'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 января 2011, 19:08

Н.АСАДОВА: 19 часов и 8 минут в Москве, это передача «Особое мнение», у микрофона Нагиз Асадова, и мой гость сегодня журналист Максим Шевченко, здравствуйте, Максим.

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте.



(Голосование закончено в 19:45)



Н.АСАДОВА: Напомню телефон для смс +7-985-97-45-45. Присылайте свои вопросы Максиму или комментарии по ходу эфира. Также напомню, что на сайте echo.msk.ru идет видеотрансляция нашего разговора, и вы можете поучаствовать в  кардиограмме эфира. Заходите на сайт, видите баннер с портретом Максима Шевченко, там написано: «Голосуйте за слова». Если вам импонирует то, что говорит Максим Шевченко, отвечая на мои слова, то вы голосуете за них. Если вам не нравится, то вы голосуете против них. Таким образом, вы участвуете в формировании кардиограммы эфира. Мы приступим к нашему разговору. Более 80 вопросов вам пришло сегодня на сайт, и все они касаются теракта в «Домодедово». Безусловно, это тема недели, к сожалению, такая печальная, я понимаю наших слушателей, почему они обращаются именно к вам. Дело в том, что Максим Шевченко является не только журналистом, но также руководителем рабочей группы в Общественной Палате, это группа по развитию общественного диалога институтов гражданского общества на Кавказе. То есть, Максим, вы, как мало кто, часто ездите на Кавказ, знаете проблемы регионов, соответственно, вопросы к вам по этому поводу. Их пришло огромное количество, как я уже сказала, я их разделила на какие-то подгруппы и сформулировала для вас следующим образом. Первое, вас спрашивают вот что: последняя версия теракта, которую сообщила следственная оперативная группа журналистам. Первая версия: к организации теракта причастны выходцы из бандподполья, базирующегося в Дагестане. Вторая версия…

М.ШЕВЧЕНКО: Долго думали, чтобы сформулировать эту глубокую, оригинальную, свежую мысль. Какие, наверно, длительные оперативные мероприятия привели к появлению на свет этой версии.

Н.АСАДОВА: Я не склонна насмехаться над нашей следственно-оперативной группой. Вторая версия: подозревают в причастности к теракту участников так называемого нагайского джамаата. И третья версия выдвинута, что к теракту в аэропорту причастны члены незаконных вооруженных формирований, имеющих устойчивую финансовую подпитку из-за рубежа. Три версии. Две из них связаны как-то с кавказским регионом. Вторая непонятна, что значит «из-за рубежа», мне это непонятно. Наши слушатели вас спрашивают, почему наши спецслужбы всегда обвиняют Кавказ, а конкретно Чечню, Дагестан и Ингушетию, когда происходит теракт. Обосновано ли это, с вашей точки зрения?

М.ШЕВЧЕНКО: Во-первых, если уж мы голосуем за слова, а не за смысл и не за связки какие-то смысловые, то будем внимательны к словам. Спецслужбы не обвиняют ни Кавказ, ни Ингушетию, ни Дагестан. Спецслужбы обвиняют представителей бандподполья, представителей сектантских радикальных групп, которые базируются на территории Северного Кавказа, которые являются частью Российской Федерации. Мне кажется, что вот эта вот аберрация слов, подмена, когда мы, говоря о проблемах, с которыми сталкиваются граждане Российской Федерации, проживающие на Кавказе… Допустим, сегодня в Хасавюрте прогремел взрыв порядка 30 килограмм тротила. Четыре человека, по-моему, убиты, несколько ранено. Ну это для нас какой-то фон проходной. А представляете, в центре Москвы, у какого-нибудь кафе, не дай Бог.

Н.АСАДОВА: Представляем, в том-то и дело, что представляем.

М.ШЕВЧЕНКО: 30 килограмм тротила – не представляете, могу сказать сразу. 30 килограмм тротила – это мощная авиационная бомба. Дело не в этом. Дело в том, что жители Северного Кавказа – кавказцы этнические, русские, армяне, все, кто проживает в этом интернациональном регионе, — являются первыми объектами атак террористов. Первыми объектами атак тех, кто закладывает бомбы, взрывает и убивает. Поэтому сама по себе постановка вопроса, что обвиняют Кавказ или какие-то республики Северного Кавказа, кажется не просто ошибочной, а безумно провокационной.

Н.АСАДОВА: Выходцев с Кавказа.

М.ШЕВЧЕНКО: Виталий Юрьевич, кажется, какой-то был обвинен в том, что он взорвал себя в аэропорту, правильно? С украинской фамилией, напомните фамилию, пожалуйста. 78-го года рождения.

Н.АСАДОВА: Это одна из версий. Виталий Раздобутько…

М.ШЕВЧЕНКО: Виталий Юрьевич Раздобутько.

Н.АСАДОВА: Он считается из нагайского джамаата.

М.ШЕВЧЕНКО: Голову которого сначала принимали за голову араба, потом принимали за голову кавказца, потом выяснилось, что он из нагайского джамаата, но Виталий Юрьевич, при всем при этом.

Н.АСАДОВА: А потом пришли к выводу, что надо дождаться генетической экспертизы.

М.ШЕВЧЕНКО: Отсюда вывод, что этнической принадлежности это безумие не имеет.

Н.АСАДОВА: Я сейчас говорю не об этнической принадлежности. Об исламистах с Кавказа речь.

М.ШЕВЧЕНКО: А почему обвиняют (неразб.) Почему на Кавказе? Потому что в 94 году, в декабре президент Ельцин и его министр обороны Грачев двинули армию на Чеченскую республику, находившуюся в составе Российской Федерации, и приняли решение о штурме одного из российских городов, населенного как чеченцами, так и русскими, и людьми других национальностей, с применением тяжелого вооружения и тяжелой штурмовой авиации. Это и породило причины этого безумия, с которым сегодня сталкивается Россия. Преступники, которые породили терроризм в современной России – это те, кто отдал когда-то приказ о применении вооруженной силы, армии против своих же граждан на своей территории.

Н.АСАДОВА: То есть, вы считаете, что главная причина того, что сейчас происходит на Кавказе – это первая и вторая чеченские кампании, вторая, между прочим, с Путиным…

М.ШЕВЧЕНКО: Не вторая, а первая. А вторая чеченская кампания, я напомню, возникла в ситуации, когда группы вооруженных, скажем так… группы этих басаевских и хоттабовских ребят вторглись на территорию Дагестана с целью поднять вооруженное восстание по всему Кавказу. Вот что такое вторая война. Давайте начнем все-таки отсчет декабрем 94-го года, именно эта дата и является началом прихода терроризма в нашу страну. Причем двери этому терроризму открыл Кремль, это важно понимать.

Н.АСАДОВА: О федеральной политике на Кавказе и о том, какие последствия она имеет сегодня, мы будем говорить через минуту новостей и рекламы, вернее, через минуту рекламы, с Максимом Шевченко. Никуда не уходите.

РЕКЛАМА Н.АСАДОВА: 19 часов и 16 минут в Москве, у микрофона Наргиз Асадова, мы продолжаем разговор с журналистом Максимом Шевченко. Я бы даже сказала, по другому вас представила бы сегодня, не как журналиста, а как руководителя рабочей группы по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе. Говорим мы, конечно же, про взрыв в «Домодедово», про теракты и про федеральную политику на Кавказе, которая, видимо, каким-то неправильным образом ведется, раз там есть такие настроения, есть исламистские группировки, которые устраивают теракты не только в Дагестане, в Ингушетии и так далее, но и в столице Российской Федерации.

М.ШЕВЧЕНКО: Они есть не там, они есть здесь. Эти группировки радикальные есть по всей территории России, и базируются они, не с Кавказа приезжают туда, а находятся здесь. Я вообще считаю, что радикалы все одним миром мазаны. Недаром на сайтах кавказских боевиков очень любят восхвалять неонацистские группировки и группировки скинов. Подчеркиваю, что там, как они говорят, действуют эти, там действуют эти. Очень восхваляли вот эту дальневосточную группу, которая погибла летом, которая с милицией воевала. Причем они хвалят тех, кто занимает активную кавказофобскую позицию. Понимаю, что у них есть общность интересов. Я считаю, что вот это акцентирование только на Кавказе абсолютно неверно, федеральная политика ошибочная. Не только на Кавказе, но и в Москве, потому что это в Москве вице-спикер Государственной думы позволяет себе разделять граждан Российской Федерации по этническому и национальному признаку. Я Жириновского имею в виду, когда он выступал в программе Соловьева, что привело к закрытию фракции ЛДПР почти во всех кавказских регионах, между прочим. Потому что люди там возмущены тем, что Москва…

Н.АСАДОВА: Люди или власти?

М.ШЕВЧЕНКО: Люди. А вы считаете, что люди к Жириновскому относятся хорошо после этих его высказываний, что власть – плохо, Рамзан Кадыров – плохо, а чеченцы приветствуют Жириновского после того, как он называет республики, Ингушетию и так далее, причиной всех бед?

Н.АСАДОВА: Мне кажется, что люди, народы в едином порыве не могут разделять одну и ту же  точку зрения. Кажется, я не видела ни одного народа, который считает так же, как Рамзан Кадыров, или как руководитель другой республики.

М.ШЕВЧЕНКО: У кавказских народов есть, как у народов, не очень больших по своей численности, хотя чеченцев около двух миллионов, например, есть такое явление, как совокупное общественное мнение. Вот у них-то общественное мнение есть. Они как раз обсуждают между собой многие вопросы и принимают решения. Вот я вас уверяю, что по поводу Манежной площади, по поводу выступления Жириновского и так далее, есть консолидированное мнение, даже у тех людей, которые могут быть недовольны Рамзаном Кадыров, Енусбеком Евкуровым. По этому вопросе все консолидированы. Причем русские, которые там живут, тоже консолидированы. Вот вы говорите – проблемы Кавказа. Мы, сидя в Москве, умозрительно к этому относимся. В Москве группы интеллигентов, неизвестно, какой национальности и неизвестно, какой этнической принадлежности, выдумывающие, что они русские или еще какие-то там, заполняют Интернет и медийное пространство таким шорохом, шумом, и рассказывают нам о своих личных фобиях, выдавая это за взгляды русского народа.

Н.АСАДОВА: Давайте тогда на них не будем отвлекаться, поговорим о серьезных вещах.

М.ШЕВЧЕНКО: Это все связано с кавказской политикой. Политика не может делаться только на Кавказе, она будет делаться в Москве, в Екатеринбурге, в Санкт-Петербурге, во всех крупных городах. Пока у нас существует де-факто проговариваемая, в том числе в едином пространстве, сегрегация, пока мы подчеркиваем этническую принадлежность одного убийцы, говорим, что Егора Свиридова убил кавказец… мы не говорим, какой национальности люди, которые зарезали семью крымских татар в Кущевке. И потому ли он убил Егора Свиридова, что он кавказец? И потому ли они зарезали семью крымских татар, что это татары, а они определенной национальности, русские, например? Наргиз, это связанные вещи, проблемы Кавказа нельзя решить только на одном Кавказе.

Н.АСАДОВА: Я согласна с вами, я хочу просто немножечко более конкретно об этом поговорить. Поговорим об общегосударственной российской политике. У нас в эфире выступал бывший президент Ингушетии Руслан Аушев, он тоже сказал, как и вы, что причина – это первая чеченская война, и что мы пожинаем последствия. Но с тех прошло уже практически десять лет. Вот за десять лет, на ваш взгляд, какие ошибки допустила федеральная власть, неважно, кто ее возглавлял, что ситуация пришла к тому, что мы сейчас имеем?

М.ШЕВЧЕНКО: Первая ошибка федеральной власти в том, что все проблемы Кавказа решаются только силовыми способами. Если в Чеченскую республику присылают ОМОН из Владивостока, с Чукотки и с Камчатки, то складывается ощущение, что эти люди туда едут просто зарабатывать деньги, в выгодную командировку. Потому что даже привезти омоновца из Владивостока для того, чтобы он постоял на абсолютно безопасном блокпосту в Чеченской республике, где больше не происходит никаких боестолкновений, но почему-то находится огромная группировка на Ханкале, которая пожирает огромные деньги и которая полностью отрезана от жизни на территории Российской Федерации, то возникают вопросы. Сами чеченцы и жители Чеченской республики говорят, что это марсиане. Как фильм «Девятый район», Ханкала напоминает такие… точнее, «Визитеры», был такой сериал… такие инопланетяне прилетели, они не ходят на мероприятия, которые проводят граждане Российской Федерации за пределами их заборов, не общаются с местным населением практически, солдат не выпускают в города. Такое ощущение, что это не российская армия стоит на российской территории, что это какая-то оккупационная группировка по типу американской в Афганистане, которая стоит на чужой территории. Это первая ошибка федеральной власти, потому что никакими посылками вот этих вот марсиан в российской военной форме на Кавказ проблему не решить. Если бы в конце концов сами чеченцы не взялись бы за наведение порядка в Чеченской республике, там до сих пор были бы дымящиеся развалины городов, по которым ходили бы обезумевшие люди с оружием. Сегодня Чеченская республика – это один из самых динамично развивающихся регионов России, где строятся больницы, школы, дороги, где стоят новые дома, где чистые города, и Грозный сегодня напоминает европейский город больше, чем какой-либо другой город России. Вторая ошибка в том, что в некоторых регионах Кавказа власть, скажем так… до недавнего времени, до появления Хлопонина и СКФО, что является выдающимся событием, наконец-то был сделан политический шаг, который давно надо было сделать… представители местных элит, входящих в местные политические структуры, напрямую контактировали с Кремлем и с финансовыми органами Кремля по вопросам получения бюджетных дотаций.

Н.АСАДОВА: Вы хотите сказать, что сейчас все так устроено, что Рамзан Кадыров не обращается напрямую в Кремль, а обращается к Хлопонину для того, чтобы получить финансирование?

М.ШЕВЧЕНКО: Чеченская республика находится в эксклюзивной ситуации, потому что тот, кто не был в 96-ом году в Грозном, тот просто не может понять, о чем идет речь, когда он видит современный Грозный. А в 99-ом году, после начала второй войны, когда глубинные бомбы бросали на город, которые машины огромные как пушинки уносили в стороны…

Н.АСАДОВА: Я просто на свой вопрос ответ хотела получить, то есть, Рамзан Кадыров напрямую обращается…

М.ШЕВЧЕНКО: Это была марсианская территория, поэтому Чеченская республика выделяется из всего остального пространства Северного Кавказа. Если мы смогли превратить прекрасный довоенный Грозный, который был городом сталинской архитектуры, просто в лунный пейзаж, то значит, должны давать какие-то деньги на восстановление всего дела. Тем более, что там они, по крайней мере, эффективно тратятся. Не меньшие деньги, поверьте, даются или давались другим республикам. Но там совсем другая ситуация. Там безобразные дороги, там обветшалый жилой фонд, там закрываются школы. В Чечне открываются новые школы.

Н.АСАДОВА: И тот факт, что эти республики, я не знаю, какие конкретно вы имеете в виду…

М.ШЕВЧЕНКО: Давайте возьмем Ставропольский край. В Ставропольском крае произошло массовое убийство еще одно, по кущевскому типу, семья криминального авторитета была убита целиком и полностью. Это нормальный факт для Ставропольского края. Терроризм имеет не кавказские корни, он имеет политические корни. Колыбель этого терроризма не в том, что есть Кавказ и есть ислам, а в том, что в 94-ом году политические преступники двинули армию для уничтожения собственного народа, граждан Российской Федерации. В этом и было первое зерно, из которого пророс жуткий терроризм. Выросло молодое поколение, которое за 15 лет ничего не видело, кроме войны, насилия, убийств и террора.

Н.АСАДОВА: Еще вас спрашивают наши слушатели, чего добиваются террористы. Вот сегодня. Раньше это были сепаратисты, сейчас никто не добивается отделения…

М.ШЕВЧЕНКО: Еще как добиваются. (неразб.) Дело в том, что это их альтернативный проект, и  (неразб.), среди руководителей которого тоже есть раскол по этому вопросу, потому что там их часть, как я понимаю, изучая их сайты и ту полемику, которая там ведется, против этой практики шахидизма, не шахидизма, а самоубийц, смертников. Они считают, что, допустим, надо атаковать силовые структуры, политические структуры, на территории Дагестана, например. Говорят, что между Гаджидадаевым и Вагаповым была просто непримиримая ситуация, потому что часть дагестанских «лесных» совершенно не были готовы к тому, что женщины будут себя взрывать и что будут находиться люди типа Вагапова, которые будут открыто готовить смертников. Дело в том, что там тоже есть свои сектантские группировки, надо понимать, что среди «лесных» на территории Дагестана процентов 70 людей, не побоюсь этого слова, оказались там по социально-политическим мотивам, тут вы совершенно правы. Социально-политические мотивы – это произвол правоохранительных структур, это невозможность нормально заниматься бизнесом, это невозможность избегать коррупции, это какие-то личные обиды. Но среди оппозиции есть и сектантские группы. Там активно проповедовалась идеология, которая является, по сути, антиисламской. Если человек себя убьет, станет шахидом, то, дескать, он сразу попадает в рай. Это легко опровергается мусульманскими богословами. Если бы пророк на самом деле такой ислам создавал, то уже в битве при Ухуде, в которой мусульмане потерпели поражение от кришитов, он бы не увел их на склон горы, сказав «Не ввязывайтесь в бой», хотя и Али, и другие рвались в бой. В бой, в котором был убит Хамза, один из его сподвижников ближайших. А он сказал – там стойте, хотя его вызывали на бой те кришиты, которые их победили там. И в битве у Урва то же самое, он не послал их в бой – пойдите, умрите, и будете в раю. Если бы он это сделал, то про ислам никто бы ничего не знал. Совсем другая была постановка. Эти сектанты, которые проповедуют среди молодежи вот эту самоубийственную смерть, они требуют серьезного богословского ответа. И третья проблема вот этого бедствия: никакие российские мусульманские богословы не дают ответа и не вступают в богословскую полемику с их идеологами. На писания Саида Бурятского, которые были в Интернете и которые очень талантливы по форме, он парень был с хорошим образованием, которые совершенно безумны по идеям, это чистая проповедь религиозного самоубийства, ни один муфтий, ни один богослов российский не дал серьезного ответа. У нас вообще отсутствует богословская полемика в исламе, единственный регион, не подумайте, что я так нахваливаю, где реально ведется богословская дискуссия, — это Чеченская республика. Потому что все остальные, на самом деле, ведь у нас почему нет богословской дискуссии? Не потому, что нету богословов… ну, наверно, об этом после перерыва.

Н.АСАДОВА: Да, давайте после перерыва продолжим разговор с Максимом Шевченко. Прервемся на рекламу и новости.

НОВОСТИ

Н.АСАДОВА: 19.33 в Москве, в студии Максим Шевченко и Наргиз Асадова, мы продолжаем говорить о ситуации на Кавказе. Напомню телефон для смс +7-985-970-45-45. На сайте вы можете принять участие в кардиограмме эфира, голосуйте за слова, поддержите или не поддержите то, что говорит Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Я хочу сразу уточнить и буду уточнять всегда: это не ситуация на Кавказе, это ситуация в Российской Федерации в целом, потому что (неразб.) А как же в Москве, потому что ситуация на Кавказе неотделима от ситуации в Москве, поймите мою мысль. Нельзя решить проблемы Кавказа…

Н.АСАДОВА: Мы все это очень хорошо уже почувствовали. Я хочу напомнить вопрос, который я вам задала перед рекламой и новостями: чего добиваются террористы? Никто не взял до сих пор на себя ответственность за теракт. Обычно все-таки террористы, это показательные какие-то действия. Это месть или что?

М.ШЕВЧЕНКО: Часть из них решает свои психологические проблемы.

Н.АСАДОВА: Это причина, а не цель.

М.ШЕВЧЕНКО: Они ведут, как они считают, войну с неверными, с лицемерами, и так далее. Я даже не хочу их обсуждать, потому что эти люди безумны в основной свое массе. Тот человек, который взорвал себя во Владикавказе, он, говорят, был наркоманом. Он вообще был человеком с неустойчивой психикой.

Н.АСАДОВА: То есть, у них нету цели, просто вот социальное неравенство…

М.ШЕВЧЕНКО: У тех, кто себя взрывает, (неразб.). Я бы говорил не о них, а о тех, кто ими управляет. Они себя не взрывают как раз. Саид Бурятский себя тоже не взрывал, хотя очень сильно проповедовал, и Доку Умаров не был замечен в желании себя взорвать. Дело не в этом. Они проповедуют создание некоего халифата, как они говорят, на территории Северного Кавказа, восстановление там ислама, причем те мечети, которые строятся в республиках Северного Кавказа, новые, современные мечети, им не нравятся. Им нужно, чтобы власть была у них.

Н.АСАДОВА: А причем тут Москва? Я не могу понять никак связи. Зачем взрывать аэропорт в Москве для того, чтобы не строили мечети на Кавказе?

М.ШЕВЧЕНКО: Не существует Кавказ отдельно, Россия вся, целиком. Они ведут войну с режимом, который они видят единым. Они видят, что режим един в Махачкале, в Москве, в Грозном, и так далее, как им кажется. Поэтому для них нет этой разницы, нет этой границы. Для нас этой границы тоже быть не должно, потому что те, кто вводит эту границу здесь, в Москве, «Кавказ отдельно, а мы отдельно», те на самом деле являются скрытыми пособниками террористов. Потому что именно этого они и добиваются, именно это является их конечной целью. Когда Борис Немцов говорит о том, что Кавказ – это Палестина, то я могу сказать, что он является прямым пособником Доку Умарова в этом своем заявлении.

Н.АСАДОВА: А вам не кажутся события похожими?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, не кажутся, потому что в Палестине живут люди, лишенные гражданских прав, а на Кавказе нет ни одного человека, который был бы лишен российского паспорта и не обладал бы всей полнотой гражданских прав. В Палестине живут люди, которых выгнали в сегрегационное гетто и лишили их родины. На Кавказе люди живут на своей родной земле, и никто их оттуда на изгоняет. Сталин изгнал, по потом их вернули, в 50-е годы. Это сравнение не только абсурдно, но и преступно по своей сути.

Н.АСАДОВА: У меня есть еще несколько вопросов. В частности, кто должен понести наказание за то, что не обеспечили должную безопасность в аэропорте «Домодедово»? Президент Медведев недавно выступил и сказал, что он подписал перечень поручений по вопросам обеспечения транспортной безопасности. Он поручил правительству до 15 февраля рассмотреть вопрос об ответственности должностных лиц. Увольнение, например, должностных лиц как-то решит ситуацию?

М.ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что от такого теракта вообще защититься нельзя. Я считаю, что все это – просто формальная свистопляска, и кто-то решает свои номенклатурные проблемы. Я считаю, что от террориста-смертника, который решил себя взорвать, нет защиты. Он бы взорвал не в «Домодедово», так на железнодорожном вокзале, не там, так на улице, в кино, где угодно. Везде ведь не поставишь рамки, уловители гексогена. Надо работать…

Н.АСАДОВА: В других государствах это удается лучше, скажем так. Не на сто процентов, но лучше.

М.ШЕВЧЕНКО: В каких, например? Что вы рассказываете сказки, где это?

Н.АСАДОВА: В государствах Западной Европы количество терактов, если мы посмотрим каждый год, существенно меньше, чем в России. Все, конечно, вспомнят, что в Испании был теракт, в Лондоне… Скажите, сколько терактов в год происходит во Франции?

М.ШЕВЧЕНКО: Вы что хотите доказать мне? Что там лучше, чем здесь?

Н.АСАДОВА: Я хочу сказать, что там эффективнее.

М.ШЕВЧЕНКО: Я вас уверяю, что если бы какой-нибудь Лион или Каркасон штурмовала бы французская армия, снося его с лица земли авиацией и тяжелой артиллерией, то гасконцы точно так же взрывали бы себя в Париже, как взрывают кавказцы. Потому что просто на территории Европы со времен войны не было истребления своего населения. Кроме Югославии, конечно, на которую Западная Европа смотрела с таким интересом. На территории Российской Федерации, начиная с 91-го года, идет массовый геноцид народонаселения бывшего Советского Союза.

Н.АСАДОВА: А сейчас он продолжается?

М.ШЕВЧЕНКО: Сейчас идет восстановление того, что случилось в 90-е годы.

Н.АСАДОВА: А почему же теракты происходят каждый год?

М.ШЕВЧЕНКО: Теракты происходят и там, и здесь, потому что распад Советского Союза – это величайшая геополитическая и человеческая катастрофа 20-го века. Она не могла завершиться ничем иным.

Н.АСАДОВА: Вы считаете, этот процесс продолжается, и…

М.ШЕВЧЕНКО: Слушайте, Наргиз, вы азербайджанка?

Н.АСАДОВА: Нет.

М.ШЕВЧЕНКО: А кто вы по национальности?

Н.АСАДОВА: Я – человек мира.

М.ШЕВЧЕНКО: Так я вам рассказываю, что, допустим, на границе Армении и Азербайджана миллионы людей стали беженцами, сотни тысяч армян бежали из Азербайджана в Армению…

Н.АСАДОВА: А я хочу поговорить о проблемах России, государства, в котором мы с вами живем, гражданами которого мы являемся.

М.ШЕВЧЕНКО: Миллион азербайджанцев был вынужден бежать из Азербайджана в Армению. Это не проблема Азербайджана и Армении, это вы придумали…

Н.АСАДОВА: Когда последний раз был теракт в Азербайджане?

М.ШЕВЧЕНКО: Эти люди не хотели выходить из Советского Союза, их вынудили. Мерзавцы, которые подписали в Москве эти соглашения, поставили перед фактом жителей Узбекистана, Таджикистана, Кавказа, Армении, отдав их на откуп местным политиканам.

Н.АСАДОВА: Тем не менее, я не помню, когда в Азербайджане последний раз был теракт, а в России – по пять-шесть раз в год. И с каждым годом все ужаснее и ужаснее.

М.ШЕВЧЕНКО: Вы просто не в курсе, Наргиз, вы человек мира, вы не знаете. На границе Карабаха идут постоянные боевые действия, постоянно гибнут люди, просто нам об этом не сообщают.

Н.АСАДОВА: Я про теракты не слышу. Я знаю, что бывают перестрелки. Я ни разу еще не слышала, чтобы взорвали аэропорт в Баку.

М.ШЕВЧЕНКО: Между прочим, вопрос, где базируются террористы, которые идут на территорию Российской Федерации, где их корни, и где находится их база…

Н.АСАДОВА: Я хочу понять, что нужно сделать, чтобы в России, в государстве, в котором я живу и гражданкой которого я являюсь, чтобы не было терактов.

М.ШЕВЧЕНКО: Нужно судить преступников, разваливших Советский Союз. Нужно назвать вещи своими именами. Все, кто совершал военные преступления в 90-е годы, с любой стороны, с федеральной стороны, со стороны боевиков, должны понести наказание. Те омоновцы, которые фотографировались со связками мужских, женских, детских ушей, нанизанных на веревочки, должны быть найдены, посажены на скамью подсудимых и осуждены.

Н.АСАДОВА: И теракты закончатся?

М.ШЕВЧЕНКО: Когда молодые люди увидят справедливость, то у носителей сектантской радикальной идеологии будет меньше поводов вербовать их в свои ряды. Потому что пока молодые люди видят очень мало позитивных примеров. Пока они видят, что те люди, которые убивали граждан Российской Федерации в больших количествах, создавали фильтрационные лагеря, зачистки делали, не понесли практически никакого наказания. Полковник Буданов, многократно контуженный, офицер, которого фактически заставили быть убийцей, он почему-то наказан, а политики, которые принимали это решение, ходят у нас тут в оппозиционных. И митингуют, и рассказывают нам, как надо обустроить Россию. Где вы были в 95 году, ребята? И какая ваша позиция была, когда вы были вице-премьерами этой страны? И как вы голосовали за бюджеты, выделяемые на истребление ваших граждан? Теперь отвечайте, платите по счетам. Надо работать теперь. Одним движением эту проблему не решить, с молодежью надо работать, как на Кавказе, так и в Москве.

Н.АСАДОВА: Кто должен работать с молодежью?

М.ШЕВЧЕНКО: Манежка – это обратная сторона того, что происходит на Кавказе. А Кавказ – это обратная сторона того, что здесь творят на Манежной площади. Это стороны одной медали. Мы должны работать, мы с вами, например. Допустим, журналисты не должны подчеркивать этническую принадлежность убийцы. Если он, конечно, не убил по этническим мотивам, а такое редко бывает. Журналисты не должны отделять Кавказ от остальной части Российской Федерации. Журналисты должны иметь соображение и совесть, понимая, что события в Москве неотделимы от событий в любой другой части нашей страны. Конечно, должна быть общественная позиция по таким высказываниям, которые позволяет себе Жириновский или Немцов.

Н.АСАДОВА: Вы ничего не сказали по поводу политики федеральных властей на Кавказе.

М.ШЕВЧЕНКО: Достаточно посмотреть на территорию Чеченской республики, к чему приводит позитивная политика.

Н.АСАДОВА: Передача наша, к сожалению, подошла к концу. У нас в эфире был журналист Максим Шевченко, с вами была Наргиз Асадова, всего доброго, до свидания.

Комментарии

260

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

29 января 2011 | 13:50

Бесправные палестинцы и их "правозащитник"

"Когда Борис Немцов говорит о том, что Кавказ - это Палестина, то я могу сказать, что он является прямым пособником Доку Умарова ...". Ну не бред ли это?

-А вам не кажутся события похожими? -

"Нет, не кажутся, потому что в Палестине живут люди, лишенные гражданских прав, а на Кавказе нет ни одного человека, который был бы лишен российского паспорта и не обладал бы всей полнотой гражданских прав".И т.д. в том же демагогическом ключе.

По поводу обладания "молоткастого-серпастого" и "всей полнотой гражданских прав", то создается впечатления, что в голове М.Шевченко, без лести преданного апологета путинизма, засели крепко усвоенныые и уже давно осточертевшие стереотипы и штампы передовиц "Правды". О какой полноте гражданских прав может идти речь в полицейском авторитарном государстве, где попраны все конституционные права?
Об экономической ситуации на российском Кавказе можно и не заикаться.


29 января 2011 | 18:04

"Бесправные" палестинцы.

"В Палестине живут люди, которых загнали в сегрегационное гетто и лишили их родины".

Чистейшая ложь. Палестинцы живут на собственной территории, даже признанной некоторыми странами как государство, имеют ими же избранное правительство и имеют куда больше гражданских прав и свобод, чем население России, в т.ч. и и Кавказа. А то, что Израиль не признает это государство, и отделился от него каменной стеной, то как может быть иначе, если власти ПА не признают существование Израиля и находятся с ним в состоянии террористической войны, а хамасовцы вообще ставят своей целью его уничтожение.

И еще по поводу "бесправного" положения палестинцев. С учетом международной помощи, составляющей 30% ВНП, этот показатель на душу населения составляет 3380 долларов,- правда, солидная доля его расхищается, но это общая беда развивающихся стран - что намного выше, чем в таких арабских странах как Египет, Сирия, Иордания. Например, про такое "солидное" государство, как Египет, сообщается, что 40% его населения живет на 2доллара в день.
Показателем качества и уровня жизни палестинцев является продолжительность жизни - 73,4 года - одна из самых высоких в арабском мире. К тому же грамотность населения ПА - 92,4% такая как в Сингапуре - одной из самых высокоразвитых стран мира. Показатель высшего образования палестинцев = один из самых высоких в мире. А некоторые из них даже умудряются получить ВО, отбывая наказание в израильских тюрьмах. "Бесправные"палестинские "беженцы" намного грамотнее, богаче и здоровее, чем "полноправные" граждане Египта, Сирии, Иордании ряда др. стран, в т.ч. и многих "граждан" России, особенно жителей Северного Кавказа.


29 января 2011 | 15:28

по Кавказу
Максим путается так, что неудобно его слушать!


29 января 2011 | 15:54

Не знаю где был Шевченко в 90-95 годы но то что творилось в Чечне в то время иначе как махновщиной не назовешь. Никакой власти, вся Чечня поделена на сектора, во главе каждого авторитеты позже которые стали полевыми командирами, грабеж, похищения людей, бандитизм, на территориях республик Северного Кавказа, полный беспредел в торговле, бизнесе на территории Москвы. Сегодня которые сидят в Москве чеченцы это именно те кто перебрался на этой волне туда. Часть из них конечно тоже те которые бежали от своих же так как те и им не давали покоя. Помню картину. Едет поезд фирменный "Дагестан" Моска-Махачкала, "Баку", "Харьков" через территорию Чечни и как только пересекается граница Чечни с обеих сторон несутся легковые автомашины, Камазы, трактора с прицепами, свои люди рвут стоп-краны, поезд останавливается, и начинается грабеж пассажиров. Как в лучшие времена Махно. И это к сожалению это быль. И никто, повторяю никто не мог за это спросить со структур, властей Чечни! Вот что было. И это всего лишь маленький эпизод который повторялся каждый день до ввода войск РФ. Конечно М.Шевченко говорит то что есть сегодня, но некоторые вещи явно передергивает не в ту сторону.


29 января 2011 | 16:27

Где вы были в 95 году, ребята?
«а политики, которые принимали это решение, ходят у нас тут в оппозиционных. И митингуют, и рассказывают нам, как надо обустроить Россию. Где вы были в 95 году, ребята?»
…Немцов открыто возражал против войны в Чечне. В 1996 году Борис Немцов фактически организовал массовое движение за прекращение военных действий в Чечне. В январе 1996 года собрал миллион подписей нижегородцев против чеченской войны и вручил этот миллион Ельцину…
Это о том, где были те, которые «ходят у нас тут» - и это вы прекрасно знаете…
А теперь пока никто не видит положите рядом фотографии свою и тех, кторые «ходят у нас тут» внимательно-внимательно вглядитесь и медленно-медленно произнесите …правая рука теплая и тяжелая … левая рука теплая и тяжелая и … успокойтесь… в легких случаях это помогает.


avtomobilist 29 января 2011 | 22:07

"Я – человек мира." Хорошая травка на ЭХО!!!
А почему не дитя мира?


gregory1958 30 января 2011 | 07:50

Сколько на свете живу
Сколько на свете живу,не слышал и не видел такой наглости,чтобы у человека в прямом эфире спросили,какой он национальности. Да это шариковщина какая-то, или на российских общественных деятелей элементарные общечеловеческие правила этики не распространяются?


point3d 30 января 2011 | 08:50

Какой трусишка, даже смешно.
Ельцина на счет Чечни без проблем обругал, а вот когда спросили на счет Путина и Чечни, быстренько спратял голову в песок заикаться стал сразу больше.


30 января 2011 | 11:08

Шевченко сам себе противоречит.

Разделяя природу кавказского и исламского (палестинского) террора - вряд ли это делается из-за некомпетентности - он просто сознательно искажает факты, т.е. откровенно лжет по своему обыкновению. По-моему, это очевидно: при некоторых несущественных различиях, природа одна и та же - исламский экстремизм, взращенный одноименным фундаментализмом. Управляемые фатховской администрацией, палестинцы Западного Берега практически прекратили террористическую деятельность, тогда как хамасовцы Газы, хотя после хорошей вздрючки немного утихомирились,- в основном, благодаря мерам безопасности - но далеко не усмирились. Объяснение простое: хамас - это исчадие иранского религиозного фундаментализма, оттуда же на поддержание террора огромные материальные вливания, в то время как фатх - не столь радикальная, хотя и в прошлом, террористическая организация, очевидно, под давлением Запада и при его существенной материальной поддержке взяла более умеренный курс. Видимо, хотя и не из моральных побуждений и даже не из здравомыслия, а корысти ради, но все же постепенно приходят к осознанию элементарной идеи, что нет иной альтернативы разрешения территориальных споров, кроме мирных переговоров. Такой подход не устраивает исламских экстремистов - у них свое "специфическое" видение и свои цели - и надо быть слепым, или прикидываться таковым, чтобы их недооценивать.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире