'Вопросы к интервью


Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте! Вы слушаете «Эхо Москвы», Вы слушаете канал RTVi, программа «Особое мнение», я – ведущая Нателла Болтянская, наш гость – Павел Гусев. Здравствуйте!

П.ГУСЕВ: Здравствуйте!

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Первая новость, которую я хотела Вас попросить прокомментировать – это сегодняшнее решение о неправильном приговоре Алексею Козлову и решение о его освобождении. Вопрос такой — вот я смотрю стену Натальи Романовой на Facebook и вижу два направления: первое – «чудеса иногда случаются», а второе – спасибо, Ольга Евгеньевна, что «нашлась одна сумасшедшая баба, которая добила эту систему и добилась правосудия от неправосудия». Это просто цитаты. Вот Ваши ощущения от этого.

П.ГУСЕВ: Ощущение того, что, в конечно счете правосудие состоялось, и, дай Бог, чтобы последующие судебные заседания, ведь будут ещё другие судебные заседания, в другом составе судейской коллегии, насколько я знаю, это будут другие судьи, другие люди и другое решение. А, может быть, тоже самое, давайте говорить и об этом. То, что договорились первоначально, что Козлов невиновен, и его выпускают из мест заключения, и за ним поехала супруга, и надеюсь, она его привезет сегодня-завтра, но дело в том, что будет следующее заседание.

Хотелось бы, что бы сказав «А», суд сказал соответствующую и следующую букву, если действительно Козлов не виноват, если он достоин судебного решения, достоин, как гражданин. Во-первых, перед ним должны извиниться, выдать ему все компенсации, и в-третьих, должен быть наказан человек, который его оклеветал, из-за которого он посадил. Его называют – это бывший сенатор. Его называют поименно и по фамилии. Поэтому суд должен продолжить это расследование, потому что , доказать, что у нас гуманный суд и человечный суд, и тогда поставить уже точку.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Павел Николаевич, извините, е поняла. Существует «гипотетически», я ставлю большие кавычки, пока это не доказано, «гипотетически» заказчик.

П.ГУСЕВ: Поэтому я не назвал его официально, потому что для меня это тоже гипотеза, и поэтому я не хочу даже касаться.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Это все понятно, но существуют люди, которые вынесли приговор, существуют люди, которые вели соответствующим образом следствие, существуют люди, которые учитывали или не учитывали.

П.ГУСЕВ: Вот все они должны быть привлечены или к ответственности уголовной за совершенное уголовное перед личностью, перед гражданином РФ преступление, он был осужден безвинно. За деньги или за идею, или по связям, или по звонку свыше, но это было сделано. Вот если будет поставлена точка, тогда можно сказать: да, что-то есть, мы увидели какие-то изменения в судебной системе, в обществе. Если это не произойдет, а будет только освобождение, и на этом все закончится – это будет сделано абсолютно безнравственно по отношению ко всем нам, гражданскому обществу, и к Козлову, соответственно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть пока ответ на вопрос – это чудо или это результат планомерных действий – пока Вы не ответите.

П.ГУСЕВ: Я не могу абсолютно на это ответить, потому что надо посмотреть, что будет сделано на следующем этапе.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо, тогда ещё одна новость, тоже сегодняшняя – это история Страсбурга и ЮКОСа. Как Вы расцениваете её?

П.ГУСЕВ: Прежде всего, как положительный момент, во-первых, я могу сказать так, я не относился никогда к тем, так скажем, наблюдателя этого действия вокруг Ходорковского как к политическим действиям на первом этапе. То есть я считал, что есть определенная криминальная составляющая по неуплате налогов, по первому делу, ещё раз повторяю, и политическая подоплека – это как бы вторично, которую мы могли придумать. Вот, он не послушался совета Путина, не послушался кремлевский чиновников, стал финансировать, недофинансировав – это целая история. Но акт нарушения налоговых выплат у него был. И суд Страсбургский это сразу признал. Но то, что будет пересмотр и должен, по идее состоятся, по новой российской системе, и к чему это приедет – это уже второй вопрос.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот Вам в ответ вопрос от Влада по Интернету: «Верховный суд вынес в адрес Ольги Егоровой частное определение, что судьи допустили грубые процессуальные нарушения, при продлении срока содержании под стражей Ходорковского и Лебедева, не признав их предпринимателями. Если в таком простом вопросе судьи допустили нарушения, то можно ли считать правосудным вообще приговор Ходорковскому и Лебедеву, вынесенный этими судьями?»

П.ГУСЕВ: дело в том, что судьи могут допускать ошибку определенную, но я считаю, что эта была грубейшая ошибка. Со стороны Егоровой. Верховный суд поправил.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Это вы как председатель общественной комиссии?

П.ГУСЕВ: да, как председатель общественной комиссии, говорю, что это само по себе – важнейший элемент нашей судебной системы – то, что Верховный суд поправил Московский городской суд, который всегда был «не трогать Московский городской суд». Это некая, так сказать…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Священная корова. Я сказала это слово, не Вы.

П.ГУСЕВ: Священная такая составляющая в системе судебной власти. То, что вынес Верховный суд – это замечательно. И это хорошо. Посмотрим, что будет дальше.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Объясните мне, пожалуйста, как гражданин, главный редактор и председатель общественной комиссии. Вот что будет дальше, если все, это решение принято задним числом, оно оценивает некие события, которые изменить нельзя, уже в эту реку по второму разу войти нельзя. И в чем тогда смысл этого решения, кроме нравственного?

П.ГУСЕВ: Дело в том, что решение такого порядка Верховного суда становится фактом прецедентного права на последующие суды – это очень важно – что для последующих решений дел, а таких дел могут быть ещё не мало, не одно, и естественно, такое решение теперь уже дальше будет очень трудно оспаривать. И адвокатура, и юристы, которые этого человека защищают, они могут использовать решение Верховного суда в защите своего человека.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Давайте вернемся ненадолго к делу Алексея Козлова. Боюсь, что это уже общее место, что жертвой неправосудия в нашей стране может стать фактически любой гражданин России. И вот сильно повезло Козлову в плане того, что у него есть жена – журналист, человек очень активной жизненной позиции, человек, который стискивая зубы, не смотря ни на что, я читала её книгу «Бутырка» — это ужас, так вот она действовала дальше шаг за шагом. Но Вы же понимаете, что далеко не каждый гражданин России обладает такими близкими.

П.ГУСЕВ: Я считаю, что Козлову повезло, потому что система всегда против нас – гражданского общества и отдельного гражданина – к сожалению, это так выставилось. Эта система работает избирательно. Посмотрите, сегодня ночью сбили четырех гастрабайтеров. Машины пролетели, на пешеходной дорожке, 140 км, номера блатные, сняли номера, тряпочкой завесили. Кто-то знает, кто ехал, чего и почему? А там же по этой статье до 7 лет тюрьмы полагается.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что, первое дело что ли такое?

П.ГУСЕВ: Нет! Послушайте систему, к чему я клоню, посмотрите! У нас государство и общество абсолютно бесправовое, бесправное. Есть такой председатель Международно-валютного фонда, у которого горничная то ли причмокивала, то ли раздевалась, чем-то возбудила его. Его сняли в стране с самолета и посадили под арест, возбудив уголовные дела об изнасиловании и прочее. Скажите, если бы в гостинице «Метрополь», горничная сделала все то же самое ему, и затем пришла бы жаловаться, сняла бы наша власть его с Шереметьево-2 с самолета?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вам виднее.

П.ГУСЕВ: Никогда. А чтобы они с этой горничной сделали? Они бы её ещё в местной отделе милиции пропустили через трое бравых милиционеров, чтобы не открывала рот там, где не надо. Мы – абсолютно избирательное судебное и правовое право. Мы выбираем: сегодня хотим – хотим, сделали, не хотим – помиловали.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет, Павел Николаевич это не так. Потому что вы являетесь главным редактором читаемого издания, да? И Вы наверняка обращали внимание на то, что может появиться публикация о совершенно невероятных по своему ужасу событиях. Вот история с этими четырьмя молдавскими рабочими – это ужас и ужас. История с девочкой-младенцем, погибшей в подмосковном детском доме – отец хотел забрать, мать в заключении находится – это вот ужас, это бесконечный ужас. Вам когда вы пытаетесь опубликовать какую-то из таких информаций, Вам звонят с криком: «Господин Гусев, немедленно не делайте этого?»

П.ГУСЕВ: Нет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть печатайте, делайте, что хотите? А нам плевать!

П.ГУСЕВ: да, я об этом и говорю. Абсолютно бесправное и абсолютно безмолвное общество. То есть существует стена – власть смотрит на нас: букашки там ползают какие-то, где-то смотрят и говорят: «Вы сегодня не любите власть? Вы не будет голосовать? Да не голосуйте! Чем меньше вас придет, тем больше получит «Единая Россия» процентов своем голосов». Вот о чем говорит сегодня власть! И ещё говорит о том, что мы — букашки, чтобы мы с вами не делали. Власть нас все равно не будет замечать! Завтра наш премьер придет к очередной категории населения: сегодня он, по-моему, учителям повысил зарплату, послезавтра он дояркам повысит, через две недели он ещё кому-нибудь повысит.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Главным редакторам.

П.ГУСЕВ: Главным редакторам повысит, или ещё кому-нибудь повысит, вот система ручного руководства, система раздачи-подачи.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вот, пожалуйста, как человек причастный к судебной ветви, объясните мне некоторые тонкости страсбургского решения. Я вновь перехожу к Страсбургу и Ходорковскому: Европейский суд права и человека не признал политически мотивированным дело ЮКОСа, с одной стороны, с другой, признал нашу страну нарушившей статью о праве на справедливое судебное разбирательство. Как это все клеится?

П.ГУСЕВ: дело в том, что действительно, в период проведения судебного заседания, адвокатам не дали полностью, им не разрешили продлить, они просили продлить прочтение документов в сроки, им не дали продления. Вот, пожалуйста, Вам одно из первых нарушений, грубейших, которое абсолютно невозможно ни в одном европейском суде. Поэтому Страсбургский суд сразу по такому моменту выдвигает обвинение в адрес нашего суда: не имел право суд торопить при том количестве томов – там же сотни томов было, и все они с цифрами, со справками и так далее – адвокатам не дали полностью прочесть, как они просили, те сроки, которые они хотели изменить, не дали возможности. Вот Вам одно нарушение – и таких нарушений была масса процессуальных.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть речь идет именно?

П.ГУСЕВ: да, о процессуальных нарушениях, и все эти процессуальные нарушения, которые исследовались в Страсбургском Суде, они были сегодня предъявлены – пожалуйста! Политики мы здесь не находим…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А Вы?

П.ГУСЕВ: А я нахожу.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. А они нет.

П.ГУСЕВ: Я нахожу. Я эту политику нахожу как, я ещё раз повторяю, я в первую очередь вижу там нарушение закона о налогах, которое совершил Ходорковский. А политика была прицеплена, все знают о ней – но никто ж о ней не говорит официально.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Второе-то дело было уже не по налогам?

П.ГУСЕВ: Второе дело вообще, даже говорить о нем не надо – это просто беззаконие и безобразие, которое творилось в Москве.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: есть, кстати, сведения о том, что возбуждено сразу два уголовных дела по сегодняшнему ночному происшествию.

П.ГУСЕВ: А фамилии называют?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет, конечно.

П.ГУСЕВ: Ну вот видите, нет фамилий.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы, кстати, если запросите, Вам назовут?

П.ГУСЕВ: Нет. Никогда. Дело в том, что более того, вот увидите, окажется, что в машинах никто не ехал.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Они вообще стояли.

П.ГУСЕВ: Будет найден какой-нибудь водитель и охранник, который возвращался, провожая какого-нибудь высокого чиновника. Вот чем закончится, потому что не называют ни фамилий, ничего.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну то есть, доказать…

П.ГУСЕВ: Абсолютно ничего не докажете. Машины с темными стеклами: никто, никого не выходил, пагонов золотых не видел, и так далее.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: ну вот Вам ещё одна монетка в Вашу же копилку: часть доказательств по делу о беспорядках на манежной площади пропала.

П.ГУСЕВ: Правильно, она и должна была пропасть. Она и пропадет. Вы посмотрите, вот недавно мы писали, и я участвовал в каких-то передачах, и пытался сказать в защиту девочки 14-летней, которую насиловали в Кабардино-Балкарии местные жители. 14-летняя девочка. Что Вы думаете? Следствие приостановлено было, оказывается, чуть ли не девочка сама ходила, просила, изнасилуйте меня 15 человек. А привязали её к конуре собачьей, чтоб собака её сторожила, чтобы она не сбежала. Понимаете, и при это следствие останавливается. Местные милиционеры не возбуждали дело полтора месяца, отказывались, пока не подключилась Москва, слава Богу, начали с журналистов, заставили.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И?

П.ГУСЕВ: И точка. Пока точка.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: ну тогда получается, что в частности, Ваше деятельность, имеет смысл?

П.ГУСЕВ: Имеет. Все равно, если бы нас не было, был бы каюк полный: и нам, и всем остальным. И не только мы, я подразумеваю не только «МК», и не «Эхо Москвы», я всех нас подразумеваю, потому что нас 90 000 зарегистрированных сегодня газет и СМИ самых разных. Где-то они очень плохо работают, а где-то ребята вовсю работают: и их избивают, им угрожают, они все равно работают на гражданское общество, на благо тех людей, которые не могут себя защитить сами.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, Павел Гусев в эфире «Эхо Москвы» и телеканала RTVi. «Правое дело» определилось с кандидатом в государственную думу: без Прохорова, но с теннисисткой Анной Чакветадзе. Как Вы считаете, дальнейший шансы «Правого дела»?

П.ГУСЕВ: Минус один в 28 степени. И это даже не обсуждается. Потому что труп условный виртуальный Багданова, который опять всплывает на поверхность в виде так сказать шапки волос и абсолютно бессмысленного бурчания. Дело в том, что когда только Прохоров появился, на второй день, я как раз на «эхо Москвы» у вас тогда был, я сказал, что это кремлевский проект, совершенно ярко-выраженный, хороший клоун, так сказать разыгрывает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Михаил Дмитриевич?

П.ГУСЕВ: Конечно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть в данной ситуации наличие или отсутствие самого Прохорова не имело никакого..

П.ГУСЕВ: Да, и я тогда это все сказал. Но ведь в любом цирке, Вы знаете, любой тигр или слон иногда начинает бунтовать: то ли огрызаться, то ли на дрессировщика кидаться. В этой ситуации тоже получилось, что правила игры он нарушил.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А как вы считаете, какова его дальнейшая судьба?

П.ГУСЕВ: Вот здесь интересный вопрос, ноя не исключая, что поступив с теми, кто его очень попросил.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Он себе заработал…

П.ГУСЕВ: Такие люди, как Владимир Владимирович, или люди, руководящие политическими процессами, они никогда не забывают про эти черные метки. Я думаю, что бизнес, которым занимается Прохоров, и будет заниматься, ему теперь нужно сто раз проверить, сколько он уплатил налогов, с какими девушками он куда ездил, где какие у него машины ходят. Дело в том, что рано или поздно, черная метка начнет свою работу.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Таким образом, можно ли говорить о том, что это не просто черная метка конкретному человеку за конкретные его деяния, а это очередной мессадж…

П.ГУСЕВ: Конечно, почему у нас не трогают миллиардера Абрамовича, потому что часть денег он отдал Чукотке, часть денег на спортивные сооружения, спортивные команды, ему дают возможность развлекаться так, как они считает нужным: в Англии покупать особняки и так далее. Он развлекается. Он выполнен и он сделал все для того, чтобы не получить черную метку.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть не гони волну?

П.ГУСЕВ: Конечно. А что, он чем-то отличается от Прохорова что ли или от Ходорковского по своим налоговым и другим делам? Да ничем не отличается. Они росли все в одну эпоху, когда кидали государство налево и направо.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Может, Вы богатых не любите?

П.ГУСЕВ: да я и сам богатый. Я не бедный человек.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но не до такой степени?

П.ГУСЕВ: Конечно, не до такой.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Всегда же есть, с чем сравнить.

П.ГУСЕВ: Мне, так сказать, вполне достаточно того,

что я имею. Не в богатстве дело. А насколько ты богатством стелешь дорожу впереди себя и пускаешь по ней чиновников.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Чиновников? А как же «Открытая Россия» — проект Ходорковского?

П.ГУСЕВ: Не знаю, как у него эти проекты были у Ходорковского, он не выполнил, он нарушил свое слово, данное руководителю государства.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы имеете ввиду так называемый «шашлычный пакт»?

П.ГУСЕВ: Ну и это тоже.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Информация к размышлению: знаете такой жаргон «понаехали тут», слышали наверняка неоднократно. Вот информация от Федеральной Миграционной службы о том, что десятки тысяч граждан России навсегда покидают её, стране жизненно необходимы мигранты. Как Вы считаете, есть будущее у этого проекта?

П.ГУСЕВ: Думаю, что будущее есть и будет. Недавно Саша Мелькин в нашей статье в газете у нас посчитал, сколько у нас умирает прежде всего людей. Получилось, что за последние 20 лет умерло больше 40 млн человек.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Потери невозвратные.

П.ГУСЕВ: Потери невозвратные, скажут – умирают везде. Но не в таком количестве, в процентном отношении с населением. То же самое и с уезжающими. Понимаете, вот недавно, на одной встрече сидели много всяких руководителей СМИ, и политики сидели, и говорят: «Да что, мы посчитали, там всего 4% уезжает из богатых, очень богатых людей, это ж копейки, это вообще ничто». Друзья, не считают, они не уезжают, но у всех есть соответствующее место, где жить, дети давно учатся, и они не уезжают, но всегда готовы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Место теплое, место согретое. Я напоминаю, что наш гость — Павел Гусев, мы продолжим программу «Особое мнение» через несколько минут.



НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем разговор с Павлом Гусевым в программе «Особое мнение», в прямом эфире «Эхо Москвы», телеканал RTVi. С темой необходимости мигрантов закончили? Или хотите что-то ещё добавить?

П.ГУСЕВ: Ну по эмигрантам я хочу сказать, что конечно, эмигрантов будут засылать к нам, и это вполне естественный процесс. Трагедии делать не надо. Во всех странах мира, включая любимую многими демократию в США, я, если честно, с уважением…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Поклонник?

П.ГУСЕВ: Нет, не поклонник, но с уважением отношусь к многим демократическим принципам. Например, могу задать вопрос, в следующем году у Обамы срок заканчивается. Будет выбран?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не знаю! И Вы не знаете!

П.ГУСЕВ: И я не знаю. А кто у нас будет президентом? Мы с Вами знаем.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да ну Вас, ей-Богу. Шаман.

П.ГУСЕВ: да, шаман. Но, тем не менее, это так происходит. Теперь послушайте, что происходит. Не надо относиться с трагедией, что к нам кто-то приезжает, во всех странах мира развитых экономических, или пытающихся развиваться, есть определенные участки работы, где работают, ну так скажем, гастрабайтеры, или люди, приехавшие из совсем бедных стран, с низким уровнем. То есть уборка, вывоз мусора.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть мы тоже для кого-то предел мечтаний?

П.ГУСЕВ: да не просто! Таджикистан живет за счет гастрабайтеров из России, Киргизия живет, Узбекистан молится, чтобы послать сюда людей, которые работают и в ресторанах, и прочее. То есть огромное количество людей приезжает на те участки, куда мы с вами никогда не пойдем, и наши дети не пойдут. Хотим мы этого или не хотим, но не пойдут наши дети убирать мусор и в помойке развозить…Не пойдут! Поэтому мы всегда, как и во всех странах, посмотрите, в Париже, вот едут у них эти машины зеленого цвета, и сзади стоят рабочие. Какой они национальности?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не была в Париже, не знаю.

П.ГУСЕВ: А я был, я видел какой. Это не парижане. Это не французы. Это выходцы из Африки Северной.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: разве мы смотрим на власть не также? Мы все время говорили, что система этого не слышит? Мы живем в параллельных мирах, система сама себя не слушает, сколько было постановлений правительства и указов президента, которые не выполняются?

П.ГУСЕВ: Огромное количество, и президент даже любит это делать: он призывает своего руководителя контрольного управления, и вот мы видим телевизионную картинку, он обсуждает эти вопросы, и сразу наказывает кого-то. Огромное количество слов бросается на ветер, огромное количество, сказанное высшими нашими чиновниками. Одно заявление Нургалиева по поводу того, что у нас коррупция побеждена.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Он уже взял назад.

П.ГУСЕВ: да, все это взял назад. Все на ветер бросаются, делается это все, в рамках работы с электоратом, особенно сейчас в благостное время.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Чтобы никто никому не верил.

П.ГУСЕВ: да, чтобы никто никому не верил. Все сейчас дурят друг друга, кто больше надурит, тот больше, так сказать, себя ощутит, ощущение победы у него будет внутреннее.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Павел Николаевич, наверное, Для Вас не секрет, что практически в любой системе страноустройства существует определенный фактор глухоты, да? Но существуют страны, в которых этот фактор был традиционен, долог, и где все закончилось, в общем, не бескровно. У нас перед глазами…

П.ГУСЕВ: Северная Африка.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Исходя из того, что вы ставите диагноз нашей с Вами родине, какие перспективы?

П.ГУСЕВ: Я думаю, что перспективы у нас с вами очень хорошие.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы имеет ввиду результаты следующих выборов?

П.ГУСЕВ: Нет, я имею ввиду, что Россия никогда не умрет как государство, раз. Это уже заставляет меня радостно об этом говорить, это так, я в это верю, я думаю, что большинство верят, многие думают, что она распадется на несколько государство, кто-то говорит, давайте отдадим Кавказ, третьи говорят, давайте этим японцам отдадим какие-то острова.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вы ни за что – умру, но не дам?

П.ГУСЕВ: Ну почему же, все ведь это – предмет договоренностей, как политических, экономических и юридических. Мы же за Доманский остров, у нас сколько погибло парней наших? А где сейчас Доманский остров? Знаете где, радиослушатели? У китайцев. Китайцы его забрали спокойно, и мы его отдали китайцам, этот остров, а мы же за него дрались, боролись, кровь за него проливали российскую, советскую тогда, но мы же его отдали! Отдали.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И что?

П.ГУСЕВ: И ничего. Это все договоренности.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Может, все отдать?

П.ГУСЕВ: Нет, все отдавать не надо, надо просто уметь договариваться по всему, по всем

Вопросам.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы меня извините, пожалуйста, но вопрос территориальной ценности великой страны в данной ситуации даже не первый вопрос, который меня интересовал

П.ГУСЕВ: А меня он интересует.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А Вас в первую очередь?

П.ГУСЕВ: Для меня это очень важно, потому что мы, например, Казахстану в период 1991 года отдали исконно русские земли по северу Казахстана, это всегда была Россия! Тоже самое как и Крым был всегда Россией. Почему-то мы там спокойно отдавали, а какой-то клочок земли у какой-то там Японии, мы за него боремся. И хорошо, что боремся, но принципы разные. Но меня больше волнует даже не целостность нашей земли, потому что она все равно сохранится, а волнует другой вопрос, что будет, если следующий президент придет на 12 лет и в 2024 году освободит свое кресло. Потому что за эти 12 лет можно: а) изменить Конституцию и увеличить срок ещё на 7 лет

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Напрочь!

П.ГУСЕВ: Не с 6 до 8

Н.БОЛТЯНСКАЯ: До 10 уж!

П.ГУСЕВ: Почему, так сказать, нельзя изменить, когда гос.дума к этому времени сделает пожизненного какого— то президента, как Назарбаева.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Монархия так монархия!

П.ГУСЕВ: Да. Вот это самое страшное, потому что народ устал. Народ устал от нынешнего правительства, устал от того, что наши министры за 8 лет сидят без движения, они там пусть переженились друг с другом, муж-жена, родственники..

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но это не главный недостаток их, что они муж и жена.

П.ГУСЕВ: Недостаток другой, что у нас здравоохранения нет – об этом говорят. Что у нас социальные проблемы не решены, вот сейчас все говорят: что делать авиацией? Президент, премьер-министр говорят: «Давайте закупать самолеты, наши все плохие». Давайте!

Нам нужно 1000 самолетов. Ну не 1000 – 300 самолетов. Вы что думаете, эти самолеты выпускают как BMW, 200 штук во дворе стоят, приходи, выбирай себе цвет? Для того, что купить аэробус, Боинг или какие-нибудь другие самолеты, нужно сделать заявку и с ними беседы вести, и самолет мы получим минимум через 6 лет. Потому что это штучное производство! Не массовку делают, каждый самолет делают штучно под заказ, он не стоит вот просто, наделали 100 штук и ждут в аэропорту, кто их купит, не такого! И наши Боинги, которые летают на нашем пространстве – это бывшие самолеты, списанные за старостью в Китае и в Индии, которые мы покупаем по дешевке. Где покупать самолеты-то новые?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я Вас спрашиваю.

П.ГУСЕВ: Я не знаю, где их покупать. Но бросаться словами о том, что давайте купим и перейдем на иностранные самолеты – это нужно как минимум 20 лет, чтобы перейти и заменить весь (НЕРАЗБОРЧИВО).

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну тогда что получается, что тигру в зоопарке не докладывают мяса? Что министр данной отрасли некомпетентен?

П.ГУСЕВ: Да. Абсолютно. Посмотрите, у нас есть министр, который занимается дорожным строительством. Где дороги-то? Одну дорогу построили от Читы, по которой на «Ладе» желтой кто-то ездил? Где дороги?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы меня спрашиваете? Вы его спросите!

П.ГУСЕВ: А его спрашивают все.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И что?

П.ГУСЕВ: Говорит, деньги освоены.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: так это тоже ответ на вопрос, правда?

П.ГУСЕВ: да, деньги освоены. Дорог нет — деньги освоены.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Павел Николаевич, что же у Вас получается? Все плохо, мы это знаем.

П.ГУСЕВ: Нет, не все плохо. Мы с Вами есть – это неплохо.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Это может радовать только нас с вами, правда?

П.ГУСЕВ: Нет, почему, за нашей спиной: у меня миллионы читателей, у Вас – миллионы слушателей, нужно радоваться, что существуем мы – журналисты, существует очень много порядочных людей. Не нужно говорить, что мы все быдло в России, мы абсолютно нормальные, хотим нормальной жизни: демократического государства, демократического общества, когда у нас отбирают право избирать губернаторов, когда у нас отбирают право избирать сенаторов, когда мы не знаем, как будут считать цифры за депутатов гос.Думы, когда нельзя зарегистрировать политическую партию, когда кому-то что-то не нравится – вот это делает из нас быдло. А быдло, мы можем выйти из этого состояния, только если мы будем вместе идти, я не призываю к восстанию. Я призываю одуматься, одуматься и ещё раз одуматься.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А потом пойти на восстание. Все это грустно, потому что «Васька слушает да ест», как говорится в известной пословице.

П.ГУСЕВ: Я не думаю, я абсолютно уверен, что те, кто сидят за зубцами, за стеной, очень внимательно прислушиваются к гражданскому обществу и ко всем нам. Нас стали слушать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Павел Николаевич, время истекает! Программа «Особое мнение» и Павел Гусев на «Эхо Москвы».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире