'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 08 февраля 2011, 19:07

О. БЫЧКОВА – Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». С особым мнением Валерия Новодворская. Добрый вечер.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Добрый вечер, Оля.


(Голосование закончено в 19:45)



О. БЫЧКОВА – Я уже включила нашу веб-камеру, и прямо сейчас можете увидеть Валерию Новодворскую на сайте «Эхо Москвы». Вы можете также прислать ей свои вопросы. Плюс есть еще такой аккаунт в твиттере «vyzvon» и туда тоже можно писать для Валерии Новодворской. И смотрите те, кто видит, например, веб-трансляцию или наш эфир по телеканалу RTVi, за спиной у Валерии Новодворской видят экран, на котором видна кардиограмма эфира. Там тоже можно нажимать на кнопку и выражать свое мнение по отношению к тому, о чем говорит Валерия Новодворская. А слушатели «Эхо Москвы» могут все это обнаружить на сайте, в конце концов. Так вот сегодня было объявлено, что летнего и зимнего теперь не будет, а все время будет одно летнее. Вы рады?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Время у нас, к сожалению, всегда здесь одно и то же, независимо от лета и зимы. Время глубоко советское. И очень не инновационное. Наш циферблат застыл на глубокой— глубокой яме.

О. БЫЧКОВА – Пока лето все время превращается в тыкву, несмотря на все инновации.

В. НОВОДВОРСКАЯ — А карета все время превращается в тыкву. А президенту Медведеву естественно больше нечем заняться во вверенной ему стране. Не знаю, какие идиоты ему вверяли эту страну. И вот пусть посмотрят на эту сладкую парочку, которой они ее вверили, на премьер-министра и президента. У него неправый суд только что дал еще 14 лет Ходорковскому и Лебедеву. Весь мир уже над этим смеется. Ну миру можно смеяться. Мир живет не здесь. Компания, например, Пепсико, которая в Давосе на тягостную историю про издевательства над Магнитским и его смерть, вдруг ни с того ни с сего вскочила, взяла под козырек и сказала, что ее все очень здесь устраивает. Лишь бы прибыль получать, даже если эта прибыль с кровью. Ну там Миринда, Аква-минерале…

О. БЫЧКОВА – Я не в связи с Пепсико…

В. НОВОДВОРСКАЯ — Соки. Так вот бойкотировать только такие продукты можно. То, что продает компания Пепсико, порядочные люди ничего этого у нее покупать не должны.

О. БЫЧКОВА – Да какая разница…

В. НОВОДВОРСКАЯ — То есть эти сытые подонки просто-напросто в полной безопасности еще одобрили по сути дела убийство Магнитского. Здесь уже и не знаешь, против кого бороться, это прямо по Бруно Ясенскому — равнодушная.

О. БЫЧКОВА – Еще одна сегодняшняя новость из таких локальных. Так же как перевод часов, которого теперь не будет. Это то, что средний размер взятки в Москве составляет полмиллиона рублей. Я, честно говоря, удивилась, потому что меня все время убеждали, что основные взяточники у нас это всякие несчастные врачи и учителя. Которые за липовые справки оказывается, берут в среднем по полмиллиона рублей. Это странно, мягко говоря.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я думаю, что здесь имеются в виду не учителя и не врачи, которым в лучшем случае пациенты могут дать бутылку коньяка или коробку конфет, учителям, боюсь, и этого не перепадает. Я думаю, здесь имеется в виду недавний скандал в московском метро. Я так и ожидала. Потому что там, где высекают слова сталинского гимна, там, как правило, главные хищения и будут. Не знаю, как делились они с нашим богоспасаемым мэром, или нет, но…

О. БЫЧКОВА – С нашим бывшим… С нашим некогда богоспасаемым…

В. НОВОДВОРСКАЯ — Некогда богоспасаемым. Ну неплохо спасается по Европе вместе с роем пчел. Я думаю, что на черный день у него кое-что есть, пчелам на мед хватит. А вот сталинский гимн я думаю и взятки таких размеров это все взаимосвязано. Потому что патриотизм, идеология, фанатизм это не последнее, это первое прибежище негодяев. Где кричат о том, что надо родину любить, как правило, там главные хищения.

О. БЫЧКОВА – Обычно говорят, что при Сталине вами упомянутом такого не было. А теперь при этих…

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да, при Сталине прямо скажем, поскольку одна половина народа сидела в концлагерях, примерно треть стерегла, а остальные мечтали только о том, чтобы туда не попасть, и сидели на скудном пайке, чаще всего по карточкам. Этого не было, другое было – террор, глад, мор, вот те, которые туда обратно собираются, они или очень громко об этом кричат, чтобы что-нибудь украсть, или они историю вообще не знают.

О. БЫЧКОВА – Не поняла, какая связь между надписью и коррупцией.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я думаю, прямая. Потому что нормальный честный человек функционер никогда не будет столь чудовищные вещи высекать в метрополитене. Он кажется, там еще статую Сталина собирался установить. Когда я вижу барельеф, вернее бюст Дзержинского во дворе МВД на Петровке, 38, я сразу начинаю думать, а сколько вот эти берут и неудивительно, что они то в граждан стреляют в супермаркетах, то этих граждан бьют дубинками по голове. То вместо того чтобы охотиться на террористов, берут у них деньги.

О. БЫЧКОВА – Сейчас об этом поговорим.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Вот с Дзержинским прямая взаимосвязь.

О. БЫЧКОВА – Итак, по поводу террористов. Сегодня руководитель федеральной службы безопасности представил депутатам ГД информацию по поводу расследования теракта в Домодедово и сказал в частности, что несколько офицеров сняты со своих должностей те, кто отвечали за транспортную безопасность, а два генерала даже наказаны. Один предупрежден о неполном служебном соответствии, другому объявлен строгий выговор. То есть генералы наказаны, но оставлены на своих постах, а нижестоящие офицеры уволены. Вот так, не наоборот. И дальше говорится о том, какие есть продвижения в расследовании. Что там такая-то группа. Эти подробности уже известны.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я думаю, что должны не равняться по Европе не в смысле безопасности, безусловно, новых приборов, которые не снимают сразу после отъезда Медведева из метро, равняться стоит. Я имею в виду, что наш терроризм скорее всего другого рода и вида. Есть экзогенный терроризм, а есть эндогенный. Эндогенный терроризм от него нельзя избавиться, можно только принимать меры предосторожности. Потому что нет внешних причин. Взорвали мерзавцы башни-близнецы. Что должны были делать США, чтобы это предупредить? Не только улучшать систему безопасности, но видимо, и перестать существовать. Раз они большой сатана, претензии к ним по этому образцу, почему они самые успешные, почему они самые богатые, почему они самые свободные.

О. БЫЧКОВА – Почему они всех так раздражают.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да. На нервы всем действуют. Отличники действуют на нервы двоечникам. А у нас другое дело. У нас экзогенный терроризм. Для нашего терроризма есть вполне реальный бэкграунд. На нас две чеченские войны. Целое поколение, которое выросло в крови, под бомбами, это вина, это очень большая вина и все эти джамааты, фундаменталисты, ваххабиты в Чечне завелись не просто так. А они на крови завелись. Это наша работа, и здесь мало уволить нескольких офицеров. Здесь нужны другие вещи. Здесь нужно отменить все награды за Чечню, нужно публично извиниться за эту войну, на колени встать. Здесь на скамью подсудимых…

О. БЫЧКОВА – А вам скажут, на колени встать перед кем, — которые отрезали головы нашим солдатам.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не перед террористами… Наши солдаты там что делали?

О. БЫЧКОВА – Они же не сами туда пришли.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Кто их туда звал? Очень хорошо. Значит, на скамью подсудимых садятся те, кто их туда послал. Не указывая пальцем, лично господин Путин. Вот пусть он сядет на скамью подсудимых. И начнется процесс примирения. Кстати, можно не совершать никаких терактов и тебя все равно террористом назовут. Как законного президента Чечни Аслана Масхадова. Который боролся с терроризмом как мог. Как бы мы ему ни мешали.

О. БЫЧКОВА – Мне кажется поезд уже этот ушел, потому что сейчас ситуация такова и уже заправляют всем этим делом с той стороны такие люди, которые любые извинения будут воспринимать как проявление слабости.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не знаю, не знаю. Те, которые растут сейчас…

О. БЫЧКОВА – Я уже не говорю про то, что здесь…

В. НОВОДВОРСКАЯ — …и те, которые взрываются…

О. БЫЧКОВА – …приносить эти извинения. Это другой вопрос.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да, другое дело, что мы живем при жестокой абсолютно беспринципной бессовестной диктатуре. Это даже не неоколониализм. Хорошо грузины христиане никогда не будут организовать теракты. А что мы с ними сделали, чуть до Тбилиси ни дошли. Ни за что. Это еще повезло, что мы имеем дело с христианским народом. Все равно это рано или поздно придется расхлебывать. У какой-нибудь стены плача становиться на колени, как это сделал немецкий президент Эйзенхауэр, по-моему. В Израиле. Израиль кстати ничем не виноват перед палестинцами, только тем, что он существует. А мы виноваты. Нас никто не звал на Кавказ. Нас никто не звал завоевывать Среднюю Азию. Надо расхлебывать.

О. БЫЧКОВА — А что делать, если сейчас, например, такая жестокость…

В. НОВОДВОРСКАЯ — Власть переизбирать.

О. БЫЧКОВА – Жестокость и беспринципность с обеих сторон в этом конкретном конфликте, который называется российско-кавказским, если можно так говорить.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Тот, кто умнее, должен проявить больше гуманизма. Но мы не сможем проявить никакой гуманизм, пока у нас такая власть.

О. БЫЧКОВА – Но мы проявим, предположим, гуманизм, а нам скажут: так вы лохи.

В. НОВОДВОРСКАЯ — А мы сначала давайте проявим. Мы когда в последний раз кому-нибудь хотя бы гуманизм проявляли. К своим, к чужим, к ЮКОСу, к несчастному Борису Немцову на согласованном митинге. Когда в последний раз мы к кому-нибудь проявляли гуманизм? Не помню такого эпизода. Попробуем, может быть понравится.

О. БЫЧКОВА – И что бы что дальше?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Для того чтобы заплатить наши долги и впредь не грешить. По крайней мере, у нас не будет экзогенного терроризма, а для того чтобы был эндогенный, то есть у нас для того чтобы возник эндогенный терроризм такой как против США, Великобритании, нам еще очень долго до того идти, чтобы мы стали успешной страной, в первых строчках табеля, которую бы ненавидели за то, что она так хорошо живет, нам еще 200 лет догонять Португалию, Испанию, не знаю кого еще.

О. БЫЧКОВА – Но вы понимаете, что…

В. НОВОДВОРСКАЯ — Это конечно не единственный ответ…

О. БЫЧКОВА — …покаяние это проблема того, кто кается. Например, проблемы того перед кем каются, таким образом необязательно решаются. То есть не факт, что после этого покаяния все пойдут нам навстречу, нам скажут: а вы-то оказывается хорошие, а мы-то думали вы плохие, поэтому хорошо, мы отзываем всех наших смертников, выключаем все наши мобильные телефоны, завязанные на взрывчатку, и больше вас взрывать не будем.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Чечня начинала не с террора. А начинала со светских ценностей, с искреннего желания Джохара Дудаева равняться на Юрия Афанасьева и сделать Чечню землей политического убежища и маленьким кусочком Запада. Чечня начинала с дружелюбия по отношению к России. Чеченцы выступали против ГКЧП у Белого дома. Чеченцы не пошли к Хасбулатову, а помогали Ельцину, ну и чем мы им за это заплатили? Начиналось все хорошо. Кончилось плохо по нашей вине. Поэтому пока мы не искупили эту вину, и не перестали быть военными преступниками и преступниками против человечности, нам жаловаться не на кого. Это во-первых. А во-вторых, я вам недаром говорила о статуе Дзержинского во дворе МВД, они и без этого не могут бороться с преступниками. А Дзержинский им помогал, когда оказалось, что это роковой рейс, роковой залп прилета полностью свободен от милиции, потому что они все убежали трясти среднеазиатский рейс, чтобы брать взятки у тех, кто привез фрукты. Вот и думайте, полная реформа МВД. Как в Грузии это было сделано, всех выгнали, оставили 46 человек. И первого министра Нургалиева. Ну и конечно того, кто его на этот пост назначил. В России реформы не проводились слишком долго. Мы просто закоснели не только в своем злодействе, но и в своей неэффективности, в своей глупости, коррупции. Все эти чудовищные нулевые преступные это очень большое бремя, это жернов на шее. С этим можно только утопиться.

О. БЫЧКОВА – Вот как раз об этом спрашивает Игорь из Московской области: что думает госпожа Новодворская о Навальном и проекте «РосПил». Не так давно она на пару с Боровым не очень лестно отзывалась.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я ничего не говорила о проекте «РосПил», я не очень хорошо разбираюсь в тех экономических проектах. Насколько я понимаю, Алексей Навальный расследует коррупционные вопросы. Это благо, большое благо. Мы отзывались о других вещах негативно. О «Русских маршах». О националистических моментах, которые проглядывают в высказываниях Алексея Навального. Мы не в Великобритании. Мы не во Франции и мы не в Германии. Здесь нам это не позволено, потому что абсолютно нет никаких мотивов. И нет моральных прав и главное надобности никакой нет, кроме электоральных успехов, кроме попытки сыграть на человеческой низости, на человеческой глупости…

О. БЫЧКОВА – Вы про что вообще сейчас говорите? Я даже не понимаю.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я говорю про националистические моменты. Я говорю про попытки использовать национализм в своих электоральных целях. Чем даже Владимир Милов не погнушался, хотя ему это абсолютно запрещено, он член будущей партии народной свободы, либеральной партии.

О. БЫЧКОВА – Вы говорите о каких-то очень сложно найденных изысках.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я говорю о вопросах, связанных с мигрантами, гастарбайтерами. С тем, что было на Манежке. Поддерживать такие вещи никак нельзя.

О. БЫЧКОВА – Мне не кажется, что они поддерживали такие вещи.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Там проглядывали высказывания, что это реальный вопрос. Нет у нас национального вопроса. К счастью нет.

О. БЫЧКОВА – Как это нет?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Нет в России национального вопроса.

О. БЫЧКОВА – А что у нас есть? Дружба народов?

В. НОВОДВОРСКАЯ — У нас есть политический вопрос о том, что мы не в состоянии сами воспользоваться своими политическими правами, и отказываем в этих правах другим. Более того, разжиганием межнациональной розни, по-моему, последовательно занималась долгие годы государственная власть. И если она получила то, что вышло на Манежку, это их воспитанники.

О. БЫЧКОВА – А как же, например, британский руководитель, который сказал, что как-то с толерантностью и политкорректностью не склалось у нас. У них тоже нет такой проблемы?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не сложилось с другим. Он это неверно сформулировал. У них не сложилось не с мультикультурными вопросами, а с мультипринципиальными вопросами. Есть фундаментальные вещи такие как декларация прав человека, 1948 год, кстати, год и пакт о гражданских и политических правах 1966 год. На этих документах базируются все европейские Конституции. Это и есть западные ценности. Примат прав личности перед интересами государства.

О. БЫЧКОВА – В чем проблема-то?

В. НОВОДВОРСКАЯ — А проблема в том, что они долгое время терпели нарушение этих принципов хотя бы в отношении женщин на своих территориях. И не предоставляли им защиты этих самых пактов и этих самых европейских законов. А потом ужаснулись и начали спохватываться. У нас совершенно иная ситуация. Мы позволили Рамзану Кадырову наплевать на российскую Конституцию, но конечно после того, как на нее наплевал господин Путин…

О. БЫЧКОВА – Здесь ситуации похожие на самом деле.

В. НОВОДВОРСКАЯ — И установить по сути дела явочным порядком в Чечне шариат.

О. БЫЧКОВА – Очень близко. Аня спрашивает: а это правда про Доку Умарова? Может он себе приписывает. Это тот боевик, который теперь у нас самым главным боевиком назначенный или сам себя назначил. Сказал, что это он сделал в Домодедово и теперь нас ожидает год крови и слез, как он выразился.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я думаю, что это синдром Салмана Радуева, который за все на себя брал ответственность. Даже за взрыв английского парламента, за попытку взрыва. И я хотела бы уточнить, что мы не можем сравниться ни с Великобританией, ни с Европой вообще, потому что Европа имеет дело с теми, кто приехал или улучшает свою жизнь на ее территории, или просто искать прибежище в этом храме демократии и за рога жертвенника схватился. Мы имеем дело, если верить официозу, с субъектом РФ. Если это не субъект РФ, надо давать независимость. Только сначала заберите Рамзана Кадырова и все, что мы там натворили. Восстановите статус-кво или это субъект РФ, то тогда абсолютно недопустимо позволять этому субъекту РФ жить под властью жестокого сатрапа, который уже давно на эту Конституцию наплевал. И недопустимо тоже абсолютно требовать выселения граждан Кавказа из Москвы, из России, одно из двух. И надо учиться признавать свои преступления. Самим над собой провести Нюрнбергский процесс. Я не вижу той силы внешней, которая нам эту услугу сервисную окажет.

О. БЫЧКОВА – Роман нас поправляет, что на колени перед мемориалом в варшавском гетто становился Вилли Брандт, в 1970 году.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да, перед мемориалом. А перед стеной плача становится Эйзенхауэр в Израиле в Иерусалиме.

О. БЫЧКОВА – Ну, и конечно совсем какая-то непонятная сегодняшняя история про корреспондента британской газеты «Guardian», которого вначале не пустили в Россию, потому что сказали ему, что тут вам не место, условно говоря, а потом МИД объяснил, что он не забрал какую-то аккредитационную карточку, понимаете ли. Может быть свет не выключил, когда уезжал из своей квартиры московской. Или Лондонской. Не знаю. И поэтому его виза оказалась странным образом не действующей. Это что такое, вообще откуда вдруг?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я думаю, что вначале было то, что происходило в советскую эпоху, чему я была лично свидетель. Те корреспонденты, которые встречались с нами диссидентами и передавали эту информацию, оказывались персонами нон грата и часто с этих «прессов», как мы называли пресс-конференцию, их просто увозили. Диссидентов – в Лефортово, а их – в аэропорт, лишая аккредитации. Лишнее что-то напечатал, что очень не понравилось МИДу, корреспондент из «Guardian».

О. БЫЧКОВА – Или не МИДу.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Или прямо уже Кремлю с Лубянкой. Но они его в такой хамской форме выслали, очевидно, возникли какие-то завихрения уже в Великобритании, и теперь они пытаются объяснить…

О. БЫЧКОВА – Они его не выслали…

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не впустили просто.

О. БЫЧКОВА – Он отъехал и приехал.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я думаю, что просто они сейчас пытаются сделать вид, что ничего этого не было. Они засыпались в очередной раз, это такое неуклюжее извинение.

О. БЫЧКОВА – То есть сейчас его пустят и забудут как бы.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Да, очевидно, Великобритания на них как-то надавила…

О. БЫЧКОВА – А зачем тогда было не пускать-то?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Очевидно, они… как всегда это разведка боем. Если та сторона среагирует, значит, они отступят, если та сторона не среагирует, они пойдут дальше.

О. БЫЧКОВА – Ну понятно же, что та сторона среагирует. Тут даже и говорить нечего.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не всегда, как видите, есть реакция. Как в деле Магнитского, не всегда есть реакция. Здесь должна была быть реакция, отказ полный России в инвестициях, разрыв экономических связей.

О. БЫЧКОВА – За один такой инцидент с корреспондентом не бывает разрыв связи и отказ в инвестициях.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Нет, я имею в виду Магнитского. Если бы была такая реакция, то тех, кто его пытал и убивал, не повысили бы в должности.

О. БЫЧКОВА – Но, тем не менее, списки-то составлялись в случае с Магнитским.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Списки составили. Но я думаю, в этих списках не хватает некоторых фамилий, там нет фамилии премьер-министра, президента, здесь нужны существенные фамилии. А не фамилии мелких сошек. Как в Белоруссии с Лукашенко. Который невыездной, нон грата, к Уго Чавесу и обратно. Ну можно смотаться еще к Ким Чин Иру.

О. БЫЧКОВА – В Москву можно смотаться.

В. НОВОДВОРСКАЯ — В Москву, конечно, мы же взяли этот режим, собственно нами и поставленный на содержание. Европа отказалась, слава богу, сплотилась, нашла в себе мужество, наконец, отказать в содержании диктатору, который держит в тюрьме даже журналистов, я уж не говорю про невинных оппозиционеров, который подделал результаты выборов. Тут же Россия заявила, — пожалуйста, и без пошлины, и в кредит совершенно открыто, цинично взяла на содержание эту диктатуру.

О. БЫЧКОВА – Сергей из Питера напоминает вам, что реакция демократических стран на осуждение Ходорковского была в целом циничной. То есть не сказать, чтобы сильно бурная была реакция. С Магнитским также получилось. Даже с Магнитским сильнее конечно, получилось, и в общем, понятно, наверное, почему. Потому что там действительно человека до смерти довели. А с другой стороны, почему мы должны все время рассчитывать на какую-то их реакцию.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Давайте не будем рассчитывать на их реакцию, давайте сами отреагируем, и чтобы не националисты и юные фашисты, а чтобы три миллиона россиян вышли на Манежную площадь с требованием к этой власти провести честные выборы, уйти, отвечать за свои преступления. Требования продолжать гайдаровские реформы. Строить либеральную модель капитализма, демократии и все прочие ценности. Что, слабо выйти в количестве трех миллионов? Поэтому мы призываем…

О. БЫЧКОВА – Может быть это просто не те лозунги, которые разделяет такое количество людей сегодня. Может быть найдутся какие-то другие, которые были бы общими для многих.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Взять бы все и поделить. Вот с такими лозунгами… Я поэтому очень боюсь за Египет. И за Тунис. Если там в выборах свободных честных и прямых будут участвовать «Братья-мусульмане», как бы у нас ни получилось еще несколько Иранов, что не принесет пользу ни прогрессивному человечеству, ни народам этих стран, ни Израилю. Демократия это удел граждански зрелых народов. В противном случае получите теократию, тиранию, диктатуру, автократию и ничего хорошего не будет.

О. БЫЧКОВА – Египтяне граждански зрелые или нет?

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не знаю, не знаю. Это риск. Очень большой риск.

О. БЫЧКОВА – Но египтяне вышли на улицы и сказали, что нам надоел этот президент Мубарак, который уже сколько лет сидит…

В. НОВОДВОРСКАЯ — У них были основания.

О. БЫЧКОВА – И нам вообще все это надоело, что с ним связано. Вся коррупция, известно что. Список понятен совершенно. То есть они поступили как политически зрелое общество.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Не торопитесь с этим ответом на вопрос, который задает история. Когда наши мальчики героически Илья Барабанов и Егор Мостовщиков из «The New Times» был в Египте, они посмотрели, кто стоит на этой площади. По женской одежде. И оказалось фифти-фифти. Меня этот вопрос интересовал.

О. БЫЧКОВА – Да, Илья был в воскресенье у меня в эфире. Я у него тоже спросила, там были женщины в хиджабах или женщины, условно говоря, в джинсах. Они сказали: и такие, и такие.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Весы колеблются. То есть очень может случиться, что если эти партии теократические пустят на выборы, что ответ будет как в Алжире. Помните, какой ответ был в Алжире.

О. БЫЧКОВА – Плохой ответ был в Алжире. Все пошло обратно.

В. НОВОДВОРСКАЯ — …военная хунта и все это остановила. А в Турции какой был ответ?

О. БЫЧКОВА – Вначале один, потом другой.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Я Эрдогану не доверяю не в том смысле, что у него счета в иностранных банках, мне до этого дела нет…

О. БЫЧКОВА – А в том, что у него жена ходит…

В. НОВОДВОРСКАЯ — У него жена ходит в такой одежде, что я за Турцию не могу быть…

О. БЫЧКОВА – Это ее право, пускай ходит как хочет.

В. НОВОДВОРСКАЯ — Если у премьер-министра страны, отвечающего за ее судьбу, жена порабощена, и он заставляет ее надевать хиджаб…

О. БЫЧКОВА – А может она сама так хочет.

В. НОВОДВОРСКАЯ — И она сама несвободный человек, он ей это позволяет, то значит, за свободу в Турции есть основания волноваться.

О. БЫЧКОВА – Понятны ваши идеи. Спасибо большое. Валерия Новодворская была сегодня в программе «Особое мнение».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире