'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 апреля 2011, 19:08

М. КОРОЛЕВА: Здравствуйте, это действительно программа «Особое мнение». Я — Марина Королева, напротив — журналист Максим Шевченко.

Здравствуйте, Максим.

М. ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте.



(Голосование закончено в 19:43)



М. КОРОЛЕВА: Напомним все адреса для связи с нами. Ну, во-первых, для ваших смсок +7-985-970-45-45, это вы знаете. Кроме того, ведется видеотрансляция на нашем сайте, и там же есть видеотрансляция, которую осуществляет компания «Сетевизор», ее можно смотреть на всех компьютерах, «Айфонах», «Айпэдах», кроме того, кардиограмма эфира – вы можете голосовать за или против слов Максима Шевченко. В общем, пользуйтесь всеми этими каналами, присоединяйтесь к нашему разговору. Максим, ну, вот новость буквально последних минут, буквально новости из Японии стали уходить только-только с первых полос, снова землетрясение, сильное землетрясение, Токио затронут, цунами, угроза цунами объявлена. Вот, знаете, какой-то такой…

М. ШЕВЧЕНКО: Семь с половиной баллов, да, вы сказали? Ужас.



М. КОРОЛЕВА: Да, почти семь с половиной баллов, 7,4. Какое-то такое безнадежное чувство возникает. Вот что делать в ситуации, казалось бы, когда затронута целая страна, большая страна с огромным населением, на нескольких островах? Ну, не знаю… может, как-то международному сообществу подключиться? Что делать-то?

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, вообще есть ситуации, когда на самом деле, да, чувство безнадежности полное, и когда есть силы природы, против которых человек даже бороться не может. Что бы он ни выстраивал, против землетрясения 8-9-10 баллов, там, 30-метровой волны, например, — тоже бывали такие цунами, — тут ничего не сделаешь. Ну, конечно, Японию очень жалко, и, конечно, я считаю, что Японии надо помогать всем вместе. По крайней мере, есть же этот АТС, да? Форум Тихоокеанского сотрудничества…

М. КОРОЛЕВА: Ну, как я понимаю…

М. ШЕВЧЕНКО: … Китай, Россия, Корея, США…

М. КОРОЛЕВА: … здесь дело, в общем, не в деньгах. Япония — достаточно богатое государство…

М. ШЕВЧЕНКО: Не уверен, не уверен, потому что у Японии многие деньги были вложены в активы, в ценные бумаги и так далее. Японцы очень рачительные в этом смысле были. С точки зрения созидания финансовой экономики, у японцев огромный государственный долг, который, естественно, еще больше увеличится. Конечно, многие японские предприятия вынесены в Китай, находятся не на территории Японии, но все равно, когда такая страна подвергается таким ударам раз за разом, она де-факто подвергается масштабным бомбардировкам просто, сравнимым с ядерными бомбардировками. Ну, не знаю, надо, конечно, помогать. Трудно что-то говорить…

М. КОРОЛЕВА: Ну, может быть, предложить японцам переселение тому же самому мировому сообществу?

М. ШЕВЧЕНКО: Куда им переселяться и на каких условиях им переселяться? Хватит уже, мы в 20-м веке напереселяли…

М. КОРОЛЕВА: Ну что ж теперь, погибать?

М. ШЕВЧЕНКО: Знаете, напереселяли людей в разные части света, теперь там, как говорится, не про… кашу не расхлебать. То на Ближний Восток переселяем со всего света людей, то теперь японцев переселять. Я вот думаю, что здесь дело не в переселениях, потому что, во-первых, не надо трагедизировать тоже. Это, конечно, тяжелый удар, страшный, но не все Японские острова этим затронуты, только какие-то части, как я понимаю, какие-то зоны. И на территории Японии достаточно много места, где японцы могут построить что-нибудь…

М. КОРОЛЕВА: Но охват расширяется, с другой стороны.

М. ШЕВЧЕНКО: С другой стороны, конечно, это очень серьезная угроза, об этой угрозе, как я понимаю, давно уже говорили, о том… были даже фильмы сняты какие-то…

М. КОРОЛЕВА: Фильмы снимали, «Гибель Японии».

М. ШЕВЧЕНКО: Да, апокалипсические. «Гибель Японии» и так далее. Ну, я понимаю, есть тема переселять их в Сибирь, в Россию, на дальний Восток. Ну, при принятии российского гражданства, — на что они не пойдут, – ради Бога. Без российского гражданства, как граждан другого государства, я считаю, это нельзя делать ни в коем случае.

М. КОРОЛЕВА: Ну, предложение Дмитрия Медведева было такое несколько недель назад.

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, предложение несколько странное, прямо скажем. Оно, конечно… оно, конечно, так сказать, толерантное очень, но, еще раз говорю, заселение японцами Дальнего Востока Китай воспримет как антикитайскую акцию. Это безусловно. И Япония, она хоть является страной дальневосточной, она член, конечно, западного военного блока, который в целом нацелен на Китай. Поэтому многие могут воспринять заселение японцами Дальнего Востока и Восточной Сибири, переселение туда больших масс высокоорганизованного населения как, конечно, превентивную акцию выстраивания дополнительного барьера против Китая, как еще один шаг на присоединение России к НАТО. Как ни странно, Япония – это вынесенный ассоциативный член НАТО на Дальнем Востоке. Это не член НАТО де-юре, но де-факто Япония всегда сотрудничала, несмотря на то, что она является как бы нейтральной страной, со всеми натовскими структурами. Начиная с военной операции в Корее – тогда, конечно, Япония просто была еще оккупированной страной по большей части и лишена своего суверенитета. И кончая войной во Вьетнаме, там, не знаю, все другие натовские операции поддерживались японцами…

М. КОРОЛЕВА: Подождите, но с другой стороны, так и прекрасно, если мы выстроим там антикитайский барьер на Дальнем Востоке таким образом.

М. ШЕВЧЕНКО: Это для вас так прекрасно, для вас лично, для госпожи Королевой это прекрасно…

М. КОРОЛЕВА: А для вас, господина Шевченко?

М. ШЕВЧЕНКО: А для меня это совершенно не прекрасно, чтобы нас стравливали с 2-миллиардным, а в скором времени и 2,5 – 3-х-миллиардным могучим Китаем, который развивается такими темпами, какими не развивается, наверное, мало какая другая страна в мире.

М. КОРОЛЕВА: То есть, нам лучше пускать к себе Китай?

М. ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что не надо никого к себе пускать. Это вообще женская позиция, это женщины к себе пускают. Знаете, пора уже давно России от этой женской позиции…

М. КОРОЛЕВА: С чего это вы взяли?

М. ШЕВЧЕНКО: … от этой женской позиции пускать к себе перейти к позиции сотрудничества.

М. КОРОЛЕВА: Но люди-то нам нужны, правда же? На Дальнем Востоке и в Сибири люди нам нужны? Нужны.

М. ШЕВЧЕНКО: У нас людей хватает. У нас есть наша Средняя Азия, где есть русскоязычное население, которое в достаточной мере адаптировано к российской ситуации. Есть, конечно, нюансы во всяких межэтнических отношениях, но в целом узбеки, киргизы, таджики, трудовые ресурсы которых мы не можем использовать должным образом, гораздо больше подходят для России, для российских реалий, чем китайцы. С китайцами надо выстраивать отношения доверительные, с китайцами надо выстраивать отношения, ну, достаточно уверенные в себе. Я считаю вообще, что китайцы будут к нам относиться более внимательно, более внятно, если Россия будет поменьше мямлить, поменьше употреблять выражение «пускать к себе», а побольше отстаивать свои интересы, как это делают китайцы, в частности.

М. КОРОЛЕВА: Хорошо, мы продолжим буквально через минуту. Обратимся, видимо, уже к нашим землетрясениям несколько виртуальным, которые касаются атак на «Живой Журнал». Это будет через минуту. Максим Шевченко в студии.

РЕКЛАМА

М. КОРОЛЕВА: И мы продолжаем «Особое мнение». Сегодня это мнение журналиста Максима Шевченко. +7-985-970-45-45 – это для ваших смсок. Кардиограмма эфира, трансляция сетевизора на нашем сайте, кроме того, трансляция в «Рутьюбе» — все это вы можете смотреть и слушать на «Эхе Москвы», на телеканале «RTVI» и в Интернете. Итак, мы упомянули об атаке на «Живой Журнал». Почему я сейчас об этом говорю, потому что вот буквально только что появились заявления Дмитрия Медведева, который назвал атаки на «Живой Журнал» в Интернете возмутительными, считает, что в них надо разобраться как компетентным органам, там и самим руководителям «Живого Журнала». Вы, кстати, пользователь «ЖЖ»?

М. ШЕВЧЕНКО: Нет.

М. КОРОЛЕВА: То есть, вас это мало затронуло?

М. ШЕВЧЕНКО: Я в анонимных дискуссиях участия не принимаю.

М. КОРОЛЕВА: Ну, там же не все анонимы.

М. ШЕВЧЕНКО: Вот с теми, кто не анонимы, я переписываюсь, а с теми, кто не подписывает или скрывает свои имена, те, чьи имена я не могу узнать, где они находятся, где они живут: в Москве, в США, в России, там, не знаю… в Израиле, на Украине или в Папуа Новой Гвинее – с теми просто я не вступаю ни в какие переписки и ни в какие интеллектуальные отношения, потому что не считаю это для себя возможным.

М. КОРОЛЕВА: То есть, вы не считаете «Живой Журнал», скажем, такой интересной площадкой дискуссионной, перспективной дискуссионной площадкой?

М. ШЕВЧЕНКО: Я еще раз говорю, я могу дискутировать, я не знаю, как другие, которые скрывают свое имя и прячут свои лица, прячут свои образы, и кем они на самом деле являются. Вот, допустим, «Фейсбук», там все понятно, с кем ты разговариваешь, более-менее. И то там есть опасность, что за…

М. КОРОЛЕВА: Совершенно верно.

М. ШЕВЧЕНКО: Да, но, как правило, там представлены имена, там представлены какие-то портреты и так далее. Да и то я не поклонник этого дела по большей части, хотя это для меня интересный проект. «Живой Журнал», ну, не знаю… там мат-перемат стоит. Я вообще вот отказываюсь, как говорится, баню тех пользователей, которые используют мат в своих высказываниях, потому что я не считаю для себя возможным хоть какую-то дискуссию вести с матершинниками и какими-то… просто каким-то быдлом.

М. КОРОЛЕВА: Ну, вы так представляете «Живой Журнал», что там исключительно ругаются, матерятся…

М. ШЕВЧЕНКО: Там есть совершенно разные вещи. Нет, почему, там есть совершенно разные… вот я, допустим, захожу – я не хочу никого рекламировать – вот есть там drugoi, например, да? У него там фотографии интересные очень бывают. Вот я смотрю. Но это на самом деле один из самых посещаемых там этих… Но вообще я не поклонник этого. Что касается атак на «Живой Журнал», ну, а выяснили, кто атакует-то? А то так у нас опять какая-то Аль-Каида, что ли, неизвестная?

М. КОРОЛЕВА: Нет, ну, смотрите, они занимаются этим, да? И пытаются выяснить…. Руководство «Живого Журнала», естественно, пытается этим заняться, да? И выясняет, что там атакуется с некоторых…

М. ШЕВЧЕНКО: Антон Носик, да?

М. КОРОЛЕВА: Нет, не Антон Носик, там другое руководство. Что эта атака осуществляется с нескольких серверов и так далее…

М. ШЕВЧЕНКО: Серверы эти в России расположены?

М. КОРОЛЕВА: Нет, в разных странах.

М. ШЕВЧЕНКО: Например?

М. КОРОЛЕВА: Называются страны такие, как Малайзия, например, да? Там, Сингапур и так далее.

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, я не специалист в IT-технологиях…

М. КОРОЛЕВА: Я тоже не специалист, сразу скажу.

М. ШЕВЧЕНКО: Вам надо звать тех людей, которые в этом хорошо разбираются…

М. КОРОЛЕВА: Максим, мы не об этом, мы не о технических с вами подробностях….

М. ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что это безобразие. Я за свободу слова, я противник такого метода лишения людей возможности самовыражения или дискуссии. Но, с другой стороны, я считаю, что свобода – это свобода в обе стороны. И, как говорится, если вы выступаете на митингах или вы осуществляете открытую, абсолютно открытую свободную… ну, скажем так, свободную дискуссию, занимаете такую свободную позицию тотальной свободы, тогда будьте готовы к тому, что найдется какой-нибудь человек с дубинкой, который захочет вас ударить по голове. Надо уметь защищаться тоже. Поэтому претензии… я слышал просто по одному радио, выступали специалисты, и вот претензии, в частности, — конечно, все осуждают эти атаки, — но также предъявляют претензии к администрации «Живого Журнала», что она не обеспечила должный уровень защиты.

М. КОРОЛЕВА: Ну, вот смотрите. Здесь вы несколько расходитесь, во-первых, с Президентом, который действительно…

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, и слава богу.

М. КОРОЛЕВА: … называет это возмутительным, да? И, кроме того, Общественная палата, в которую вы входите, она сегодня тоже выступила с осуждением…

М. ШЕВЧЕНКО: Общественная палата – это же не партия…

М. КОРОЛЕВА: Нет, конечно…

М. ШЕВЧЕНКО: … «Единая Россия», которая голосует единым голосом, да и то там есть разные…

М. КОРОЛЕВА: Вы согласны, например, с заявлением Общественной палаты о том, что правоохранительные органы и законодатели должны активнее защищать интернет-ресурсы, которые имеют общественно важное значение?

М. ШЕВЧЕНКО: Слушайте, в нашей стране общественно важное значение – это кто решает, во-первых? Это раз. Еще раз говорю, там очень много анонима, анонимных пользователей, там очень много мата-перемата, там очень много разного рода клеветы…

М. КОРОЛЕВА: Максим…

М. ШЕВЧЕНКО: … и гадостей печатается…

М. КОРОЛЕВА: Вы не признаете того, что из Интернета, вот в частности из блогов, часто возникали темы – ну, скажем, в последние два года – которые потом…

М. ШЕВЧЕНКО: Марина, я…

М. КОРОЛЕВА: … обсуждались всеми?

М. ШЕВЧЕНКО: … отношусь к слову сказанному… вы же тоже журналист…

М. КОРОЛЕВА: Да.

М. ШЕВЧЕНКО: Правда, ведь, да? Вот я считаю, что журналистика, она именно и потому журналистика, что она авторизована. Что вот пишет человек: «Иван Иванович Иванов». И он дальше дает утверждение «А», правда? Это утверждение «А» может быть ложью, может быть правдой, оно может быть радикально-конфронтационным по отношению к власти, может быть, там, не знаю… лизоблюдным по отношению к власти, но Иван Иванович Иванов за него отвечает. Если мы не знаем имени человека, кто этот человек, а человек дает нам информацию, я считаю, что на эту информацию можно наплевать и выкинуть, вытереть об нее ноги и забыть про нее. Это просто давление на мозги.

М. КОРОЛЕВА: С другой стороны…

М. ШЕВЧЕНКО: Но я еще раз подчеркну, я не расхожусь с моими коллегами по Общественной палате, я решительно осуждаю любое давление на средства массовой информации. Хотя «Живой Журнал» — это не средство массовой информации, это среда, среда. Я не считаю, что администрация «Живого Журнала» должна переваливать на кого-то ответственность за то, что не обеспечила безопасность «Живому Журналу» от хакерских атак, безопасность.

М. КОРОЛЕВА: А у вас есть какие-нибудь предположения о том, ну, кто мог бы, вот, пожелать того, чтобы «Живой Журнал» перестал действовать? Потому что я вам могу процитировать инженера из Екатеринбурга…

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, финансовые, я не знаю, конкуренты в Интернете…

М. КОРОЛЕВА: … может быть, это Кремль, может быть, это Кремль, как здесь пишут.

М. ШЕВЧЕНКО: Может быть, это Кремль, а может быть, это хозяева каких-то альтернативных конкурирующих, там, социальных сетей, социальных сред. Вполне… знаете, если капитализация социальных сетей достигает миллиардов долларов, то тут Кремль совершенно ни при чем, как и не Кремль. Тут просто может быть конкуренция. Вот так же, как по взрыву в Домодедово: у нас говорят, террорист-экстремист, я в первый же день сказал, что это, может быть, конкуренция между разными корпорациями, ведущими борьбу за столь прибыльную, доходную вещь как… На меня сказали: «Вот, вот, говорит…» И тут я недавно слышу, как сотрудники силовых структур тоже не исключают версию, что взрыв в Домодедово был результатом конкуренции бизнесменов. Дальше я слышу по одному радио – не буду его рекламировать, это конкурентное вам радио – говорит некий бизнесмен, что вот, как вы можете подумать про бизнесменов, что они могут совершать теракты, заказывать убийства?! Да вы что, бизнесмены – ангелы в белых одеждах! А то в 90-е годы мы не знали…

М. КОРОЛЕВА: Подождите, представители силовых структур…

М. ШЕВЧЕНКО: … как бизнесмены…

М. КОРОЛЕВА: … сами первыми в первый же день сказали об экстремистах…

М. ШЕВЧЕНКО: А потом сказали, что не исключен и бизнес-конфликт, потом сказали. На них сразу все набросились, зашикали. В 90-е годы мы видели, как бизнесмены заказывали друг друга снайперам, заказывали друг друга подрывникам, заказывали бандитам друг друга.

М. КОРОЛЕВА: Так это они друг друга заказывали, а не мирных людей, посторонних.

М. ШЕВЧЕНКО: Я не исключаю вариант… А они что, не мирные люди? Бизнесмены – это что…

М. КОРОЛЕВА: Но когда…

М. ШЕВЧЕНКО: … бойцы что ли?

М. КОРОЛЕВА: Смотрите, но здесь же в Домодедово не бизнесмены бизнесменов убивали, и не хозяева хозяев.

М. ШЕВЧЕНКО: Я не знаю, я вам говорю… я вам говорю, что эта версия появилась, такая версия проговорена была и официальными людьми из следственных структур, что они не исключают. Так я не исключаю, что атака на «Живой Журнал» исходит не из политических кругов, потому что уж слишком она хаотическая, слишком она не…

М. КОРОЛЕВА: А по-моему, вполне себе направленная и точечная…

М. ШЕВЧЕНКО: … а вполне возможно, она исходит из конкурентов, которые организуют иные социальные среды. Вполне возможно, она исходит на то, чтобы сейчас поднять рейтинг и имидж «Живого Журнала», у которого проблемы, который очевидно проигрывает и «Фейсбуку», и «В Контакте», и другим социальным сетям, потому что архаичен, потому что не меняется уже много лет, потому что ничего нового не предлагает своим пользователям по большому счету, а живет только… почует на тех лаврах, которые заработал вполне заслуженно, честно скажу, там, лет, не знаю… там, 6 назад, да?

М. КОРОЛЕВА: Ну, на самом деле…

М. ШЕВЧЕНКО: Но с тех пор там ничего не случилось…

М. КОРОЛЕВА: … острые темы, о чем мы с вами говорили, возникали оттуда…

М. ШЕВЧЕНКО: … и вся эта компания… да не только оттуда. Из «Фейсбука» гораздо больше сейчас возникает острых тем, и из «В Контакте» гораздо больше возникает.

М. КОРОЛЕВА: Вот, честно говоря, не помню. А из блогов, из «Живых Журналов» — да. Последний год точно.

М. ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что это может быть сейчас просто пиар-кампания с целью поднять рейтинг «Живого Журнала» достаточно падающий, поднять его капитализацию, сделать его социально… представить его единственным и уникальным социально значимым ресурсом и в целом спасти его как бизнес. Потому что как у бизнеса у «Живого Журнала» очевидные проблемы уже год-два. Я невнимательно слежу за этой темой, еще раз, я не IT-человек, но кое-какие вещи, когда мне интересно, я пытаюсь разобраться. Так вот, это очень странно совпадает с активным ростом конкурирующих…

М. КОРОЛЕВА: Ну, то есть, вы здесь сторонник бизнес-версии?

М. ШЕВЧЕНКО: Я сторонник скорее бизнес-версии, нежели политической, потому что такая политическая версия, она, мне кажется, неочевидна, она невыгодна совершенно власти, она очевидно бьет по имиджу власти. Если потому что теперь только ленивый не показывает пальцем: Кремль, Кремль, Кремль. Ну, Кремлю это на фиг надо? Знаете, такая неадресная атака. Адресные атаки, если…

М. КОРОЛЕВА: Давайте вспомним, с другой стороны, вот все эти революции, там, на ближнем Востоке, да, там, в Тунисе, да? Которые начинались с чего? С организации через…

М. ШЕВЧЕНКО: Но не с «Живого Журнала»…

М. КОРОЛЕВА: Нет.

М. ШЕВЧЕНКО: … а с «Фейсбука» они начинались.

М. КОРОЛЕВА: Да, они начинались с этого, но…

М. ШЕВЧЕНКО: Это самая эффективная сейчас сеть вообще мировая…

М. КОРОЛЕВА: Хорошо, но не будем с вами, опять-таки, заниматься рекламой социальных сетей…

М. ШЕВЧЕНКО: Давайте не будем.

М. КОРОЛЕВА: … но в России…

М. ШЕВЧЕНКО: Это Египет занялся этой рекламой…

М. КОРОЛЕВА: … но в России, в России, «Живой Журнал» до сих пор оставался самой такой активной площадкой.

М. ШЕВЧЕНКО: В определенной среде, в определенной среде, достаточно определенной среде. Во-первых, не в России…

М. КОРОЛЕВА: … среда там разная.

М. ШЕВЧЕНКО: Во-первых, не в России, а в русскоязычном пространстве, потому что разная собственность. Принадлежит «Живой Журнал» израильским гражданам частично. Антон Носик – израильский гражданин, насколько я знаю…

М. КОРОЛЕВА: Но он не владелец «Живого Журнала», насколько я знаю.

М. ШЕВЧЕНКО: Он не владеет, он владел, его создавал… принадлежат… там активно пишут на русском языке люди из США, из Израиля, из других стран…

М. КОРОЛЕВА: Из России.

М. ШЕВЧЕНКО: … он интернационален. Это скорее журнал пространство русского языка, русскоязычное пространство. Поэтому… это, кстати, один из его минусов, потому что ты никогда точно не знаешь, ведешь ты дискуссию о судьбах России с российским или с израильским гражданином, понимаете? Который выдает себя за русского патриота или за русского демократа, но который сам живет в другой стране и служит, и живет, и действует, исходя из интересов другой страны, а не России.

М. КОРОЛЕВА: Но это, казалось бы, здесь причем?

М. ШЕВЧЕНКО: В этом проблема. А это, казалось бы, здесь притом, что эта среда, она неоформленная. И эта среда, она ложная. Понимаете, такая среда как «Живой Журнал», еще раз: моя претензия к этим социальным средам в том, что там слишком неавторизованные участники этих дискуссий.

М. КОРОЛЕВА: Правильно я понимаю, что вы против анонимности в Интернете?

М. ШЕВЧЕНКО: Я против анонимности в Интернете, потому что я считаю…

М. КОРОЛЕВА: Вообще.

М. ШЕВЧЕНКО: Конечно, конечно, я вообще против анонимности, я против… я за свободу слова, я против 282-й статьи, я против списка запрещенных книг, я против списка запрещенных песен, которые у нас плодит Минюст. Но я точно так же и против анонимности. Я считаю, что человек должен и перед людьми, и перед Господом Богом отвечать за свои слова, за свои дела и за все то, что он пишет и говорит.

М. КОРОЛЕВА: Но вы же знаете, чем объясняют вот эту анонимность? Тем, что иногда бывает страшно сказать правду не под своим именем.

М. ШЕВЧЕНКО: Страшно – сиди дома не гуляй.

М. КОРОЛЕВА: В каком это смысле? Ну, если…

М. ШЕВЧЕНКО: Я просто считаю, что это должна быть коллективная позиция. Я, например, анонимным бумагам… вот знаете, вот анонимкам, как говорили в советское время, не доверяю…

М. КОРОЛЕВА: Да я с вами полностью согласна, я сама против анонимности…

М. ШЕВЧЕНКО: ... я не доверяю, я это просто не читаю. А все, кто читает, значит, они живут в мире анонимов.

М. КОРОЛЕВА: Ну, смотрите, человек может бояться, например, своего начальника, но хочет сказать правду…

М. ШЕВЧЕНКО: Пусть боится. Какую правду-то?

М. КОРОЛЕВА: Он может бояться властей, но хочет сказать правду.

М. ШЕВЧЕНКО: Какую правду? Это что, правда? Человек пишет под псевдонимом: «Мой начальник такой-то – полный идиот».

М. КОРОЛЕВА: Так.

М. ШЕВЧЕНКО: А может, этот начальник — достойный человек? Этот человек сказал, но мы ссылаемся на мнение этого человека, полагая, что вот мнение, высказанное в «Живом Журнале» под псевдонимом – это и есть слово правды. А может, это слово уязвленного маньяка, который просто оболгал достойного хорошего человека, понимаете?

М. КОРОЛЕВА: Но как вы считаете…

М. ШЕВЧЕНКО: Но как ему оппонировать, этому маньяку, если даже неизвестно, кто он? Ведь не будет же начальник, про которого он написал, что он, там, идиот, коррупционер, вор и мерзавец, там, оппонировать какому-нибудь, не знаю… хи-хи-хи, ха-ха-ха 777…

М. КОРОЛЕВА: Просто не кажется ли вам, что отмена анонимности вообще в Интернете может привести просто к цензуре?

М. ШЕВЧЕНКО: Не отмена… да нет, почему к цензуре? Она может привести просто к ответственности. Я еще раз говорю, я еще… я параллельно с отменой… я параллельно с отменой анонимности – я противник запретов – с отменой анонимности на респектабельных ресурсах я также являюсь сторонником отмены статьи 282-й за экстремизм, я являюсь сторонником запрета книг, высказываний, газет, журналов, музыки и так далее. Я считаю, что отмена анонимности должна идти параллельно с расширением общего пространства свободы слова. Это моя позиция.

М. КОРОЛЕВА: Особое мнение журналиста Максима Шевченко. Через несколько минут мы вернемся в эту студию.

НОВОСТИ

М. КОРОЛЕВА: И мы продолжаем «Особое мнение» с журналистом Максимом Шевченко. + 785 970 45 45. Не забывайте про трансляцию, которую ведут на сайте наши партнеры под названием «Сетевизор». Кроме того, в «Рутьюбе» тоже идет трансляция. Кардиограмма эфира тоже доступна вам на сайте. Максим, что такое с Ливией происходит? Вот уже несколько дней там какое-то, относительное, конечно, но затишье. Как бы ни туда и ни сюда. Ну, правда, новости, конечно, оттуда приходят. Вот, там ошибочная бомбардировка ливийских повстанцев силами НАТО была, да? Кроме того, стало известно, что Каддафи написал письмо Обаме. В этом письме назвал его «сыном», призвал прекратить бомбардировки…

М. ШЕВЧЕНКО: … это все, что вы сообщаете об этом письме?

М. КОРОЛЕВА: Дело в том, что подробностей-то особых нет. Подробностей-то нет. Если вы готовы сообщить какие-то подробности, если они у вас есть.

М. ШЕВЧЕНКО: Он попросил американского президента перестать использовать против маленьких людей из стран третьего мира, маленьких людей, то есть, не принадлежащих к большому миллиарду военную силу для решения экономических проблем…

М. КОРОЛЕВА: Да, совершенно верно.

М. ШЕВЧЕНКО: … больших стран. Я считаю, что это – одна из самых гнусных войн, которые только были за последние, там, не знаю, десятилетия.

М. КОРОЛЕВА: Но, тем не менее…

М. ШЕВЧЕНКО: Мы знали немало таких мерзких войн, мы знали иракскую войну, гнусную, по крайней мере, вторую. Мы знали войну, еще раньше, Саддама Хусейна против Ирана, омерзительную совершенно. Мы знали нападение на Югославию и бомбардировки Югославии. Мы знали нападение Израиля на Ливан и на Газу тоже. Но вот ливийская война – это что-то беспрецедентное, поскольку это совершенно очевидно, война, затеянная под фальшивыми предлогами по экономическим мотивам, в первую очередь. Ее результатом было уничтожение и практически разгром Ливии, как одной из ведущих стран Африки и как одной из ведущих стран нефти… нефтяного мира, скажем так. Ведь Ливия была одним из инициаторов, экономика Ливия в последние годы была на подъеме очень сильно. И Каддафи был одним из инициаторов введения так называемого «золотого динара». И «золотой динар» — это серьезный вызов американской валютной мощи, доллару, как мировой валюте. И некоторые аналитики оценивают ливийскую войну как превентивную войну по уничтожению ливийской экономики, по внесению в Ливию дестабилизации, по уничтожению потенциала Ливии, экономического финансового потенциала, тем более, в связи с Европейским союзом, поскольку ливийская экономика, она не в абстрактном, там, в космос выбрасывает свою нефть. Главный потребитель ливийской нефти и газа – это Италия и Австрия, и потребители, и посредники в Европе. Поэтому цели ливийской войны для американского правительства, для американской экономики решены, я считаю. У американцев было две задачи. Первая – это остановить лидерство Ливии как развивающегося экономического государства, в том числе, пресечь или помешать инициативе введения валюты, основанной на нефти и на газе, как на оценочном эквиваленте валюты, да? Потому что, ведь, доллар, он, ну, что, он обеспечен только американской военной мощью, мы даже не можем контролировать объемы долларов, которые выбрасываются в мир.

М. КОРОЛЕВА: Максим, я просто хочу понять: это ваше мнение? Правильно?

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, да…

М. КОРОЛЕВА: Ваше особое мнение?

М. ШЕВЧЕНКО: Это мое мнение, которое я составил на основании высказываний тех людей, мнениям которых я доверяю, которые разбираются в экономике, в нефтегазовой экономике, в военном деле и так далее.

М. КОРОЛЕВА: Прекрасно. А мы что, об этом не знали? Я имею в виду, мы – это Россия.

М. ШЕВЧЕНКО: Мы – это кто?

М. КОРОЛЕВА: Мы – это Россия.

М. ШЕВЧЕНКО: Мы слышали, что внутри России достаточно жесткая дискуссия, на самом высшем уровне по этой теме велась и ведется, поэтому мы об этом прекрасно знали.

М. КОРОЛЕВА: Но, тем не менее, мы это не стали останавливать, мы…

М. ШЕВЧЕНКО: Секундочку, мы – это кто?

М. КОРОЛЕВА: Мы — это Россия.

М. ШЕВЧЕНКО: Мы – это Президент Медведев. Потому что Президенту Медведеву оппонировал премьер Путин. Поэтому мы, мы живем в демократической стране, где существуют разные мнения по разного рода вопросам.

М. КОРОЛЕВА: Но, тем не менее, от имени страны, все-таки, да? Выступал…

М. ШЕВЧЕНКО: … я вас не понимаю: вы либерал или вы сталинистка?

М. КОРОЛЕВА: Нет, я просто хочу понять…

М. ШЕВЧЕНКО: Вам как сказал Президент, все должны построиться, что ли?

М. КОРОЛЕВА: Страна выходит на внешний уровень, и там делает некие шаги…

М. ШЕВЧЕНКО: … вы монархистка, может, вы поклонница, там, Луи 14-го? Может, вы считаете, что король – это государство? Что Президент – это Россия? Президент…

М. КОРОЛЕВА: Но Россия-то выходит, да, Президент выходит от имени России…

М. ШЕВЧЕНКО: Марина, вы слышите, что я вам говорю? Тю-тю… вы слышите меня?

М. КОРОЛЕВА: Максим, слышу вас, слышу прекрасно.

М. ШЕВЧЕНКО: Президент – это не Россия. Президент – это Президент. Россия – это 140 миллионов россиян.

М. КОРОЛЕВА: Так это – его решение, его?

М. ШЕВЧЕНКО: Это его решение. Это решение его и его советников.

М. КОРОЛЕВА: А мы за это не отвечаем?

М. ШЕВЧЕНКО: С этим решением… Мы – это кто?

М. КОРОЛЕВА: Мы с вами, премьер Путин, и так далее. Это просто решение Медведева?

М. ШЕВЧЕНКО: Это просто решение Медведева. Многие россияне даже не голосовали за него. И не голосовали за его партию «Единая Россия». Они придерживаются иной точки зрения. Одна из крупнейших парламентских партий КПРФ, например, вообще была против этого всего. ЛДПР была против этого всего. Я не солидаризуюсь ни с какой политической партией…

М. КОРОЛЕВА: То есть, в ООН, например, можно говорить: «да, это Медведев. Это Медведев, это не Россия». Правильно?

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, это позиция Президента, позиция премьера другая, поймите. Вы не слышите этого, что ли?

М. КОРОЛЕВА: Я прекрасно вас слышу.

М. ШЕВЧЕНКО: Я просто не понимаю: вот, меня всегда поражало это в сторонниках западной демократии. Для вас «мы» – как у Замятина – «мы» — это коллективное сознание…

М. КОРОЛЕВА: … поняли-то про западную демократию.

М. ШЕВЧЕНКО: …это коллективная осознанная необходимость. Вы пошли гораздо дальше, чем социалисты.

М. КОРОЛЕВА: Но когда страна выходит на международный уровень, она все-таки, выходит с неким решением. Неужели, как вам кажется, не договорились Путин, Медведев между собой?

М. ШЕВЧЕНКО: Нет, они договорились, знаете, потом поссорились. Что за наивные вопросы! Да, они между собой не договорились. Это было видно из их публичной дискуссии. Они между собой не договорились. Есть огромная часть российской элиты и огромная часть россиян, которые считают войну против Ливии войной преступной. А голосование в Совете безопасности – ошибочным для позиции России.

М. КОРОЛЕВА: И вы – среди них, правильно?

М. ШЕВЧЕНКО: И я среди них. А вы, очевидно, поддерживаете эту войну и полностью солидаризируетесь с позицией высшей российской власти, с позицией Президента, с чем я вас и поздравляю.

М. КОРОЛЕВА: Нет, я, знаете, пока просто где-то, вот, наблюдаю. Пытаюсь решить.

М. ШЕВЧЕНКО: Просто наблюдаете? Но вы же говорите «мы».

М. КОРОЛЕВА: Да.

М. ШЕВЧЕНКО: Мы – это вы.

М. КОРОЛЕВА: Хорошо…

М. ШЕВЧЕНКО: Потому что в данном случае вы – это не я.

М. КОРОЛЕВА: Это точно.

М. ШЕВЧЕНКО: Я нахожусь в каком-то отдельном «мы». Понимаете?

М. КОРОЛЕВА: Хорошо, договорились. Хотя бы в этом мы договорились. Давайте, попробуем подвести, по просьбе пенсионера из Москвы, некие промежуточные итоги того, что происходило в последнее время в арабском мире, вот он просит вас это сделать. Уже около трех месяцев там происходят волнения, и просит подвести вас промежуточные итоги. Вот, они в чем заключаются, на ваш взгляд?

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, промежуточные итоги пока заключаются в том, что произошел февраль. И если говорить по аналогии, самой известной и самой успешной революции в мире. Произошел февраль. Некое руководство Государственной думы, там, четвертой, местной такой, как бы взяло власть в свои руки и пытается формировать временное правительство. Но пытаются это делать. На этом фоне растет, по крайней мере, в Египте – я вот слежу за Египтом – острое недовольство масс, которые были движущей силой этой революции, тем, что сейчас происходит. Потому что, в частности, одним из главных лозунгов этой революции было снятие блокады Газы. Снятие блокады Газы до сих пор не случилось. Рафах по-прежнему закрыт. Я думаю, что египетские власти, чем дольше они не будут открывать Газу, чем дольше они будут содействовать удушению палестинского народа, тем дольше они будут продолжать этот вот безумный курс Мубарака на превращение Египта в израильскую подстилку, тем сложнее будет их судьба, когда будет второй этап революции. Октябрь неизбежен в этой ситуации. Я думаю, что в Египте грохнет еще сильнее, потому что сейчас будут выборы, сейчас перед выборами им надо легализовать партию «Братья-мусульмане», как одну из ведущих сил египетской революции на площади Тахрир. «Братья-мусульмане» по-прежнему в Египте полузапрещены. Они должны их официально допустить на выборы. На этой волне «братья» возьмут, ну, я думаю, около 50-ти процентов, может быть, не больше 50-ти. Но около 50-ти процентов. Видя это дело, те спецслужбы и те силовики, которые реально стояли за попытками организации и взятия под свой контроль вот этого всего, вот эти такие, знаете, такие, либерало-масонские египетские круги…

М. КОРОЛЕВА: Как вы это прямо так…

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, как в русской революции это было. Я же сравниваю с февралем 17-го: Родзянко, Гучков и так далее. Мы читали, слава богу, Николаевского, мы читали мемуары Милюкова…

М. КОРОЛЕВА: Все масоны?

М. ШЕВЧЕНКО: Нет, знаете, Николаевский врал, Борис Николаевский, и Милюков, наверное, обманывал. Понимаете, когда рассказывал, как его Гегечкори и Чхеидзе вводили, там, в круги эти. Это, что тут такого-то? Это тогда каждый такой…

М. КОРОЛЕВА: Это каждый знает, скажите еще.

М. ШЕВЧЕНКО: Нет, ну, это только не знает тот, кто вообще ничего не читал по архиву русской революции. Вас, конечно, история России не очень интересует, я понимаю. Но если вы дали себе труд почитать хоть что-то по истории русской революции, то вы знаете о том, что это такое.

М. КОРОЛЕВА: Но источники разные бывают, правда.

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, я имею в виду очень респектабельные источники, которые были описаны в русской эмиграции не в издательстве князя Горчакова, а в респектабельных издательствах типа «Инко-пресс», там, и так далее, и так далее. Я беру такие либерало-кадетские круги.

М. КОРОЛЕВА: Хорошо, Максим, скажите, что с Ливией будет. Вот, про Ливию, скажите.

М. ШЕВЧЕНКО: Дальше что будет про Египет: короче, октябрь, если ситуация не изменится, неизбежен. В Ливии, смотрите, с Каддафи начали торговаться. Они не могут победить Каддафи. Каддафи зубами уцепился за Ливию и за то, что он делал для Ливии. Он считает себя правильным. К Каддафи есть масса претензий. Он сотрудничал с Израилем, он убивал палестинцев, он убил основателя Амаль, скорее всего, по крайней мере, его в этом обвиняют. Он перебежал от национально-освободительного движения на сторону империализма в свое время. Но, по крайней мере, сейчас, когда Каддафи понял, что его душат, уцепился и не сдался. И, скорее всего, победил. Потому что он заявил: «Я бежать никуда не буду, я ливиец и я умру на своей земле». Очень достойная позиция. Запад такую позицию не любит. С такими людьми запад не может бороться и не знает, что с ними делать.

М. КОРОЛЕВА: Исход можете предсказать? Ну, вот так.

М. ШЕВЧЕНКО: Я думаю, Каддафи победит. У меня практически нет сомнений. Другое дело, что, наверное, передаст власть своему сыну…

М. КОРОЛЕВА: Победит живым или мертвым?

М. ШЕВЧЕНКО: А это неважно. Он уже победил. Даже, он уже пожилой человек, ему все равно скоро умирать, понимаете? Поэтому, это неважно, будет он живым, или… он символически победил Запад. Конечно, я думаю, что опыт сопротивления Ливии даст большой пример также Ираку, Афганистану и Палестине и всем местам, где люди сопротивляются против наглого империалистического давления.

М. КОРОЛЕВА: И это было особое мнение журналиста Максима Шевченко. Я – Марина Королева, счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире