'Вопросы к интервью
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте, это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, я приветствую в этой студии журналиста Артемия Троицкого. Здравствуйте.

А.ТРОИЦКИЙ: Привет, Татьяна. Вас тоже приветствую.

(Голосование закончено в 19:45)



Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте начнем со срочных сообщений, которые сейчас приходят по каналам информационных агентств. Хосни Мубарак покинул пост президента Египта, передал власть Военному совету. Вот, высший совет вооруженных сил Египта теперь будет управлять страной, со ссылкой на вице-президента Сулеймана об этом сообщает, в частности, «РИА Новости». Ну, можно сказать, что таким образом конфликт как-то разрешился?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что это только начало разрешения конфликта. В принципе, уход Мубарака был абсолютно предсказуем. То есть я не знаю, что там молвили наши политологи, которые все Мубарака очень любят. Ну, по-моему, еще недели 2 тому назад было понятно, что этим все дело кончится.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но как? Вопрос, как бы это закончилось?

А.ТРОИЦКИЙ: А это еще не закончилось совсем. Это все будет продолжаться и продолжаться, приключение это будет еще долго развлекать глобальную публику. Значит, я думаю, что ничего страшного не произошло просто потому, что изначально вся вот эта слепая вера в Мубарака – она была основана ни на чем абсолютно. То есть Мубарак занимался все последние годы тем, чем также очень успешно, скажем, в 90-е годы у нас занимались Ельцин с министром иностранных дел Козыревым, да? Или, скажем, чем сейчас опять же на протяжении последнего десятилетия занимается президент Казахстана Назарбаев, чей режим, кстати, на режим Мубарака похож просто как 2 капли воды. Абсолютно тоже такой феодализм, несменяемый лидер, передача власти по наследству, абсолютная коррупция, воровство и прочее, и прочее. И постоянно повторяемые как мантра или, там, заклинание разговоры о том, что я – гарант стабильности, что если я уйду, хоть там я и сукин сын, и так далее, но тут же придут к власти нехорошие мусульмане, в стране и в регионе воцарится хаос, и прочее, и прочее. И Мубарак говорил все то же самое все последние дни.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В России все закончилось как-то немножко не так.

А.ТРОИЦКИЙ: В России все закончилось совсем не так. В Египте, я думаю, тоже все закончится совсем не так, как это предсказывает Мубарак и многие наши эксперты. То есть Египет – это не Иран, это совершенно очевидно. Потому что в Иране есть нефть, которая, как известно, и в Африке есть. Египетская нефть – это туризм. А туризм предполагает открытость страны, открытость, заезд туда миллионов иностранцев, полную восприимчивость к западному образу жизни. И египтяне, естественно, не дураки – они хотят работать, они хотят есть, они хотят торговать и они прекрасно понимают, что никто не поедет в страну, где на пляжах можно будет находиться только в мусульманских этих женских скафандрах и где экскурсии будут соответственно осуществляться, скажем, на публичные казни или побиение камнями по шариату.

Поэтому никакого иранского варианта в Египте не будет. Я думаю, что там будет, на самом деле, все в порядке. Для Израиля, конечно, лучше не будет, потому что Мубарак был для них идеальным контрагентом. Насколько им будет хуже, я не знаю. Но то, что жизнь в Египте станет более достойной, естественно, после того, как там все это дело перевалится и перемелится, в этом я практически не сомневаюсь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как вы думаете, как долго власть будет у военного совета? Ну, понятно, что это, ведь, промежуточный какой-то вариант.

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, зависит от того, что за военные будут заседать в этом самом совете – тут, я боюсь, я не располагаю достаточной информацией. Военные там могут быть, с одной стороны, сторонники такого жесткача, то есть которые повернут танки против сотен тысяч безоружных демонстрантов, а могут быть, напротив, такие ребята милые и цивилизованные, и миролюбивые. В этом случае, я думаю, они довольно быстро договорятся с оппозицией, там пройдут какие-то нормальные, не сфабрикованные выборы, ну и, в общем-то, дай бог станет Египет приличной страной.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Артемий Троицкий в программе «Особое мнение». Давайте теперь по нашим собственным, вернее, по вашим собственным новостям. Потому что, вот, до эфира успели вы сказать, что на вас подают в суд.

А.ТРОИЦКИЙ: Подали уже, да. Я сегодня получил повестку в Гагаринский районный суд. Дело по поводу… Ну, в общем, клевета или оскорбление чести и достоинства, все такое прочее. То есть это связано с историей, когда в день милиции то ли 10-го, то ли 11-го ноября прошлого года был концерт группы ДДТ и мы с Шевчуком Юрием решили пораздавать там милицейские Оскары. Юра как парень добрый вручал эти призы таким, настоящим героическим милиционерам, которые там кого-то спасали, что-то раскрывали, кого-то там находили, ну а я как музыкальный критик, естественно, вручал призы плохим ментам, то есть мздоимцам, бандитам, крышевальщикам (или как там их?), кровельщикам (смеется) и прочее, и прочее.

В частности, естественно, мы не могли пройти мимо трагического инцидента на площади Гагарина, где Мерседес вице-президента Лукойла Баркова раздавил насмерть двух женщин в машине Ситроен. И, естественно, во всей этой истории милиция и ГИБДД также проявили себя с крайне, скажем так, неаппетитной и сомнительной стороны.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте мы сейчас прервемся буквально на минуту, и через короткий перерыв вы поподробнее расскажете, кто же, все-таки, конкретно подал на вас в суд и в чем суть претензий. Никуда не уходите – «Особое мнение» скоро продолжится.

РЕКЛАМА

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, в эфире вместе со мной журналист Артемий Троицкий, не забывайте про прямую трансляцию и кардиограмму эфира – все это можно посмотреть и потыкать в кнопочку на сайте «Эха Москвы», и SMS +7 985 970-45-45. Давайте про вот это дело поподробнее, что конкретно, кого конкретно вы награждали таким анти-Оскаром?

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да-да. И там, значит, было несколько номинаций. Одна из них называлась «Дорога колесницам» по известной песни Нойза ЭмСи, сочиненной как раз по этому случаю. И в этой номинации были награждены такими, вот, смешными фигурками милиционера в виде копилки с оттопыренными карманами. Хотя, в данном случае речь шла, может быть, не об обычных гаишных поборах, а о чем-то более серьезном.

Значит, 2 фигуранта этого самого расследования, человек по имени Николай Хованский, который первым из сотрудников милиции прибыл на место преступления, а буквально через несколько дней после этого тихо, без комментариев уволился вообще из органов внутренних дел. Загадочная история сама по себе. И еще один офицер милиции. Не помню как его зовут, но человек, который первым публично озвучил версию о том, что виноваты сами эти погибшие женщины, а никак не выехавший на встречную полосу Мерседес вице-президента Лукойла.

Ну, и, соответственно, у этого дела имеется 2 стороны. Да, конкретно Хованский подал на меня по поводу унижения чести и достоинства, чего-то там еще.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Только на вас?

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да-да, на меня, поскольку я, как бы, эту самую премию вручал. У этого дела есть 2 стороны, формальная и сущностная. Ну, то есть я показал юристам эти претензии, вот этот иск. Ну, это смешно, это просто абсурдно, это можно зачитывать как рубрику «Нарочно не придумаешь». То есть это абсолютно высосанные из пальца обиды этого самого милиционера, как бы, отбиться чисто таким формальным юридическим ходом – это не представляет никакой сложности абсолютно. Но мне это не интересно.

Интересно, как бы, это дело копнуть по сути. То есть фактически это будет первая представившаяся возможность публично вернуться к этому трагическому делу, потому что его же заминали, затирали и утрамбовывали в асфальт просто изо всех сил. То есть дело возобновлялось, его тут же снова зажимали. К сожалению, помимо погибших женщин погиб и муж молодой девушки, которая была в машине, Сергей – он умер от инфаркта, то есть он просто не выдержал этого горя, то есть фактически еще одна жертва, причем, прямая. Осталась только маленькая девочка, сирота – она не может быть потерпевшим, ну, потому что она маленькая девочка.

В общем, не мытьем, так катаньем это дело всячески-всячески заминали. Вот сейчас у нас есть, наконец-то, возможность пусть через ответ на иск экс-милиционера Хованского, это дело публично поднять и обсудить. То, что дело тут нечисто, я не буду говорить сейчас о всевозможных подробностях, несуразностях и так далее – они, в общем-то, неплохо известны.

Последнюю, кстати, подробность мне только что перед нашим эфиром сообщил Леша Венедиктов. Дело в том, что, как бы, таким, козырным аргументом в пользу того, что все правильно там гаишники расследовали и, на самом деле, виноваты женщины, а не Барков, было то, что получили какую-то там съемку из космоса, где видно, что, на самом деле, Мерседес не виноват и его злобные, агрессивные атаковали двое дам-акушеров.

Так вот выяснилось, что мало того. Это я просто вспомнил – я там, к тому же, рядом живу – что в тот день была чудовищная облачность, то есть это был темный, пасмурный день. Вот, примерно как в начале этой недели в Москве стояли. Что там можно снять из космоса, не понятно. Но более того, Роскосмос, оказывается, сказал, что никакой такой съемки никому они не предоставляли и такой съемки вообще не существует. Спрашивается, ради чего главному московскому милиционеру Колокольцеву надо было явно врать? То есть кого он выгораживал или что он выгораживал? В общем, очень мутное дело. То есть для меня оно ясное. Но, вот, если посмотреть уж так, объективистски, то очень мутное. И тут вот можно будет эту мутоту слегка прояснить.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вообще, странно немного получается. С одной стороны, дело громкое, которое старались замять, как-то замылить, убрать его из информационного поля и это практически получилось, потому что в последнее время мы не читаем, не слышим и не видим ничего про ДТП на Ленинском. А с другой стороны, вот этот бывший милиционер, который вдруг, ни с того, ни с сего берет, подает на вас в суд и таким образом возвращает дело в информационное поле. Совершенно не логично.

А.ТРОИЦКИЙ: Молодец парень. Да, это не логично, то есть тут, как бы, у меня имеются какие-то версии. Или человек просто, как бы, неуправляемый, то есть, по-своему честный и, по-видимому, готов в своей обиженности идти до конца, что лично у меня вызывает несомненное уважение. Либо просто тут служба безопасности Лукойла, которую, кстати, Барков и возглавляет, тут как-то неплохо сработали и чего-то недоучли. В любом случае, это очень хороший шанс каким-то образом восстановить справедливость.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А когда суд у вас должен быть?

А.ТРОИЦКИЙ: Первое заседание в этот понедельник. Но его, естественно, надо будет, скорее всего, перенести просто потому, что повестку я получил сегодня, то есть я еще не готов к тому. И, кстати говоря, главное-то что? Я хочу обратиться, вот, и в компьютер…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В камеру и в микрофон.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, ко всем хочу обратиться. Значит, ребят, на самом деле, у нас есть возможность сделать что-то очень честное, очень правильное, очень хорошее. Я уверен, что есть люди, которые были свидетелями этого страшного инцидента. Некоторые свидетельства были опубликованы, но очень хотелось бы, чтобы все свидетели, все, кто что-то реальное видел, вот, пожалуйста, обращайтесь лучше всего в «Новую газету», поскольку мы вместе с «Новой газетой» будем это дело вести. Можно на «Эхо Москвы». Кто знает меня лично, обращайтесь ко мне лично. Значит, все свидетельские показания вне зависимости от того, что в них говорится… Может быть, они будут даже противоречить, скажем, моей версии. Тем не менее, все честные свидетельские показания очень и очень нужны.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Артемий Троицкий в программе «Особое мнение». Дмитрий Медведев тут заставил понервничать милицию, потому что внезапно появился сначала на Киевском вокзале, смотрел, как там обеспечивают безопасность. Сегодня во Внуково тоже заглянул, прошелся через рамку металлоискателя и потом его даже лично досмотрела сотрудница безопасности. Это все правильно делает президент? Так надо? Надо показать, что, вот, я здесь, я с вами?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что… Ну, по-человечески, опять же, это странный жест, который у меня вызывает уважение, потому что, ну, надо, конечно, набраться смелости, чтобы по всем этим гнусным слякотным и вонючим местам типа наших московских вокзалов вдруг пройтись. Я, скажем, предпочитаю там не ходить по причине, ну, чисто гигиенического свойства.

С другой стороны, понятно, что это не президентское дело. В принципе, уж если на то пошло, это дело премьер-министра, потому что это исполнительная власть, правда?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мэр еще есть в городе.

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, мэр у нас шарит там по всяким другим прилавкам, как известно, там, по МКАДу, по метро и так далее. Но, в принципе, это дело Путина. Но Путин у нас, естественно, предпочитает общаться с представителями творческой интеллигенции или же ездить там с какими-то горе-байкерами на мотоциклах или летать на вертолетах, да? То есть западло ему, я так понимаю, нашу клоаку разгребать. Но, в принципе, это его дело.

К сожалению, я не думаю, что что-то сильно изменится после визита президента Медведева на вокзал. Я думаю, что, может быть, в какой-то чисто показушной такой манере несколько дней там дополнительные наряды милиции постоят, а потом они снова уйдут на площадь того же Киевского вокзала и начнут заниматься привычным делом, а именно грабежом и вымогательством у всякой торгующей и праздно шатающейся, и незарегистрированной публики.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сегодня тоже следили внимательно за новостями. Дмитрий Медведев, собственно, чего оказался-то в районе Внуково? Он улетал в Уфу, потому что там сегодня проходил Госсовет, который был посвящен национальной политике и проблемам межнациональным всевозможным. Проблема острая, о ней очень много говорят. Несколько очень интересных цитат я вам предлагаю для комментирования. Ну, в частности, Дмитрий Медведев сказал, что он не разделяет европейскую теорию краха политики мультикультурализма. И сказал он, что лучше, чтобы все иные культуры развивались только в русле традиций и ценностей ведущего этноса.

Вот такой подход к государству, в котором много разных наций и культур, это правильно, как вы считаете?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну дело в том, что Медведев тут сказал абсолютно то же самое, что говорили там и Саркози, и Кэмерон, и Ангела Меркель.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но при этом он их упрекнул в том, что они не правы.

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, вот, это явное противоречие, на самом деле, потому что все эти западноевропейские ребята – они тоже сказали, что «нам не удалось сделать так, чтобы все вот эти приезжие из стран Африки, из стран Ближнего Востока, из Среднего Востока и так далее, чтобы они вот этот самый ведущий этнос уважали». Как того требовали и они в свое время, и тут вот, собственно говоря, им вторит президент Медведев. Совершенно очевидно, что этого не происходит, и, вот то, что происходит сегодня на Манежной площади, где уже там имеются сотни омоновцев и какие-то превентивные аресты по случаю…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Задержания.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, или задержания по случаю манифестаций националистов… Я, кстати, так думаю, что, вот, смотрите. У либеральной оппозиции 31-е число, у националистов теперь это будет всегда происходить 11-го числа. Тут все очень интересно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще не забывайте, есть 12-е – День гнева.

А.ТРОИЦКИЙ: 12-е – День гнева.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скоро чисел-то не останется.

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, я думаю, что, на самом деле, если имеется единичка в конце, то обязательно нужно, чтобы еще 21-го кто-то митинговал, такой День очка сделать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И 1-е тогда можно. 1-е, 11-е, 21-е и 31-е.

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да-да. В общем, все чтобы застолбили эти дни и так вот…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Объявляется тендер. (смеется)

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да-да. Ну, в общем, короче говоря, то, что сейчас там делается, естественно, делалось в декабре и так далее – это есть не что иное, как такое явное доказательство краха политики мультикультурализма в нашей стране. Может быть, есть у нас такие регионы, где как-то все неплохо уживается, там не знаю, в Татарстане или, может быть, в Башкирии, где-нибудь еще.

Но то, что это совершенно не уживается ни в Москве, ни в Питере, ни в каких других традиционных центрах проживания вот этого самого ведущего этноса… Так сказал Медведев, да?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да.

А.ТРОИЦКИЙ: Вот это абсолютно очевидно. Так что мы тут находимся в ситуации, которая практически ничем не отличается от этого самого краха мультикультурализма в странах Западной Европы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас делаем перерыв несколько минут. Продолжим.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня сегодня Артемий Троицкий. Давайте еще немного останемся в теме национальной политики. Вы признали, что очень серьезные проблемы есть, там, в Москве, в Петербурге. И то, о чем говорит президент, оно, в общем-то, не совсем так и какие-то есть противоречия в заявлениях главы государства. Пути решения этих проблем. Вот, Дмитрий Медведев, например, считает, что одна из главных причин межнациональных конфликтов – это невежество. Нужно учить. Нужно, вот он говорит, провести ревизию учебников по отечественной, региональной истории, религиозным предметам с целью пресечения фальсификаций, искажения истории культуры народов России. Или, например, призывает не называть бандитов «эмирами». Ну, это уже, наверное, обращение к СМИ. Цитата: «Говорят о том, что сегодня был задержан эмир такого-то джамаата. Какой эмир? Какой джамаат? Мы же с вами понимаем, что это не борцы за веру, а убийцы и бандиты». Вот это реальные способы решить проблему?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, это не реальные способы решить проблемы, это очевидно. То есть это сугубые мелочи, которые вообще, я даже думаю, не то, что мало на что-то влияют, а практически вообще не влияют. То есть история эта, на самом деле, отчасти бытовая, отчасти экономическая. Но в первую очередь, естественно, социальная. И я лично не вижу путей решения этой проблемы. То есть я не специалист. Очень может быть, что есть люди, которые могут на, скажем, основе какого-нибудь зарубежного опыта или на основе каких-нибудь своих изысканий предложить пути решения. Мы видим, что в Западной Европе это не получилось. В Америке этого не происходит, точнее, это происходит в меньшей степени просто потому, что американское общество изначально было построено по иному принципу, то есть это котел, в котором все варится. Никакого ведущего этноса нет. Хотя, на самом деле, он есть, то есть это так называемый WASP, White Anglo-Saxon Protestant. Но сейчас уже понятно, что, в общем-то, эта история – она разрушилась. То есть латиносов, негров или, там, афроамериканцев и так далее все больше и больше, и, в общем-то, фактически это самое протестантское англо-саксонское меньшинство – оно уже размыто в Штатах. Поэтому там это не так явственно как в Европе.

В общем, я понятия не имею, что с этим делать. Я, естественно, думаю, что надо как-то решать эти вопросы в рамках закона, а также документа, на который у нас постоянно ссылаются под названием «Конституция». Но помогут ли теперешние законы и заточена ли под это наша Конституция, я не знаю. То есть я тут также потерян как, я думаю, и все остальные.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте про проблемы московские. Один из самых острых вопросов всегда связан с темой Генплана. И тут вот на днях глава Москомархитектуры Александр Кузьмин подписал приказ о назначении нового директора ГУП НИИ Генплан Москвы. Это бывший главный архитектор Казани Эрнст Мавлютов. Я, вот, была в Казани. Проблема ветхого жилья там, по-моему, до сих пор не решена.

А.ТРОИЦКИЙ: Да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Что скажете по поводу человека, который будет заниматься Генпланом в Москве?

А.ТРОИЦКИЙ: Татьян, я с самого начала хотел бы оговориться, что вот эта тема к предыдущей не имеет вообще никакого отношения. И по мне абсолютно все равно, кто будет в Москве главный по строительству татарин Марат Хуснуллин, еврей Ресин (забыл как зовут), или чеченец, или дагестанец, или даже представитель суперэкзотической русской национальности. Дело в другом. Я в Казани тоже бывал. Причем, я там был последний раз не далее как в прошлом году. Застройка исторического центра Казани – это абсолютный ужас, то есть ничего хуже я не видел. Все эти лужковско-ресинские сносы, постройки, новоделы и так далее по сравнению с Казанью – это просто шедевры конструктивизма. Более безвкусных аляповатых, в то же время масштабных новых зданий чем в Казани я не видел. Там есть одно такое здание, что-то связанное с сельским хозяйством типа Дворец татарского сельского хозяйства или что-то еще. Это самое чудовищное здание в мире, я думаю. То есть это что-то вроде такого, сильно мутировавшего павильона ВДНХ с диким количеством излишеств. То есть я бы сказал так. Что это такой, вот, кошмарный сон архитектора Антонио Гауди в сталинском застенке.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Зато богато. (смеется)

А.ТРОИЦКИЙ: Это более, чем богато. Прямо, вот, за этим Дворцом сельского хозяйства имеется самый нелепый жилой квартал, который я видел. Опять же, это, как бы, элитное жилье для татарстанских, я так понимаю, чиновников, бизнес-элиты и прочих людей, чья жизнь удалась. В принципе, как бы, закос такой под город Париж, под такие, богатые спальные кварталы Парижа – там, типа, 16-й аррондисман и так далее. Но при этом, опять же, с невероятной аляповатостью, с какими-то чудовищными выкрутасами. Ну, это надо видеть, на самом деле – то есть описывать это словами невозможно.

И как раз вот этот самый Эрнст Мавлютов, да я думаю, что и Марат Хуснуллин, который его привлек. Я, кстати, не очень понимаю, почему если приходит один начальник, то следом за ним тянутся и все его друзья-прихлебатели.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Потому что он со всеми людьми работал.

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Когда-то это было с Екатеринбургом, потом с Питером и так далее. В общем, не понимаю, к чему нам в московском правительстве татарское иго. Но, во всяком случае, на «Эхе Москвы» очень любят говорить о том, что, вот, нашу программу слушают, стенограммы ложатся на столы во всяких высоких кабинетах и так далее. Вот, я бы хотел сказать Сергею Собянину и, надеюсь, что он это прочтет, что если вы не хотите, господин Собянин, чтобы в очень скором времени вашего предшественника Юрия Лужкова стали бы в Москве вспоминать с тоской, нежностью и ностальгией, если вы не хотите, чтобы Москва превратилась в подобие Химкинского леса в масштабах МКАДа, то, пожалуйста, вот этого самого Эрнста Мавлютова, может быть, и тех, кто, собственно говоря, ему покровительствует – вот, отошлите их обратно в Татарстан, в Казань, и еще лучше куда-нибудь в Тундру, где они принесут наименьший вред. Потому что то, что эти ребята могут сделать в Москве…

Да, кстати, самое интересное. В той же Казани самый центр города, то есть центровее не бывает. То есть центральная улица на подходе к Казанскому Кремлю. Разруха. Стоит целый квартал совершенно разрушенных зданий, причем, явно каких-то симпатичных зданий. Вот, я спрашиваю у коренных жителей города Казани: «Что это такое?» Они говорят: «А это вот тут вот были такие шикарные гостиницы конца XIX – начала XX века в стиле модерн». Я спрашиваю: «А почему их не реставрируют?» «А потому, — говорят они, — что, как бы, это федеральная собственность или что-то в этом духе, охраняется государством. Их снести нельзя». Снести их нельзя, реставрировать их никто не хочет, поэтому они просто стоят и разрушаются. И все вокруг вот эти чиновнички ждут момента, когда какая-то комиссия скажет «Все, это окончательно разрушено, восстановлению не подлежит». И тут они все это быстро бульдозерами сравняют с землей и построят очередной, там скажем, Дворец татарстанской культуры или чего-нибудь еще.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Дом колхозника. Еще одну тему хочу чтобы мы успели обсудить. Совет судей обратился в Конституционный суд, и недовольны они тем, что собираются проводить публичный анализ резонансных дел. Ну, вот, вы помните, Медведев поручил Совету проверить дело Ходорковского и Магнитского. Так вот, Совет судей считает, что таким образом ущемляется независимость суда. Очень коротко. Как вы считаете, нужно это или нет?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, это мне очень напоминает демагогические высказывания президента Медведева по поводу того, что если он станет вмешиваться в дело Ходорковского, вот это будет влиянием на суд, вот это подорвет веру в независимость суда. Ну, собственно говоря, сейчас вот эти судьи повторяют слова Медведева Дмитрия Анатольевича, только встав, как бы, на его место. Абсолютно то же самое. Естественно, никто не даст эти экспертизы провести независимым образом, потому что никому, я думаю, в нашей судебной иерархии не хочется затаптывать и прекращать свою карьеру. Единственный способ сделать это было бы – это пригласить экспертов, судей, профессоров Юрфаков и так далее из разных стран, которых, как бы, после вынесения вердикта не стали бы исключать из партии «Единая Россия». А это утопия. Так что я думаю, что, в общем, это была очередная такая чисто словесная попытка построить такую демократическую Потемкинскую деревню. Не более того.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. Артемий Троицкий в «Особом мнении».

Комментарии

79

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

12 февраля 2011 | 16:07

Мне будет интересно посмотреть на Троицкого,когда ему припаяют хороший штраф за неумение держать свой язык.
Считаю это правильным.Ляпнул,вякнул-под суд.Все законно и справедливо.


kolamb12 12 февраля 2011 | 21:22

Г-да "прачки"!
Что-то "свежих"комментов о Троицком не видно.


12 февраля 2011 | 21:36

Артемий,Вы жжёте!!Объедините Ваши усилия с Юлей Латыниной,она много знает.И забросайте уголовными делами путинскую малину,только по-Чести.Хватит пены!Она очень удобна для ГэБни.Послушайте в Контакте мою песню "Волчье племя"(Александр Степаныч Белов)Жгите дальше!


factoru1968 13 февраля 2011 | 00:12

НОРМАЛЬНО СКАЗАНО.... ОСОБЕННО ПРО СКАФАНДР ЖЕНСКИЙ АРАБОК.


tukranbash 26 февраля 2011 | 00:34

С большим удовольствием слушал то место в передаче, где говорилось о казанских архитектурных делах. Сейчас еще раз текст перечитал. Спасибо, Артемий! Как всегда не в бровь, а в глаз. Многие из моих знакомых тоже слушали это "Особое мнение" и среагировали на этот пассаж. Скажу банальность: беда в том, что все решают деньги и низкий культурный уровень владельца этих денег. Разрушаются памятники истории. А ведь Казань не так избалована историческими местами, как Москва или Питер: казалось бы, местные власти должны были бы дорожить,
хотя бы в качестве некой завлекалочки для туристов, каждым домом, где бывал Пушкин, жили какое-то время Толстой, Шаляпин или Горький - да хотя бы и Ленин, а то и Троцкий. Вполне приличные здания, порой построенные по проектам довольно известных архитекторов, худо-бедно простоявшие 100-150 лет вдруг года за два лавинообразно ветшают: то крышу разобрали "неустановленные лица", то пожарчик запалили - никто вроде не виноват, все само собой происходит - глядишь, и лакомый участок для нужного человечка в центре города освободился под осуществление очередного доходного проекта. Конечно, это не только в Казани происходит, но за свой город обидно особенно.


tsutskin51 03 марта 2011 | 06:44

дорого артемий.послушайте пожалуйста
www.dizzyjazz.ru

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире