'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 сентября 2011, 19:08

М.КОРОЛЕВА: Здравствуйте, это действительно программа «Особо мнение», меня зовут Марина Королева, напротив меня – журналист Максим Шевченко. Максим, здравствуйте!

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте!

М.КОРОЛЕВА: +7 985 970 45 45 – это телефон для ваших смс, вы его, конечно, знаете, кроме того, «Сетевизор» на сайте «Эхо Москвы», там же кардиограмма эфира, которую вы создадите , если будете голосовать за слова Максима Шевченко или его слов. Кроме того, в твиттере есть аккаунт @vyzvon – пишите и туда тоже. Максим, первый вопрос, который Вам задают, кстати, наши слушатели, через Интернет: «Остались ли Вы членом общественной палаты?», но я посмотрела список – не остались.

М.ШЕВЧЕНКО: Здесь, знаете, мне просто уже дико напоминать журналистам, что надо посмотреть хотя бы в закон в Общественной Палате.

М.КОРОЛЕВА: Но там кто-то же остался из прежнего списка.

М.ШЕВЧЕНКО: Общественная палата, согласно закону, состоит из трех частей: первый список подается президентом РФ – это мнение президента, кого хотел бы видеть глаза РФ в Общественной Палате, третий предоставляют общественные организации, а третий – региональные общественные организации с помощью округов федеральных. Поэтому сейчас говорить о том, кто остался или не остался вообще нельзя, ещё месяц или полтора будет идти формирование списка общественной плата: будут выборы, будут голосования. Я дважды участвовал в этом, я дважды шел по президентскому списку.

М.КОРОЛЕВА: Но Вы дважды шли по президентскому, а теперь нет. То есть Вас могут выбрать и следующие.

М.ШЕВЧЕНКО: Да, могут выбрать и следующие, если я захочу подавать заявление, если я так захочу в общественную палату, а могут не выбрать – это демократическая процедура. Мне кажется, я видел этот список, он мне представляется, все больше и больше должен соответствовать тому значения, тем принципам, которые должна иметь общественная палат. Она должна быть срезом общества в полной мере.

Когда я увидел в новом списке там журналиста Дмитрия Соколова-Митрича, который в свое время написал в «Комсомолке» в «дни манежки», что когда он едет в метро, с ним рядом сидят черные — у него такая была форма речи. Я сказал себе, что очень хорошо, голос «манежки» теперь будет слышен в общественной палате: голос категории людей, которые граждан России кавказцев например, полагают черными, будет звучать в Общественной Палате.

Потому что именно эти категории граждан, этот срез общества очень сетовал на то, что они, националисты, никак не представлены, причем такие, радикальные, которые позволяют себе высказывая типа «черные со мной едут», не представлены. Теперь зам.главного редактора «Русского репортера», Дмитрий Соколов-Митрич, который позволял себе публично такие высказывания, будет членом общественной палаты.

М.КОРОЛЕВА: Ну это Вы так иронизируете!

М.ШЕВЧЕНКО: Я не иронизирую! Я считаю, что общественно состоит из людей разнх взглядов: правых, левых, либеральных.

М.КОРОЛЕВА: То есть Вы как раз это одобряете?

М.ШЕВЧЕНКО: Я считаю, Общественная Палата, в ней должны быть представлены все силы.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо, он там будет, а Вас пока там нет. Рваться Вы туда не будете?

М.ШЕВЧЕНКО: Рваться – я никогда в жизни никуда не рвался.

М.КОРОЛЕВА: Но заявление подавать будете?

М.ШЕВЧЕНКО: Я знаю точно, что у меня есть большие недоделанные дела по Кавказу, наша рабочая группа по развитию общественного диалога институтов гражданского общества на Кавказе только набрала ход своей деятельностью. Этот ход и то, что мы делаем, не понравилось некоторым персонажам, которые работают на Кавказе и представляют там какие-то местные региональные власти, силовые структуры. Но никогда я не менял и не буду менять интонации и оценки какой-то ситуации, никогда я не буду ни под кого подстраиваться. Ну конечно, надо быть более политически взвешенным, более дипломатичным в каких-то ситуациях.

М.КОРОЛЕВА: То есть Вы себя упрекаете за недипломатизм?

М.ШЕВЧЕНКО: Я говорил и буду говорить, что арестованные во Владикавказе мусульмане, которых в Нальтчике муфтий Северной Осетии Хаджи Мурат Гацалов говорил президенту Медведеву, которых били, которых обвиняли в том, что у них три грамма героина у одного, три патрона у другого, Калашников – у третьего. Их до сих пор не отпустили, Дмитрий Анатольевич, хотя Вам, наверное, доложили, что их отпустили.

Их не отпустили, их до сих пор не вывели на процесс. Хотя в чем их обвиняют до сих пор непонятно, по оценкам многих экспертов – это попытка создать такой некий, инсценировать такой Ваххабистский процесс из тех активистов владикавказской мусульманской общины, которые выступали за мир, участвовали в мирных разных шествиях.
Вот в таких ситуациях я высказываюсь и буду высказываться внутри общественной палата, будучи членом общественной палаты, или будучи не членом общественной палаты. Проблема в
том, что когда ты член общественной палаты, ты связан обязательствами и с общественной палатой, и с властью, и так далее.

М.КОРОЛЕВА: С другой стороны, у тебя больше возможностей: вы можете организоывать какие-то мероприятия, выезды, поездки.

М.ШЕВЧЕНКО: Но вообще, согласно современным законам о НКО, я как раз участвовал в социальном форуме, Елена Леонидовна его проводила, была инициатором, как раз там обсуждалось, что огромное количество законах принято, о социально-ответственных учреждениях, о альтернативных способов решения судебных конфликтов. И т.д. Сейчас обсуждается закон о контроле некоммерческих организаций, в том числе за деятельностью государственных структур.

Вот эти возможности, они тоже достаточно велики, поэтому я в ближайшие дни приму решение: буду ли я заниматься кавказским вопросам в рамках общественной палаты или не мне рамок общественной палаты – и тот и тот вариант для меня абсолютно идентичен. Но, конечно, это большая честь быть членом общественной палаты, я не знаю, как решит мои коллеги, которые будут выбирать, если я все-таки подам заявление на то, чтобы быть членом общественной палаты.

М.КОРОЛЕВА: Как я поняла, тем не менее, разногласия с Дмитрием Медведевым у Вас практически, как и у Алексей Кудрина.

М.ШЕВЧЕНКО: Это нормально, знаете, человека, у которого не разногласий с начальником, этот человек называется Молчалиным, наверное.

М.КОРОЛЕВА: Но их иногда отправляют в отставку. Мы продолжим через минуту, это Максим Шевченко, через минуту мы снова здесь.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЕВА: И сегодня это особо мнение журналиста Максима Шевченко, + 7 985 970 45 45, все остальные возможности пообщаться на эту тему есть на нашем сайте http://echo.msk.ru. Здесь, кстати, пишут, Максим, нам, пишут по поводу смерти режиссера Татьяны Лиозновой.

М.ШЕВЧЕНКО: Прекрасный человек, я её знал, в несколько удивительной ситуации: на первом курсе института подрабатывал почтальоном, она жила в районе Песчаной площади, я носил ей телеграммы, она меня всегда чаем пыталась угостить.. Приходит молодой парень, она для меня просто небожитель какой-то. Хотя для нее это были тяжелые годы. Я так вспоминаю, она ничего не снимала, её отстранили из зависти, как говорят её коллеги так называемые.

М.КОРОЛЕВА: А у Вас какие фильмы любимые или персонажи?

М.ШЕВЧЕНКО: Знаете, у нее, конечно, «Три тополя на Плющихе» — это прекрасный фильм потрясающий! Ефремов и Доронина – это дуэт на все времена. Но, конечно, шедевр, который она сняла – «17 мгновений весны» — он всеобъемлюще возвышается даже над теми е прекрасными работами, которые она сняла. Это художник, она скончалась, и мы должны скорбеть, но это судьба художника, который оставляет после себя значительные вещи. Мы о ней говорим сейчас, душа переполняется одновременно такой странной смесью – горя и какой-то такой радости, что такой человек жил, рядом с нами творил.

М.КОРОЛЕВА: Ну и к тому же жизнь прожил большую, достойную.

М.ШЕВЧЕНКО: Она была очень интересная женщина. Она ж жила в таком дома, он назывался у нас «Циковский дом».

М.КОРОЛЕВА: То есть у Вас ест свои воспоминания о Татьяне Лиозновой, но, кстати, фильм «17 мгновений весны» — любимый фильм Владимира Путина, не самый любимый, но один из самых любимых, потому что все, что связано с такой тематикой, со шпионской тематикой – это то, что нравится Владимиру Путину. Много вопросов по поводу Владимира Путин, вот например, Вас спрашивают по смс: «Максим, а Вас устраивает, что выборов в президенты у нас нет, и Путин на следующие 12 лет сам себя назначил. Сколько Вам будет в 2024?»

М.ШЕВЧЕНКО: Много. Мне будет много, но я ещё буду в силах, ещё дожить надо, только у Бога все времена и все судьбы. Поэтому что нам загадывать, что будет.

М.КОРОЛЕВА: Оставим нашу с Вами жизнь, давайте об общей нашей судьбе.

М.ШЕВЧЕНКО: Общая жизнь она находится, конечно, тоже в руках Божьих, но и в руках человеческих. Тут вот есть какая коллизия во всем этом : несколько лет назад мне довелось обедать, я бы приглашен на обед с Хенком Гриндергом – это такой известнейший специалист по страховым системам во всем мире, когда-то он возглавил Корпорацию EMG – это одна из крупнейший страховых корпораций.

М.КОРОЛЕВА: Вы ходите обедать с такими людьми?

М.ШЕВЧЕНКО: Пригласили, господин Гринберг – это человек, вызывающий уважение, ещё юношей он пошел в армию участвовал в боях в Нормандии, высаживался, потом у него отбирали его родственники корпорацию EMG, он её восстанавливал, почему – потому что в этом бизнесе самое главное – это его личный авторитет, доверие к человеку. И ему в бизнесе доверяют, господину Гринбергу. Тогда я помню, я его спросил, ну там была такая беседа свободная: «А вот в современном мире каким странам какие системы будут вызывать наибольший рейтинг доверия со стороны финансовых и страховых структур». И он сказал, что страны, в которых будут соблюдаться в наибольше степени управляемость политической системой.

М.КОРОЛЕВА: Вы думаете, он нас имел ввиду?

М.ШЕВЧЕНКО: Он имел Китай, прежде всего. Но он также и намекал, что та страна, которая сможет обеспечить стабильность в ситуации современного кризиса, когда мир перекачан деньгами, которые не обеспечены ни реальным трудом, и промышленностью, ни реальной продукцией – эти деньги называются доллары, в частности. Это наличие огромное долларовой массы обеспечивает кризис финансовой экономики, я не глубокий специалист в этом вопросе, есть люди, которые лучше меня разбираются, но даже мне это очевидно. И в этой ситуации элиты многих государств, в том числе России, делают ставку на уменьшение рисков, потому что уменьшение рисков связано с усилением перспективы управляемости, как им кажется. Срок управляемости – это гарантия управляемости, снижение рисков системных кризисов, она повышает инвестиционный рейтинг страны.

М.КОРОЛЕВА: Это Вы сейчас в чем?

М.ШЕВЧЕНКО: Это я о том, что они исходят не из политических предпосылок, а из экономических и технологических предпосылок. Путин , как мне представляется, близкие к нему люди, окружение, они видят мир вообще не с точки зрения «политика», «говорильня», «выборы» — вот так они к этому относятся, как я думаю, не знаю точно, я никогда с ними не беседовал.

Они думаю, что они несут ответственность за страну, с точки зрения, скажем так, переходя на 8-й технологический уровень, с точки зрения развития экономики, стабильности экономики, возможности для страны быть кредитором или брать кредиты. Видя, какие кризисы происходят в современном мире, они полагают, что система долгосрочного планирования, связанная с управлением, с преемственности власти – это более с важно, чем демократические процедуры.

М.КОРОЛЕВА: Максим, простите, а Вы не приписываете им свои мысли, собственные? Возможно, Вы бы так думали, если бы Вы были на этом посту? Вы уверены, что они думают о нас с Вами, о стране?

М.ШЕВЧЕНКО: Если этого мотива у них нет, тогда мне вообще непонятно, какие другие мотивы могут быть у этих странных игр в политическую систему.

М.КОРОЛЕВА: Например, сохранение собственной власти.

М.ШЕВЧЕНКО: Сохранение собственной власти вообще не имеет никакого значения в современной мире, собственная власть, если ты не являешься признанным членом ак называемого «Мирового клуба». Сколько не сохраняй собственную власть, рано или поздно прилетят томагавки, или какие-нибудь «Ф-22 Рэптор», которые буду тебя бомбить как бомбили «рэпторы», скажем так, не бомбили Садама, но Каддафи бомбили. Каддафи, Садам Милошевич, люди, которые были в теснейших союзнических отношениях с Западом, люди, которые плясали в обнимку и с Саркази, и с американской элитой, и с английской элитой, оказывались преступниками против человечности, человечества и всего прогрессивного ещё. Будь оно неладно, человечество.

А теряешь ты по одной причине, когда ты слабый… Помните, Путин сказал: «Мы были слабыми, а слабых бьют», — сказал он после Беслана. Если ты слабым становишься в какой ситуации: когда ты чересчур сближаешься с мировыми элитами, но сближаешься не как партнер, а стать партнером – это очень сложно.

Чтобы стать партнером в этом мире капитализма финансового, который построен, необходимо доказать свою состоятельность – это значит удерживать власть и гарантировать её преемственность, избегать кризисов. Вот так вот реально давайте посмотрим на вещи: допустим, у нас сейчас начался бы переход к парламентской республике – кризис шел бы за кризисом, потому что элиты лояльны не политической системе, не политике, особенно региональные элиты, они лояльны руке, которая их гладит, которая их кормит. Если эта рука начнет меняться, начнутся конфликты между элитами на разных уровнях, в том числе на региональных, и вполне могут вернуться 90-е годы.

М.КОРОЛЕВА: Максим, я просто хочу Ваше мнение понять по этому поводу. Вы довольны тем, что снова вернется Путин, а он, судя по всему, вернется, потому что вот он вчера сказал, что ему и предвыборные встречи неинтересны – его все равно выберут. Вы довольны?

М.ШЕВЧЕНКО: Доволен, Марина, здесь неправильное слово.

М.КОРОЛЕВА: Вы будете его избирателем? Долго думаете.

М.ШЕВЧЕНКО: Я долго думаю, потому что я не хочу на выборы, поэтому сказать, буду ли я избирателем, но я знаю точно, что государство нуждается в стабильном развитии. Другое дело, что если власть, и Путин, и Медведев, И все остальные, и Шувалов, и Голикова, и кто там ещё есть, не обратят внимание на тяжелое социальное положение в стране, то их власть может плохо кончится.

М.КОРОЛЕВА: А как они обратят? К ним придет президент, будет премьер…

М.ШЕВЧЕНКО: Я не знаю, как они обратят, конечно, тяжело увидеть из машины, которая проезжает на скорости 180км/ч в окружении кортежей бронированных и геленвагенов, как живет страна, это я понимаю.

М.КОРОЛЕВА: А Вы думаете, Путин начнет ездить на велосипеде?

М.ШЕВЧЕНКО: Когда тебя ведет свита приближенных политтехнологов показывать и беседовать с народов в специально подготовленную школу или ферму. Но вообще страна Владимир Владимировича живет по-разному в разных регионах, Вы, может, не знаете. Я вот не забуду больницу, о которой я говорил в дагестанских огнях, в городе Дагестане, где в операционной плесень, отбитая штукатурка, не работает никакого оборудования, там выбитые окна, там не то, что людей лечить, там находиться невозможно.

Люди там лечатся, это считается одной из лучших больниц, естественно, народных. Естественно, богатые имеют другие больницы, в которые приведут премьер-министра или президента, или ещё кого-то.

М.КОРОЛЕВА: И чем будет хороша преемственность власти, та самая, не сменяемая?

М.ШЕВЧЕНКО: Она хороша с точки зрения власти, и с точки зрения партнера власти как возможность продолжения накапливания того финансового, экономического потенциала, который позволяет государству развиваться во времени. Ещё раз подчеркну, что серьезная опасность – отдавать внимание стратегическим направлениям деятельности и будущего и пренебрегать народом, который живет в твоей в стране. Просто полагать, что народ будет превращаться в средний класс, богатея за счет своего такого труда, так не будет. Так не бывает нигде.

М.КОРОЛЕВА: Вот у меня тот самый вопрос, хорошо, какие у нас основания думать, что когда Владимир Владимирович Путин станет президентом на ещ1, и потом ещё один срок, что-то изменится? Как Вы говорите, рука, которая уже привыкла к этой руке. Наоборот, разве рука привыкла, разве нет? Ей нужна ориентироваться только вот на эту руку?

М.ШЕВЧЕНКО: Посмотрим, Марина, что будет, пока, честно говоря, перенос Саммита Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества – это позор для страны. Они, занимаясь мега проектами, которые нужны стране, безусловно, на самом деле, не обращают внимания на то, как живут регионы, что там происходит в регионах.

По-разному эти регионы живут, есть одни регионы, где строиться, восстанавливается, где местное самоуправление развивается, а есть регионы, где вообще ничего не делается. Где людей просто придушили, и высасывают из них все последние соки. Мне кажется, что задачами следующего 6-летнего срока – будет Путин или кто-то другой, скорей всего, Путин будет, если он будет выдвигаться президентом – это именно при выставлении внешней рамки развития страны, там сильна армия, сильные экономические соглашения, он достроит свои северно-южные потоки, что обеспечит ликвидацию огромно дыры, которая зияет в российском бюджете потенциально.

Потому что когда газ пойдет уже по зафиксированным контрактам, то это, конечно, выедет уже на иной уровень бюджетные возможности.

М.КОРОЛЕВА: Но заметят ли это в той дагестанской больнице, в которой плесень.

М.ШЕВЧЕНКО: Вот, а это как раз и будет главным вопросом, если власть не обратит внимания на это, то…

М.КОРОЛЕВА: То есть Вы готовы потратить свою жизнь до 2024 года, чтобы посмотреть и убедиться в том, оправдаются ли Ваши надежды.

М.ШЕВЧЕНКО: Потратить свою жизнь на это? Нет, не готов, у каждого из нас есть Божье предназначение, жизнь я готов потратить на более высокие смысли и более высокие ценности, чем наблюдать, как кто-то будет реализовывать или воплощать свои проекты. Проблема в том, что у каждого из нас есть свои проекты будущего. Общество состоит из возможностей договариваться о каких-то общих проектах. Я думаю, что в ближайшие годы мы увидим очень интересные конфигурации, в том числе и общественных договоренностей. Может быть, люди, которые считают себя либералами, не разговаривают друг с другом, вдруг найдут какой-то общий язык?

М.КОРОЛЕВА: Что это с ними такое должно случиться?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну вот как мы же на «Эхе Москвы» с Вами находим общий язык.

М.КОРОЛЕВА: С трудом, с трудом.

М.ШЕВЧЕНКО: Хотя по многим вопросам у нас есть серьезные противоречия.

М.КОРОЛЕВА: Журналист Максим Шевченко, мы встречаемся в этой студии буквально через несколько минут.


НОВОСТИ

М.КОРОЛЕВА: Программа «Особое мнение», журналист Максим Шевченко, мы продолжаем. Еще раз напомню, для ваших вопросов – 7 985 970 4545, остальное на нашем сайте, включая кардиограмму эфира. Не могу Вас не спросить, как Вам история с отставкой Алексея Кудрина – министра финансов? Многие уже это прокомментировали. Отставке предшествовала такая пикировка, рокировка с Дмитрием Медведевым. Вас не было в Москве, но, тем не менее, читали наверняка. И слушали.

М.ШЕВЧЕНКО: Кудрин в своем роде – это прекрасный министр финансов.

М.КОРОЛЕВА: То есть Вы это признаете?

М.ШЕВЧЕНКО: А как это не признать, когда страна прошла экономический кризис тяжелейший, в принципе в том русле развития экономике, которое он вел – финансирование банков, классических финансовых институтов – достаточно вменяемо прошла.

М.КОРОЛЕВА: Вот сейчас все признают, что возможен новый виток кризиса, и тут – мы отправляем в отставку министра финансов.

М.ШЕВЧЕНКО: Уверен, что это нельзя было сделать без санкции премьер-министра, по крайней мере уверен, что это так. А Кудрин является близким человеком Путину, неоднократно приходилось слышать его на «ты» — Путина – один из единственных или даже немногих сохранил такое право, то здесь какая-то комбинация скрывается очень интересная.

М.КОРОЛЕВА: Которая куда выведет?

М.ШЕВЧЕНКО: Только я не понимаю, зачем эта публичная перепалка была, может быть, это связано ещё с тем, что Дмитрий Медведев, который возглавляет список «Единой России», отправляет в отставку непопулярного в народе министра финансов, который связан с монетаристско-либеральной политикой.

Народ же не мыслит понятием «макроэкономикой» — резервный фонд, то се – Кудрина поливали «грязью» все, кому не лень, все издания. Знаете, как нынешнего посла в Украине, нашего помните, его пинали и на нем оттаптывались все, на Зурабове, на человеке, который взял на себя огромную ответственность тогда, на что бы не решились многие. Также и вот Кудрин то же самое, поэтому отставка Кудрина очень эффектное такое мероприятие, понятно, что непопулярный министр в выборный месяц отправлен в отставку. Здесь есть и другой план, как мне кажется, дело в том, что там было принципиальное несогласие Кудрина по некоторым инвестициям в военную промышленность.

М.КОРОЛЕВА: Совершенно верно, он об этом и говорил.

М.ШЕВЧЕНКО: Здесь есть такой момент, Алексей Кудрин, есть люди, которые лучше меня в этом разбираются – Леонтьев, Хазин – профессионально занимаются Кудриным, такие крупные кудриноведы уже несколько лет, я вот не являюсь кудриноведом.

М.КОРОЛЕВА: Они втроем что ли договорились: Медведев, Путин и Кудрин? И все это разыграли? Вы это имеете ввиду?

М.ШЕВЧЕНКО: Вы полагает, что на таком уровне бывают спонтанны такие мероприятия?

М.КОРОЛЕВА: Во всяком случае то, что нам показывали… Показывали, что Дмитрий Медведев был просто я ярости, и не смог этого скрыть, и отправил в отставку.

М.ШЕВЧЕНКО: Тогда мне непонятно, как можно отправлять в отставку министра финансов, не согласовав это с премьер-министром, это очень странная комбинация.

М.КОРОЛЕВА: Ну, тот же сказал, что посоветоваться. Ну, вот они посоветовались.

М.ШЕВЧЕНКО: А то есть уже после того, как посоветовался, отправил? Это и называется «обсудить втроем». Вернемся к Кудрину. Политика Кудрина, как мне кажется – дилетанту в этом вопросе – является продолжением политики международных финансовых валютных организаций спекулятивных, которые всегда требовали вроде как всемирного банка или сокращение расходов на государство, сокращение расходов на социальные нужды, сокращение расходов на армию.

И Кудрин твердо следовал всем этим принципам всемирных валютных спекулянтов, которые дают кредиты странам, но условием дачи кредита любой стране всемирными валютными спекулянтами является сокращение государственных расходов. Поэтому сейчас когда президент четко поставил условием дальнейшего развития страны увеличение расходов, естественно, Кудрин, как ставленник и партнер международных финансовых структур не мог согласиться и подписаться под такую финансовую политику.

М.КОРОЛЕВА: Да мы вроде не берем давно кредитов, мы и сами «кому хочешь» можем их дать.

М.ШЕВЧЕНКО: дело не в этом, дело в том, что наши и резервный фонд хранился в США не так давно, инвестируют, вкладывают в Россию тоже по-прежнему в американский фондовый рынок, в международные финансовые спекулятивные структуры. Возможно, здесь происходит некая перемена вектора, о которой мы ещё не знаем. Отставка Кудрина – это возможно симптом того, что Россия перестает, хотя бы хочет сбросить зависимость от спекулятивных махинаций американского фондового рынка, который до сих пор определял во многом состояние нашего бюджета.

М.ШЕВЧЕНКО: Возможно, что завершение южного потоков, северного потоков…

М.КОРОЛЕВА: Это у вас какая-то коммунистическая мысль, Максим.

М.ШЕВЧЕНКО: Она не коммунистическая, эта мысль совершенно не коммунистическая. Эта мысль объективная просто при взгляде на то, что происходит.

М.КОРОЛЕВА: скажите, как вы думаете, Кудрин вернется? Ну, вот в такую большую, большую политику.

М.ШЕВЧЕНКО: Я бы на месте Кудрина, не знаю, в России, мне кажется, поста для него адекватного сейчас нету. Мне кажется, ему логично было бы претендовать на пост Директора всемирного банка развития или, допустим, международного валютного фонда. По своему статусу, по своим связям в этой среде международных финансовых спекулянтов, которые называются финансистами, он, мне кажется, вполне вхож в их круг и является их партнером. Была России во много их представителем и поэтому, мне кажется, у него там огромные перспективы.

М.КОРОЛЕВА: А премьер-министром у нас он не может стать, как вам кажется?

М.ШЕВЧЕНКО: А мне кажется, что этот вопрос уже решен. Нет? Правительство возглавит Дмитрий Медведев…

М.КОРОЛЕВА: Полгода еще. Вот вам тут пишут по Интернету. Мало ли что может случиться. Или не может?

М.ШЕВЧЕНКО: Я бы не хотел, чтобы он был премьер-министром. С его взглядами на либеральную экономику. Просто я бы не хотел. Вот я бы, если Кудрин будет выдвигаться в премьер-министры, я точно пойду на выборы и проголосую против Единой России. Точно. Могу сказать 100 %.

М.КОРОЛЕВА: Ну, это может случиться уже и после выборов, с другой стороны. Давайте совсем о другом.

М.ШЕВЧЕНКО: Давайте.
М.КОРОЛЕВА: О книгах, давайте, о вашем любимом. Вы же любите книги.

М.ШЕВЧЕНКО: Обожаю.

М.КОРОЛЕВА: Ну вот, смотрите. Тут у нас как раз протоиерей Всеволод Чаплин, накануне буквально, пожелал проверить на педофилию, ну вы слышали это наверняка, книги Набокова и Маркеса.

М.ШЕВЧЕНКО: А чего там проверять-то?

М.КОРОЛЕВА: Ну как, проверить и взять и запретить…

М.ШЕВЧЕНКО: Набоков так, считай, и не пройдет…

М.КОРОЛЕВА: Нет, он не говорил запретить, он сказал: «Проверить на педофилию».

М.ШЕВЧЕНКО: А дальше что?

М.КОРОЛЕВА: А дальше..

М.ШЕВЧЕНКО: Как проверить?

М.КОРОЛЕВА: …проверить, ну как…экспертизу, наверное, провести. Может быль лингвистическую, психолого-лингвистическую.

М.ШЕВЧЕНКО: Дорогой отец Всеволод, я вот к вам обращаюсь, я вас очень хорошо знаю и люблю вас как человека, вы очень много делаете для церкви, для общества. Но, честно говоря, это как-то странно. Чего там проверять, там и так ясно, что в Лолите главный герой Гумберт Гумберт хочет девочку, по-моему, 11 лет…

М.КОРОЛЕВА: Ну, около того…

М.ШЕВЧЕНКО: Очевидно, в Габриэле Маркесе имеется в «сто лет одиночества» эпизод, когда там моряк возвращается и он, значит, женится на одной из родственниц главной героини, которой, по-моему, 13 лет или что-то еще.

Но я бы тогда обратил ваше внимание на роман «Идиот» Федора Михайловича Достоевского, где описывается, как Тоцкий приезжает к Настасье Филипповне, как она юная жила, юная Настасья Филипповна, при Тоцком говорит «приедет, распалит и уедет». А теперь все давайте вот подробно и изучите эту фразу…

М.КОРОЛЕВА: У Достоевского вообще много таких эпизодов…

М.ШЕВЧЕНКО: Подробно изучите эту фразу «приедет, распалит и уедет», по отношению к юной девочке, Настасье. Она потом всю жизнь мстила Тоцкому, но есть мнение, что и всем остальным мужчинам мстила.

М.КОРОЛЕВА: как-то вы так со знанием дела, Максим.

М.ШЕВЧЕНКО: Я, знаете ли, вырос с одной стороны на Померанце, с другой стороны на других интерпретациях Достоевского, скажем так, более поздних. Мне кажется тут, потом…Достоевский это зеркало, зеркало русской жизни. Очень интересно, очень важно и очень глубоко здесь можно копнуть.

М.КОРОЛЕВА: Собственно, отец Чаплин, вы знаете, о чем он говорил. Он говорил о том, что у нас просто как-то пропаганда педофилии, как он сказал, пропаганда педофилии у нас набирает силу и всязи с этим может быть и литературу как-то ограничить. Ну, может быть давать меньше или…
М.ШЕВЧЕНКО: А что, «Лолита» в школе изучается, я не понял?

М.КОРОЛЕВА: Ну, нет, конечно, нет.

М.ШЕВЧЕНКО: …какие-то есть элитные школы, где начали изучать Лолиту?

М.КОРОЛЕВА: Ну может быть для закрытого чтения ее давать исключительно.

М.ШЕВЧЕНКО: Тогда может быть и «Сексус Плексус Нексус» Генри Миллера тоже…

М.КОРОЛЕВА: Посмотрите, давайте не будем фантазировать, ну просто, может действительно какую-то литературу надо ограничить для чтения.

М.ШЕВЧЕНКО: Да это бред какой-то. Вы мою позицию знаете, Марина. Я противник не только 282-й статьи, считаю ее антиконституционной статьей, по которой широко трактуют понятие «экстремизм», но я и был, есть, остаюсь и всегда буду противником списка запрещенных книг, списка запрещенных статей, запрещенных высказываний.

Я считаю, что общество только тогда общество, когда люди, вот что делает отец Всеволод, собственно, говоря спасибо ему за это, могут высказывать свою позицию и оппонировать чему-то, что им не нравится. А ни когда это делают прокурор или следователь. Поэтому запрет литературы, запрет статей, запрет высказываний это абсурд, омерзительный абсурд. А отец Всеволод…

М.КОРОЛЕВА: Он же не частное свое мнение высказывает, он официальное лицо церкви.
М.ШЕВЧЕНКО: Отец Всеволод наверное прежде всего обращается к православным как я думаю людям. Он говорит «православные люди, не стоит вам читать Лолиту, не стоит вам читать «Сто лет одиночества», не стоит детям это преподавать, а если читаете, то по крайней мере, посоветуйтесь с отцом духовным. Как, батюшка, понимать Лолиту или как, батюшка, понимать «Сто лет одиночества». Может быть, это имел ввиду отец Всеволод?

В любом случае, мнение отца Всеволода нам всегда бесценно, важно, интересно и значимо.

М.КОРОЛЕВА: Ну и последнее, пожалуй, я вас прошу, просто буквально «да» или «нет». Поскольку это тоже касается книг, ну косвенно. Встреча писателей с Владимиром Путиным, читали тоже, наверное, материалы? Надо писателям встречаться с главой государства, как вы считаете?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, что-то такое было… Ну, в истории, все встречи писателей с главой государства в России парадигматически восходят к двум диалогам. Первый это диалог Николая I с Пушкиным, когда Пушкин сел, облокотился на стол, да, и Николай якобы сказал «сегодня я разговаривал с умнейшим человеком России». А второй это знаменитый звонок Сталина Пастернаку «Что за поэт – Осип Мандельштам?» «Ну, так, Иосиф Виссарионович, хотелось бы поговорить о жизни и о смерти».

М.КОРОЛЕВА: А когда Путин и писатели это что?

М.ШЕВЧЕНКО: Вот они раньше о жизни и о смерти хотели поговорить, а теперь, судя по Захарову-Прилепину, о нефти хотят поговорить. Изменились вкусы наших писателей, а власть она…

М.КОРОЛЕВА: Она власть и есть.

М.ШЕВЧЕНКО: Да.

М.КОРОЛЕВА: Максим Шевченко, журналист, был сегодня гостем программы «особое мнение». Я — Марина Королева. Счастливо!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире