'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 августа 2011, 19:08

О. ЖУРАВЛЕВА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Наш гость сегодня неожиданный, нетрадиционный для этого времени – президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский. Здравствуйте.

(Голосование закончено в 19:43)



Г. ПАВЛОВСКИЙ — Здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вопросы, которые пришли заранее, мне понравились многие особенно своей краткостью. Например, служащий из Томска спрашивает: как по-вашему, в современной России политика вообще есть?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Какая-то есть. Политики есть, то, что они делают как это назвать.

О. ЖУРАВЛЕВА – А вот как это назвать. Когда, я прошу прощения знаменитая история с амфорами это политика?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Нет, конечно. Это ошибка PR-сопровождения я думаю.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть вы считаете это ошибка?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Да, во-первых, амфоры пустые. Во-вторых, битые. В-третьих, они слишком легко достались.

О. ЖУРАВЛЕВА – Они так подготовлено стояли, мне очень нравилось, изображение, которое разошлось по всему Интернету.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Да, это было скажем так довольно слабое шоу.

О. ЖУРАВЛЕВА – А вообще мы стали вспоминать, что такие шоу у нас регулярно проходят, так или иначе, какое шоу было удачным для имиджа наших первых лиц. Это все равно, так или иначе, шоу, даже встреча с детьми в детдоме, в какой-то степени постановочная история. Правда же. Это не просто детдом, все равно все заранее должно быть спланировано.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Для людей власти хороши те шоу, которые показывают их в деле, то есть в осуществлении власти.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть «мои слова отливаются в граните» – это хорошо.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — У Путина почти все работало очень долго на него, и, по-моему, перестали различать между тем, что является его функцией как премьера и такими гэгами, штуками, фишками, последнее время фишек все больше, с прошлого лета. Они все спортивные и все отсылают к тем временам, когда избиратель ждал, когда же появится физически крепкий человек у власти. Он уже появился очень давно и…

О. ЖУРАВЛЕВА – Брежнев давно уже нас покинул.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Честно говоря, часть тех избирателей, которые ждали физически крепкого премьера, они уже сами по себе…

О. ЖУРАВЛЕВА – Получили.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Да, смотрят на наши игры из другого мира, а часть устали. Им больше не нужно, им нужна компетентность власти, если говорить о безопасности, они тоже хотят безопасности на улицах больше, чем где-то в геополитических боях. Поэтому нужно менять периодически роль. На самом деле у Медведева очень хорошо получается просто быть президентом. Все, что он делал в 2008 году, во время кавказской войны, было просто, убедительно и не требовало никакого обыгрывания.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть не нужно было самому садиться в БТР.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Да, я думаю, что это бы тогда было бы принято плохо. С другой стороны статья, которую он написал, статья вроде такой жанр не массовый, была принята очень хорошо. «Россия, вперед!». Опять-таки потому что речь шла о том, чего давно ждали. Хорошо была принята мюнхенская речь Путина в свое время. Большинством. Во всяком случае, конечно, не аудиторией…

О. ЖУРАВЛЕВА – Простите, но это совершенно разные аудитории.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Я говорю о нашей внутренней аудитории.

О. ЖУРАВЛЕВА – На разные поля играют.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Я не думаю, что многие из тех, в том числе из ваших слушателей, они может быть сегодня не признаются, те из них, которые голосовали за Путина, и аплодировали мюнхенской речи, такие тоже есть, они потом прекрасно приняли Медведева. Но все хорошо в своем месте. Кстати названная вами фраза Медведева неудачная.

О. ЖУРАВЛЕВА – Да. Но она как раз была сказана в тот момент, когда он осуществлял именно эту функцию.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Эмоция естественна. А фраза неудачна, потому что все в контрасте. Речь, русская речь Путина очень хорошо принималась на фоне своеобразной речи Бориса Николаевича. А теперь речь Медведева, причем к Медведеву завышенные требования, от него ждут какой-то еще более хорошей русской речи, чем у Путина. А это не так просто я вам скажу.

О. ЖУРАВЛЕВА – Они кстати очень похоже разговаривают по интонации.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Ему не следует быть похожим. Ему не надо пытаться быть похожим на Путина. Я думаю, что у него, во-первых, не получится, а во-вторых это не нужно. Зачем же нам два Путиных…

О. ЖУРАВЛЕВА – Мы с одним не знаем что делать.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Один уже в течение 12 лет, это вполне достаточно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Аха. Это Глеб Павловский в программе «Особое мнение». Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О. ЖУРАВЛЕВА – Мы продолжаем. Не забывайте писать, принимать участие в нашей кардиограмме, сейчас она такая очень я бы сказала модерновая. Изыск некоторый в ней появился. Вот еще один вопрос по Интернету был задан: за какую партию будете вы голосовать на выборах в думу? Так просто интересуется пенсионер из Москвы.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Пока непонятно, во-первых, какие партии будут.

О. ЖУРАВЛЕВА – А многим кажется, что уже понятно.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Потому что «Единая Россия» раздвоилась на «Единую Россию» и фронт. И непонятно, они как-то сольются или нет или по-прежнему будут рябить в глазах избирателя. «Правое дело» это что-то необычное, и партия ли это непонятно. Пока мы видим одного человека…

О. ЖУРАВЛЕВА – И вы его знаете.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Прохоров усиленно эпатирует собственного избирателя. Если это продолжится, то мы вынуждены будем выбирать между двумя мастерами эпатажа: Прохоровым и Жириновским. Но Жириновский профессиональный в этом качестве.

О. ЖУРАВЛЕВА – К тому же старый, добрый, мы к нему привыкли.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — И честно говоря, пока не впечатляет. Мне очень понравилось первое выступление Прохорова на съезде. И именно поэтому мне не нравится почти все, что делается после этого.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть вы сейчас не видите никого из всей представленной палитры, за кого было бы нестыдно поставить галочку.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Стыдно, вопрос… в политике не с этого начинают. Не со стыда, а с выгоды. Избиратель обычно движим своей выгодой моральной, ему кажется, что морально правильно или просто выгодно, полезно, исходя из его интересов.

О. ЖУРАВЛЕВА – Хорошо, ваши интересы.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Пока я вам скажу, для меня важно, чтобы наши руководящие товарищи не развалили то немногое, что удалось построить. В этом смысле партия «Единая Россия» была бы неплохим выходом для консерваторов, но в союзе с фронтом я уж не знаю, что и сказать.

О. ЖУРАВЛЕВА – А чем фронт так вас отпугивает?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Тем, что это скажем так, популистская, не слишком конституционная по стилистике организация, в которую включается уже, по-моему, примерно половина населения РФ. Входит. Я думаю, что к декабрю…

О. ЖУРАВЛЕВА – Войдут все.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Как минимум все, а скорее всего больше.

О. ЖУРАВЛЕВА – Как обычно 116%.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — … Человек может одновременно работать на почте России, в то же время подрабатывать на РЖД, а там еще какие-то профсоюзы и так далее. Каждого записывают по 3-5 раз. Дальше возникнет вопрос: а зачем вообще выборы проводить, если все уже во фронте.

О. ЖУРАВЛЕВА – Так он и до этого возникал вопрос: зачем вообще проводить выборы, если средний избиратель…

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Это плохая идея.

О. ЖУРАВЛЕВА – …убежден, что как бы он ни любил ныне существующие порядки, в той или иной степени, все равно власть перейдет к тому, у кого она и была до этого. Не мытьем, так катаньем. Не сограждане проголосуют, так административный ресурс привлекут. Раздадут где-то сахар, где-то чай, кому-то пообещают повысить пенсии. Но что бы мы конкретно избиратели ни хотели, все равно в результате мы получим то, что мы получим. У нас выбора все равно нет. И был Народный фронт, не было, разницы никакой.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Но если тандем так затянет паузу, они паузу держат лучше, чем многие артисты, то им, по-моему, не останется ничего, кроме вдвоем идти на выборы.

О. ЖУРАВЛЕВА – Также тандемом?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — И конкурировать друг с другом. Вы знаете, у нас занять вдвоем место президента невозможно.

О. ЖУРАВЛЕВА – Они сейчас его занимают вдвоем по большому счету.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Но чем дальше, тем это труднее. Мы это видим. Амфоры ведь Медведеву точно нечем крыть.

О. ЖУРАВЛЕВА – В таком случае Медведев в моих глазах выиграл.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Останется найти библиотеку Ивана Грозного, он может походить по Кремлю…

О. ЖУРАВЛЕВА – Нет, вот ему не позволят найти библиотеку Ивана Грозного. Чего-нибудь помельче, я уверена абсолютно. Спрашивает другой пенсионер из Москвы: можно народ не вовлекать в политические игры, а просто кинуть ему кость в виде наличия рабочих мест как средство к достойной жизни. А можно действительно решить проблемы народа и потом уже наслаждаться властью на всю катушку.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Я не знаю этого уважаемого пенсионера, он хочет, чтобы ему кости бросали. Это не очень почтенно для человека ждать костей. Тогда действительно может быть и бросят кости. Рабочие места это не бросишь, это экономика, экономика в ее нынешнем виде создавать рабочие места просто не может. Инвесторы боятся этой ситуации. Она им не нравится. Им, в сущности, говорят, ну подождите, мы выясним, какая у нас будет политика, после того как мы выясним, кто будет кандидатом в президенты от тандема. Возникает вопрос: ведь тандем вроде создавали для того чтобы обеспечить преемственность политики, теперь говорят, нет, вы знаете, могут быть разные решения. В итоге бизнес ждет, он никаких мест создавать не будет. Инвестор ничего тратить не будет, тут у нас прокуратура выяснила, правда не знаю, как они считали, насчитали 5 или 6 триллионов рублей, выведенных из страны. Но ведь деньги-то бегут не из места, где им хорошо.

О. ЖУРАВЛЕВА – Да и люди тоже. Особо выдающиеся скажем так.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Люди, кого вы имеете в виду?

О. ЖУРАВЛЕВА – Мозги, скажем так. Просто мозги.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Ну хорошо, мозги не бегут. Мозги замерли в ожидании.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть все замерло абсолютно. Путин если опять сядет в президентское кресло, что нового может дать стране? – интересуется Сергей из Барнаула. Уже готовятся.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Путин имеет право выдвинуться в президенты. Вопрос в политической целесообразности.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вот о ней Сергей и спрашивает.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Я не вижу политической целесообразности в том, чтобы самый как бы бесспорный для большинства населения политик страны еще раз в третий раз пошел в президенты. Какая ситуация, у нас что, война? У нас катастрофа? Нет. Поэтому я думаю, что эта идея плохая. Идея Путина как кандидата от тандема идея плоха своей эксцентричностью. Вы знаете, можно да, в России такое тоже можно, ну можно, тогда это очень необычная страна.

О. ЖУРАВЛЕВА – Ну так необычная же страна.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Это странный сигнал, причем не только для зарубежных, но и для внутренних. Вы знаете, мы любим эксцентрику, но не всегда и не во всяком месте. Все-таки Путин до сих пор избегал каких-то крайних экстремальных решений. Третий срок – это экстремальное решение. Потому что в частности это поставит под вопрос, а что, собственно говоря, почему Медведев не может идти кандидатом, что такого произошло, что он не может выдвинуться на второй срок. От власти.

О. ЖУРАВЛЕВА – Ну что так трудно придумать какую-нибудь причину. Устал, раб на галерах.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Придумать можно. Устал, да, болезненное состояние. В августе 20 лет назад у нас уже был заболевший президент.

О. ЖУРАВЛЕВА – Плохо себя чувствовал.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Я думаю, что это все плохие решения. Найти можно, это все будет плохо пахнуть.

О. ЖУРАВЛЕВА – Еще вопрос Владимира через твиттер: вредно ли для России, если «Единая Россия» будет иметь конституционное большинство?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Нет, не вредно. Но бессмысленно.

О. ЖУРАВЛЕВА – И не полезно.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — А зачем. Большинство при даже, если она конечно не свалится с нынешних 40% электорального рейтинга, это кстати неплохая цифра, с ней она подошла к прошлым выборам. То 50% при хорошей кампании она наберет. А зачем конституционное большинство? Она что Конституцию должна менять? В чем задача.

О. ЖУРАВЛЕВА – Скажите, пожалуйста, когда вы говорите о цифрах, о поддержке, ведь, наверное, в Кремле тоже ориентируются на рейтинги, на то, на се, когда-то прошел не так давно слух, что Путин разочарован в Медведеве. Что-то там у него как-то плоховато с поддержкой. Эти измерительные приборы справедливые, они настоящие или меряют по каким-то своим критериям?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Во-первых, войну слухов я не хочу обсуждать. Она ведется какими-то вспомогательными частями их же собственных команд. Смысл этой войны я не вижу. А рейтинги вещь серьезная. Их мерить надо. Даже и на бирже и в политике, какая буча был вокруг американского рейтинга. Правда, не Обамы. Там все плохо.

О. ЖУРАВЛЕВА – Кредитного.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Рейтинги реальные. Только рейтинг Путина, Медведева и партии «Единая Россия» это в сущности один рейтинг – рейтинг власти. Пока они все выступают как одна команда. Как только избирателю станет ясно, что что-то не так, то рейтинги могут начать сильно меняться.

О. ЖУРАВЛЕВА – А избирателю все еще хорошо?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Хорошо, избирателю у нас никогда не было хорошо.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вы мне тогда объясните…

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Он сравнивает с чем? – со своими ужасами, а вдруг будет еще хуже. Мало ли чего эти ребята там придумают. Поэтому избиратель иногда выбирает меньшее зло, как это называется…

О. ЖУРАВЛЕВА – Да, меньшее зло понятно.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Сегодня непонятно, кто меньшее зло.

О. ЖУРАВЛЕВА – В общем, меряем кто поменьше. Вот эти истории с не регистрацией партий, с преследованиями, даже комическими преследованиями каких-то условно политических оппонентов власти нынешней. Они действительно инициируются со стороны власти?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Иногда да, иногда нет.

О. ЖУРАВЛЕВА – Или это просто такие бестолковые люди, которые не могут долго документы собрать для регистрации, на улицу выходят хулиганить…

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Это тоже известно, что люди организационно бестолковые, это достаточно заметно не только по сбору подписей. Просто отвыкли от организационной деятельности. От организационной работы. А от власти ли это идет, иногда от власти. Вы знаете, политика, которая пережила себя, она становится несколько комичной. Была эпоха, когда надо было держать оборону от несметного количества мелких таких политиков, которые хотели что-нибудь столкнуть, остановить войну на Кавказе. Когда реально нельзя было остановить. У нас много было людей неприятных в политике. Сегодня Немцов, что он может, чему мешает Немцов?

О. ЖУРАВЛЕВА – Вот об этом я вас и спрашиваю. Если это исходит от власти, то у меня вопрос: неужели власти страшно, что Лимонов будет гулять по площади, что Немцов будет против кого-то агитировать…

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Ходит, как говорится, в майке, я вам буду мешать. Ну мешай, дорогой. Это же счастье, когда власти мешает Немцов. Это вообще значит невиданная, неслыханная стабильность.

О. ЖУРАВЛЕВА – У вас есть ответ на этот вопрос, почему власть боится таких вещей?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Есть политика, которая пережила себя, она становится бессмысленной.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть она просто как человек впадает в маразм.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Это инерция. Вы знаете, мы часто ведь инертны, мы привыкаем к чему-то, что вчера это приносило успех, садились на БТР, взлетали в воздух, и строго грозили, никогда Немцов не вернется во власть. Да боже мой, неужели Немцов был бы худшим губернатором Тулы, чем Дудка. Не знаю. Кстати это проклятое место Тульская область. Там же который раз…

О. ЖУРАВЛЕВА – Это как АвтоВАЗ, место проклятое. Наверное. Это программа «Особое мнение», никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЕВА – И снова с вами программа «Особое мнение». Тут уже буйные тексты. Люди присылают по пять вопросов. Потом жалуются, что я их все не задала. Вопросы своеобразные очень. Все хотят видеть в вас человека, который знает технологию.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Чего?

О. ЖУРАВЛЕВА – Сейчас объяснит, как развалить «Единую Россию», например. Нарисуйте нам схему, как развалить «Единую Россию». Я пока не спрашиваю, зачем. Она сама уже развалилась или нет?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Пока нет. Почему сама, сама она не развалится, но технология создания рядом с партией общественной организации, которая имеет почему-то право на треть списка партии, но формируется при этом независимо от партии и никак партия на нее не влияет, а сама организация даже не организовалась в сущности, это только название – Народный фронт. В нее принимают с каждым приемом большой организации, Россия РАО РЖД, партия теряет проценты. Так она потеряла ровно за это время…

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть Народный фронт это технология развала «Единой России».

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Пока что это технология развала «Единой России». Поэтому я даже для себя не решил вопрос, Владимир Владимирович просто ему действительно партия так надоела, что он хочет ее мучительным образом развалить, или он поверил, что таким образом он ее оседлает. Но зачем оседлать партию человеку, который и так является ее лидером. Во всем этом какая-то неуверенность. А неуверенность в политике ведет к развалу.

О. ЖУРАВЛЕВА – Как вы думаете, если бы у нас были такие примеры, сейчас конечно Украина у всех перед глазами, чтобы недавнего еще политика, отошедшего от какой-то должности, привлекли к суду. Я не говорю сейчас о том, что обязательно за то, что он совершал как политик, потому что в случае с Тимошенко все-таки здесь не просто какие-то финансовые к ней претензии, а вполне политические вопросы. Но неоднократно уже высказывалась такая простая незатейливая мысль, что если политика будут судить за политику, то он из власти уходить не будет до последнего. Он будет за нее держаться зубами, и его из дверей просто не выпихнешь, только вперед ногами вынесешь. У нас в принципе когда-нибудь эта возможность судов над политиками маячит где-то? Может быть такое, что действительно сейчас Лужкова начнут судить или не дай бог Путина. За что-нибудь. Всегда же найдется.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Я думаю, что мы бесконечно этим пугаем друг друга. У нас заметьте, в прессе очень много обсуждений, кого надо посадить.

О. ЖУРАВЛЕВА – Да какой в прессе. Вот на sms перечисляют, за что и кого.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Да, за что и кого. Я думаю, что у нас и достаточно страхов в стране. И этот страх не на стороне граждан. Он работает не на граждан, он работает как раз на тех, кого они хотели бы посадить. Потому что те бесконечно показывают друг другу, наверное, не sms и sms, смотрите, что они хотят с нами сделать. Пока политики боятся, они не уходят от власти. И я думаю, что Тимошенко это вообще особый случай. Это я думаю, простая мстительность новой команды по отношению к ней, плюс наверное, они хотят создать какую-то… заложника что ли, поторговаться, я не знаю, какая-то смешная идея, использовать это в политических целях. В России тюрьма, лагерь это не способ политики. Мы не получим так спокойную мирную страну. И я уж не говорю про передовую. И про те самые рабочие места.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но, тем не менее, как вы говорите, боятся. Вот чего могут бояться, например, ныне пребывающие в Кремле и Белом доме люди. Чего они так смертельно боятся, почему им вот так надо непременно победить. Или они просто любят побеждать.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Нет, почему у них должен быть смертельный страх. В общем, понимаете, это не страх, это неуверенность, 12 лет команды у власти в целом. Медведев ведь член той же команды.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вы сейчас Бориса Годунова цитируете.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — И все, в общем, более-менее получилось. Дальше надо завершать этот политический период, сам же Медведев сказал, завершать надо и идти дальше. Начинать что-то новое. Тут начинается страх: а где я на этой картинке – каждый думает. Хорошо, замечательно, модернизация, а я буду кто, я буду лидер или жертва этого замечательного бронепоезда, где я окажусь.

О. ЖУРАВЛЕВА – Почему быть только лидером или жертвой. Вот это главная по-моему проблема политиков.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Это наша русская…

О. ЖУРАВЛЕВА – Потому что М. С. Горбачев…

Г. ПАВЛОВСКИЙ — …политическая культура.

О. ЖУРАВЛЕВА – …который не сидит в тюрьме, который оставил свой пост, которого никто физически не пытался устранить, уже после всех перипетий. Там были, конечно, всякие тяжелые истории. Сейчас дает интервью, организует фонды, ездит с лекциями. Что это так страшно? Та жизнь это все, это катастрофа?

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Я думаю, что, во-первых, многие политики не представляют себя в отставке. Для них это страшно и прямо скажу, пример Горбачева не самый приятный для политика пример. У нас во всяком случае. Все-таки это пример человека, который не добровольно отказался от власти, фактически ее потерял. В ходе своих же действий. По-разному оценивают…

О. ЖУРАВЛЕВА – Я прошу прощения, но нынешний тандем стоит перед опасностью власть потерять фактически.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Нынешний тандем стоит перед опасностью завести себя в слишком дремучий лес, слишком рискованное поле. Они ведут себя так, как будто они полностью контролируют все факторы в стране и в мире. В нашем мире вообще я не знаю политика, который может сказать: ну ладно, я этого сейчас не буду делать, я это сделаю через полгода. Так Обама не может сказать. А тандем говорит, вы знаете, сейчас не время обсуждать вопрос, мы вам скажем про кандидатуру где-нибудь в конце года, когда начнется избирательная кампания. Это какое-то легкое безумие. Они не владеют, они не хозяева времени. Они не хозяева ситуации в стране. Они всего лишь управляющие. По-моему, эта команда забыла, что она всего лишь управляет и скажем так, иногда хорошо, иногда не очень. Экономическими, политическими процессами. Вообще-то говоря, рынок в стране есть некоторый, а рынком не так просто управлять. Даже если ты Бен Бернанке.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но очень хочется приехать на завод, на предприятие, сказать, сделайте то-то и то-то, заплатите этим зарплату.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Хочется, хотелки в политике не играют. Ну хочется, хочется, они наращивают риски, это азартная игра. Это слишком азартная игра. И в экономике и в политике. Они одновременно наращивают и в экономике и в политике. Это вдвойне азартная игра. Потому что расходы бюджетные, у нас весь рост висит на бюджетной веревочке. А бюджетная веревочка мы знаем на ценах на какие виды товаров. Нефть, газ, немножко сырья. Вот уже сейчас падают цены на нефть. Нельзя так азартно играть. Пока висит на этой веревочке, надо срочно переносить тяжесть на другие вещи. Модернизация – хорошее в принципе решение. Теперь нужна программа. Они должны работать вместе, мир меняется, у меня такое ощущение, что Владимир Владимирович и даже, пожалуй, Дмитрий Анатольевич как-то отвлеклись от того, что существует среда рыночная, мировая среда.

О. ЖУРАВЛЕВА – В чем сейчас как вам кажется реальная для них задача? Остаться на следующий срок, так или иначе. В таком или другом виде, но, тем не менее, сохранить власть.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Что значит остаться. Для Медведева стать президентом на второй срок это значит добиться признания его курса.

О. ЖУРАВЛЕВА – Первый раз стать наконец президентом.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Да. Стать президентом с программой. Кстати ее надо довести до программы. Пока мы имеем ряд хороших лозунгов, но еще не программа…

О. ЖУРАВЛЕВА – А вам не кажется странным, что мы об этом говорим про человека, который уже заканчивает практически свой президентский срок. Есть неплохие предвыборные лозунги.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — У него есть предвыборные лозунги, это неплохо накануне выборов. Но хорошо бы, чтобы эта программа стала программой и партии «Единая Россия» и его премьера. Посмотрите, довольно странная ситуация, премьер у него как бы другая программа. Почему, собственно. Они ведь шли одной командой. У них теперь две программы. Они могут нам сказать ясно, что у нас одна общая программа. Или нет, у нас две разные программы. Прекрасно, выбор замечательный, идите с двумя программами. И тот, кто проиграет, но мы догадываемся, что у Путина больше шансов выиграть. Реально. При его таланте, его я бы сказал PR-гениальности. Поменьше амфор. Но тогда мы будем знать, сколько людей за программу модернизация Медведева, и мы будем знать, что существует модернизационная коалиция в стране. И может быть в следующий раз она возьмет власть.

О. ЖУРАВЛЕВА – Спасибо большое. Все это с поправкой на то, что цифры будут более-менее адекватные.

Г. ПАВЛОВСКИЙ — Более-менее, менее-более.

О. ЖУРАВЛЕВА – Более-менее адекватные. Это президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский. Гость сегодняшнего «Особого мнения». Всем спасибо, всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире