'Вопросы к интервью
О. ЖУРАВЛЕВА — Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Наш гость сегодня – главный редактор «The New Times» Евгения Альбац. Здравствуйте.

Е. АЛЬБАЦ — Здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА — У нас есть все необходимое, чтобы с пользой провести время.

Е. АЛЬБАЦ — Ну да. С пользой провести время.

О. ЖУРАВЛЕВА — Есть возможность голосовать за или против того, что вы слышите от нашей гостьи. Есть возможность присылать ваши сообщения как через твиттер, так и обычным способом через sms. Из вопросов, заданных до эфира по Интернету меня больше всего поразил вопрос Светланы Соболь: какие события в стране должны произойти, чтобы вы сказали себе: все, у этой страны нет будущего.

Е. АЛЬБАЦ — Таких событий нет.

О. ЖУРАВЛЕВА — Легче уехать, чем пытаться здесь что-то изменить.

Е. АЛЬБАЦ — Не согласна.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вообще таких событий быть не может?

Е. АЛЬБАЦ — Для того чтобы я себе сказала, что у этой страны нет будущего? Нет. У этой страны колоссальная история. И в этой истории было невероятное количество трагедий и понимаете, если бы отсюда все бы люди, у которых есть какое-то представление об общем благе, уезжали, то России вообще давно бы не существовало. Я для себя в последнее время вывела такую формулу, вот Россия важнее. Важнее, чем Путин. Важнее, чем Медведев, важнее, чем этот беззубый никому не нужный то, что они называют парламент. Отдавать эту страну ублюдкам? — неа. С какого бодуна? Да, у них есть сейчас возможность разворовывать ресурсы, издеваться над гражданами, лишать граждан их основных прав, назначать себе президентов, премьеров и так далее. Далее по списку. Передавать де-факто по наследству своим детям крупнейшие государственные или аффилированные с государством компании. Мы делали такой материал «Все лучшее – детям». Это так. Ну что делать. Вот пока…

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть лапками надо продолжать шевелить в любом случае.

Е. АЛЬБАЦ — Я не знаю про лапки, я не очень понимаю.

О. ЖУРАВЛЕВА – Как та лягушка, которая в банку со сметаной упала и спаслась только потому, что сбила масло.

Е. АЛЬБАЦ — Наша профессия и ваша и наша в журнале – исполнять конституционное право людей на информацию. Я убеждена в том и это показывают исследование, что информированные люди способны выбирать различные альтернативы. Иногда они выбирают альтернативы, которые нам не очень симпатичны. Иногда они выбирают альтернативы, которые нам кажутся более правильными, но важно, чтобы у них была информация, потому что знаете, у Бродского было такое замечательное стихотворение: слепым намного проще перейти площадь. Слепой переходит площадь, стуча палочкой, но слепой не способен сделать выбор, на какую улицу надо свернуть. Поэтому людям надо давать информацию и собственно, мы ради этого работаем.

О. ЖУРАВЛЕВА – Хорошо, вы уже несколько раз произнести слово «выбор». По поводу выборов очень много вопросов. Выборов в этом смысле. Е. АЛЬБАЦ — В каком?

О. ЖУРАВЛЕВА — В смысле нашей конституционной возможности выбирать из кого-то что-то. У нас сейчас выбирали депутата, В. И. Матвиенко выбрали в результате с удивительными совершенно результатами. И очень многие пишут о том, что после того, что было какой ужас. Вот я хотел, собирался пойти на выборы депутатов ГД, но после того, что вытворяла власть с «выборами» госпожи Матвиенко, весь интерес к этой процедуре пропал, а в голове теперь крутится слово «революция», и многие эту революцию ждут с нетерпением для восстановления справедливости, прокомментируйте прошедшие выборы без избирателей, — так считает Андрей Иванов. Хотя все вроде как положено.

Е. АЛЬБАЦ — Андрей Иванов выбор в том значении, который вы упомянули в своем послании на «Эхо Москвы», слово очень серьезное. То, что происходит у нас на муниципальном уровне, на губернаторском уровне, на парламентском нельзя называть выборами. Это постановка. Это такой перформанс, театр. В котором мы в большой степени статисты. Мы в меньшей степени, потому что у нас есть возможность об этом написать, расспросить людей и так далее. То, что происходило в Санкт-Петербурге, конечно же назвать очень серьезным словом «выбор» нельзя. Это постановка, которая должна была сделать Валентину Матвиенко председателем Совета Федерации. Сколько за не проголосовало, 2,5 тысячи голосов?

О. ЖУРАВЛЕВА — В Петровском – 2593 голосов, а в Красненькой речке – 3830.

Е. АЛЬБАЦ — Вот там общим числом 6 тысяч с чем-то человек, Валентина Матвиенко получила пост третьего человека в стране. Вы просто задумайтесь, у нас 140 миллионов, примерно 6 тысяч человек сделали и плюс президент и премьер или премьер и президент сделали Валентину Матвиенко третьим человеком в стране. После того безобразия, которое творилось в Санкт-Петербурге, это кажется весьма странным. Теперь есть аксиома Эрроу, который говорит о том, что никогда две трети избирателей одинаково не голосуют. Этого не бывает, потому что не бывает никогда. Потому что люди невозможно из 100 человек найти…

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть 75% нельзя набрать.

Е. АЛЬБАЦ — Никаким образом. Невозможно, чтобы из 100 человек 75 думали одинаково. Особенно когда это касается выбора члена муниципального совета. Мы знаем, что в Санкт-Петербурге был использован известный совершенно инструмент – манипуляции выборным процессом. А именно: на одном из избирательных участков в полном практически составе пришли голосовать ракетно-космические войска. Академия. Которые составили абсолютное большинство тех, кто отдал голоса за Валентину Матвиенко. Это результат, который может быть в Туркмении, в Ливии…

О. ЖУРАВЛЕВА – У нас на Кавказе это вполне возможно.

Е. АЛЬБАЦ — У нас там 106%, у нас особый. Чечня и Ингушетия дают 106%. Ни при каком варианте при цивилизованной системе выборов такого результата быть не может.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вы только что сказали, что существует просто аксиома, научный факт, что не может 75 человек из 100 думать одинаково. Но если посмотреть на то, что произошло в двух округах, то по большому счету там избирателей и не было никаких. Там 36% избирателей явились, а в другом случае 28. И понятно, что…

Е. АЛЬБАЦ — Мы говорим о результате. 94% это невозможный результат.

О. ЖУРАВЛЕВА – Специально отобранные видимо, люди, которые пришли туда, потому что остальным было все равно.

Е. АЛЬБАЦ — Это значит, что люди, которые пришли голосовать и которые дали 94% голосов Валентине Матвиенко, это люди были зомбированные, либо этих людей держали в темной комнате и не давали им никакой информации о тех баталиях, которые шли. Они ничего не знают про Оксану Дмитриеву, они ничего не слышали про партию «Справедливая Россия», они вообще ничего не знают о том, что зимой проходило в Санкт-Петербурге. Вот о чем это может говорить.

О. ЖУРАВЛЕВА – А может это…

Е. АЛЬБАЦ — Я в данном случае говорю, понимаете, это не мое «Особое мнение», есть исследования. Очень серьезные. Межстрановые исследования. В частности исследование Адама Пшеворского, профессора Нью-йоркского университета. Знаменитого специалиста в этой области. Они показывают, что везде, где партия власти или один кандидат набирает больше 70%, это значит, что процесс, а выборный процесс это не когда вы опускаете бюллетень, а когда у вас происходят дебаты, изложение программы и так далее, был сфальсифицирован. Голоса были сфальсифицированы и процесс как таковой абсолютно нелегитимен. Вот и все. О. ЖУРАВЛЕВА – Тут такое остроумное высказывание, что академия имени Можайского запустила Матвиенко как тот спутник связи. Е. АЛЬБАЦ — Главное мне непонятно, зачем это нужно было самой В. И. Матвиенко. Для меня загадка.

О. ЖУРАВЛЕВА – И еще один вопрос. Почему нужны были два округа, неужели так страшно было, что не получится.

Е. АЛЬБАЦ — И при этом там же была еще смешная история. Были переписаны дома на избирательных участках и вдруг некоторые избиратели в этих округах выяснили, что они всегда голосовали вот здесь, а теперь они должны голосовать за км оттуда. Там много всего было. Зачем надо было Матвиенко так себе портить репутацию совершенно не понимаю. В конце концов, ну жизнь завтра не кончается. У нее сын человек, который вполне вовлечен в бизнес. Ну зачем так себе гробить репутацию, не понимаю.

О. ЖУРАВЛЕВА – А вообще для кого-нибудь ценна репутация?

Е. АЛЬБАЦ — Репутация всегда ценна. Просто мы живем, к сожалению, сейчас в ту эпоху, когда этика и нравственность имеет вполне относительное значение. Но репутация она никуда не уходит. Это как вы можете удалить из блога какой-то текст, а интернетчики все равно найдут. Это то же самое. И это обязательно возвращается.

О. ЖУРАВЛЕВА – Просто, когда вы говорите о репутации, мы каждый раз об этом вспоминаем, но каждый раз, когда мы сталкиваемся с очередным странным ходом, с выборами, не выборами, амфорами, не амфорами, с какими-то PR-процедурами очень позорными на самом деле, когда мы просто все здравые люди понимают, что это позорище. Это все забывается очень быстро.

Е. АЛЬБАЦ — Да ничего подобного. Это может забываться в данный конкретный промежуток времени. Потому что очень быстрая эпоха, быстро приходят новости, очень быстро новости создаются. Но ничего никуда не уходит. И рано или поздно это возвращается бумерангом. Я думаю, что Путину эти его чистенькие амфоры, вчера из музея поднятые со дна моря океана, они обязательно когда-нибудь отольются.

О. ЖУРАВЛЕВА – Митек пишет: Евгения, даже 120 человек из 100 могут думать одинаково. Скоро нам представится случай в этом убедиться. Е. АЛЬБАЦ — Нет, даже при советской власти этого не было. Это всегда фальсификация. Это надо очень четко понимать, если вы видите результат больше 70%, это значит либо был сфальсифицирован избирательный процесс, а именно что оппоненты, кандидаты не имели возможности донести свою позицию, либо был сфальсифицирован процесс уже непосредственно во время голосования.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть либо во время агитации, либо во время выборов.

Е. АЛЬБАЦ — Абсолютно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Еще по процедуре одна новость. Премьер-министр Владимир Путин выступил с инициативой вменить в обязанность партиям проводить праймериз. Хотелось бы внести изменения в законодательство, чтобы все партии обязательно проводили предварительные выборы.

Е. АЛЬБАЦ — А он в каком качестве выступил с этой инициативой? Как премьер-министр? Тогда я не понимаю, какое отношение к премьер-министру имеет политический процесс. Если как лидер «Единой России»…

О. ЖУРАВЛЕВА – Он с советом общероссийского фронта встречался.

Е. АЛЬБАЦ — Он может это советовать своей «Единой России». Вполне возможно, что он выступил с инициативой, чтобы лидер партии стал ее членом. Как мы знаем, Владимир Путин не является членом «Единой России», при этом является членом партии.

О. ЖУРАВЛЕВА – А вы говорите репутация. Человек живет много лет, получает большие рейтинги по всем опросам и делает совершенно что хочет.

Е. АЛЬБАЦ — Знаете, история России очень длинная и таких путиных в истории России было десятки. И мы их всех помним. И счет им рано или поздно всегда был представлен. Предъявлен. Что касается праймериз, то вообще это очень хорошая идея, только тут надо делать следующий шаг. Если вы хотите, чтобы проходили праймериз в КПРФ или в «Правом деле», в «Справедливой России», вы должны предоставить этим партиям федеральный эфир, и они должны иметь возможность, чтобы их кандидаты перед своими избирателями в разных городах страны имели возможность высказывать свои идеи и представлять свои программы. Прежде всего, открыть телевизионный эфир как наиболее массовое средство информации для того чтобы представители этих партий могли дискутировать. Поэтому начать-то надо с этого, а дальше я могу накидать массу замечательных идей. Ну например, перестать показывать нон-стоп Владимира Путина, лидера всего лишь одной из партий.

О. ЖУРАВЛЕВА – Он же премьер-министр, он работает, куда деваться.

Е. АЛЬБАЦ — Сделать возможным доступным эфир для лидеров как парламентской оппозиции, так и для лидеров не парламентской оппозиции. Перестать разгонять митинги на Триумфальной. Перестать бесконечно сажать Сергея Удальцова за то, что он выходит в день гнева к Моссовету. И так далее. Есть масса замечательных инициатив. Все это вместе называется – дайте возможность в России сформироваться демократическим институтам. Я думаю, что рано или поздно конечно это произойдет, но я думаю, что сначала Владимир Путин должен уйти в отставку, а потом уже в России начнется формирование демократических институтов.

О. ЖУРАВЛЕВА – По поводу того, что Путина показывают больше, а всех остальных не показывают вовсе. У нас сегодня Александр Любимов новоиспеченный активист «Правого дела» был в эфире, он говорил о том, это абсолютно нормально и естественно и Ельцина показывали больше, чем всех остальных и Горбачева. Человек руководит государством, это очевидно, что в новостях его больше.

Е. АЛЬБАЦ — У него, наверное, аберрация какая-то произошла. С Сашей. Либо он выбрал профессию отца и ушел в какую-нибудь нелегальную деятельность. Потому что на федеральных телеканалах нельзя увидеть Бориса Немцова.

О. ЖУРАВЛЕВА – А что он такое делает, ходит где-то с флагом.

Е. АЛЬБАЦ — Он является федеральным политиком. Нельзя увидеть Эдуарда Лимонова.

О. ЖУРАВЛЕВА – А кроме того, что его сажают все время в автозак, ничего и показать нельзя.

Е. АЛЬБАЦ — Это человек, мнение которого, как показывают эфиры «Эхо Москвы», интересуют очень многих. Вы давно видели на федеральном канале Гарри Каспарова? Посмотрите, как читают на «Эхо Москвы» эфир Гарри Каспарова, который был вчера.

О. ЖУРАВЛЕВА – И блог его.

Е. АЛЬБАЦ — Никого из этих политиков в эфире каналов нет. При этом в эфире телеканалов могут себе позволить отвратительный стеб, который был продемонстрирован в программе НТВшники в воскресенье по поводу ГКЧП. И мальчики, которые всем обязаны событиям августа 1991 года, тем, что тогда танки не стали стрелять и то, что тогда началось формирование каких-то демократических институтов, мерзко и отвратительно стебались по НТВ. При этом прямо можно видеть, вот этот пошел бы 68-й статье, если бы советская власть сохранилась, этот по 190.прим. И так далее. То, что вообще было показано по федеральным каналам на тему ГКЧП было за пределами добра и зла. Обливали грязью Горбачева и Ельцина в тех же самых НТВшниках и не было никого, ну просто ради интереса, у нас профессия такая, давать разные точки зрения. Поэтому Саша Любимов либо он смотрит видюшник бесконечно, я не имею в виду телекомпанию ВИД, а то, что там какие-то фильмы. Либо он действительно… О. ЖУРАВЛЕВА – Либо он так говорит, потому что считает, что так правильно говорить.

Е. АЛЬБАЦ — Либо потому что он решил, что дезинформация является, как он говорит, я иду впрямую в политику. Вот, Саша, чтобы идти впрямую в политику надо сначала научиться не врать. Надо сначала перестать заниматься дезой. Противно же смотреть на все это.

О. ЖУРАВЛЕВА — Вернемся на секундочку к выборам Валентины Ивановны. Тут реплика пошла от Ольги по поводу того, почему такое голосование, все напоминают, что у Ельцина были большие проценты, и все прекрасно помнят, что там тоже было все непросто, и не всегда было просто с выборами.

Е. АЛЬБАЦ — Я не помню, чтобы у Ельцина было 94%. Я даже не помню…

О. ЖУРАВЛЕВА — У Л. И. Брежнева не было.

Е. АЛЬБАЦ — Как это? Вы что, 99,8 было. Я даже не помню, чтобы у Ельцина было 75. Если мне память не изменяет, то на вторых выборах 1996 года у него было 50 с чем-то. Второй тур. В первом, по-моему, 46%. А во втором туре 50 с копейками.

О. ЖУРАВЛЕВА — Есть один аргумент о том, что может быть, все просто хотели голосовавшие, чтобы Матвиенко не осталась губернатором.

Е. АЛЬБАЦ — … отвечать на подобного рода вопросы, потому что на эту тему существует большая литература. Ребята, зайдите в Интернете, Адам Пшеворский, посмотрите его работы, зайдите на сайт Российской экономической школы. Посмотрите там работы вывешены. Посмотрите книги Роберта Даля. По демократии и по теории демократии. Сейчас в Интернете можно найти много книг. Не проблема.

О. ЖУРАВЛЕВА — Еще один вопрос, всех очень интересует Дениса из Санкт-Петербурга в частности фигура Полтавченко, который возможно станет следующим губернатором.

Е. АЛЬБАЦ — Изумление у меня вызвало это предложение Дмитрия Медведева. Я удивилась, что так много говорили о Дмитрии Козаке и как-то все время Дмитрию Козаку не везет. То все говорят, что он будет генеральным прокурором, его прокатывают. Теперь все говорили, что он станет следующим губернатором Санкт-Петербурга и, судя по всему, его опять прокатили. Я думаю, что дело в том, что Дмитрий Козак без погон, а Полтавченко с погонами. Но вероятно человек, который занимался контрразведкой на транспорте, лучше способен управлять великим городом с провинциальной судьбой, как когда-то сказал Даниил Гранин о Санкт-Петербурге. Вот весь мой комментарий на эту тему.

О. ЖУРАВЛЕВА — Такой хороший разговор пошел на sms по поводу всех этих выборных и предстоящих и прошедших историй. Огромное количество. Тут про Полтавченко пишут, персона секретная, фигуры не имеет как поручик Киже. Таких прекрасных людей у нас огромное количество. Спорят с вами по поводу того, что у нас раньше были такие выборы. Демократические вообще всегда фантом, не бывает демократических выборов, просто мы немножко пережимаем.

Е. АЛЬБАЦ — Да не надо глупости только говорить. Демократические выборы это процесс, когда мы приходим к избирательным участкам это уже финал. Демократические выборы, как правило, растягиваются на несколько месяцев. До года. Смысл демократических выборов заключается в том, что избирателю разные политики предлагают разные корзинки товаров. Грубо говоря, кандидат от консерваторов говорит, мы будем опускать налоги, снижать социальные программы. А кандидат от демократов говорит, нет, мы должны поднять налоги для 2% самых богатых, потому что нам надо дать медицинскую страховку всем бедным. А у нас 30 миллионов человек без страховки. Как например в США. И вот вы человек, который должен выбрать, при этом вам кажется, что если вы относитесь к среднему классу, вам кажется, что поднятие налогов не в ваших интересах. Средний класс всегда страдает от поднятия налогов. И поэтому вам не очень нравится экономическая программа консерваторов. С другой стороны вы говорите себе, внешний долг моей страны чудовищно большой, поэтому да, конечно из общих соображений правильно дать всем страховку. Но за это будут расплачиваться мои дети, внуки, следующее поколение. И мне это очень не нравится. И вот и начинается процесс демократического торга. Когда вы избиратель, вы говорите своему конгрессмену, сенатору или кандидату от той или иной партии, вы знаете, вот это мне не нравится, вам придется здесь скорректировать программу.

О. ЖУРАВЛЕВА — Но это все-таки идиллия. Согласитесь, что есть огромное количество избирателей, которые реагируют на симпатии, на какую-то одну яркую деталь. Вот этот против абортов, а этот за что-то еще.

Е. АЛЬБАЦ — Нет, во-первых, это очень серьезно. Что значит деталь. Против абортов и за аборты это вопрос…

О. ЖУРАВЛЕВА — В экономической программе что-то важное.

Е. АЛЬБАЦ — Оль, послушайте меня. Потому что я про это чего-то читала. Это очень серьезно, против абортов или за аборты это вопрос дать женщине право выбора или не дать. Это не деталь, это очень серьезно. Конечно, есть избиратели, вы посмотрите в демократических странах явка на выборы составляет 45-55%, 60% это уже чудеса. В Австралии людей штрафуют, если они не выполняют свой гражданский долг. Поэтому конечно, всегда в каждом обществе есть люди, для которых небезразлично, как политики используют их деньги. В конечном счете, мы платим налоги, людей, которых мы выбираем, они эти деньги тратят. Есть люди, которым небезразлично, как их налоги будут тратиться. А есть люди, которые либо платят совсем мало налогов и им совершенно плевать. Есть люди, которые могут быть совершенно оторваны от политической жизни по разным другим обстоятельствам. Поэтому да, 45-50% которые приходят на выборы. Плюс ко всему любое электоральное поведение связано с очень большим количеством издержек. Вам надо прочитать, поехать в случае США внести себя в список избирателей. Вам надо заправить машину бензином, а это деньги для того чтобы доехать до встречи со своим кандидатом. И так далее. Это все мы называем издержками. Некоторые люди идут на эти издержки. Другие люди не идут. Поэтому в демократических странах эту роль доведения информации до избирателей и выполняют СМИ. Ровно для того чтобы снизить их издержки на получение информации. Это очень важная вещь. Поэтому я вам скажу, что для меня в США самое интересное не президентские выборы, в самом конце, кстати праймериз. Как сейчас идут праймериз в республиканской партии, начинается в демократической. Очень любопытно наблюдать. Это все показывается по телевизору. По основным каналам. Какие они приводят аргументы. Как представители одной партии спорят между собой. И вы видите, вот это человек, который с фланга предположим, с левого фланга республиканской партии, этот по центру, а этот справа. Кроме того, дело в том, что когда у вас двухпартийная система например, то самое главное для вас – завоевать того самого срединного избирателя.

О. ЖУРАВЛЕВА — Колеблющегося.

Е. АЛЬБАЦ — То, что мы обычно называем болотом. Потому что ваши лояльные избиратели слева и справа и так за вас проголосуют, мы должны найти аргументы для того чтобы этот избиратель, который не определился, либо которому не хочется ужасно во всем этом участвовать, либо который разуверился в том, что что-то может повлиять на политику в своей столице. Чтобы он вас услышал. Это трудный безумно интересный процесс. Который связан, конечно, и с политтехнологиями, но еще связан с необходимостью убеждать людей. Грубо говоря. Вы должны суметь свою корзинку политических товаров продать избирателю. О. ЖУРАВЛЕВА — Кто сейчас у нас хорошо продает корзинку?

Е. АЛЬБАЦ — А у нас нет демократического процесса. У нет никакой торговли.

О. ЖУРАВЛЕВА — У нас, так или иначе, идет какой-то предвыборный…

Е. АЛЬБАЦ — У вас приходит человек, который прожил жизнь на телевидении, которого мы хорошо помним по 1993 году, когда, развалившись в эфире, он говорил: ребята, не обращайте внимания, там стрельба, там происходит у Белого дома. А в это время расстреливали парламент страны. А господин Любимов сидел, развалившись и говорил, ребята, не обращайте на все это внимание. Этот человек себе позволяет идти в политику. Этому человеку должна быть закрыта дверь в политику. Понимаете? Он приходит на «Эхо Москвы» и совершенно… Понимаете, это после того как «Правое дело» устроило на всю страну кампанию как там, сила в правде…

О. ЖУРАВЛЕВА — Да.

Е. АЛЬБАЦ — Для начала научитесь хотя бы не врать так, чтобы вас не ловили за все возможные места. И это происходит с человеком, который собирается то ли возглавить, то ли быть одним из лидеров московского списка «Правого дела». Ну поэтому у «Правого дела» и рейтинг 1% и не будет больше. Потому что это за пределами добра и зла. В Москве все-таки, это может быть где-то в каком-то глухом угле России рассказывать эти сказки, которые рассказывал Любимов. Ну что поделаешь, если кампанию этой партии как утверждают, ведет Владислав Сурков. Ну вот мы и видим, что и получается в итоге.

О. ЖУРАВЛЕВА — Тогда буквально пару слов, как вы относитесь к инициативе, как пишет Анна: нах-нах, извините.

Е. АЛЬБАЦ — Мне во всей этой идее, которая заключается в том, что никаких…

О. ЖУРАВЛЕВА — Испортить бюллетень.

Е. АЛЬБАЦ — Нет, не испортить бюллетень. Идея заключается в следующем, что люди, которые не видят ни в одной из партий тех, кто готов и представлять, для меня после заявления Любимова ну нет никакого «Правого дела», которые не видят ни в одной из партии тех кандидатов, которые готовы представлять их интересы, у них тоже должен быть выбор. Когда-то у нас была графа «против всех». Эта графа, вообще право на протест записано в Конституции РФ. Равно как на протестное голосование. Поэтому чем мне кажется идея эта симпатичная – тем, что она пытается консолидировать протестный электорат. Консолидировать тех, которые хотят сказать: нас никто не представляет в этом назначенном сверху парламенте. Парламент должен стать местом для дискуссий. Это попытка консолидировать протест. Который сейчас безумно раздроблен и дисперсный. Что из этого получится, мы посмотрим.

О. ЖУРАВЛЕВА — Спасибо большое. Последние наверное слова, которые нам приходят на sms: Евгения Марковна, ваш рейтинг по кардиограмме эфира превосходит 70%, так что и такое случается. Но это специальная аудитория.

Е. АЛЬБАЦ — Это понятно, нерепрезентативная выборка абсолютно.

О. ЖУРАВЛЕВА — Совершенно верно. По поводу того, вы только про «Правое дело» сказали, кто-то еще сейчас ведет предвыборную кампанию? Есть люди, о которых можно сказать, что они готовятся…

Е. АЛЬБАЦ — Мы видим, что до того как… Кампания должна быть объявлена указом президента РФ. Ровно поэтому мы сейчас видим, как все заполонил этот общенародный фронт Путина, потому что сейчас еще рекламные кампании находятся…

О. ЖУРАВЛЕВА — Не регламентированы.

Е. АЛЬБАЦ — Поэтому делать можно все, что угодно. Заполнять собой все, что угодно. Да, конечно идет рекламная кампания лично Путина Владимира Владимировича, привет амфорам и его общенародного фронта, в который коллективно вступили Почта России, блондинки, и прочее, прочее.

О. ЖУРАВЛЕВА — На этом мы закончим. Спасибо большое. Евгения Альбац — главный редактор журнала «The New Times» была гостем эфира. Да, действительно кардиограмма сегодня какая-то восхитительная как на азиатских выборах.

Е. АЛЬБАЦ — Политик должен обращать внимание, а для журналиста это скорее не очень хороший результат.

О. ЖУРАВЛЕВА — Это значит, что вас слушали те люди, которые хотели вас слушать. Спасибо большое, всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире