'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 28 января 2011, 19:08

М.КОРОЛЕВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», сегодня пятница и я – Марина Королева, Леонид Радзиховский напротив. Здравствуйте, Леонид.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Здравствуйте. Откуда вы знаете, что мое мнение особое?

М.КОРОЛЕВА: Оно всегда здесь у всех особое.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А, в этом смысле.

(Голосование закончено в 19:45)



М.КОРОЛЕВА: Никуда не денешься. И вам тоже придется иметь свое особое мнение.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Побегу доставать.

М.КОРОЛЕВА: Я вот хотела сказать, что так вот переписываешься с человеком, переписываешься на сайте «Эха Москвы», потом он приходит, садится напротив, начинается прямой эфир…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И как чужой.

М.КОРОЛЕВА: Да. Как будто бы с ним и не дрались, как будто бы и не обменивались.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А мы дрались?

М.КОРОЛЕВА: Ну, не то, чтобы… Ну, смотрите. Давайте я просто для тех, кто не знает, скажу, что у нас, действительно, там переписка на сайте «Эха Москвы» возникла с Леонидом Радзиховским…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Пусть читают, Марин, не будем их отвлекать.

М.КОРОЛЕВА: Да, пусть читают, совершенно верно. Да. Мы там говорили о коллективной русской душе, но, может быть, там, если удастся, в конце я вам вопрос задам.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Мы говорили о любви.

М.КОРОЛЕВА: О любви? А я и не заметила. Хорошо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ваше подсознание об это говорило.

М.КОРОЛЕВА: Итак, +7 985 970-45-45 – это для ваших вопросов Леониду Радзиховскому. Ну и кроме того вы можете присылать ваши вопросы прямо с твиттера. Если у вас есть там аккаунт, то присылайте на наш аккаунт, соответственно, @vyzvon. Ну и, наконец, еще один канал связи – это видеотрансляция на нашем сайте echo.msk.ru. Про кардиограмму эфира тоже не забывайте – можете проголосовать за то, что говорит Леонид Радзиховский.

Ну вот сейчас на экранах телевизоров идет картинка устрашающая из Египта – там ситуация разворачивается просто стремительно. Следом за Тунисом. Фактически-то революция вспыхнула, тысячи людей на улице, Мохаммед Аль-Барадей приехал и уже под домашним арестом там. Хосни Мубарак должен выступить. В общем, что-то такое происходит. Что это за вирус такой, который поразил эти страны?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Черт его знает. Самому интересно. Вы знаете, по-видимому, в такой ситуации Мубарак слетит (похоже, во всяком случае), и Барадей, насколько я знаю, все-таки, политик такой, относительно прозападный. Может быть, я ошибаюсь – я очень слабый специалист в этой части света. Но если это так, то есть если: а) Мубарак слетит и б) Барадей, действительно, прозападный политик, то встает вопрос, надолго ли этот самый Барадей и сможет ли он удержать власть в Египте? Когда начнется истинная демократия, то есть честные, свободные выборы, то по прецедентам других арабских, мусульманских стран в ситуации честных, свободных выборов к власти честно, демократически приходят исламские фундаменталисты. Так было в злосчастной Палестине, так было в Иране, так было во многих странах. Значит, там альтернатива, насколько я понимаю, такая: или коррумпированный авторитарный режим, или честно демократический исламский фундаментализм. Может быть, у Египта особый путь.

М.КОРОЛЕВА: Но с другой стороны, Мубарак – он, вроде бы, так, устраивал западные страны, Израиль устраивал, Америку устраивал. Вообще всех устраивал.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вы думаете, что там по улицам бегают израильтяне и американские дипломаты и кричат «Долой Мубарака?»

М.КОРОЛЕВА: Ну, предполагаю, что вряд ли.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот. Израильтяне и американские дипломаты по улицам не бегают, «Долой Мубарака» не кричат. У многих наших граждан приятное впечатление, что все революции на свете делаются исключительно в Госдепартаменте или в ЦРУ США. Ну, пусть остаются при таком убеждении – я в теории заговора не верю, я считаю, что революции делаются ровно там, где они и происходят, то есть на улицах сильно возбужденных городов. Почему они делаются, это сложный вопрос, на который как-то за последние несколько тысяч лет политическая, историческая наука дала слишком много разных ответов и ни одного исчерпывающего.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот, смотрите, здесь Семен из Москвы спрашивает: «Ну почему мы не Тунис и даже не Египет? Обидно», — говорит Семен.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, если Семену хочется получить исламско-фундаменталистский режим, то пусть он уезжает туда. Вам хочется жить как в Египте и в Тунисе? Какие вопросы? Поезжайте.

М.КОРОЛЕВА: Ну, я так понимаю, что Семен революцию хочет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А, революцию хочет… Понятно. Не только Семен, но многие, я думаю, слушатели «Эха Москвы» хотят «смело, товарищи, в ногу, духом окрепнем в борьбе, в царство свободы дорогу грудью проложим себе».

М.КОРОЛЕВА: Ну, смены власти хотят многие, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не, виноват. Смена власти к революции имеет точно такое же отношение как мой приход на «Эхо Москвы» к торговле автомобилями, то есть просто никакого вообще. В странах, где происходит смена власти, регулярно, спокойно, на обычной основе не происходит никаких революций. Для того и придумана регулярная и спокойная смена власти, чтобы не было революции. Более того, мы все видим перед глазами примеры, когда огромные толпы в 100, в 200 тысяч человек на улицах Парижа. Вот они протестовали против решения Саркози, там чего-то изменить в системе высшего образования. Это никому в голову не приходило, что это может привести к революции. В голову не приходило.

Когда Англия вступила в войну в Ираке, на улицах Лондона были не сотнетысячные, а миллионные демонстрации с требованием в войну не вступать. Что же произошло? Англия в войну вступила, демонстрации никто не разгонял и правительство осталось. То есть демократические правительства замечательны тем, что они имеют полную возможность плевать со своего балкона на головы демонстрантов, говоря простую вещь: «Были выборы? Были. Вы признаете выборы честными? Признаете. Вам нравится наша политика? Не нравится. Отлично. На следующих выборах вы можете нас не избирать. Но пока вы нас выбрали по-честному и вы признаете, что нас выбрали по-честному, мы будем проводить ровно ту политику, которую мы считаем правильной. А если вы ее считаете неправильной, вы нас больше не выберете, вот и все». Это и есть основа стабильности и легитимности в демократических странах: регулярная смена власти, вера народа в то, что выборы, по крайней мере, честные, а дальше как хотим, так и живем, за кого хотим, за того голосуем.

М.КОРОЛЕВА: Но это все прекрасная теория.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Если же этого нет, то тогда и происходят революции.

М.КОРОЛЕВА: Теория прекрасная. Но! Вот, сразу несколько вопросов. После Египта Россия?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А почему не после Казахстана Россия? Вот, в то время, когда происходят события в Египте, в Казахстане тоже происходят важные, интересные события. Казахский народ долго мучился от переизбытка любви к Нурсултану Назарбаеву и, наконец, нашел выход для этой любви – принят закон, что президент Назарбаев, я уж не помню, в 3-й, в 23-й, в 123-й раз может быть президентом Казахстана, несмотря ни на какой возраст. Вот вам, пожалуйста. Почему Египет, а не Казахстан?

М.КОРОЛЕВА: Леонид Радзиховский, это его особое мнение. Встречаемся через минуту.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЕВА: И это особое мнение журналиста Леонида Радзиховского. Давайте я еще раз напомню, что с нами можно связаться по +7 985 970-45-45. Это для ваших вопросов по SMS. Кроме того, с твиттера вы можете прямо присылать сюда вопросы на аккаунт @vyzvon. Не забывайте про видеотрансляцию на нашем сайте, а также про кардиограмму эфира, где вы можете раз в минуту проголосовать за то, что говорит Леонид Радзиховский, или против его слов. Ну, здесь продолжаются вопросы, которые касаются возможной революции в России. «Все лучше гнили и болота, — пишет нам наш слушатель. – В России нет смены власти нормальной, поэтому лучше революция и все прочее».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Значит, кто безумно жаждет великих потрясений, может попрыгать на стуле. Некоторые потрясения ему обеспечены без большого вреда для окружающих. В России нет смены власти ни нормальной и ни ненормальной, просто никакой. Смены власти в России нет. Вот, проблема отсутствия регулярной смены верховной власти – это не главное, может быть, но одна из наиболее очевидных проблем России. Проблема совершенно катастрофическая прежде всего для руководства такой страны как Россия. Вот, я всегда в этой связи вспоминаю историю Николая II, человека, который был создан самой природой, чтобы быть конституционным монархом. Как известно, Николай прилично себя чувствовал, только когда он уезжал в Данию к своим родственникам. Он писал: «Я снимаю этот мундир, надеваю пиджак и чувствую себя нормальным человеком».

Тем не менее, сама природа его личная, природа страны – все ему говорило: «Отдай львиную часть власти, стань конституционным монархом как в Англии, как в той же Дании, и живи, горя не знай».

М.КОРОЛЕВА: Думаете, помогло бы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Стопроцентно. Вместо этого он цеплялся обеими руками и ногами за власть, с которой он абсолютно не знал, что делать, и чем это кончилось известно. То, что в России нет регулярной смены власти – это главное, на сегодняшний день. Я еще раз повторяю, может быть, далеко не главное во всей нашей истории, социологии, экономике, но наиболее острая на сегодняшний день проблема в нашей стране. Я не думаю, что у нас сейчас будет революция. Я думаю, что мы больше похожи на Белоруссию и Казахстан, чем на Египет и Тунис.

М.КОРОЛЕВА: Ну а в Египте разве похоже было? Еще, скажем, 2 недели назад.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, революция – штука такая, это как эпидемия, действительно. Заразились вирусом, температура под 40 сразу – это правда. Но тем не менее, если говорить о странах СНГ, то здесь есть одно общее. Вот, Ленин сказал, что его глубоко перепахал не то Чернышевский, не то Толстой (я уж не помню, кто там его перепахал). Но, вот, Ленин и Сталин так глубоко перепахали эту несчастную страну, зарядили ее таким страхом, особенно конечно Сталин, что здесь вот то, что называется «пассионарностью», «драйвом», «идеализмом»... Революцию делают всегда идеалисты. По крайней мере, массы людей, делающих революцию, — это массы идеалистов. Вот, все эти замечательные качества убиты, и чтобы не говорить о России, посмотрим на страны, нас окружающие. Ни в одной стране СНГ, подчеркиваю, ни в одной нет регулярной смены верховной власти. Это или пожизненная власть, переходящая в монархические династии – Азербайджан, в ближайшей перспективе Казахстан, Узбекистан, по-видимому, Белоруссия, где Лука тянет своего сына. Или это перевороты типа Грузии.

Причем, что характерно, Грузия, которую многие горячие, особенно горячие либералы с «Эха Москвы» преподносят как образец демократического правления, по-видимому, приходит к российской модели. То есть господин Саакашвили, кажется, уйдет с поста президента формально и станет всемогущим премьером, перенимая передовой российский опыт.

Значит, кроме Прибалтики, которая отодралась и побежала, задрав штаны, за Европой, просто втягиваясь в Европу, все остальные страны на постсоветском пространстве – это страны политически абсолютно гнилые. Кстати…

М.КОРОЛЕВА: Ну, есть, правда, Украина, где что-то происходит. Правда?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот! Как раз хотел сказать про Украину. Кстати, Украина, где произошла, так сказать, демократическая революция, после которой до такой степени абсолютно ничего в стране не произошло, что через 4 года здесь не город-сад, а народ побежал назад, назад-назад и выбрал, извиняюсь за не очень парламентское выражение, «возвращаемся к старой блевотине». Я не хочу называть никого персонально, просто выбрали привычный вариант существования.

Так обстоит дело во всех бывших республиках Советского Союза кроме Прибалтики. Какие основания думать, что Россия в этом смысле какое-то исключение? Поэтому на сегодняшний день…

М.КОРОЛЕВА: То есть вы никаких предпосылок для революции не видите?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Предпосылок навалом, предпосылок навалом. Людей нет.

М.КОРОЛЕВА: Движущей силы, то, что говорил ваш любимый Ленин.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Предпосылок выше крыши. Одна предпосылка – это абсолютная ложь во всем, полная, тотальная политическая ложь. Издевательство вместо, так сказать, выборов и так далее, несменяемость власти. Это более чем достаточно во многих других странах для революции. Но кроме вот этой объективной предпосылки нет многого другого. Нету идеалистических слоев общества, то есть людей, которые бы думали, мыслили в категориях политического идеализма. Нет ни одной популярной и харизматичной фигуры, вот этого самого Аль-Барадея. Ну просто даже потенциально ничего нет в стране близко лежащего.

М.КОРОЛЕВА: Сморите, но есть интернет. Вот, не случайно же в Египте. Что они делают? Первое, что они делают, они пытаются отрубить интернет в таких событиях. Это о чем говорит? И кто выходит на улицу? Я вот сейчас посмотрела: это же, в основном, молодежь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, естественно, не старики.

М.КОРОЛЕВА: Правильно, совершенно верно. Вот эти десятки тысяч людей. В интернете у нас много что варится, вы сами это знаете. Потом есть такая сила, которая называется «националисты», и мы видели с вами эту силу на Манежной площади.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В интернете варится очень много сумасшедших, невероятное количество. Я это постоянно с наслаждением изучаю на своих сайтах. В интернете есть некоторое количество вменяемых людей – это все правда. Но все эти виртуальные страсти-мордасти абсолютно не конвертируются ни во что реальное – мы это можем наблюдать на маршах… Я их считаю шутовскими маршами, кто-то считает не шутовскими, не важно. На маршах одних и тех же 100-500 человек 31-го числа. Годами это не меняется. В интернете шума на миллион, выход – на копейку.

Что касается националистов, да, это правда, это потенциально немалая сила. На их стороне хоть и нету законов, поддержка и энтузиазм миллионов. Это правда. Но у националистов есть страшные враги, практически непреодолимые – это лидеры националистов. В такой компании городских сумасшедших, мелких жуликов и просто прохиндеев как во главе националистов, пожалуй, даже во главе либералов нет.

М.КОРОЛЕВА: А революцию в 1917 году делали титаны духа, скажете вы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Безусловно. Революцию 1917 года делали не титаны духа, но революцию 1917 года делали люди, сильно верящие в себя, сильно идеалистически мотивированные с очень большой харизмой и прекрасно умеющие построиться один за другим. Ничего подобного в России нет ни у одного политика. Ну уж последние, у кого это есть, это так называемые лидеры так называемых националистов.

Кроме того, глубочайшая вторичность всей российской политической жизни в случае националистов доведена уже просто до предела. Это вот такие националисты от унтерменшей. Потому что представить себе националистов в какой-нибудь стране, которые подходят к памятнику Жукова и бросают ему зиги, то есть поднимают руки в приветствии «Хайль, Гитлер», представить себе таких националистов в любой стране кроме России у меня просто фантазии не хватает. То есть они, как бы, маршалу говорят: «Ты-то, дурак, Москву оборонял с фронтов, а мы через канализацию просочились, а мы тебя с тыла взяли». Вот если люди, которые бросают зиги спасителю России, это русские националисты, то тогда расскажите мне, кто такие русофобы, я с удовольствием послушаю.

Да, кроме того еще один блестящий пример действий русских националистов мы могли наблюдать в день, когда был этот теракт. Какой-то там Союз славянских витязей (я уж не помню, как они себя называют) объявил, что он выйдет. Милиция сказала: «Нет, не надо выходить». В результате эти буйные, настоящие буйные вышли, как я читал в интернете, в количестве 15 человек, постояли, посмотрели на милицию и тихо ушли в метро. Вот что такое националисты, когда их никто не поддерживает, в частности, не поддерживает милиция, а прямо говорит «Мы вас не поддерживаем».

Поэтому потенциал у этой публики в России очень большой, безусловно. Потенциал очень большой. Но опять же, конвертировать эту свою потенциальную энергию в кинетическую они сегодня не могут, благодаря своим лидерам прежде всего. Потому что эти антилидеры, такие, активные антилидеры – это почти непреодолимо. У либералов тоже антилидеры, это правда. Но не до такой, все-таки, степени. Ну и потом у либералов такого потенциала нет – тоже надо иметь в виду.

М.КОРОЛЕВА: Ну, будем надеяться, что это не аутотренинг и не такое самоуспокоение, то, что говорите по поводу националистов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, абсолютно.

М.КОРОЛЕВА: А самая что ни на есть реальность.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я давно уже себя по поводу политики не успокаиваю, потому что это далеко не главная проблема, все-таки, в жизни, чтобы так уж себя успокаивать. Объективно надо смотреть.

М.КОРОЛЕВА: Да, это точно. Это далеко не главная проблема.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Стараюсь. Может быть, я ошибаюсь, но стараюсь смотреть объективно.

М.КОРОЛЕВА: Кстати, о проблемах, реальных проблемах. Ну, вы, собственно, уже об этом упомянули, теракт в Домодедово. Естественно, это было событие всей недели.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, это как раз политика чистой воды, чистейшей.

М.КОРОЛЕВА: Да, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Дистиллированной.

М.КОРОЛЕВА: Да. К сожалению. Ну и здесь много вопросов, которые вам пришло и по интернету, и сейчас продолжают приходить по SMS. Есть у вас хотя бы какие-то мысли о том, кто мог взорвать Домодедово?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, помилуйте. Ну, что я буду в Шерлока Холмса играть? Я хотел бы закончить, все-таки, по поводу предыдущей темы о смене власти и так далее. Так вот, почему я говорил про Николая II? Потому что мне кажется, что те же самые проблемы… Я просто их психологически, по-человечески не понимаю в случае Путина и Медведева. Какой смысл делать все для несменяемости власти? Да, еще раз повторяю, сегодня это не грозит революцией. Но потенциально это рано или поздно обернется взрывом.

М.КОРОЛЕВА: А вы думаете, они смотрят вперед?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Думаю, что да. Почему им не смотреть вперед? Медведев – совсем молодой человек, Путин – тоже не старичок. Какой смысл сидеть на котле? Да, он пока еще холодный. Но какой смысл сидеть на нем и завинчивать-завинчивать-завинчивать? Зачем? Это возможно, как мне кажется, в нескольких случаях. Первый случай, вы одержимы манией величия, у вас есть наполеоновские планы, вы искренне верите (хотя бы вы один), никто больше кроме вас не верит, но вы лично искренне верите, что вы способны преобразовать Россию. Мне кажется, что…

М.КОРОЛЕВА: И вы точно знаете, как надо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, и вы знаете, как надо, и вы способны, и так далее, и так далее. Мне кажется, что такой манией величия ни Путин, ни Медведев, все-таки, не страдают.

Ответ 2, очень популярный среди…

М.КОРОЛЕВА: Можно я вам потом возражу на ответ 1?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Давайте. Ну ладно, давайте я тогда сначала перечислю.

М.КОРОЛЕВА: Давайте, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ответ 2 крайне популярный среди демшизы. Если они уйдут, то их разорвут, вытащат на суд, будут судить, казнить, столкнут с лобного крыльца. Ну, это до такой степени бред, что это даже как-то трудно опровергнуть, так много опровержений. Кто разорвал, столкнул с крыльца Кучму, Шеварднадзе? Кто отдал под суд Лужкова? Кто позволил хоть пальцу упасть с головы Ельцина, Горбачева? Надо иметь в виду, что Ельцин лично ненавидел Горбачева.

М.КОРОЛЕВА: Знаете, ну, может быть, если вы пребываете в Кремле (не живете там, но пребываете), может быть, вот эти тени подсказывают вам, как там все это происходило когда-то на этих ступенях.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: 500 лет назад.

М.КОРОЛЕВА: Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Но зачем же думать про 500 лет назад, когда перед вами гораздо более свежие примеры? Люди уходят, никто их пальцем не трогает. Наконец, я уверен, что любая вменяемая оппозиция первым бы приняла закон о полной неприкосновенности чад, домочадцев, кошек, собак и так далее. Это ответ №2.

Ответ №3, почему человек не уходит. Династию хочет создать как Алиев, как Назарбаев, как Каримов, там, и так далее. Как Лукашенко. Насколько я понимаю, планов передать престол своим дочерям или зятьям у Путина нет, следовательно, этот ответ тоже не годится. Поэтому причины, по которым стоит после 11 лет правления держаться за власть, непонятны. Может быть и следующий ответ: а кому отдать-то? Совершенно правильно, сегодня некому. Но кто мешает создать такую атмосферу, при которой появится несколько вменяемых крупных политиков? Они всегда есть в любой стране. Это могут быть губернаторы, министры, ну просто какие-то крупные вменяемые политики. С тем, чтобы как в нормальной стране передавать власть, просто перебрасывать ее от одних к другим и снять, по крайней мере, наиболее острые политические проблемы.

М.КОРОЛЕВА: Эка чего вы захватили. Леонид Радзиховский, журналист, его особое мнение. Через несколько минут мы снова в студии.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЕВА: И сегодня это особое мнение Леонида Радзиховского, все средства связи при нас – уже даже не буду напоминать, все вы знаете. И номер SMS, и видеотрансляция на сайте, и кардиограмма эфира, и @vyzvon в твиттере – все это есть. Так я вам обещала возразить на ваш пункт 1, да? Вот, вы там говорили про манию величия, что ее, вроде бы, нет, так с чего бы. Ну вот, а как вы прокомментируете слова Дмитрия Медведева в Давосе о том, что взрыв в Домодедово произошел из-за того, чтобы его (Медведева) остановить от поездки в Давос?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, это странное заявление, должен сказать откровенно. Я плохо себе представляю, о чем думал Дмитрий Анатольевич, когда это говорил. То есть он представляет себе человека, который готов умереть ради того, чтобы Медведев не поехал в Давос. Действительно, это должен быть довольно странный человек.

М.КОРОЛЕВА: Ну, не только сам умереть, а положить еще довольно много народу.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не, минуточку. Для террориста положить других, это не большая проблема. А, вот, умереть самому ради того, чтобы Медведев не поехал в Давос, это своеобразное представление о себе, Медведеве и террористе. Действительно, это в некотором смысле смахивает на манию величия, но это, все-таки, мания величия такая, я бы сказал, домашнего изготовления. Это не мания политического величия, это, если угодно, мания личного, административного, но не политического.

Понимаете, политическое величие – это когда человек, действительно, искренне считает: а) «я знаю», б) «я могу». Поскольку за 3,5 года пребывания у власти… Ладно уж, отбросим вариант «я могу», возьмем хотя бы «я знаю». Вот, за 3,5 года что я знаю, что делать-то?

М.КОРОЛЕВА: Ну, подождите. Вот, может быть, теперь и последует. Вот вам начало.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: После того как приехал в Давос? Но в Давосе он этого не сказал. Во всяком случае, в Давосе он эту тайну сохранил.

Не знаю, Марин. Я исхожу из того, что Путин за 11 лет на галерах не показал способности обгонять крейсера и, по-моему, сам это понимает. Например, титаническая задача обогнать Португалию по ВВП на душу населения осталась ровно в том же виде, в каком была много лет назад, когда ее сформулировали. Ну и так далее. Понимаете, на самом деле, если вы обычный человек, не бог, не царь и не герой, на галерах вы пашете или на мягкой постели лежите, но если текут годы и вы не можете изменить ни политическую, ни экономическую ситуацию… Пусть вы не пашете как раб на галерах, но что-то вы делаете, при этом реально ничего не происходит, и вы должны все время придумывать объяснения для народа, почему опять этого не произошло и опять обещать-обещать-обещать. То есть вести себя как тот студент, который вечно не выучил урок, вечно не подготовился к сессии. Зачем добровольно продолжать учение в этом институте, где сессию вы сдать все равно не можете? Тем более, что деньги у вас есть, ничего вам не угрожает. Непонятно.

М.КОРОЛЕВА: Подождите. Ну, с другой стороны, у них-то все в порядке. Совершаются многомиллиардные сделки, люди ездят по всему миру, заключают какие-то договоры, которые касаются нефти, газа, труб и так далее. Вот, кстати, задает наш слушатель вопрос из Петербурга: «Вот, Медведев и Путин – они понимают, что они не справляются?» Может быть, вот это некая аберрация такая зрения там наверху происходит, человек не понимает, что все не так хорошо, как ему кажется?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, чтобы понимать, есть 2 простых способа. Способ первый – это смотреть данные ЦСУ и всяких там институтов, которые проводят сравнения России с другими странами. Просто когда вы от своих холуев в телевизоре и не в телевизоре переходите к простым цифрам, вы видите, что по цифрам, ну вот как ни крути, два плюс два шесть никак не получается. Ну, максимум, что ваши холуи телевизионные и не телевизионные могут вам натянуть, это два плюс два равняется 4,2. Но уже 4,15 трудно, а 6 никак. А задача на 6. Значит, это первое.

Второе. Бывают более тяжелые способы убедиться, что не получается. О них один известный политический деятель сказал: «Кулак судьбы открыл ему глаза». Вот вам теракт – это тот самый кулак судьбы, который вдруг рассказывает, что замечательно отчитываются все чиновники, и, вот, бац, и вот тебе отчет.

Поэтому я думаю, что опять же как нормальные вменяемые люди, кроме того, я думаю, все-таки, люди не глупые, они прекрасно понимают, что получается, что не получается. А то, что вы говорите, все прекрасно, так оно и будет прекрасно. Еще раз повторяю: у кого из бывших руководителей СНГ, СССР стало плохо? Да, там Маркоса посадили, Пиночета чуть было не посадили, еще там… Причем тут Пиночет, причем тут Маркос? Почему надо сравнивать себя с Маркосом, с Пиночетом? Надо сравнивать себя со своими дорогими коллегами – Кучма, Ельцин, Горбачев. Ближе к нашей деревне будет. Лучинский, кстати, был такой президент Молдавии, Воронин, президент Молдавии. Что страшного с ними случилось?

Между тем, сын Воронина, как я читал, один из богатейших предпринимателей Молдавии. Неужели так вот без протекции папы своим умом дошел?

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот, только не при власти. А власти хочется, значит.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я еще раз повторяю: если ты так много лет во власти и кроме сплошных разочарований и необходимости постоянно объяснять людям, что будет завтра, враги мешают, подождите, окружены… Что за счастье нести все это?

Я работал в избирательном штабе несколько лет назад у одного очень симпатичного человека и очень плохого политика. Не буду его называть, не хочу обижать человека, но нетрудно догадаться кто это, это один из лидеров либералов – это было, когда еще были выборы. И, вот, сидим мы в этом избирательном штабе, а ему завтра идти на интервью. И, вот, мы сидим, и такой мозговой штурм. «Если тебя спросят то, ты будешь говорить это. А если он, а если ты…» Я смотрю на него и думаю: «Зачем? Молодой, красивый, богатый, здоровый. На кой черт тебе изображать из себя неудачного студента? Ты же знаешь. Ну, выберут тебя в Думу, ну, будет у тебя вот такусенькая фракция из двух человек. Нафига тебе это надо?» Переходя от этого неудавшегося политика, хотя способного, красивого, бодрого человека, к удавшимся лидерам. Ну, 11 лет у власти. Ну и?

М.КОРОЛЕВА: Ну, очевидно, потому, Леня, вы не президент, а были только в избирательном штабе, что не понимаете.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Наверное. Только поэтому. Это единственная причина, я думаю. Еще раз повторяю, я понимаю Назарбаева, Каримова, Алиева – они создают династию, у человека есть инстинкт создания царской династии. Понимаю. Но в России династию создать невозможно.

М.КОРОЛЕВА: Ну, династии бывают разные. Можно, в конце концов, передавать до бесконечности только своим и считать это династией.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, это династией никто не считает. Вот, отдайте-ка свое имущество близкому другу и скажите, что оно ваше. Он очень удивится.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. Вот, Ленин (так уж случилось), ему не пришлось уходить, он вовремя успел умереть. Но с тех пор вот так и лежит в Мавзолее. Тут очередное обострение случилось по этому поводу накануне очередной годовщины смерти Ленина. Вдруг «Единая Россия» высказалась. Потом, правда, оказалось, что не «Единая Россия», а только отдельный депутат Мединский. Вот, вынести тело Ленина из Мавзолея. Сайт создали, стали собирать подписи и так далее. На вас какое впечатление произвела эта история, в очередной раз?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, сама по себе история никакого. Жалкий копеечный маразм. А в целом, действительно, интересно. Я просто представил себе 2 интересные вещи. Я думаю, что Ленин бы жутко хохотал, если бы узнал об этих вещах. А он был человек, уж точно исключительно умный – не просто умный, а феноменально умный и просек бы их, конечно, мгновенно и гораздо глубже, чем это могу я просечь. Но даже я просек 2 симпатичные вещи.

Значит, что такое кукла, которая валяется в Мавзолее? Ничто, пшик. Вытащить эту куклу, оставить эту куклу… Какое имеет значение, где лежит эта Барби, так?

М.КОРОЛЕВА: Ну, здрасьте! Это для кого-то символ, огромный символ.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ни для кого. Этих фанатов-коммунистов давно нету. Если сегодня пару сумасшедших прибежит, то один из них будет изображать из себя Галкина, а другой Урганта, понимаете? Ленина уже никто изображать не будет. Не в этом дело.

Казалось бы, простая кукла, надувная кукла. Вот, как был анекдот про субботник, когда Ленин говорит Троцкому: «Где наше надувное бревно?» Вот надувная кукла. Но заметьте, какова фантастическая сила символа, даже такого. Ведь, вся власть господина Зюганова в его партии держится на этой надувной кукле. Потому что если сегодня Ленина бы вынесли из Мавзолея, то мгновенно…

М.КОРОЛЕВА: Ну и что бы случилось с Зюгановым?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И политическая капитализация господина Зюганова стремительно идет к нулю. Ведь, он живет и бренд его существует как коммунистический исключительно в кредит за счет того, что он опирается виртуально на эту куклу. Ему бы сразу сказали: «Чего ж ты стоишь, Геннадий Андреевич, если даже свой символ, на который ты молишься и клянешься, ты сохранить и спасти не можешь? Почему мы коммунистическая партия? Почему ты, второй символ, тоже такая же мумия годами мумифицированно возглавляешь партию?»

М.КОРОЛЕВА: Поскольку у нас мало времени, вторая интересная вещь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вторая еще интереснее. Вот, вы вынесли Ленина из Мавзолея. Смотрите, как гениально устроен Мавзолей. Ведь, Ленин – это ключ, который открывает эту шкатулку. На Мавзолее надпись «Ленин». Пока в ней лежит кукла, надпись оправдана. Куклу вынесли. Почему на Мавзолее надпись «Ленин»? Что? Призрак Ленина, что ли?

М.КОРОЛЕВА: Ну, сотрите.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: «Сотрите». Отлично. После того как вы стерли, возникает следующий вопрос: «А что это за странное здание тут стоит?» Пока это была надпись «Ленин»...

М.КОРОЛЕВА: Ну, будет трибуна. Боже ты мой, какие проблемы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ничего подобного. Понимаете, вот, сила символа такова, что его не отдерешь от камня.

М.КОРОЛЕВА: Ну, будет торговый центр с подземной стоянкой.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не будет, не будет. Этот символ, каменный символ, который намного прочнее куклы, построен так, что его от куклы не отдерешь. А снести каменный символ? Прекрасно. И за ним сразу, за этим каменным символом, за его необъятными плечами целое кладбище. И тогда получается открытое кладбище на Красной площади. Или вы хотите превратить ее в кладбище, или надо выносить все могилы и на год-другой-третий вся страна будет заниматься вот этим. Такова сила нематериального символа. Понимаете, что интересно? Материальная сила нематериального символа. По-моему, крайне любопытно.

М.КОРОЛЕВА: Леонид Радзиховский. Но окончание нашей переписки о коллективной душе России, видимо, уже на сайте «Эха Москвы». Спасибо, Леня, всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире