'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 10 декабря 2010, 17:08

С. БУНТМАН – Добрый вечер. «Особое мнение». Сегодня Артемий Троицкий. Артем, добрый вечер.

А. ТРОИЦКИЙ — Привет.

(Голосование закончено в 17:43)



С. БУНТМАН – Он машет. Он хорошо работал с документами, поэтому начинаем с одного вопроса. Скажите, — спрашивает в Интернете некий наш неизвестный друг, потому что там вопросы у Троицкого, он над ними работает, — какой музыкальный стиль вам напоминает российская политика?

А. ТРОИЦКИЙ — Вопрос сформулирован так: если бы российскую политику можно было сравнить с музыкой, то на какое направление она похожа? Конечно же она похожа на попсу.

С. БУНТМАН – Я так и знал.

А. ТРОИЦКИЙ — А что тут скажешь. Это трюизм, банально, но это так. К сожалению, так. То есть сходство на самом деле разительное. То есть такое удивительное.

С. БУНТМАН – А попсу по музыке или по организации процесса?

А. ТРОИЦКИЙ — По всему. Это бездарные исполнители, это вороватые продюсеры, это все под фанеру, все фальшиво. И естественно все прет через телевидение. То есть какой аспект ни взять, что попсы, что нашей политики – все одно и то же. Более того, я лично не считаю попсу музыкой в полном смысле этого слова. Это некий аудиопродукт, инструмент наживы путем всяческих лирико-ритмических комбинаций.

С. БУНТМАН – Именно попсу, а не то, что называется поп-музыка.

А. ТРОИЦКИЙ — Попсу. Которая вот этими признаками обладает.

Конечно нашу российскую попсу. Точно также я могу сказать, что как мне представляется, в нашей стране реальной политики тоже нет. Как бы там ни называли телепередачи. Потому что настоящая политика это все-таки настоящая конкуренция и это всегда борьба каких-то идей. Конкуренции у нас естественно нет, борьбы идей у нас в принципе быть не может, поскольку основной носитель политики это абсолютно безыдейная масса под названием администрация, «Единая Россия».

С. БУНТМАН – Еще главный признак – какую девушку захочет, такую и раскрутит.

А. ТРОИЦКИЙ — Да. Могут раскрутить очень быстро. Необязательно девушку, это могут быть и люди с бородкой.

С. БУНТМАН – Вообще девушку в принципе.

А. ТРОИЦКИЙ — И в принципе то, и то и другое это один сплошной корпоратив. Так что попса и политика близнецы-братья.

С. БУНТМАН – На корпоратив иногда приглашают достойных людей, особенно на закате карьеры.

А. ТРОИЦКИЙ — Пригласили Герхарда Шредера, по-моему, на наш корпоративчик, равно как и Элтона Джона. Но Элтона Джона приглашают чаще.

С. БУНТМАН – У нас идет кардиограмма, можете кликать и относиться каждую минуту по-новому или по-старому к тем словам, которые Артем произносит. А не вообще к совокупной личности Артемия Троицкого. Так действует у нас кардиограмма. Мы сейчас перейдем к тому, что произошло. Городской Химкинский суд снял все обвинения с Михаила Бекетова и такая естественная вещь кажется, о, сенсация.

А. ТРОИЦКИЙ — Я думаю, что это не сенсация, я думаю, это было ожидаемо. Потому что когда инвалида полумертвого Бекетова месяц назад приговорили к штрафу, это выглядело особым цинизмом и совершеннейшим надругательством. Так что тут ничего сенсационного нет. Другое дело, что это мелочь, это самое начало. И если уж вспомнить о такой субстанции как совесть и справедливость, то немедленно должно начаться уголовное дело в отношении мэра Химок Стрельченко и по поводу Бекетова и по поводу Фетисова и по поводу многого другого, в чем господин Стрельченко прямо или опосредованно, но участвовал. Как, по крайней мере, знающие люди утверждают. Скорее всего, я думаю, что так оно и произойдет.

С. БУНТМАН – По той логике, если клеветы нет, то есть нет состава преступления в словах или в том, что писал Бекетов, значит надо заниматься тем, о чем он писал.

А. ТРОИЦКИЙ — Значит надо.

С. БУНТМАН – Вообще надо бы определение суда почитать.

А. ТРОИЦКИЙ — Великий почин, в принципе положен. Я имею в виду Лужкова. Но в принципе я так думаю, я в свое время исчезновение Лужкова предсказал в программе «Особое мнение» еще где-то за полгода до того, как это случилось, и даже обозвал его «хромой уткой». Вот сейчас я могу сказать, что Бориса Громова ожидает точно такая же участь. И дружок его Стрельченко, мэр Химок будет как раз одним из таких грузил, которые начальника всея Московской области уведут ко дну. И, слава богу. Это будет очень правильно.

С. БУНТМАН – Тем временем трассу, судя по всему, будут строить по тому маршруту, по которому она и намечалась.

А. ТРОИЦКИЙ — Опять же для меня это неудивительно. То есть когда у нас отгремели все эти истории на Пушкинской площади и так далее, познакомились мы с Женей Чириковой, прошли с ней некий этап недолгого пути. И на прощание я Чириковой сказал: Женя, ты имей в виду, что никакой победы нет, это даже не временная победа. Это просто передышка. Дали передышку. И что эти ребята за это дело возьмутся, и они все равно они это будут докручивать. И то, что эта трасса пойдет и пойдет именно таким образом, для меня, в общем, это было абсолютно предсказуемо, потому что достаточно знать, кто стоит за строительством этой трассы. Насколько я понимаю основной, как называется бенефициарий…

С. БУНТМАН – Наверное.

А. ТРОИЦКИЙ — То есть человек, который…

С. БУНТМАН – Выгодоприобретатель.

А. ТРОИЦКИЙ — …готовится особо пышно это дело отметить в свое время. Это такой Аркадий Ротенберг, скромный тренер по дзюдо, тренирующий последние 30 лет в качестве спарринг-партнера я так понимаю личного приятеля известно кого – Путина Владимира Владимировича. Так что против такого скромного тренера восточных единоборств я думаю никаким экологам, никаким даже и более важным шишкам, конечно же, далеко пройти не удастся.

С. БУНТМАН – Артем, тут еще одна вещь. Выстраивается некая схема. Что президент Медведев некие вещи приостанавливает, будь то закон об ФСБ, поправки к закону, будь то Химкинский лес и трассу, будь то закон о полиции, закон о шествиях. Приостанавливает, некоторое время проходит, пар уходит, и несколько поправочек косметических и все подписывается и принимается. Выстраивается схема некоторая.

А. ТРОИЦКИЙ — Я думаю, что очень может быть, что так оно все и есть.

С. БУНТМАН – Тоже достаточно попсовая.

А. ТРОИЦКИЙ — Это попсово, это фанерно, это тоже предсказуемо. Не надо быть большим Сурковым, чтобы такую тактику придумать. Ну что, хороший мент, плохой мент, но в данном случае если мы все-таки вернемся к конкретике Химкинского леса, то тут есть один пункт, за который надо биться и я считаю, что и Чирикова и все эти ребята должны, собственно говоря, этим сейчас и заниматься. Заниматься тем, чтобы пошла эта трасса, но не было бы всех этих газончиков вокруг этой трассы. Потому что основная прибыль естественно идет…

С. БУНТМАН – Газончики это все инсталляции.

А. ТРОИЦКИЙ — Я имею в виду автосалоны, мебельные какие-то громады, элитное жилье, гостиницы и прочее.

С. БУНТМАН – То, что есть вокруг Ленинградки.

А. ТРОИЦКИЙ — Да, если просто будет в одну сторону 4 полосы, 4 полосы в другую сторону, а справа, слева стоят березки и дубки, то ничего хорошего в этом нет, потому что все-таки это рана по лесу, но, тем не менее, это не апокалипсис еще, это не смертельно. Но если пойдут эти метастазы в виде каких-то Трех китов, Грандов, Тойот, Фольксвагенов и прочее, прочее, вот это уже будет конец лесу. Но это как раз то, на что, собственно говоря, и был изначально расчет. То есть получить задаром очень дорогие земли в ближайшем Подмосковье и освоить их как следует.

С. БУНТМАН – Насколько я понимаю, еще достаточно давно сужали просеку, и была такая отступательная идея у всех компаний, провести ее через лес, но только дорогу. То есть за это надо биться.

А. ТРОИЦКИЙ — За это надо биться и я думаю, в том числе за это надо биться, взяв в союзники этих самых французов. Которым Медведев и объявил и которые какие-то то ли подрядчики, то ли соинвесторы по этому проекту. Потому что у французов все-таки управа имеется. И французское экологическое сообщество не в пример мощнее нашего экологического сообщества. Я так думаю, что нужно с французами вступить в альянс и просто-напросто добиваться того, чтобы на самом деле, пусть это будет просто дорога. Точка. Без всей этой элитной помойки по обочинам.

С. БУНТМАН – Если ты следил, какие битвы происходят за любую дорогу в той же Франции. Может быть, они думали проскочить в другой стране. То есть надо показать, что это почти Франция.

А. ТРОИЦКИЙ — Надо показать, то Россия это, в конце концов, цивилизованная страна, в которой имеется и гражданское общество и в которой слово «экология» для кого-то что-то значит.

С. БУНТМАН – Звучит страшно для многих компаний. Теперь сегодня 10 декабря и неожиданно для российского посольства выяснилось, что в этот день вдруг придумали вручать премии мира. Простите, то ли елки, то ли еще чего у наших дипломатических представителей, они никак не смогут сегодня придти на церемонию, посвященную присуждению премии. Самого-то не будет лауреата Лю Сяобо. Не смогли придти, а все на них кричат, что они приспешники Китая и вообще душители демократии. Как-то нехорошо выходит.

А. ТРОИЦКИЙ — На самом деле эта история абсолютно понятная и предсказуемая. Разумеется, нет у посла в Норвегии никаких елок, более того, я абсолютно уверен в том, что у посла РФ в Норвегии скорее всего вообще имеется два рабочих дня в году. Один – какой-нибудь главный российский праздник, скажем, в июне и прием по этому поводу в посольстве России.

С. БУНТМАН – День рождения короля, наверное, еще.

А. ТРОИЦКИЙ — Может быть, если он отмечает с членами дипкорпуса. И соответственно еще одна главная дата в году – вручение Нобелевской премии мира. Больше нашему послу в Норвегии в принципе делать нечего. Все остальное сделают нефтяные компании и службы внешней разведки. И то, что его не будет на вручении Нобелевской премии мира это смешно, это шито белыми нитками и прочее, прочее. Очередной случай очевидного лицемерия. Сказали бы тогда честно: мы считаем, что это для Китая оскорбительно, а поскольку Китай это наш могущественный восточный сосед, то мы не хотим…

С. БУНТМАН – Участвовать в церемонии, которая оскорбляет наших друзей.

А. ТРОИЦКИЙ — Да. А пошли какие-то лицемерные эти мидовские отговорки, типа ничего не знаем, знать не хотим. Это смешно. И это кстати самое мелкое и самое невинное из тех вещей, которые обрушивает Викиликс. Вот я бы очень хотел, Сереж, чтобы о Викиликсе мы сегодня поговорили.

С. БУНТМАН – Да, тем более есть у нас продолжение истории. Арестовали Ассанжа. Предъявляются ему обвинения, речь идет о том, выдавать его шведам или не выдавать. Товарищ Гейтс, министр обороны прыгает на одной ножке, судя по всему, выпивает за это дело. У нас сдержанно. Вообще это продолжение истории, как тебе?

А. ТРОИЦКИЙ — По поводу Гейтса, мне была бы интереснее реакция другого Гейтса – Билла, а также Уоррена Баффета, и прочих таких просвещенных олигархов. Что они думают по поводу Викиликса. Они молчат. И это молчание ягнят кое о чем говорит. Но я думаю, что рано или поздно они должны будут взять или ту или другую сторону.

С. БУНТМАН – О чем это говорит?

А. ТРОИЦКИЙ — Это говорит о том, что с одной стороны идеологически и технологически они, конечно же, должны быть на стороне Ассанжа. Но корпоративно и цивилизационно естественно они должны быть на стороне государственной машины. Вся эта история с Викиликсом, на мой взгляд, это самое важное, что произошло в мире за последние 10 лет. Стащили башни-близнецы в сентябре 2001 года, с тех пор, в общем-то, ничего реально важного не происходило.

С. БУНТМАН – Сближая эти два события, не сближаешь ли ты, как делают некоторые товарищи Бен Ладена и Ассанжа.

А. ТРОИЦКИЙ — Нет, абсолютно события разной природы и если Бен Ладен это кромешный мрак, то Ассанж напротив это яркий свет в конце туннеля или где-то еще. Я читаю кстати наши комментарии по поводу того, что это какой-то заговор, кем-то инспирировано, подстроено и так далее. Наши мелкотравчатые политики очень любят об этом говорить. И еще более мелкотравчатые политологи, они судят по себе. То есть они не могут себе представить, что есть какие-то люди, которые могут совершать какие-то грандиозные поступки из чисто альтруистических соображений. Более того, из идейных соображений. То есть они считают, что если в этом нет выгоды, бабок, карьерного роста, на фиг это надо. Так вот Джулиан Ассанж на самом деле абсолютнейший идеалист. Закрыли ему счет в швейцарском банке, о чем было с помпой объявлено, оказывается, что непосильными своими трудами за всю свою жизнь накопил этот Ассанж 31 тысячу евро. То есть ему закрыли счет в швейцарском банке на 31 тысячу евро. Такой инструмент мировой закулисы.

С. БУНТМАН – Но не все бескорыстные люди. Меня всегда такой вопрос интересовал. Не все же бескорыстные люди чисты и замечательны, не все делают правое дело. Робеспьер рубитель голов он был действительно неподкупный, как его правильно называли. Но что наделал во имя.

А. ТРОИЦКИЙ — Да, естественно, имеется масса таких примеров. Я ничего не знаю об Ассанже лично, не знаком, не состоял с ним ни в идеологической, ни в интимной, ни  в какой другой близости. Но то, что он делает правое дело, для меня это абсолютно очевидно, более того, это правое дело с перспективой на ближайшие десятилетия. Что на самом деле такое вот этот самый Викиликс. На самом деле это народная война.

С. БУНТМАН – Против чего, Артем?

А. ТРОИЦКИЙ — Как в главном хите 41-го года пели: идет война народная, священная война. Против чего – понятно. Имеются огромные гигантские государственные машины, которые работают во всем мире, будь то Америка, Китай, Россия. На всех полюсах. Все эти машины, естественно, построены на контроле, отчасти в большей или меньшей степени на насилии, подавлении, лжи, дипломатии и алчности. Алчности, алчности, алчности. Имеются вот эти машины. Это то, что в принципе можно назвать на популярном молодежном и кинематографическом жаргоне словом «матрица». Вот есть эта матрица, она конечно не монолитная, она одна в Америке, другая в другой стране, третья в третьей. Но, тем не менее, есть вот эта матрица. Лицемерная, манипулирующая, алчная, прочее, прочее. И эта война против этой самой матрицы. Причем это действительно народная война, почему я сказал, потому что эти хакеры на самом деле это есть пролетариат 21 века. Это и есть народ. Вот сейчас их вроде бы 5 тысяч, в принципе их…

С. БУНТМАН – Они не совсем хакеры. Это в основном сливы, они же не ломают.

А. ТРОИЦКИЙ — Это только начало, Сережа. Вот сейчас их 5 тысяч, и это именно хакеров. Я не говорю о сержанте Мэннинге, я говорю о тех, кто пошел, кто ломанулся в этот пролом, устроенный Ассанжем и Викиликсом. Сейчас их 5 тысяч, скоро их будет 10, потом 30, 40, 100 и так далее. То есть весь этот современный айтишный пролетариат, на самом деле если у людей есть сознание, он, собственно говоря, пойдет такой реальной войной на эту матрицу. То есть то, что говорили информационные войны, до сих пор вот это действительно были мелкие сливы. Там какие-то телепередачи, какие-то статьи в газетах. Вот это будет настоящая информационная война глобальная. И поле битвы, собственно говоря, оно уже обозначено.

С. БУНТМАН – А может быть на этих матрицах, на части матриц, на правилах, которые существуют, тех же дипломатических переговоров, ведение войны, может быть, на этом держится не то что порядок, а хрупкая западная, вообще вся наша цивилизация.

А. ТРОИЦКИЙ — Абсолютно точно, Сережа.

С. БУНТМАН – Большевики тоже с таким порывом, вот все, сейчас, мир хижинам, война дворцам, а что вышло.

А. ТРОИЦКИЙ — Я об этом тоже думал. Уверен, что и Ассанж тоже над этим головку ломал. Действительно в этой матрице заложен весь генофонд современной западной, отчасти и восточной цивилизации. Почему пошли на нее в атаку. Я так понимаю, что для того чтобы избавить эту матрицу от некоторых особо одиозных, гнусных ее частей. Как то: контроль, насилие, лицемерие и двойные стандарты и тройные бухгалтерии, как то всяческая нечестность в корпоративной жизни и прочее, прочее. То есть это война за очищение этой матрицы, и соответственно какую-то корректировку этого самого мирового порядка. Потому что естественно, «до основания, а затем» – да, это не сработает.

С. БУНТМАН – Но вот мы остановимся здесь и будем вычищать имена, например, как с Афганистаном, будем делать то, се, пятое, десятое, здесь ограничители, может пойти такая лавина, которая не будет остановима. Артемий, вы анархист, — пишет Константин?

А. ТРОИЦКИЙ — Да, конечно.

С. БУНТМАН – Я хочу напомнить о кардиограмме, которая очень позитивна сейчас. Голосуйте, выражайте свое мнение.

А. ТРОИЦКИЙ — Да, разумеется, Сережа. Давай продолжим. По поводу вариантов и альтернатив, то, на что рассчитывает Ассанж и прочее, это то, что матрица прогнется, очистится и мир станет более добрым, честным, прозрачным и справедливым.

С. БУНТМАН – Совсем дурак? Он глупый, наивный.

А. ТРОИЦКИЙ — Послушай, будьте реалистами и требуйте невозможного – Эрнесто Че Гевара. Точка. Никто лучше его об этом не сказал и не скажет. Соответственно второй вариант это напротив, что матрица ожесточится, ощерится, и станет еще хуже. Но таким образом станет как бы более цельной и более по-своему честной, то есть она избавится от всех этих демократических бонусов, от всего этого политкорректного лицемерия и так далее, и предстанет во всем своем зверином оскале. И это абсолютно то, что сейчас происходит. Потому что то, что делают с Ассанжем и Викиликсом сейчас, это не имеет никакого отношения к свободе и демократии и так называемым западным ценностям. То есть это чистый совок, даже хуже, это сталинщина. Это чистая сталинщина, уничтожение. Под любыми предлогами, то есть сфабриковали пареньку дело, по анекдотичности сильно выигрывающее даже у дела Ходорковского. Там две шведские девушки, то есть если следовать тут по принципу прецедентного права, на меня бы несколько сотен девушек могли бы подать судебное заявление…

С. БУНТМАН – Надеюсь, что да.

А. ТРОИЦКИЙ — Точно такого же плана. И что мне теперь, в тюрьму садиться. Значит, соответственно обрубили платежи, обрубили все карты, арестовали счета и прочее. То есть это нарушение прав человека от и до. На 360 градусов. Вот вам пожалуйста, западная демократия. Когда ее как следует попробовали разворошить палкой. Но это самое начало. Я повторяю. Пока что восставших не так много, но я уверен, что это будет разрастаться и действительно мало не покажется никаким министерствам обороны, КГБ, интерполам и всем…

С. БУНТМАН – Россия.

А. ТРОИЦКИЙ — А главное – корпорациям. Для России это дело особенно важно. Потому что из всех матриц наша самая запущенная, самая грязная, самая гнусная, самая непрозрачная.

С. БУНТМАН – …И паршивая, но самая паршивая.

А. ТРОИЦКИЙ — Самая. Я патриот.

С. БУНТМАН – Мы не мелочимся.

А. ТРОИЦКИЙ — То есть такой вони, лжи и лицемерия, как у нас я думаю, пожалуй, что нет нигде. Поэтому с нашей матрицей бороться это самое правильное. Естественно, Ассанжа в первую очередь интересует Америка. Для него жупел это Америка. Россия там проходит где-то по периферии. Но тут есть огромная проблема. Потому что наши потенциальные Ассанжи я боюсь, что, скажем, есть этот Навальный, и тот в Америке живет. Кстати, большой ему привет и солидарность. С парнем не знаком, но очень ценю то, что он делает, и надеюсь, еще будет продолжать делать. Но у нас я себе…

С. БУНТМАН – Сейчас поехали проверки того, что он делал, когда у Никиты Белых работал.

А. ТРОИЦКИЙ — Разумеется, это само собой. Я думаю, что тоже пару девушек обязательно найдут.

С. БУНТМАН – Нет, там тоже отечественный вариант. Там коррупция. Он принуждал подрядчиков на невыгодные контракты.

А. ТРОИЦКИЙ — И тоже без презерватива. Отлично.

С. БУНТМАН – Он парень здоровый такой. С громким голосом.

А. ТРОИЦКИЙ — Тем более что парень здоровый. Я себе представляю, скажем нашего хакера. Имеется Ассанж или Брэдли Мэннинг, они попали, вскрыли пентагоновские, госдеповские и так далее. Естественно, они сказали: вау, у них отвисла челюсть. И они тут же бросились это дело предавать гласности. Представляю себе нашего хакера, какого-то российского компьютерного гения, который взломал переписку Путина и Абрамовича. Или какого-то Тимченко и Ротенберга. Опять же: вау, опять же отвисает челюсть, поскольку ходят миллиардные откаты вправо, влево, прочее, прочее. О чем думает наш человек? Он думает о том, кому бы это дело запродать как следует. На Западе у него никто это не купит. Ну может быть какая-нибудь газета предложит тысяч 50 долларов за сенсационный материал для одной статьи. Financial Times. Но это же не те деньги, у него есть подружка, а подружка уже чувствует, что она будет скоро носить Прадо и ездить в Бентли и соответственно он выходит на фигурантов всего этого дела. Естественно, парня тут же закатывают в асфальт вместе с подружкой. И все. И трагический конец, потому что естественно, эту мафию простой русский хакер не обведет и денег с нее никогда не получит. Тем не менее, я призываю всех российских хакеров: взламывайте «Газпром», «Роснефть», всех этих наших гостеневых воротил и выкладывайте…

С. БУНТМАН – Бумага придет за призывы, Троицкий.

А. ТРОИЦКИЙ — А я только за честность, прозрачность.

С. БУНТМАН – Я резко отмежевываюсь, слабенько так…

А. ТРОИЦКИЙ — Я за модернизацию, я за честную экономику, я за привлечение иностранных…

С. БУНТМАН – За инновацию.

А. ТРОИЦКИЙ — За инновацию и привлечение иностранных инвестиций на прозрачной основе. Для этого надо вскрыть все институции, о которых я говорил. И выложить это немедленно. Опаньки.

С. БУНТМАН – Что это даст? Выкладывай, ни выкладывай.

А. ТРОИЦКИЙ — А вот это интересно. Это мы и посмотрим.

С. БУНТМАН – У нас выкладывай, ни выкладывай, обнародуй, не обнародуй, все будет также. Пока начальство не скажет, что должно быть по-другому. И все пойдет по-другому.

А. ТРОИЦКИЙ — Но, Сереж, я конечно понимаю, что житейская мудрость подсказывает ответы, подобные твоему. Но все-таки иногда в нашей истории бывало чуточку не так. Мне очень хочется верить, что все-таки история идет хоть и по спирали, но постепенно закручивающейся вверх спирали и в 21 веке может быть наше общество, наши люди, наш народ все-таки окажутся достойными того времени, в котором они живут. И тех героев типа кстати этого Ассанжа, которые как Данко вытаскивает у себя органы и идут вперед.

С. БУНТМАН – Я тоже надеюсь, что что-то разумное и гражданское будет, но вообще-то прав был Пушкин, когда говорил, цитируя мадам де Сталь, что у нас форма правления — самодержавие, ограниченное удавкой. Сто лет терпят, а потом все разносится к едрене фене и образуется новая какая-то штука, которая всех раздавливает. К сожалению, чаще всего у нас так и бывает. Я могу подумать, что…

А. ТРОИЦКИЙ — А вдруг разнесет, да не раздавит, Сереж. Я за то, чтобы так случилось.

С. БУНТМАН – Каждый раз так думают и каждый раз раздавливает. Но мы-то уж построим честное государство, думали большевики. Думали в 1991 году.

А. ТРОИЦКИЙ — После этого ничего и не делать что ли. Это скучно. Мы я думаю, все-таки дождемся того, что и в нашей стране будет солнышко светить.

С. БУНТМАН – Это уж точно. Скажи мне, пожалуйста, 8 декабря ты его остро переживал 30 лет назад?

А. ТРОИЦКИЙ — Да, очень остро.

С. БУНТМАН – Я имею в виду убийство Джона.

А. ТРОИЦКИЙ — Да, переживал это дело остро, меня не было в Москве. Был в Питере, по-моему, поэтому я не пошел в МГУ на известный митинг, который окончился вязаловым. Да, я кстати специально сегодня очочки одел по этому поводу. Да, я думаю, что таких людей как Леннон очень не хватает, потому что моральных авторитетов нет. Это ужасно, у нас сейчас мир без моральных авторитетов. Нет героев, нет людей, которым веришь безоговорочно и при этом не слепо. Нет таких людей. У нас в стране я считаю имеется единственный моральный авторитет – это Юра Шевчук. Человек, к которому нет претензий.

С. БУНТМАН – В Юру Шевчука как бы ни плевали сейчас, и ни говорили, а он поразительно тихо и спокойно гнет свою линию, абсолютно не замечая этого всего.

А. ТРОИЦКИЙ — В том числе и поэтому он моральный авторитет. Он, а не условно говоря, Эдуард Лимонов. Такой со всеми лающийся и просто комичный в этой своей озлобленности. Потому что Юра в первую очередь он человек добрый, то есть, как всякий настоящий правильный революционер он движим любовью, а не ненавистью, это принципиально важно. Поэтому его любят, поэтому против него даже те, кто его может быть и ненавидит даже как-то не очень удобно высказываться на эту тему.

С. БУНТМАН – Да, он поразительно всю эту ерунду обезоруживает. Поразительное свойство характера и дай ему бог. Дай ему бог здоровья.

А. ТРОИЦКИЙ — У него, кстати, концерт завтра в Москве в Олимпийской деревне для ветеранов чеченской войны. И еще я хотел сказать про группу «Война». Маленький анонсик. 18 декабря на Пушкинской в три часа митинг солидарности с группой «Война». Два человека из которых были арестованы и посажены.

С. БУНТМАН – Да, это мы знаем. У нас уже завершилось «Особое мнение». Всем большое спасибо, кто слушал, смотрел, голосовал и так далее.

Комментарии

206

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

chel_iz_kemerovo 11 декабря 2010 | 20:51

Троицкий как обычно порадовал. Хорошо сказал.


(комментарий скрыт)

14 декабря 2010 | 08:26


qqwwee 04 января 2011 | 12:24

Неслабый ляп прозвучал в выступлении на "Эхе" 26 ноября 2010 г. переквалифицировавшегося в политика великовозрастного мэтра попсы и начинающих порнографов Артемия (собственно, Артема) Кивовича Троицкого. Анализируя недавний казус с выступлением Леонида Парфенова при вручении тому премии тележурналистики, отпрыск "неортодоксального марксиста" Кивы Львовича Майданика, изрек: "Я не думаю, что после этой речи на него посыплются снова какие-то репрессии. Ну, в том числе и потому, что все люди, которые Леню знают, понимают, что у него как у Иосифа Бродского разногласия с властями носят, скорее, эстетический характер". Думается, однако, что далеко не все люди, имевшие счастье познакомится с Парфеновым, подобно Троицкому путают Иосифа Бродского с Андреем Синявским. Действительно, в 1982 г. последним была написана статья "Диссидентство как личный опыт" – по существу его духовная исповедь. Наряду с прочим в ней содержался следующий пассаж: "Если бы мне, допустим, предложили описывать обычную жизнь в обычной реалистической манере, я вообще отказался бы от писательства. И поскольку политика и социальное устройство общества - это не моя специальность, то можно сказать в виде шутки, что у меня с Советской властью вышли в основном эстетические разногласия".
"Эхо" 10 декабря 2010 г., передача "Особое мнение". У микрофона тот же Троицкий, в свое время изрекший " Я великий фэн Че Гевары", втолковывает ведущему Сергею Бунтману: "Послушай, будьте реалистами и требуйте невозможного – Эрнесто Че Гевара. Точка. Никто лучше него об этом не сказал и не скажет". Так и хочется ответить: "Послушайте, Артемий Кивович, а откуда Вы, собственно, взяли, что лозунг, который в мае 1968 г. скандировали, малевали и выцарапывали на стенах всех зданий французской столицы революционные парижские студенты, придумал именно Ваш кумир?" В тысяче сборников цитат команданте, превращенный в футболочный бренд, записан автором знаменитого требования невозможного, но ведь немало любителей задешево прослыть эрудитами ссылаются на непосредственного участника бунтов 1968 г. Жана-Поля Сартра. И тем не менее никому еще не удалось указать кем, где и когда был впервые провозглашен данный - в сущности нахальный - девиз, в исходном варианте звучавший: " Soyez réalistes demandez l'impossible!" Именно эти слова Сартр избрал эпиграфом к основанной им в 1973 г. парижской газете "Libération".

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире