'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 26 июля 2011, 19:08

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Я приветствую в этой студии Алексея Навального, юриста, блогера. Здравствуйте.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Добрый вечер.

(Голосование закончено в 19:45)



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте вы пока еще и ньюсмейкером у нас побудете, а потом уже юристом и блогером. Дело в том, что президент Дмитрий Медведев встретился сегодня с судьями арбитражных судов, не знаю, связанные это вещи или нет, и сегодня же федеральный арбитражный суд отправил на новое рассмотрение ваш спор с «Роснефтью» о выдаче документов. Это решение для вас поражение?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Да, я побуду таким ньюсмейкером-юристом. Действительно замечательная ситуация, Медведев на встрече с судьями говорил о какой-то теории, о каком-то вымысле, который возможно живет только в его голове. Он говорил, что благодаря судебной системе мы исправили многие ошибки, и в том числе повысилась инвестиционная привлекательность страны. Мы сегодня увидели суровую реальность, которая заключается в том, что мы потратили последние два года для того чтобы получить от компании «Роснефть», которая является крупнейшей нефтяной компанией в России публичной компанией, у которой только физических лиц акционеров больше 185 тысяч, для того чтобы заставить их выдать, заставить выдать «Роснефть» протоколы совета директоров, документы, которые нам гарантированы по закону. Мы выиграли у них в двух инстанциях, это было воспринято очень позитивно и инвесторами юристами, потому что доказали, может акционер маленький крохотный получить документы у такой большой компании.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть вы на инвестклимат хорошо влияете.

А. НАВАЛЬНЫЙ — На самом деле в ходе этого суда было вынесено решение Конституционного суда в нашу пользу и президиум Высшего арбитражного суда в нашу пользу. Медведев внес тоже не так давно специальные поправки, которые вроде бы должны облегчить процедуру получения информации у государственных компаний. Но сегодня к нашему большому удивлению федеральный арбитражный суд отправился на новое рассмотрение. И мы сейчас начнем это все заново. Конечно, в каком-то смысле это поражение. То есть мы занимались этим два года, всем было все ясно, все уже хлопали в ладоши, радовались, как хорошо, вот наконец-то улучшение. Вот наконец-то разговоры о том, что сюда придут какие-то инвесторы в международный финансовый центр, под ними действительно что-то стоит, потому что эти инвесторы смогут взаимодействовать с объектами инвестиций. А тут хлопс, и выясняется, что все это абсолютно развалилось, и все эти странные персонажи, бывшие сокурсники Медведева, которых он везде поназначал председателями судов уже всех уровней, они почему-то либо не хотят, либо не способны проводить даже его волю. То есть естественно они должны в первую очередь проводить то, что написано в законе, во-вторых, они должны проводить некую генеральную линию государства, которая вроде декларируется таким образом, что инвесторы должны получать информацию о работе компании, вообще общество должно получать информацию о работе компании. Что там тратит «Роснефть» или «Газпром» или «Транснефть» и так далее. Ну вот, видимо, эти компании обладают большим влиянием, чем Медведев.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — И вы получается теперь все с самого начала будете начинать.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Да, с суда первой инстанции.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Опять через все судебные суровые реалии российские проходить.

А. НАВАЛЬНЫЙ — А нам ничего другого не остается. Мы будем стоять все равно на своем. Будем доказывать. Рано или поздно мы заставим их это сделать. Будет жалко, если это займет еще два года.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но это необходимо.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Но это необходимо конечно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вы рассчитываете на успех в конечном итоге?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Он абсолютно неизбежен, потому что мы правы. Потому что не может быть ситуации, при которой существуют компании, которые могут скрывать базовую основную информацию от акционеров. Это исключено. Если компания хочет скрывать информацию о себе, пусть она тогда перестанет быть публичной компанией, превращается в общество с ограниченной ответственностью. Представить себе, согласитесь, дикость крупнейшая в России нефтяная компания, открытое акционерное общество говорит, а мы будем работать в режиме секретности. От кого у них секреты?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Согласитесь, что в то же время говорить о том, что мы победим в суде только потому что мы правы, учитывая то, что происходит с российской судебной системой это некоторый такой идеализм.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это никакой не идеализм, я совершенно понимаю, я не наивный человек, что нынешнее решение вынесено под давлением, под политическим давлением вот этих самых компаний и определенного лобби правительственного, коррупционного лобби, которое хочет, чтобы все их делишки в компаниях были шиты и крыты. И никто ничего не мог получить. Но значит это правительство, оно не вечно. Рано или поздно значит сменится та лоббистская группа, которая заставляет суды выносить эти неправосудные решения. Я уверен, смысл в том, что все мы понимаем, что так не должно быть. Что информация должна быть открыта. Ну раз так не должно быть, в итоге мы победим.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Из главных новостей дня сегодняшнего. Госдепартамент ввел санкции в отношении фигурантов списка Магнитского. Причем не стал дожидаться принятия законопроекта сенатом. Насколько это эффективно будет?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я думаю, что Госдеп это сделал действительно, не дожидаясь решения сената просто для того чтобы скажем так несколько успокоить самых агрессивных лоббистов этого законопроекта в Америке, которые очень болезненно воспринимают то, что в России, несмотря на какую-то постоянную болтологию и заявления, что мы что-то будем расследовать, ничего не происходит. Мы знаем, сегодня буквально появились сообщения о том, что те милиционеры, которые замешаны в деле Магнитского, которые его пытали и убили, и одновременно видимо, похищали те деньги, что расследовал Магнитский, они прошли удачно переаттестацию…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Не все.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Стали уже полицейскими. Какая-то часть из них в любом случае прошла, я думаю, что конечно это вызывает ярость не только в России, но в том числе за рубежом. Это было очевидно, что такие санкции будут введены. Насколько это эффективно, я считаю, что в целом это эффективно. Нужно конечно понимать, что ни у этих милиционеров Карпова, Кузнецова и так далее им запрет на въезд в США никакой проблемы особой не создает. Но в целом это прецедент, который говорит, ну сегодня тебе запретили въезжать в США, завтра в Европу, а послезавтра арестовали твои активы где-то в Швейцарии.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Тут очень много вопросов приходит по sms с просьбой прокомментировать то, что сейчас происходит в Вельске, я думаю, вы следите за решением по УДО Платона Лебедева. Перенесли на завтра, завтра продолжится это заседание. Но сегодня например, колония выдала отрицательную характеристику. Как вы считаете, все-таки Платон Лебедев по УДО выйдет?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я думаю, что не выйдет, к сожалению в большому. Я конечно слежу за происходящим, следить одновременно с одной стороны смешно, с другой стороны конечно отвратительно все, что там происходит, просто отвратительно, когда на полном серьезе представитель колонии говорит, что человек недостоин УДО, потому что он потерял какую-то форменную одежду. Брюки или еще что-то. Лебедев был осужден по экономическому преступлению. Даже если мы отбросим виновен он или нет, правильно или нет его посадили, в любом случае он отсидел 7 лет. У нас за убийство столько не сидят. И сейчас человеку на полном серьезе говорят, что мы его не отпустим по УДО, потому что он какие-то брюки потерял. Это конечно отвратительно, я надеюсь, хотелось бы надеяться, что закон восторжествует и справедливость и его отпустят, но есть ощущение, что этого не случится. Потому что власть не хочет, они считают, что возникнет что-то ужасное, новый неконтролируемый фактор Ходорковский и Лебедев на свободе. Я думаю, что они просто не рискнут, боятся.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Теперь переходим к вопросам, которые в огромном количестве пришли на сайт. Тут несколько блоков я выделила. Давайте начнем с блока выборного. И тут несколько моментов. Первый это как себя на выборах вести. Например, работник АЭС спрашивает вас: ваше предложение голосовать против «Единой России» однозначно или могут быть другие интересные варианты. Дело в том, что сейчас обсуждают так называемый метод Навального, когда в избирательном бюллетене вы голосуете за кого угодно, главное не за «Единую Россию».

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я не претендую конечно на изобретение этого всего, но я считаю, что единственный, если хотите морально верный способ поведения на выборах, который позволил бы каждому из нас обозначить свою позицию для гражданина и был бы реально болезненным для власти, и оказывал на нее давление, это придти на выборы и проголосовать за любую партию, кроме «Единой России». То есть наплевать, за любую, за какую хотите. Хотите монетку подбросьте, за кого угодно. Все остальные варианты гораздо менее болезненны для власти. Начиная от бойкота и заканчивая экзотическими вариантами что-то вписывать. Вписывать в бюллетень какие-то слова, какие-то ставить кресты и так далее. Я считаю, что сейчас тактическая задача выглядит в том, чтобы лишить «Единую Россию» монополии на власть. Неважно, конечно я понимаю, что сейчас мне скажут, «Единая Россия», «Правое дело» это такая же видоизмененная «Единая Россия», неважно. В любом случае это не «Единая Россия». И сейчас эти партии если хотите слишком слабы и трусливы, чтобы сами призвать к этому, призвать голосовать против «Единой России» консолидировано выступить против нее, они занимаются какими-то дрязгами между собой. Поэтому это должны сделать мы, граждане, мы должны придти и проголосовать за любую партию против «Единой России» для того чтобы в идеале лишить ее 50% голосов в парламенте. Получится это или нет, но  нужно к этому стремиться, нужно агитировать, убедить свою бабушку, родителей. Я считаю, что каждый из нас в рамках концепции «15 минут борьбы с режимом в день» может внести достаточно существенную лепту для того чтобы «Единая Россия» потерпела поражение. Именно поэтому такая сейчас расхожая фраза — «Единая Россия» партия жуликов и воров — она стала такой болезненной для «Единой России», и они прямо так переживают, что кто-то ведет против них спланированную PR-кампанию. Это никакая не PR-кампания, это просто мнение людей.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Тогда вопрос от Андрея. Что вы планируете делать в том случае, если все-таки партия жуликов и воров победит на выборах в ГД? План Б у вас есть?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Давайте не строить иллюзий. Партия жуликов и воров «Единая Россия» победит на выборах. Получит большинство. Вопрос в том, какое большинство. 50%, 65%, 80%.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — 103%.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Думаю, что в Дагестане или Ингушетии это же не фигура речи, было такое, что 103% в некоторых городах. Важно понизить ее реальный рейтинг. Важно вести агитацию против «Единой России». Для того чтобы понижать ее реальный рейтинг. Ну нарисуют, сколько нарисуют, неважно. Важно осознание того, что реально меньше половины людей проголосовало за «Единую Россию». Потому что мы же говорим не о бумаге, мы говорим о смысле. И «Единая Россия» является политической опорой Путина, потому что за нее реально голосуют какие-то люди. Не потому что фальсифицируют, а потому что реально голосуют. Поэтому задача этих людей в первую очередь убедить.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Хорошо. Теперь давайте про другую часть выборной истории. Довольно общий вопрос от программиста из Санкт-Петербурга: Алексей, есть ли у вас планы избираться на ближайших парламентских выборах?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Во-первых, это невозможно. Потому что одномандатников у нас уже нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — У нас есть партии.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Для того чтобы избираться, нужно входить в какие-то партии. Я считаю, что партийный формат существования оппозиции он себя изжил. Я не собираюсь кого-то критиковать и говорить, что все должны сейчас из партий распуститься, уйти и так далее, я не претендую на то, что какая-то моя политическая борьба является единственно верной, но я считаю ее гораздо более эффективной, то, что делаю я, чем если я сидел бы в какой-то партии и с каким-то партийным лидером должен был согласовывать свои позиции. А партийный лидер бегал бы к Суркову, а Сурков ему говорил, ты вот это говори, а это не говори, этого критикуй, не критикуй, потому что мы так тебе денег дадим, а так нет. Это совершенно бессмысленно. Это тупиковый путь, ну, партии есть, пусть будут. Я могу заниматься тем, чем хочу без всяких партий.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Еще один вопрос от предпринимателя из Перми: если вас позовут в «Правое дело», пойдете?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я уже много раз на эту тему говорил, что: а) повторюсь, я считаю, что партийный способ себя изжил. И если бы я пошел бы в любую партию, то куча народу мне сказало бы, Алексей, ты все это время нам врал. У меня нет ни малейшего желания, чтобы люди предъявили мне. Я хочу быть последовательным и я последовательно заявляю о том, что я не пойду ни в какую партию. Что касается конкретно «Правого дела», я считаю, что в целом позитивно, что какие-то новые люди вовлекаются в политику, понятно, что это абсолютно подконтрольный проект и понятно, что они делают то, что им скажут. Все равно они возникли, что-то будут пытаться сказать новенькое, интересненькое, все равно попытаются поконкурировать. Пусть. Но я не выделяю «Правое дело» в сравнении с какими-то другими партиями. То есть почему спрашивают, а почему в «Правое дело», а не «Справедливую Россию», коммунистов. Это примерно то же самое.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — «Яблоко» еще можно.

А. НАВАЛЬНЫЙ — «Яблоко» мне все-таки, наверное, ближе, потому что я все-таки был членом этой партии, хоть меня и исключили.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Поэтому и упомянула его. С другой стороны все-таки очень много было на сайте сообщений такого характера, что мол, прекрасно все то, что вы делаете, Алексей, но один в поле не воин, и может быть, вы что-то свое организуете, не будете к партийному лидеру бегать, а сами будете каким-то лидером. Я конечно не предлагаю вам армию Навального, которая на просторах Интернета формируется, возглавлять. Но об этом мысли какие-то были?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Смотрите, вот в этой комнате сейчас, раскроем секрет, семь человек. Вот предположим, мы семь человек, которые объединены какой-то целью и идеологией. И мы занимаемся каким-то делом. А потом я говорю, внимание, я создаю движение. И всех этих семерых человек записываю в список, делаю в  Excel таблицу и записываю год рождения, а некоторых заставляю даже написать заявление. Станет ли наша деятельность от этого более эффективной? Нет. То есть движение есть, есть люди, которые меня поддерживают, есть люди, их много, которые делают что-то вместе со мной.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но так вы сможете участвовать в выборах…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Движения ни в каких выборах не участвуют.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Нет, если вы будете партией.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Никаких выборов в стране нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Если вы станете партией, вы можете участвовать в выборах, каким-то образом пройти в ГД и влиять на жизнь государства. Мы сейчас идеальный вариант…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Совершенно не так. Вот если вы будете партией, то для того чтобы участвовать в выборах, вы должны будете идти и у кого-то просить, чтобы бородатый Чуров посидел, покачал головой, подумал, вздохнул и решил, посоветовавшись с Сурковым, регистрировать вас или нет. Я не собираюсь участвовать в политике таким образом, чтобы Чуров, Сурков или какие-то все остальные жулики и воры давали мне разрешение или неразрешение на участие в политической деятельности. Политическая деятельность то, что каждый человек осуществляет в соответствии со своими взглядами политическими. Взгляды у меня есть? – есть. Сторонники у меня есть? – есть пока, слава богу. Ну вот я буду заниматься свой политической деятельностью без Чурова и без Суркова.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Тогда вот вам еще вопрос от юриста московского, касается он возможности пойти вам на госслужбу. Мало ли вдруг предложат. У нас например перед глазами вариант Никиты Белых, которому предложили пойти в губернаторы. А если вам предложат пойти в Генпрокуратуру, Следственный комитет, да мало ли вариантов. Вы юрист толковый, опытный. Вот есть предложение, госслужба. Вы идете?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Нужно идти в такое место, где человек имеет возможность самостоятельно принимать решения и действительно на что-то влиять. Например, пост губернатора не дает возможности тебе ни на что влиять, то есть ты зажат в абсолютно существующие рамки. Есть правила игры, либо ты играешь как все, либо ты просто ты не можешь ничего делать. Поэтому позиция должна быть такая, где ты можешь самостоятельно проводить решения хоть какие-то.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть в президенты сразу что ли?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я говорю в целом. Потому что это обсуждение, а вот если тебе предложат то, пойдешь или нет, это все, если обсуждать серьезно, нужно обсуждать тогда предметно. Но я говорю вообще о принципе и подходе. Занимать позицию нужно ту, где ты можешь самостоятельно проводить какие-то решения. Госслужащим какого-то уровня я и так мог бы стать. Но я туда не иду, потому что неинтересно, потому что я не хочу быть частью этой системы абсолютно коррумпированной. Я с ней борюсь с этой системой практически. Я не собираюсь быть ее частью.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Изнутри будете разваливать.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я ее изнутри изучил. Я был советником губернатора Кировской области год. Я посмотрел на нее и понял абсолютно точно, что все эти романтические идеи о том, что хорошие люди будут внедряться на какие-то посты и менять систему изнутри, это полнейшая утопия.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Как-то вы совсем пессимистично настроены.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я совершенно не пессимистично. Но я настроен наоборот очень оптимистично, я считаю, что мы должны влиять на  эту власть как и положено снаружи, мы должны ее долбить, валить, мы должны заставить ее меняться. А вот это куда-то войти и получить какой-то министерский портфель, машину с синим ведерком и рассказывать кому-то байки, что я меняю изнутри, вот это как раз пессимистичный такой двуличный подход.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вопрос от предпринимателя из Перми: Алексей, вы не задумывались над тем, что если сразу сломать эту систему так, как вы предлагаете, то есть опасность не построить новую. А взамен получается альтернативная и к тому же еще хуже, чем была.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это тоже такой самообман. Что такое сломать систему. Мы представляем ее как какой-то карточный домик или домик из песка. Что такое сломать систему, я подошел и затоптал ее ботинками? Система — это тысячи людей, которые сидят на своих рабочих местах и делают какие-то эти вещи. Ее нельзя вот так просто взять и сломать и даже предположим, если завтра случилась революция, это не означает, что вам, Таня, на следующий день не придется идти на работу, потому что система сломана. Или что-то с ней случилось.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я-то как раз в революцию буду постоянно на работе, Алексей.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Тем более, революция создаст новые рабочие места. Поэтому сломать систему это не означает, что завтра возникнет какой-то хаос. Это совершенно не означает, этого хаоса не случилось ни на Украине, ни в Грузии, ни даже в Египте, Тунисе и так далее.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тогда после перерыва поговорим о том, что же значит сломать систему, что можно вместо нее предложить.

НОВОСТИ

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Мы продолжаем программу «Особое мнение». Так все-таки про слом или смену системы, что это означает?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это означает очень простую вещь, что мы должны вынудить их объявить настоящие свободные выборы. Выборы, в которых смогу принять участие я, я очень хочу принять участие в выборах, только возможности такой нет. Националисты, Белов ДПНИ, левые, правые, любые, вот когда будет возможность всем им выйти на честные справедливые выборы, вот это и будет слом системы в том смысле, системы отвратительной, коррумпированной, при которой какие-то жулики решают, кто получит сколько процентов. И эти люди, которые будут избраны волеизъявлением народа, они и создадут новую систему. Ничего ужасного, во-первых, ничего тут не надо придумывать нового, это просто называется представительская демократия.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть не идет речь, наш слушатель пишет…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Идет ли речь о том, что нужно сжечь Кремль и всех расстрелять. Нет, об этом не идет речь.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Конечно не идет, тем более что нам не надо, чтобы радиостанцию «Эхо Москвы» закрыли за такие высказывания в эфире. Наш слушатель пишет, как он понимает вашу позицию, что надо полностью поменять существующую власть вплоть до руководителей поселков. Нет?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Конечно это было бы желательно. Я думаю, что должна пройти такая кардинальная смена элиты. Но опять же, ее может сменить партия, которая получит 85% голосов. Президент, который получит, вот Саакашвили получил 95 на первых выборах, он имел такую возможность. Вот Путин получил очень много на первых своих выборах, он имел возможность что-то менять. Ельцин получил 95 и так далее. Поэтому если вдруг появится такой политик замечательный, который получит очень много или партия…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Тут все пишут: Навального в президенты.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Ну, это конечно замечательно, я реально оцениваю свою популярность и свои шансы. Поэтому ну будут выборы, выборы покажут. Я приму участие в выборах, если они будут.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Если они будут устраивать вашим требованиям.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Если они не будут устраивать моим требованиям, они будут соответствовать нормальным требованиям, принятым во всем мире. Они должны быть свободны…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть в ближайшее время на выборах мы вас не увидим.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Все желающие…, нет, я думаю, что мы заставим этих людей отказаться от узурпации власти, объявить свободные выборы. Это произойдет рано или поздно. Конечно, хотелось бы, чтобы это произошло через год. Но нужно быть готовым к тому, что это произойдет через 5 лет. Но то, что это произойдет, в этом нет никаких сомнений.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вы тут упомянули, что всем нужно дать возможность избираться, в том числе националистам. Кстати очень много вопросов именно на эту тему. Вопрос от студента из Москвы: Алексей, вы не боитесь, что ваше заигрывание с националистической идеологией может привести к тому, что произошло в Норвегии? Как вы бы ответили на вопрос.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я бы ответил очень просто: не боюсь. Что произошло в Норвегии это ужасная трагедия. Просто психически больной человек, у которого съехала крыша на какой-то смеси правых идей и просто какого-то бреда. Он пошел и расстрелял каких-то людей. Это может произойти абсолютно при любом режиме в любом государстве, никто не подозревал, что это может произойти в Норвегии. Где даже серьезные ограничения на владение оружием. Никаких заигрываний с национализмом нет, я просто говорю то, что считаю нужным. И если есть какие-то реальные вопросы политической повестки дня, например, необходимости ограничивать миграцию, я говорю об этом. Кто-то считает это национализмом, кто-то не считает, меня вот эта прикладная политология интересует мало. Вот если я считаю, что это правильно, я об этом говорю. Оттого что националисты выиграют выборы или получат значительное количество голосов, ничего ужасного не произойдет. В Швейцарии народная партия недавно получила 40%, что, Швейцария рухнула что ли. Или там теперь всех расстреливают.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Нет, в Норвегии всех расстреливают.

А. НАВАЛЬНЫЙ — В Норвегии сумасшедший всех расстреливает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Его пока еще не признали невменяемым.

А. НАВАЛЬНЫЙ — В Норвегии никакие националисты между прочим на выборах не победили. Поэтому здесь нет никакой зависимости. Это никак не связано. В любом случае факт остается фактом. Значительное количество жителей нашей страны придерживаются весьма консервативных взглядов, которые принято обзывать националистическими. И ничего ужасного такого в этом нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Тогда вам вопрос тоже из Перми по поводу национализма, что вы имеете в виду, Россия для русских, чеченцам не место в России, а татарам и евреям? Кто должен решать, какому народу место?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Господи, вот это такой набор стереотипов, которые уже настолько всем надоели. Это «Россия для русских» а что означает, что завтра будет с татарами. А вот давайте отделим от Чечню и завтра взорвется Поволжье.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Значит надо продолжать объяснять.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Совершенно верно. Именно поэтому я объясняю. Нужно решать конкретные проблемы. Конкретная проблема заключается в том, что Кавказ не является частью РФ. Там управляют какие-то бандитские группы, которые управляют потому что они крадут огромное количество денег, часть из которых отдают жуликам, которые сидят в Кремле.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вообще они в составе РФ.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Они в составе РФ де-юре.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я недавно смотрела на карту.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Отлично, вы смотрели на карту, а вы посмотрите не на карту, а на жизнь суровую. И вы увидите, что в Дагестане идет гражданская война, и власти никакой нет ни в Дагестане, ни в Чечне, ни в Ингушетии. Они де-факто не являются частью РФ. Поэтому нужно прекратить талдычить о том, что давайте республики сестры все обнимемся и построим какой-то мультикультурализм, а нужно говорить о решении конкретной проблемы. О том, что там всем управляют бандиты, эти бандиты ездят сюда в Москву. Где очень серьезно мешают жить москвичам любых национальностей. С другими национальностями за исключением Северного Кавказа мы сейчас таких проблем не испытываем. Никто не имеет никаких проблем с татарами. Или с башкирами или с тувинцами. Или с мордвинами.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть идеи мультикультурализма, о которых сейчас много говорят, они вполне себе реальные и осуществимы и у нас в России они присутствуют.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Зачем нам обзывать это каким-то странным словом мультикультурализм. Все вполне себе живут и существуют и много лет жили себе мирно. Вот Кавказ и странная политика Москвы на Кавказе привела к тому, что там правят какие-то организованные группы. Поэтому например если завтра мы бы ввели весьма разумную меру ограничения перемещения грузов и людей с территории Северного Кавказа…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Слушайте, это граждане РФ. У них точно такие же права как у нас с вами.

А. НАВАЛЬНЫЙ — А кто говорит, что это не граждане РФ?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — И свобода перемещения в том числе.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Хеллоу, Таня, там идет гражданская война. А если гражданская война, то мы имеем право ввести, например, чрезвычайное положение или другие меры ограничения.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — У нас Чечня самая мирная республика и спокойная в РФ.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Самая мирная республика, вы зайдите, пожалуйста, на Ютуб и посмотрите, какие там басмачи расстреливают из пейнтбольных ружей женщин просто за то, что они в платках на улице не ходят. Понимаете. Вы хотите, чтобы эти люди жили в вашей стране? Я не хочу. Чтобы такие люди здесь жили и тем более, чтобы они стояли у руководства республики. Потому что Рамзан Кадыров говорит, что это настоящие сыны Чечни, которые из ружей расстреливают кого-то за то, что у нее юбка до колена. Вот у меня есть жена и дочь, и человек, который скажет про то, что женщина не может появляться на улице без платка, гражданин он России, не гражданин, я этому человеку должен сказать, уматывай отсюда. Ты не нужен мне ни в моем городе, ни в моей стране.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вы не можете это сказать, потому что он точно такой же гражданин, как и вы.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Значит если он такой же гражданин, как и я и говорит какие-то вещи противозаконные, которые ограничивают, значит, этого человека нужно посадить на 15 суток, потом на три года, если повторяет эту ерунду или тем более стреляет в кого-то из пейнтбольного ружья. Эти люди совершают преступления ежедневно. Эти люди заявляют о желании совершать преступления ежедневно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но они точно также могут сказать, что вы совершаете преступление, заявляя, что они не часть России.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я не совершаю никакого преступления. Они де-юре конечно часть России, но мы должны их воспитывать, должны что-то сделать. То, что происходит в этой части России де-юре совершенно не нравится ни мне, ни 90% жителей остальной России.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Как вы считаете, политика федеральной власти она эту ситуацию, сейчас оглянулись на кардиограмму эфира, чтобы проверить до сих пор ли стопроцентная поддержка.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я увидел, что поддержка упала.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Так все-таки, политика федеральной власти усугубляет эту ситуацию?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Ну естественно. Сегодняшние заявления о том, что мы давайте дадим им 4 триллиона рублей на развитие в то время, когда все отлично понимают, что мы не способны эти 4 триллиона эффективно потратить, не способны контролировать, и эти 4 триллиона не будут, они не помогут даже простым жителям Чечни и Ингушетии, а будут просто разворованы коррумпированной бандитской элитой…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Значит жители Чечни, Ингушетии и Дагестана абсолютно не причем. Проблема в руководстве республики.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Проблема в руководстве республики, да. В какой-то элите, в истеблишменте, который всех поддерживает. Да, естественно. Наши федеральные власти они финансируют этих бандитов, потому что с бандитами им очень легко воровать деньги, во-первых, а, во-вторых, бандиты им все время рисуют 99%.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну и много чего где рисуют.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Ну вот я не хочу, чтобы где-то рисовали, а в Чечне, Дагестане и Ингушетии рисуют больше всего. Поэтому на самом деле такой компромисс между федеральными жуликами и кавказскими жуликами. И тем и другим наплевать на самом деле на реальные проблемы Кавказа, на население, которое в Чечне, Дагестане и Ингушетии по-прежнему нищее, несмотря на огромное количество вливаний. Они устроили какой-то междусобойчик и этот междусобойчик не должен существовать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Последний вопрос уже на другую тему, очень многие спрашивают, получен ли ответ из Генпрокуратуры на ваш запрос о незаконности Народного фронта.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Месячный срок уже прошел. А ответа пока нет. В определенных случаях прокуратура имеет право продлять сроки проверки. Я надеюсь, они там что-то проверяют, потому что мы много чего спросили, в том числе, на каком основании они помещение арендуют и так далее и так далее. Это такая формальная штука, ответа пока нет, ждем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ну и мы тоже подождем. Я надеюсь, что как только что-то появится, вы тут же нам сообщите.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Естественно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Тем более что у вас тут такие стопроцентные уровни поддержки. Так что…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Без голосования Чечни, Ингушетии и Дагестана. Хотел бы заметить.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Тоже могут посчитать. Спасибо большое. В программе «Особое мнение» сегодня выступал Алексей Навальный, если вы что-то не увидели и не услышали и хотите еще раз все это повторить, добро пожаловать на  наш сайт. Всем счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире