местные, имеющие там авторитет люди, говорили: «Никого не было! Они врут!»

Понимаете? Наше Министерство иностранных дел – ленивые коктейльные ребята, такие, boys, которые ходят на коктейли, такие, знаешь, зрители. Извините. И, короче говоря, это позорище. Да, они до сих пор ничему не научились. У них были летчики, взятые в Африке. Помните тогда? И тоже они чуть ли не сгнили там эти наши летчики. Все это… Надо вот этих всех притершихся людей вот в эту вонючую жидкость Министерства иностранных дел, палку туда опустить и размешать все это.

У нас многие не хотят работать, ни черта не делают. Это не сверху.

О.ЖУРАВЛЕВА: И это не только в Министерстве иностранных дел.

Э.ЛИМОНОВ: Чиновники не хотят работать. И поэтому просмотрели, им всем наплевать. Пока дело не приобретает международную какую-то огласку, тогда кто-то там возьмет брезгливо пальчиками, подтянет к себе кипу бумаг.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот Доктор13 (так он подписывается) спрашивает: «Можете ли вы назвать 3 главные вещи, которые, по вашему мнению, спасут Россию?» Глобально.

Э.ЛИМОНОВ: Ну это, знаете вот, вот это как это? Давайте выберем…

О.ЖУРАВЛЕВА: Это детский дневничок.

Э.ЛИМОНОВ: ...Мисс Вселенную, 3 вещи.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, да.

Э.ЛИМОНОВ: «А что бы взяли с собой на необитаемый остров».

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну вот только что вы говорили о том, что люди не хотят работать.

Э.ЛИМОНОВ: На необитаемый остров надо брать с собой карабин. А то нам начинают говорить: «А какую бы книгу вы взяли?» Ну что это, я еще буду на необитаемом острове книги читать! Глупость какая!

3 вещи, чтобы спасти Россию.

О.ЖУРАВЛЕВА: А ее нам нужно вообще спасать, как вам кажется? Или она как-то сама спасется?

Э.ЛИМОНОВ: Нет, термин вот этот, конечно, он какой-то жалкий. «Спасти». Спасать – это надо какого-то умирающего. Россия – мощная. Пустите народ повсюду, пустите его на сцену, к свободам.

О.ЖУРАВЛЕВА: А он пойдет?

Э.ЛИМОНОВ: Он пойдет, он только сидит и ждет. Я вас уверяю. Полно людей в провинции, молодых люде. Они хотят иметь судьбу, в чем-то участвовать, влиять на что-то. Пустите, уберите эту коросту вот этих чиновников сверху. Надо сгрести к чертовой матери как, знаете, сухую, неплодную такую почву. А там – все в порядке.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну а это вот та самая молодежь, которая от безысходности идет в Наши и во все остальное?

Э.ЛИМОНОВ: В Наши не идут от безысходности.

О.ЖУРАВЛЕВА: А от чего идут?

Э.ЛИМОНОВ: В Наши идут вихлястые, как моя бабушка говорила, вихлястые карьеристы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну а где же тогда вот эти люди? Кто им не дает?

Э.ЛИМОНОВ: Вот это приблизительно те же люди, которые шли в комсомольцы. Но в комсомольцы не в войну, заметьте, не в Гражданскую, не в Великую Отечественную, когда комсомольцам это было обязательство идти первыми. А это они идут вот в те годы, когда надо было там в 70-е где-то пристроиться.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну а как иначе в институт-то поступить?

Э.ЛИМОНОВ: Да, пристроиться. Это приспособленцы. Все нашисты, безусловно, сверху донизу приспособленцы. Все, для кого жизнь не трагедия, для кого жизнь вот этот водевиль с получением каких-то с этой дурью на Селигере постыдной и глупой, это приспособленцы, разумеется.

О.ЖУРАВЛЕВА: В общем-то, об этом же Ирина из Москвы спрашивает: «Допустим, вертикаль каким-то образом растворилась без следа. Какая у вас программа, что и как строить?»

Э.ЛИМОНОВ: У меня программы, если вас интересуют, они везде есть. У меня есть программа Лимонов-2012 и есть масса программ. Программ полно всего. Что строить? Я вам говорю, основное – провести свободные выборы. Запустить в парламент тех представителей народа, которых мы имеем. Другого нет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Скажите, а если, вот, на выборах некая организация, но лидером ее будете не вы, вы будете в ней работать?

Э.ЛИМОНОВ: Я вообще, может быть, даже и не хотел бы быть лидером организации, да? Вот, мне, например, очень хотелось бы чему-то свою страну научить, вывести ее откуда-то из вот этого состояния апатии, в котором она сегодня находится. Я был бы дико счастлив. Знаете, мне не нужны там какие-то… У меня давно удовлетворенное, уже лет 40, наверное, удовлетворенное тщеславие как писателя и все такое. Мне хватает, мне не надо. Я отказываюсь от множества… Там мне говорят «Снимитесь у нас в этом документальном фильме», «Придите туда». Я 90% вообще отказываюсь – не хочу, мне не надо. Люди думают, что пиар прямо нужен всем, прямо мы сейчас сгребаем все крошки пиара и здесь я появлюсь. Это, во-первых, не рационально, это банализирует человека. Когда он повсюду, каждой бочке затычка, это плохо.

Нет, я хотел бы внести вклад в судьбу своей страны, я хотел бы ее изменить – это для меня наилучшее, чего я хотел бы добиться.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это Эдуард Лимонов со своим особым мнением. Меня зовут Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире